Домашняя работа по литературе за 8 класс

ИЗ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

Александр Сергеевич Пушкин

История Пугачёвского бунта

Капитанская дочка

Вопросы и задания

К стр. 215

1. Историзм А.С. Пушкина заключается прежде всего в полном погружении в описываемую эпоху. Писатель следует исторической правде во всех вымышленных эпизодах, он понимает суть событий, знает фактический материал, поэтому его художественный вымысел находится в полном соответствии с исторической действительностью. Кроме этого, из точного воссоздания прошлого писатель делает определённые выводы, продлевая их в настоящее. Таким образом, прошлое интересует его не само по себе, но в связи с актуальными проблемами современности.

Разница подхода А.С. Пушкина к пугачёвскому восстанию в «Истории Пугачёвского бунта» и «Капитанской дочке» заключается в следующем. Изначально «История...» задумывалась в качестве исторического предисловия к повести, раскрывающего все особенности описываемой эпохи, поэтому акцент в ней был сделан на фактическом ходе восстания, на анализе его возможных причин. Здесь А.С. Пушкина прежде всего интересовал размах военных действий и то отношение, которое восстание вызвало в разных социальных кругах, в том числе и народных массах. Писатель при создании «Истории...» выступил в качестве учёного-историка.

Совсем иначе написана «Капитанская дочка». Это попытка взглянуть на эпоху изнутри, глазами простых людей. Драматические события восстания призваны высветить человеческие качества героев. Это справедливо и для Гринёва, и для Пугачёва, и для прочих персонажей. Так, незадачливый генерал Рейнсдорп жёстко оценивается на страницах «Истории...», потому что объективно он нс соответствовал занимаемой должности. Как говорится, хороший человек — не профессия. Но человеком он был достаточно добрым, помнящим дружбу; именно эти его качества и описал А.С. Пушкин в «Капитанской дочке». Можно сказать, что повесть явилась гуманистическим дополнением серьёзного научного труда, где представители вроде бы непримиримых лагерей находят-таки общий язык, не изменяя своему долгу, что показывает принципиальную возможность этого в будущем.

3.  Сопоставляя главы из «Истории Пугачёвского бунта» с текстом «Капитанской дочки», можно увидеть следующую разницу: описание конкретных персонажей в «Истории...» сугубо фотографично, в то время как в повести подобные описания даются с массой мелких эмоциональных деталей. Можно сравнить описания Пугачёва, данные писателем в «Истории...» и повести, и на этом примере рассмотреть различие используемых автором стилей.

В «Истории...» А.С. Пушкин пишет: «Он был сорока лет от роду, росту среднего, смугл и худощав; волосы имел тёмно- русые, бороду чёрную, небольшую и клином». В «Капитанской дочке» тон совсем иной: «Наружность его мне показалась замечательна. Он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В чёрной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Волоса были обстрижены в кружок; на нём был оборванный армяк и татарские шаровары».

Такое различие обуславливалось разными задачами, стоящими перед А.С. Пушкиным. В первой работе он писал широкое историческое полотно, и отдельные персонажи не слишком его волновали, важнее было понимание процессов и фактическая точность. В художественном произведении основной целью было изображение людей, их внутреннего мира и их реакции на те самые грандиозные события.

 

 

Поразмышляем над прочитанным...

К стр. 216-218

Глава I. Сержант гвардии

1. В первой главе рассказывается о семье Гринёва и его детстве. Отца его звали Андрей Петрович, он был военным, служил при графе Минихе, в отставку вышел в звании премьер-майора, то есть его должность к моменту отставки приблизительно соответствовала помощнику командира полка. Его женой была дочь бедного сибирского дворянина Авдотья Васильевна. Пётр Гринёв был одним из девяти детей (!), но все его братья и сёстры умерли во младенчестве, что в ту пору было не редкость. Родители Гринёва были людьми немудрёными и честными, они жили тихо, никуда не выезжая, кроме как на охоту, друг с другом не ссорились. Можно сказать, что это была тихая патриархальная семья, где каждый знал свою роль и исполнял её с тщанием.

