загрузка...

Готовые домашние задания по литературе 10 класс

H. В. ГОГОЛЬ

I.  Причины внутренней полемики Гоголя с Пушкиным кроются как в новой фазе развития литературы, так и в особенностях мировоззрения самого писателя, считавшего святым долгом творческой личности показать человеку его пороки, чтобы, увидев собственное несовершенство, люди стремились изменить себя к лучшему. Идеалы, провозглашенные Пушкиным, оттеняют истинное положение вещей и одновременно являются ориентирами в совершенствовании. Но без обличения и критики, по мнению Гоголя, литература не сможет выполнять функцию преобразователя жизни.

2. Причина непонимания Белинским Гоголя кроется в том, что критик не учитывал особенностей мироощущения писателя. Не принимая во внимание изначально глубокую религиозность автора, Белинский делал неверные выводы о смене взглядов Гоголя. Писатель никогда не был сторонником реформирования жизни извне, через изменение социального строя и т. п., наоборот, он считал, что преобразования следует начинать изнутри, т. е. с личности человека. Основываясь на собственной приверженности к революционно-демократическим идеям, критик видел в «Ревизоре» и «Мертвых душах» не изобличение «пошлости современного человека», а критику политического строя и государственного устройства, а последующие произведения оценил соответственно как отступнические. Вслед за Белинским ошибочно трактовали пафос творчества Гоголя и другие критики, разделяя наследие писателя на две части.

3. Родился Николай Васильевич Гоголь 20 марта (1 апреля) 1809 г. в селе Сорочинцы Полтавской губернии в семье небогатого помещика. Отец Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский (вторая часть фамилии по местечку Яновщина, древнему названию родительского имения) одновременно с управлением собственным поместьем служил при почтамте. Мать, Мария Ивановна, была женщиной доброй и набожной, и во многом религиозность Гоголя берет свои истоки от материнских рассказов на библейские сюжеты. Детство будущего писателя прошло в имении Васильевка Миргородского уезда. В доме существовал культ театра (его поклонником был отец мальчика), и маленький Николай участвовал в постановках, которые ставил Василий Афанасьевич, и в качестве автора, и в качестве актера, и даже в качестве дирижера. Большое влияние на формирование личности мальчика оказала и его бабушка Татьяна Семеновна, рассказы которой об исторических событиях остались в памяти мальчика навсегда. Эти годы обогатили мир будущего писателя фольклором и историческими преданиями Малороссии, которые в последующие годы найдут свое отражение в произведениях Н.В. Гоголя.

В 1818—1819 годах вместе с младшим братом обучался в Полтавском уездном училище. Затем брал уроки у полтавского учителя, проживая у него на квартире. В 1819 г. брат Николая Васильевича умирает.

С 1821 по 1828 гг. мальчик обучается в Нежинской гимназии высших наук. Первые годы обучения юному Гоголю не хватало знаний (его одноклассники имели возможность получить более серьезное домашнее образование), и отношения с другими ребятами не складывались, но впоследствии ситуация изменилась. Здесь осуществляются первые литературные опыты Гоголя (пишет в самых разных жанрах), он занимается также живописью, страстно «заболевает» театром, успешно участвует в гимназических постановках. В гимназический период Гоголь увлекается немецкой философией.

В 1825 г. умирает отец Гоголя. Это событие заставляет юношу быстро взрослеть.

В 1828 г. Гоголь переезжает в Петербург, служит чиновником в Департаменте государственного хозяйства и публичных зданий и в Департаменте уделов (до 1831 г.). В 1829 г. появляется первая публикация Н.В. Гоголя.

4. Основной темой «Вечеров на хуторе близ Диканьки» стало представление Украины как единой духовной общности, истории и православных традиций, в которых порой слышатся отзвуки язычества. На страницах книги любовно, а порой и ностальгически отражается самая сущность народного сознания. Повествование органично строится на фольклорной основе. Автора привлекают яркие и праздничные мгновения жизни, когда душа человека не отягощена будничными заботами, а свободна. Гоголевская же фантастика, которой пересыпаны повести «Вечеров...», вызывала не ужас, а очистительный смех. Множество рассказчиков, с которыми мы встречаемся в книге, объединяются в передаче общности украинской души. Гоголь запечатлел ее в период юношеского взросления своего народа, когда глубокая религиозность ему еще не свойственна и живы пока языческие суеверия. Искушения и соблазны окружают несформировавшуюся душу народа, и по-особому звучит на этом фоне историческая тема.