Савельич и Бопре играли в детстве Гринёва различную роль. Бопре был легкомыслен и никакого отношения к учительству не имел. Он совершенно не занимался со своим воспитанником, что маленького Петрушу вполне устраивало. Можно сказать, что благодаря Бопре Гринёв был малообразованным человеком. Савельич, напротив, крайне дорожил тем доверием, что оказал ему отец Гринёва, и старался, как мог, быть хорошим воспитателем. Ничему, кроме грамоты, Петрушу научить он не мог, но являл собой постоянный пример нравственности и воздержанности. А так как мальчика он искренне любил, то пример его был благотворен, и Петруша благодаря Савельичу обладал многими положительными качествами.

Когда родители провожали Петрушу на службу, мать его была в слезах, она давала наставления о здоровье, снабдила на дорогу домашними пирогами, требовала от Савельича, чтобы он внимательно смотрел за сыном. Отец был достаточно сух и сдержан, он сказал сыну просто: «Прощай, Пётр. Служи верно, кому присягнёшь; слушайся начальников; за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся; от службы не отговаривайся; и помни пословицу: береги платье снову, а честь смолоду».

2. Случай с Зуриным характеризует Гринёва и Савельича следующим образом: Гринёв совсем ещё молод, он склонен совершать необдуманные поступки, желая во всём походить на бравого вояку Зурина, который забавляется им и легко его раззадоривает. Гринёв чувствует свою детскую зависимость от Савельича и стремится порвать её, стараясь быть нарочито грубым. Но видно, что продолжительное время он не может пребывать в таком надменном и озлобленном состоянии, поэтому и просит у Савельича прощения, ищет случая с ним помириться. Гринёв — увлекающаяся, азартная натура; он может быть вспыльчив, но недолго; он верит людям и открыт им, и старается не обманывать их ожиданий. Савельич, в свою очередь, переживает, что сам недосмотрел за барским сыном, то есть «Петрушу» он не особо-то и винит. Он честный и прямой человек, привыкший служить искренне, не плутуя и не перекладывая ни на кого ответственность. Поэтому он так тщательно следит за барским добром и не может рассердиться на ребёнка, коим Гринёв в то время ещё, без сомнения, является.

 

Глава II. Вожатый

1. Глава начинается народной песней: фактически впервые Петя Гринёв оказался так далеко от дома, и ему пришлось общаться с выходцами из народа. Но, вообще-то говоря, последующие главы тоже начинаются с народных песен, так что дело здесь в том, с какой именно песни автор начинает повествование. В данном случае это грустная песня, полная сожаления о том, что вокруг незнакомая сторона, на которую добрый молодец попал не по своей воле, а в буйном хмелю. Этим задаётся определённый тон главе, в которой происходит встреча с Пугачёвым и делается намёк на авторское отношение к зарождающимся планам знаменитого мятежника, что подчёркивает обстановка знакомства.

Гринёва разговор с Савельичем характеризует как совестливого молодого человека, который искренне привязан к крепостному дядьке. Минута высокомерия прошла, и сам Гринёв чувствует себя неловко. Он просит прощения у своего холопа, вовсе не думая, что, по тогдашним законам, это фактически его раб. Вместе с этим, Гринёв парень упрямый и несомненно склонный к романтическим приключениям — иначе он тут же не настоял бы на том, что надо двигаться дальше, несмотря на предупреждения ямщика и просьбы подобревшего Савельича. Конечно, говоря так, мы должны учитывать возраст Гринёва. В таком свете и в свете прочих его качеств эта бесшабашность выглядит даже симпатично и уж, по крайней мере, естественно.

Савельич был заметно тронут извинениями Петра, он тоже отходчив, но вину с себя не снимает, считает, что должен был уследить за своим подопечным. Как человек поживший, и к тому же несущий ответственность за другого, он предпочитает осторожные решения и недоволен легкомысленным стремлением Петра ехать сквозь буран.

Описывая дорогу, А.С. Пушкин недаром замечает, что она «печальная». Собственно, дороги как таковой там и не было— по степи только след от крестьянских саней. Понятно, что путь по таким унылым местам навевал грустные размышления на юношу, который ещё совсем недавно мечтал поехать в столицу и служить в гвардии. Буран начался неожиданно — вот ещё только маленькое облачко на горизонте— и уже всё заволочено снежной мглой. Возможно, такая атмосфера была нужна А.С. Пушкину, чтобы читатель почуял незримое сходство между бураном и тем восстанием, что должно было вот- вот также внезапно разгореться. Появление Пугачёва, этого таинственного «дорожного», в такую погоду, то, что он сумел, не смотря ни на что, вывести кибитку к жилью, показывает его человеком, умеющим ориентироваться в условиях бури и, более того, чувствующим себя в ней вполне комфортно. То же можно сказать и про его лихое руководство мятежом, когда он так же чутко вёл своих людей сквозь социальные потрясения.

Сон Петруши имеет глубокий смысл для дальнейших событий. В этом сне символически отобразился нравственный выбор, спустя несколько месяцев вставший перед Гринёвым — присягать или нет на верность Пугачёву. Сила будущих сомнений и размер участия Пугачёва в судьбе юноши будут настолько велики, что его впору сравнивать с отцом, давшим жизнь. Кровь показывала всю жестокость будущего, но даже через эту кровь Пугачёв был ласков с Петром и призывал его к себе. Конечно, Петруша не мог понять будущее, но поразительная реальность его сна произвела на него глубокое впечатление. Выйдя за рамки пушкинского текста, можно с большой долей вероятности предположить, что в сложные моменты выбора Гринёв неоднократно возвращался к этому сну, постепенно прозревая его пророческую сущность.

А.С. Пушкин описывает Пугачёва словами Гринёва: «Наружность его мне показалась замечательна. Он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В чёрной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Волоса были обстрижены в кружок; на нём был оборванный армяк и татарские шаровары».

С хозяином Пугачёв разговаривал иносказательно, потому что рядом присутствовали посторонние. Хозяин отвечал ему тем же, и друг друга они прекрасно понимали. Ясно, что речь идёт о предполагаемом выступлении, но сказать о частностях непросто. Дождик, грибки и кузов — это, скорее всего, подстрекательские действия самого Пугачёва, которые польют семена недовольства существующими порядками у казаков и кочевников, и когда эти семена прорастут, можно будет делать дело, «брать кузов и идти по грибы». Собирать урожай, одним словом. Воевать с царскими слугами. После Пугачёв также иносказательно предложил хозяину замолчать («заткнуть топор за спину») и пошёл спать.

Иллюстраций к данной главе в учебнике-хрестоматии нет.

2.  Гринёв отблагодарил вожатого, подарив ему заячий тулуп. Это был очень благородный жест, потому что мороз стоял нешуточный, а Пугачёв был почти раздет. Вряд ли бедный казак, у которого они все ночевали, имел лишнюю одежду. Поступок Гринёва был бескорыстным, и Пугачёв это оценил.

3. Разговор Гринёва с генералом интересен тем, что генерал не очень хорошо знал русский язык и говорил с забавным акцентом. Он был взволнован письмом старого боевого товарища и уморительно комментировал чтение («Это что за серемонии? Фуй, как ему не софестно!»).

Выражение «держать в ежовых рукавицах», которое употребил отец Гринёва в письме к генералу, сам Гринёв скромно объяснил как «обходиться ласково, не слишком строго, давать побольше воли».

Но истинный смысл этого выражения прямо противоположный: быть строгим, не давать поблажки. Из последующих строк письма генерал это прекрасно понял и отправил молодого человека в Белогорскую крепость.

 

Глава III. Крепость

1.  Белогорская крепость представляла собой затерянную в степи деревушку, обнесённую прогнившим во многих местах тыном. Население в большинстве своём составляли солдаты инвалидной (инвалид— то есть вышедший из военного возраста, но оставшийся в рядах армии) команды, составлявшие гарнизон из ста тридцати человек, и казаки. Порядки в крепости были самые что ни есть домашние — всем заправляла Василиса Егоровна, жена капитана. В значительной мере это происходило из-за того, что и солдаты, и их командиры, кроме Швабрина, сами были крестьянами, жили на натуральном хозяйстве, а военной угрозы как таковой никогда не было. Мирная немудрёная жизнь диктовала свои правила существования. Мелкие волнения немногочисленных шаек башкир и киргизов были сравнительно неопасны, да и их не было уже много лет. Большинство солдат уже состарилось на службе в Белогорской, их командир с супругой жили там уже двадцать лет.