5. Несмотря на то, что сборник «Миргород» имел подзаголовок «Повести, служащие продолжением «Вечеров на хуторе близ Диканьки», книга эта явилась новым этапом в творчестве Н.В. Гоголя. Автора заботят теперь иные вопросы. Гоголь предчувствует катастрофические последствия влияния буржуазной цивилизации на Россию и, прежде всего, на ее православно-христианские основы, патриархальный уклад жизни («Старосветские помещики»). Соборное единство и вера, по мнению автора, могут спасти народ от духовного оскудения («Тарас Бульба»), а результатом пренебрежения национальными святынями является разгул нечисти («Вий»).

6. Мелочная жизнь «пошлых» людей предстает перед читателем «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». «Достойные мужи» Миргорода — это люди, лишенные духовного содержания и преисполненные дворянской спеси. Власть вещей проявляет себя уже в первых строках повести: «Славная бекеша у Ивана Ивановича! отличнейшая! А какие смушки! Фу ты, пропасть, какие смушки! сизые с морозом!» Да и в дальнейшем оценка героев обывателем, от имени которого ведется повествование, дается через непосредственное указание на вещи, принадлежащие описываемым персонажам: «Прекрасный человек Иван Иванович! Какой у него дом в Миргороде! Вокруг него со всех сторон навес на дубовых столбах, под навесом везде скамейки. /.../ Какие у него яблоки и груши под самыми окнами! /.../ Прекрасный человек Иван Иванович! Он очень любит дыни!» За подробнейшим описанием превосходных вещей Ивана Ивановича самого героя не видно. Высокая оценка его личности основывается на оценке его вещей! Тем ироничнее после таких умиленных восторгов звучит рассказ о «природной доброте» Ивана Ивановича, заставляющей его обойти всех нищих у церкви и поинтересоваться их судьбой, ничего не положив при этом в руку, просящую подаяния. Воодушевленное восхищение рассказчика вызывают явления ничтожные и прозаические: плетень, здание суда или лужа. «Если будете подходить к площади, то, верно, на время остановитесь полюбоваться видом: на ней находится лужа, удивительная лужа! единственная, какую только вам удавалось когда видеть! Она занимает почти всю площадь. Прекрасная лужа!» Такая пафосная форма не сопоставима с содержанием данной «оды», что создает острейший комический эффект. Бытовая насыщенность повести раскрывает бездуховность персонажей. И не случайно все это нагромождение нелепостей заканчивается в финале печальными лирическими раздумьями над жизнью, звучащими как приговор «пошлым людям»: «Скучно на этом свете, господа!»

7. В повести «Портрет», как ни в какой другой, остро стоит проблема враждебности бездуховного мира, где все решает материальная основа, искусству и настоящему творчеству. Даже выдающийся талант может стать разменной монетой в погоне за достатком и благополучием, как и произошло с молодым художником Чартковым, не сумевшем устоять перед соблазном и превратившимся в итоге в «штамповщика» удачных портретов. Всякие попытки выразить душу человека Чартков в скором времени прекращает и пишет то, что от него требуют: «Наконец он добрался, в чем было дело, и уже не затруднялся нисколько. Даже из двух, трех слов смекал вперед, кто чем хотел изобразить себя. Кто хотел Марса, он в лицо совал Марса; кто метил в Байрона, он давал ему байроновское положенье и поворот». Заметим здесь, что Гоголь пишет не «кто кем хотел», а «кто чем хотел», приравнивая обывателей к вещам, прибегая к своему излюбленному приему «овеществления».

Здесь же, во второй части повести, автор поднимает проблему ответственности художника за свои произведения, которые могут не только очищать душу человеческую, но и, в случае попадания художника под демонический соблазн, иметь разрушительную силу. «Чистота души», по Гоголю, должна читаться в произведениях искусства, так как творческая личность видит в минуты вдохновения незримо присутствующий в вещах замысел Господа. Вот почему никак не мог пересилить себя художник, писавший портрет ростовщика и наказанный невозможностью долгое время избавиться от демонических глаз, возникавших под кистью художника, даже когда он расписывал храм ликами святых.       