Иван Кузьмич был старый служака, глуповатый, но честный и добрый. Он вышел в офицеры из солдатских детей и в глубине души продолжал оставаться солдатом. Его дворянство (а офицером мог быть только дворянин) было лишено даже того минимального аристократизма, которым обладали родители Гринёва. Он иногда вспоминал про службу и пытался «учить» солдат, пытаясь объяснить им, где находится правая, а где левая нога, но жена его беспрестанно одёргивала и с точки зрения житейской была, как правило, совершенно права.

Василиса Егоровна была женщина неглупая, говорливая и любопытная, как и всякая бойкая деревенская женщина, вынужденная управляться с большим хозяйством, а своим хозяйством она считала всю крепость. Она обожала новости и всё, что вносило разнообразие в скучную жизнь, старалась держать всё в своих руках, что у неё с успехом получалось, так как она была женой коменданта. Конечно, круг озор у неё был минимален, и то, что отец Гринёва владел трёмястами крепостными, произвело на неё глубокое впечатление, в то время как это было очень небольшое число крепостных душ во времена Екатерины.

Марья Ивановна, их дочь, была тихая молчальница, легко смущающаяся, но очень искренняя и душевная. Она была девушкой на выданье, но в такой глуши познакомиться с интересным человеком было совсем непросто. Маша обладала большой сердечной чуткостью и интуитивно могла почувствовать качества человека, поэтому она сторонилась Швабрина.

Алексей Иванович Швабрин поначалу производил впечатление остроумного и раскованного человека, знающего цену местным тайнам и добродушно над ними подтрунивавшим. После окажется, что впечатление это обманчиво, а Швабрин таит в душе глубокую уязвлённость.

Солдатская песня, вынесенная в эпиграф, с одной стороны, настраивает читателя на определённый бравый лад и сообщает, о чём должна идти речь в главе, с другой стороны, — является своеобразным юмором автора. В самом деле, деревянный забор вокруг деревни трудно назвать «фортецией». в песне поётся про пушку, и кажется, что как раз про пушку из повести, потому что она гам одна и была. Цитата из фонвизинского «Недоросля» ориентирует как раз на такое восприятие. Именно «старинными людьми» оказываются оторванные от мира обитатели Белогорской крепости.

2. Иван Кузьмич— человек, во всём полагающийся на бойкий характер супруги, исправный, хотя и неумелый вояка, готовый оправдать присягу.

Василиса Егоровна — хозяйственная деревенская баба, умеющая распоряжаться по дому и не видящая никакой разницы между делами гражданскими и военными. Последние она явно считала ничего не стоящими играми и к потугам Ивана Кузьмича командовать относилась без всякого пиетета. Весь её характер заключён в следующей её фразе: «Только слова, что солдат учишь: ни им служба не даётся, ни ты в ней толку не ведаешь. Сидел бы дома до Богу молился, так было бы лучше. Дорогие гости, милости просим за стол».

Марья Ивановна — скромная бесхитростная девушка, чтящая родителей и Бога, не способная выйти за рамки традиционных предписаний.

Алексей Иванович Швабрин — человек достаточно хитрый и мстительный, с порядочным презрением относящийся к людям, что поначалу не так заметно из-за его манеры держаться за своего.

 

Глава IV. Поединок

1.  В главе «Поединок» Гринёв и Швабрин проявили себя совсем по-разному. Гринёв вознегодовал на обманутую доверчивость и без колебаний принял вызов на дуэль. Он поступил импульсивно, но намерения его были чисты. Уже после, когда он узнал от Маши, что Швабрин сватался к ней, им овладела действительная ярость, потому что он понял всю ту низкую игру, что вёл его недавний приятель всё это время.

Швабрин показал себя человеком с предельно болезненным самолюбием, готовым ради удовлетворения злобной неприязни пойти на убийство. Он поступал, в отличие от Гринёва, обдуманно и сознательно провоцировал того на ссору. Оба оказались непримиримы, и попытки по-семейному их свести были явно несостоятельны.

2. Сарказм Швабрина оказался только, внешним проявлением тех тёмных страстей, что кипели в нём. Его уязвлённость проявила себя самым разрушительным способом. Можно сказать, что Швабрин был законченным эгоистом, думающим только о своих желаниях и готовым ради прихоти расправиться с человеком.

Гринёв стал раскрываться как бесстрашный человек, — ведь было понятно, что его соперник намного более опытный дуэлянт, но ради сохранения своей чести и достоинства любимой девушки он без колебаний пошёл на поединок. Его столь сильно возмутило предательство и подлость Швабрина, что остальные соображения потеряли силу. Можно сказать, что это был его первый мужской поступок, несмотря на всю его неосмотрительность.

 

Глава V. Любовь

1. Марья Ивановна проявила несомненную самоотверженность, ухаживая за Гринёвым, она просто и без жеманства призналась в своих чувствах, но условием её помолвки с Петром поставила согласие его родителей. Отрицательный ответ, полученный им. не вызвал у Маши протеста. «Покоримся воле Божией», — говорит она ему. Гринёва совершенно не устраивала такая пассивная позиция и непонятная готовность жертвовать собственным счастьем. Он-то явно не воспринял отказ отца как выражение воли Божьей. Но выбор Маши не оставлял выбора ему. Неудивительно, что он впал в депрессию. Как по-настоящему влюблённый человек, он уважал свою избранницу, уважал её решения, поэтому не мог принудить выйти замуж насильно. Но чувства, не находя должного выхода, стали его разрушать. Отсюда вывод: подлинное чувство к другому человеку, а тем более чувство взаимное, стоит выше условностей переменчивого быта и имеет полное моральное право на существование и реализацию.

Желчное письмо отца трудно принять, но понять можно, потому что он жаждал видеть в сыне человека с незапятнанной репутацией и был далёк от того, чтобы видеть в нём взрослого самостоятельного человека. Оскорбления, которыми он осыпал Савельича, вызвали у того настолько достойную реакцию, насколько старый слуга мог себе позволить.

В народную песню, вынесенную в эпиграф, А.С. Пушкин вкладывает печальный смысл, показывая, насколько типична была описанная им ситуация. Девушка была, как правило, не вольна в своих чувствах, зачастую это относилось и к молодому человеку. Под тем предлогом, что их сын или дочь ещё молоды и не могут совершить обдуманный выбор, родители отказывались дать своё благословение, почитавшееся обязательным при помолвке. Иногда причиной было имущественное неравенство, иногда— простое самодурство. В результате слова Маши, обращённые к Гринёву, фактически в точности совпадают со строками эпиграфа: «Коли найдёшь себе суженую, коли полюбишь другую — Бог с тобою, Пётр Андреич...»

2. Швабрин, конечно, не изменил своего отношения к Гринёву, несмотря на принесённые извинения. Он просто затаился, опасаясь исчерпать терпение Ивана Кузьмича, который и так пошёл на нарушение должностной инструкции, не сообщив в Оренбург о дуэли и её зачинщике. Гринёв, как человек чуткий, эту неприязнь постоянно ощущал.

3.  Слова Гринёва о «благом потрясении» имеют в повести большое значение. Дело в том, что в те моменты, когда исчерпаны все способы добиться цели в существующей ситуации, необходимо либо изменить ситуацию, либо ждать, пока ситуация изменится сама. Первого Гринёв не мог совершить, потому что был законопослушным офицером и сыном, к тому же его не поддержала бы его избранница, второе явилось в своём самом радикальном обличие. Силы Гринёва были скованы бессмысленностью дальнейших усилий, и только взрыв монотонного безнадёжного существования дал возможность его энергии сформировать взрослый характер и воссоединиться с любимой девушкой.

Стоит заметить, что признание Марьи Ивановны в любви к Гринёву тоже оказалось спровоцировано нестандартной ситуацией— угрозой жизни любимому человеку. Развивайся события более мирно, для этого потребовалось бы гораздо больше времени.

Так бывает достаточно часто, когда внешняя угроза мобилизует в человеке весь потенциал и заставляет отказываться от многих надуманных правил и ограничений, показывает иллюзорность сильнейших, казалось бы, переживаний.

 

Глава VI. Пугачёвщина

1.  Оренбургская губерния (область) была обширна и богата, населена большим количеством кочевых племён, которые зачастую не признавали над собой никакой власти. Для надзора за ними и обеспечения безопасного проезда по территории и были выстроены по всей степи цепи крепостей, подобных Белогорской. Конечно, А.С. Пушкин таким описанием подготавливает читателей к событиям, разворачивающимся в повести. Он рисует картину дикого края, наполненного дикой вольницей.