8. Комедия Н.В. Гоголя «Ревизор» задумывалась автором как дидактическое произведение, целью которого было показать обществу его болезнь и тем самым помочь ему излечиться. Не в разоблачении пороков видел смысл Гоголь, а в изображении пошлого общества, его сознания и призрачности всех его общепринятых ценностей. Всеобщий обман и самообман, а не страх перед ревизором, становятся психологической основой комедии. Автор использует прием взаимного отражения одного характера в других, чтобы еще отчетливее была видна пошлость. Хлестаков в этом смысле и является главным героем, потому что он отражается в других персонажах. Так, например, Городничий в последнем действии комедии начинает фантазировать и хвастаться, как Хлестаков: «... теперь можно большой чин зашибить, потому, что он запанибрата со всеми министрами и во дворец ездит; так поэтому... со временем и в генералы влезешь... ведь почему хочется быть генералом? потому, что случится, поедешь куда-нибудь — фельдъегеря и адъютанты поскачут везде вперед (тут вспоминаются «курьеры, курьеры, курьеры» Хлестакова): лошадей! и там на станциях никому не дадут, все дожидаются: все эти титулярные, капитаны, городничие, а ты себе и в ус не дуешь: обедаешь где-нибудь у губернатора, а там: стой, городничий!.. вот что, канальство, заманчиво!» Как не сравнить эти слова с тем, о чем фантазировал Хлестаков: «Я им всем задал острастку... я такой! Я не посмотрю ни на кого... Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш...». Разыгравшееся воображение Анны Андреевны не уступает двум вышеназванным героям. Она, правда, на свой, женский манер, но все же отражает Хлестакова: «Я не иначе хочу, чтоб наш дом был первый в столице и чтоб у меня в комнате такое амбре, чтоб нельзя было войти и нужно бы только этак зажмурить глаза... Ах! как хорошо!» Через силу очистительного смеха зритель должен был ужаснуться собственным порокам, до того времени неосознанным, и избавиться от них.

Однако воскрешения души русского человека, погрязшего в сплетнях, взятках, страхе перед вышестоящим начальством и воровстве, не произошло. На сцене комедия превратилась в «карикатуру», а этого больше всего и опасался автор.

9. Сюжет поэмы «Мертвые души» появился у Н.В. Гоголя благодаря А.С. Пушкину. Вот что позднее напишет Гоголь в «Авторской исповеди»: «...Пушкин заставил меня взглянуть на дело серьезно. Он уже давно склонял меня приняться за большое сочинение... и в заключенье всего отдал мне свой собственный сюжет, из которого он хотел сделать сам что-то вроде поэмы и которого, по его словам, он бы не отдал другому никому. Это был сюжет «Мертвых душ».

История Чичикова не является фантастическим вымыслом. Действительно история авантюриста, задумавшего скупать у помещиков крестьян, которые умерли, но все еще числятся на бумагах живыми, а затем заложить их, могла произойти в реальной жизни. Пушкин, еще будучи в Кишиневе, слышал историю о том, как имена умерших крестьян отдавали беглым.

К работе над произведением Гоголь приступает осенью 1835 г. и называет его романом. Трансформация замысла от «...хочется... показать хотя с одного боку всю Русь» к «все начатое переделал вновь, обдумал более весь план... Вся Русь явится в нем!» привела к необходимости изменения жанра произведения. По мере того как тема начинает приобретать общенациональный масштаб, где в исторической жизни социума отражается душевное состояние каждого человека, где лирические отступления переполняются болью и надеждой на будущее возрождение нации, роман начинает уступать место поэме.

10. Своеобразие сюжета заключается в том, что, преследуя свои меркантильные цели, герой отправляется в путешествие по всей Руси-матушке. Образ дороги становится центральным в поэме, это стержень всего повествования, объединяющий все пространственные и временные координаты. Путь Чичикова проходит и через помещичьи усадьбы, и через кабинеты чиновников, и через салоны городского дворянства. Сама дорога Чичикова — это символ пути всей России. Но не Чичиков правит лошадьми, а сама дорога вносит коррективы в планы героя (вспомним, что в самом начале он уже начинает плутать).