2.  После прочтения письма от генерала в крепости начались приготовления. Иван Кузьмич хитростию удалил любопытную супругу свою, запер девку Палашку в чулане и собрал военный совел. На совете было решено учредить караулы и ночные дозоры, а также вычистить пушку, давно уже ставшую местной урной.

 

Глава VII. Приступ

1.  Песня, поставленная в эпиграф к этой главе, говорит о незавидной судьбе. Жизнь человека могла прерваться в любой момент, и не только на войне, но в результате совершения им какого-либо проступка, считаемого тяжким, в результате социального потрясения, подобного пугачёвскому восстанию. Человек, о котором поётся в песне, прожил тридцать гри года, не видел в жизни ничего хорошего и в результате оказался повешен.

Пугачёву удалось так быстро взять крепость, потому что силы его войска были неизмеримо больше, нежели силы защитников. Кроме этого, в простом народе большинство сочувствовало ему, и те же солдаты, бывшие крестьяне, совсем не хотели убивать таких же крестьян или солдат из других крепостей, примкнувших к Пугачёву. В крепости также было много казаков, которые вообще не колебались, за кого им выступать, и все покинули крепость накануне штурма.

2. Немногочисленные защитники крепости вели себя по- разному. Солдаты нехотя стреляли по неприятелю, но на вылазку не пошли, оставив трёх офицеров в одиночестве. Слова капитана Миронова: «Умирать так умирать: дело служивое!» — вряд ли их могли воодушевить. Десятилетиями жившие мирной жизнью, почти никогда не стрелявшие, они попросту растерялись, даже те из них, кто готов был оказать сопротивление.

Иван Кузьмич скоро понял, что положение безнадёжно, и решил принять смерть в открытом бою, не нарушив присягу и исполнив свой офицерский долг. Он, Иван Игнатьич и Гринёв вели себя достойно. Даже когда они оказались под угрозой смерти на виселице, ни один из них не согласился перейти на сторону Пугачёва. Это были люди, считавшие присягу священной, и смерть была для них единственным достойным продолжением жизни. Они были убеждены, что совершают богоугодное дело. Для Василисы Егоровны мир рухнул, она не смогла бы жить в иных условиях, неся в памяти гибель супруга, поэтому её отчаяние было столь велико. Она действовала в состоянии аффекта, но жизнь тоже не имела для неё безусловной ценности после случившегося. Гринёв тоже был бы повешен, если бы не Савельич, которого Пугачёв узнал. Он, несомненно, узнал бы и самого Гринёва, но Швабрин мстительно шепнул ему на ухо что-то злобное про Гринёва, и тот поначалу даже не обратил на него внимания, положившись на своего нового помощника.

Фразой: «Народ повалил на площадь: нас погнали туда же» — автор хотел показать, как люди ждали Пугачёва.

 

Глава VIII. Незваный гость

1. Использованная в качестве эпиграфа пословица «Незваный гость хуже татарина» в сжатой форме демонстрирует происходящее в главе. Пословица пришла к нам из тех времён, когда жива была ещё память о многочисленных татарских набегах, приносивших простому народу разорение и разлуку. Гость, которого не звали, гость нежеланный оценивается ещё хуже. А Пугачёв, устроив пир, как бы пришёл в гости туда, куда часто ходил и Гринёв, и тому оставалось только вспоминать, каково было это место в мирное время, между тем как по крепости сновали мятежники и грабили офицерские дома.

2.  «Новобранными изменниками» Гринёв называет перешедших на сторону Пугачёва казацкого урядника Максимыча и Швабрина. В войске Пугачёва они были новобранцами, с точки зрения своей прошлой службы — изменниками. Отсюда и название.

3.  Бурлацкая песня, затянутая ближайшими сподвижниками Пугачёва в конце пирушки, передаёт то чувство конечной безысходности, которым бессознательно было пронизано всё их мятежное выступление. В редкие минуты тяжёлых раздумий о судьбе своего дела только такие песни могли выразить их состояние, придать тёмного мужества и как-то облагородить их порыв. Отношение к виселице и плахе как к наиболее вероятным итогам жизни всегда было сильно в среде выступающих против царской власти, настолько беспощадны были правительственные расправы и настолько мало было надежды на благоприятный исход восстаний.