11. Основным художественным приемом, используемым Гоголем при описании помещиков является прием «овеществления»: когда мир героев раскрывается через засилье, окружающих их вещей. Бездуховность героев ярче всего передается именно при помощи такого авторского хода. Создавая образы своих героев, Гоголь часто прибегает к гиперболизации, за счет чего ему удается сделать некоторые черты характера персонажа не просто видными, а «бросающимися в глаза»: «... у меня был славный ликерчик... Еще покойница делала... мошенница ключница совсем было его забросила и даже не закупорила, каналья! Козявки и всякая дрянь было напичкались туда, но я весь сор-то повынул, и теперь вот чистенькая; я вам налью рюмочку» (о скупости Плюшкина). Не отказывается писатель и от эпитетов, назойливый повтор которых превращает этот признак в определяющую черту персонажа. Например, описание Собакевича и его хозяйства: «Двор окружен был крепкою и непомерно толстою деревянною решеткою», «колодец был обделан в... крепкий дуб», «хозяин... человек здоровый и крепкий» ит. д. Меткие прозвища, которые в поэме дает помещикам автор или Чичиков, также становятся художественным приемом, сатирически раскрывающим характер персонажа: Коробочка — «дубиноголовая», Ноздрев — «исторический человек», Плюшкин — «прореха на человечестве» и т. д.

 

  Мавилов

Собакевнч

Первое

впечатле

ние

«Тут же познакомился он /Чичиков/ с весьма обходительным и учтивым помещиком Маниловым...»

«Тут же познакомился он /Чичиков/ с ... несколько неуклюжим на взгляд Собакевичем, который с первого раза ему наступил на ногу, сказавши: «Прошу прощения».

Характер» ные особенности внешности

«Помещик Манилов, еще вовсе человек не пометой, имевший глаза сладкие, как сахар, и щуривший их всякий раз, когда смеялся...»

«Известно, что есть много на свете таких лиц, над отделкою которых натура недолтр мудрила, не употребляла никаких мелких инструментов... хватила топором раз — вышел нос, хватила в другой — вышли губы, большим сверлом ковырнула глаза и, не обскобливши, пустила на свет, сказавши: «Живет!». Такой же самый крепкий и на диво стаченный образ был у Собакевича...» «...неладно скроен, да крепко сшит!»

Манеры поведения и речь

«...в приемах и оборотах его было что-то заискивающее расположения и знакомства» «От него не дождешься никакого живого слова...»

«...держал он его /свой образ/ более вниз, чем вверх, шеей не ворочал вовсе и в силу такого неповорота редко глядел на того, с которым говорил, но всегда или на угол печки, пли на дверь. ... медведь! совершенный медведь!»

 

Манилов

Собакевич

Отношение к хозяйству

«Хозяйством нельзя сказать, чтобы он занимался, он даже никогда не ездил на поля, хозяйство шло как-то само собою».

«Помещик, казалось, хлопотал много о прочности. На конюшни, сараи и кухни были употреблены полновесные и толстые бревна, определенные на весовое стояние. /.../Словом, все... было упористо, без пошатни, в каком-то крепком и неуклюжем порядке».

Отношение к окружающим

«— Как он /губернатор/ может этак, знаете принять всякого, наблюсти деликатность в своих поступках, — присовокупил Манилов с улыбкою и от удовольствия почти совсем зажмурил глаза, как кот, у которого слегка пощекотали за ушами пальцем. /.../ —. А вице-губернатор, не правда ли, какой милый человек? — сказал Манилов, опять несколько прищурив глаза. /.../ Засим не пропустили председателя палаты, почтмейстера и таким образом перебрали почти всех чиновников города, которые все оказались самыми достойными людьми*.

«Я их знаю всех: это всё мошенники, весь город там такой: мошенник- на мошеннике ездит и мошенником погоняет. Вое христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья*.

 

Манилов

Собакевнч

Любимые занятия

«Дома он ... большею частик» размышлял и думал, но о чем он думал, тоже разве Богу было известно».

«...все ест...»

Жизненные цели

«У всякого есть свой задор... у всякого есть свое, но у Манилова ничего не было», «...все ...прожекты так и оканчивались только одними словами».

Не упустит свою выгоду, потому и заботится о крестьянах, что они принадлежат ему, потому и сразу начинает торговаться с Чичиковым.

Выводы

Праздная мечтательность — единственное занятие Манилова. Он самодостаточен и полностью довален своей жизнью. Его «мертвой души» ничто не тревожит, он со всеми находит общий язык. «Умный министр», по словам Гоголя.

Душа Собакевича требует только материальных благ. Практичность и удобство— единственные требования к окружающей действительности.

13. Слащавость Манилова:

«...черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару: в приемах и оборотах его было что-то заискивающее расположения и знакомства».

«— Сделайте милость, не беспокойтесь так для меня, я пройду после, — говорил Чичиков.

— Нет, Павел Иванович, нет, вы гость, — говорил Манилов, показывая ему рукою на дверь.

—  Не затрудняйтесь, пожалуйста, не затрудняйтесь. Пожалуйста, проходите, — говорил Чичиков.

—  Нет уж извините, не допущу пройти позади такому приятному, образованному гостю.

— Почему ж образованному?...Пожалуйста, проходите.

— Ну да уж извольте проходить вы.

— Да отчего ж?

—  Ну да уж оттого! — сказал с приятною улыбкою Манилов».

« — Позвольте вас попросить расположиться в этих креслах, — сказал Манилов. — Здесь вам будет попокойнее.

— Позвольте, я сяду на стуле.

—  Позвольте вам этого не позволить, — сказал Манилов с улыбкою. — Это кресло у меня уж ассигновано для гостя: ради или не ради, но должны сесть».

«Чичиков открыл рот, еще не зная сам, как благодарить, как вдруг Манилов вынул из-под шубы бумагу, свернутую в трубочку и связанную розовой ленточкой, и подал очень ловко двумя пальцами.

— Это что?

— Мужички.

—  А! — Он тут же развернул ее, пробежал глазами и подивился чистоте и красоте почерка. — Славно написано, — сказал он, — не нужно и переписывать. Еще и каемка вокруг! кто это так искусно сделал каемку?

— Ну, уж не спрашивайте, — сказал Манилов.

— Вы?

— Жена.           

—   Ах боже мой! мне, право, совестно, что нанес столько затруднений.

— Для Павла Ивановича не существует затруднений».

Дубиноголовость Коробочки:

«— На все воля божья, матушка! — сказал Чичиков, вздохнувши, — против мудрости божией ничего нельзя сказать... Уступите-ка их /мертвые души/ мне, Настасья Петровна?

— Кого, батюшка?

— Да вот этих-то всех. Что умерли.

— Да как же уступить их?           .

—  Да так просто. Или, пожалуй, продайте. Я вам за них дам деньги.

—  Да как же? Я, право, в толк-то не возьму. Нетто хочешь ты их откапывать из земли? /.../

— Да ведь они ж мертвые.

—  Да кто же говорит, что они живые? Потому-то и в убыток вам, что мертвые: вы за них платите, а теперь я вас избавлю от хлопот и платежа. Понимаете? Да не только избавлю, да еще сверх того дам вам пятнадцать рублей. Ну, теперь ясно?

—  Право, не знаю, — произнесла хозяйка с расстановкой. — Ведь я мертвых никогда еще не продавала. /.../ Что ж в них за прок, проку никакого нет. Меня только то и затрудняет, что они уже мертвые».

Расхристанность Ноздрева:      -

«— Куда ездил? — говорил Ноздрей и, не дождавшись ответа, продолжал: — А я, брат, с ярмарки. Поздравь: продулся в пух! Веришь ли, что никогда в жизни так не продувался. Ведь я на обывательских приехал! Вот посмотри нарочно в окно! — Здесь он нагнул сам голову Чичикова, так что тот чуть не ударился ею об рамку. — Видишь, какая дрянь! Насилу дотащили, проклятые, я уже перелез вот в его бричку. — Говоря это, Ноздрев показал пальцем на своего товарища. — А вы еще не знакомы? Зять мой Мижуев! Мы с ним все утро говорили о тебе. «Ну, смотри, говорю, если мы не встретим Чичикова». Ну, брат, если б ты знал, как я продулся! Поверишь ли, что не только убухал четырех рысаков, — всё спустил. Ведь на мне нет ни цепочки, ни часов...»