4. Для Петра военный совет Пугачёва предстал анархической вольницей, где никто никому не оказывал особого предпочтения. Конечно, воспитанный в совсем иных представлениях, он привык видеть беспрекословное подчинение вышестоящему начальнику и невозможность оспорить высказанные им мнения. Строгая иерархия, особенно в армии, действительно резко контрастировала с казацким совещанием. Но, тем не менее, внешняя демократичность не мешала Пугачёву принимать неожиданные и с военной точки зрения оправданные решения. По сути, именно против жёстко иерархической структуры общества и выступали пугачёвцы, рассчитывая на вековое народное самоуправление, наиболее полно выразившееся в казачьей среде.

Пугачёв простил дерзкие речи Гринёва, потому что редко кто осмеливался говорить с ним так откровенно, а услышать правду для Пугачёва было важно. Гринёв не был высокомерен и злобен, он прямо признавался в том, что он полностью во власти Пугачёва, и ему инстинктивно удалось найти такие выражения, которые не оскорбляли мятежного предводителя, хотя и объясняли всю невозможность его перехода на сторону восставших.

 

Глава IX. Разлука

Швабрин, перейдя на сторону самозванца, был оставлен Пугачёвым комендантом Белогорской крепости. Чтобы не выделяться среди прочих казаков, он уже постригся, как они, и надел новую форму. Он уже не скрывал свою ненависть к Гринёву, но, вместе с тем, чувствовал себя в новом положении не слишком уверенно и не смог выдержать исполненный презрения взгляд своего недруга, понимая, что совершил предательство.

Савельич оставался честным слугой даже с риском для жизни. Он воспользовался тем, что его господин вроде бы поладил с Пугачёвым, и решил использовать это. При этом обнаружилось, что предводитель восстания, «Государь Пётр III», не умеет читать. Впрочем, он ловко вывернулся, приказав читать бумагу обер-секретарю. Прямота и упрямство Савельича чуть не стоили ему жизни, когда он в лицо Пугачёву назвал его людей злодеями. Наверное, выступление Савельича было столь неожиданно, что Пугачёв просто не знал, как на него прореагировать. При всей опасности, эпизод весьма комичный, недаром Гринёв, читая реестр, не мог удержаться от улыбки, чего Савельич вовсе не оценил. Так или иначе, он действительно сыграл благую роль, потому что Пугачёв, посылая Гринёва в Оренбург, не подумал, что отправиться тот может только пешком.

Марья Ивановна впала в беспамятство и принуждена была оставаться в крепости. Гринёв уже окончательно перешагнул через отцовское неприятие его выбора и поручил попадье девушку как свою невесту. Преодолев замешательство, вызванное необходимостью оставить её в распоряжении Швабрина, Гринёв решает использовать дарованную ему возможность добраться до Оренбурга, где он будет иметь больше способов для оказания помощи Маше. Здесь Гринёв выступает уже как человек совершенно взрослый, способный трезво оценивать ситуацию и сдерживать первоначальные порывы, не поддаваясь чувству кажущегося бессилия.

 

Глава X. Осада города

1. Генерал встретил Гринёва участливо в своём саду, заботливо укутывая яблони соломой. В повести он изображён как совершенно мирный человек. Реакция его на взятие Белогорской и гибель капитана Миронова была совершенно штатская, как сожаления опечаленного родственника. Военные решения он был принимать не в состоянии. Он сочувствовал Гринёву, но сочувствие это было бездейственно, хотя именно он имел власть оказать ему и Марье Ивановне посильную помощь.

На военный совет генерал собрал всех главных городских чиновников, не пригласив ни одного из своих офицеров. На таких советах принято высказываться, начиная с младших, в результате за активные действия выступил только один Гринёв, который, в общем-то, единственный из присутствующих мог судить о степени опасности, грозящей городу, — ведь никто из участников совета не представлял себе, с кем им предстоит иметь дело. Но чиновники вообще никогда не отличаются особой смелостью, а изо всех возможных решений, как правило, предпочитают наиболее пассивные. Тем более, все они были людьми в возрасте, что один из них и не замедлил высказать, вполголоса назвав Гринёва молокососом. Неудивительно поэтому, что рассуждения Гринёва были встречены неодобрительно. Странно то, что генерал, как человек военный, отлично понял правоту сказанного Гринёвым, но пошёл на поводу у местных начальников, испугавшись ответственности. Наверное, уже предчувствуя общие настроения, он и не пригласил на совет своих командиров, которые поддержали бы Гринёва.