Звероподобие Собакевича:

«— Щи, моя душа, сегодня очень хороши! — сказал Собакевич, хлебнувши щей и отваливши себе с блюда огромный кусок няни, известного блюда, которое подается к щам и состоит из бараньего желудка, начиненного гречневой кашей, мозгом и ножками. — Эдакой няни, — продолжал он, обратившись к Чичикову, — вы не будете есть -в городе, там вам черт знает что подадут! /.../У меня когда свинина — всю свинью давай на стол, баранина — всего барана тащи, гусь — всего гуся! Лучше я съем двух блюд, да съем в меру, как душа требует. — Собакевич

подтвердил это делом: он опрокинул половину бараньего бока к себе на тарелку, съел все, обгрыз, обеосал до последней косточки».

Скупость Плюшкина:

«... он ходил еще каждый день по улицам своей деревни, заглядывая под мостики, под перекладины, и все, что ни попадалось ему: старая подошва, бабья тряпка, железный гвоздь, глиняный черепок, — все тащил к себе и складывал в ту кучу, которую Чичиков заметил в углу комнаты».

«Почему у Прошки были такие большие сапоги, это можно узнать сейчас же: у Плюшкина для всей дворни, сколько ни было ее в доме, были одни только сапоги, которые должны были всегда находиться в сенях. Всякий призываемый в барские покои обыкновенно отплясывал через весь двор босиком, но, входя в сени, надевал сапоги и таким уже образом являлся в комнату. Выходя из комнаты, он оставлял сапоги опять в сенях и отправлялся вновь на собственной подошве».

«Поставь самовар, слышишь, да вот возьми ключ да отдай Мавре, чтобы пошла в кладовую: там на полке есть сухарь из кулича, который привезла Александра Степановна, чтобы подали его к чаю!.. Постой, куда же ты? Дурачина! эхва, дурачина! Бес у тебя в ногах, что ли, чешется?.. ты выслушай прежде: сухарь-то сверху, чай, поиспортился, так пусть соскоблит его ножом да крох не бросает, а снесет в курятник».

14. В качестве таких штрихов, ставящих читателя порой в недоумение, выступают характеристики, слегка изменяющие уже сложившееся о герое представление. Легкая надежда стоит за этими штрихами, надежда на возможное возрождение. Так, за неповоротливостью и единственной страстью к насыщению совершенно неожиданно просматривается намек на остатки человеческой души в звероподобном Собакевиче. Подтверждением тому может служить эпизод вдохновенного описания им достоинств, собственных крестьян. Увлекаясь, Собакевич забывает, что они мертвы, но тот факт, что он распаляется при рассказе о собственных крепостных и их талантах, говорит о том, что еще не все потеряно в его душе. Того же эффекта добивается автор, отмечая, что в комнате Собакевича среди картинных героев «с толстыми ляжками и неслыханными усами» «неизвестно каким образом и для чего, поместился Багратион, тощий, худенький». В образе Плюшкина таким неожиданным штрихом становится подобие улыбки, «озарившей» его лицо, когда он вспомнил своего бывшего одноклассника. Портрет Кутузова в доме Коробочки также вызывает недоумение.

15. Изображение Плюшкина отличается от других героев-помещиков тем, что характер данного персонажа дается автором в развитии. Читатель узнает, что в молодости Плюшкин был всего лишь «бережливым хозяином», главой большого семейства, но не тем скрягой, каким видит его Чичиков. Разительные перемены, произошедшие с Плюшкиным, сделали его символом разложения помещичьего мира, а потому его можно считать «мертвее» других.

16. Биография Чичикова вводится автором в ткань повествования в 11-й гл., чтобы показать формирование характера главного героя. Биография многое объясняет в поведении героя и придает композиции повествования цикличную завершенность. Автор возвращает героя на изначальные позиции, показывая бесплодность его усилий в приобретательской деятельности, й, учитывая замысел Гоголя, предоставляет шанс на возрождение.

17. Чичикова отличает от дворян-помещиков его неуемная энергия, которую он направляет на реализацию своих эгоистических планов. Детство, в котором не было определенного достатка, и отсутствие наследства в юности с. ранних лет приучили Чичикова рассчитывать только на собственные силы, а чтобы не умереть с голоду, приспосабливаться к тем правилам, которые приняты в обществе. Отцовский совет «беречь копейку», которая может прошибить все, Павлуша запомнил и неукоснительно следовал ему. Но за холодным расчетом дельца, целью которого становится желание обогатиться любой ценой, просматривается еще не до конца «умершая» душа. То, с какой почти отеческой любовью думает Чичиков о крестьянах, имена которых он просматривает в своем списке, позволяет думать, что не все человеческое в нем уступило место меркантильному.

18. Причиной, по которой всякая кипучая деятельность Чичикова оборачивается катастрофой, является приобретательский дух. Индивидуализм и служение «маммоне» противно русской жизни, а потому изначально обречено на крах.

19. Народные характеры в поэме.

При всем различии характеров помещиков в поэме Гоголя «Мертвые души» этих хозяев жизни объединяет одно — их отношение к крепостным крестьянам. И нет большой разницы в том, что у Собакевича они живут лучше, чем у Плюшкина. Для каждого из помещиков все крестьяне — бесправная и бессловесная рабочая скотина, которую точно так же можно продавать. Но у каждого из этой многоликой массы «ревизских душ» есть свое имя, свой характер, свой талант и своя судьба, и автор показывает своему читателю эти народные характеры. Гоголь говорит о силе и сметливости народа, о талантах, часто встречающихся в его среде.   

Например, трудолюбивый плотник Степан Пробка был в свое время «богатырем», он исходил с топором за поясом все губернии, «съедая на грош хлеба да на два сушеной рыбы». Разве не напоминает этот образ фольклорных богатырей, таких же могучих и сильных?

Мастеровой «кирпичник» Милушкив «мог поставить печь в каком угодно доме», а о золотых руках «каретника» Михеева вообще ходили легенды.

Другой крепостной — Максим Телятников, «чудо, а не сапожник». Талант этого крепостного был необыкновенным: «что шилом кольнет, то и сапоги». За его трагической судьбой, к сожалению, угадывается жизненный путь многих крестьян: из-за тяжелой судьбы и отсутствия всякой надежды «пошел попивать да валяться по улицам». Каким бы умельцем ты бы ни был, но если не научился обманывать, то богатым тебе не бывать.

Гоголь не обеляет народные характеры, он далек от идеализации закрепощенного крестьянства. Он реалистично представляет невежество и убогость крестьян в образах крепостных —ленивого Селифана и Петрушки. Страдающего пустословием дяди Миняя и дяди Митяя.

20. Оптимистический финал поэмы определяется авторским замыслом: из «ада» видев переход в «чистилище», есть надежда на пробуждение духовности, а значит, и на изменение к лучшему.

21. Полемика, разгоревшаяся между В.Г. Белинским и К. Аксаковым после публикации поэмы, была вызвана различностью трактовок произведения, объяснимой несхожестью мировоззрений критиков.

Так, революционно-демократические идеи, сторонником которых был Белинский, не позволили ему объективно оценить произведение Гоголя. Лишь обличение и отрицание видит Белинский в поэме. Позиции славянофила Аксакова были ближе к идеям самого Гоголя, а потому трактовка данного критика не была «надуманной» и правильно указала жанровое своеобразие гоголевского произведения.

22. Цикличная композиция повести, где в истории последнего дня жизни «значительного лица», как в зеркале, отразился день триумфа и горя Акакия Акакиевича, приводит читателя к мысли, что в мире «маленьких людей» царят те же тревоги и радости, что и в кругах высшего света. Несколько фантастичный финал повести пророчит возможность появления стихии, частью которой и становится взбунтовавшийся чиновник Башмачкин.

23. Резкая полемика между Гоголем и Белинским завязалась на основе расхождений во взглядах относительно спасения России. Белинский, стоявший на позициях революционно-демократических, считал, что изменения к лучшему возможны только на основе просвещения и воспитания в народе чувства собственного достоинства. Нравоучительный же характер «Выбранных мест...» Гоголя отражал мысли писателя о необходимости духовного возрождения. Только в случае, когда каждый будет жить и выполнять свои обязанности в соответствии с волей Божьей, мир «можно поправить».

 





загрузка...
загрузка...