Полную некомпетентность собрания, именуемого военным советом, ярко проиллюстрировало предложение старичка в глазетовом кафтане — директора таможни. Он заявил, что действовать надобно не наступательно и не оборонительно, а «подкупательно», то есть предложить за голову Пугачёва определённый выкуп, и искренне при этом полагал, что таким образом ситуация может разрешиться.

2.  При осаде города, которая началась вскоре, из-за попустительства городской администрации население голодало, резко поднялись цены, а солдаты были фактически неспособны в открытом поле тягаться с пугачёвцами. Видя беспомощность военных, жители были в полном унынии. То, что на совещании именовалось «отражением неприятеля силами артиллерии», почти никак не могло нанести вред войску Пугачёва при вылазках, а на решительный штурм Пугачёв не шёл, предпочитая использовать время для обучения своих людей.

3.  Марья Ивановна писала о том, что после штурма Белогорской долго болела, а когда выздоровела, Швабрин насильно переселил её в свой дом и стал вынуждать жениться, держа взаперти и всячески угрожая. Так как та не соглашалась, то он, вконец озлившись, пригрозил, что отвезёт её в Бердскую слободу, где располагался штаб Пугачёва, и выдаст. Она просила Петра о заступничестве, говоря, что никого, кроме него, у неё не осталось. В эти три дня, которые она выторговала у Швабрина якобы для размышлений, должна была решиться судьба её.

 

Глава XI. Мятежная слобода

I.   Гринёв, конечно, не собирался сам ехать к Пугачёву и оказался поблизости от его стана вынужденно. Поэтому первой его реакцией было желание ускакать, что бы он и исполнил, если бы пугачёвцам не попался отставший Савельич. Конечно, Гринёв первоначально несколько растерялся, потому что не был уверен, надо ли говорить мятежному предводителю о своём деле. С Пугачёва же при виде старого знакомого слетела вся искусственная важность, он с любопытством стал его расспрашивать и даже удалил своих подручных, видя смущение Гринёва. Тот ободрился, когда начал говорить правду, потому что был совестливым человеком и правда была на его стороне. Ближайшие сподвижники Пугачёва, Белобородов и Хлопуша, наедине со своим командиром уже не оказывали ему того притворного почтения, как на людях, а вступали с ним в спор довольно бесцеремонно. Гринёв смог отвлечь внимание Пугачёва от предположения в том, что является лазутчиком, и настроение того мигом переменилось, когда он узнал про невесту Петра.

Когда они разговаривали наедине в кибитке, Пугачёв совсем сбросил маску важного царя и по-простецки допытывался у Гринёва мнения дворянина о своих подвигах. Он самодовольно хвастался успехами, по-простонародному рассказывая, что в одном из боёв «сорок генералов убил и взял в плен две армии». Но Гринёв вовсе не восхищался им, и Пугачёв невольно задумался о будущей своей судьбе. Кроме этого, ему важно было доказать, что он вовсе не является таким уж злодеем, — об этом он тоже обмолвился.

2. Слова Пугачёва: «Улица моя тесна; воли мне мало», — показывают зависимость Пугачёва от своих сотоварищей. Пугачёв прекрасно понимал, что он до тех пор признаётся ими царём, пока его поступки соответствуют их желаниям. Это высказывание можно отнести практически к любому крупному руководителю или политику. Стоящие за таким руководителем силы, благодаря которым он смог выдвинуться и занять привилегированное положение, неизбежно требуют в качестве компенсации выполнения каких-то собственных требований. Лишившись поддержки таких «избирателей», руководитель потерпит поражение или будет смещён кем-то из своей среды. Власть обоюдоостра.

3.  Сказку, которую Пугачёв рассказал Гринёву, можно понимать двояко. Сам Пугачёв, несомненно, понимал её так, что покорной рабской жизни, пусть даже и длинной, он не хочет, пусть уж лучше поживёт недолго, зато полноценной жизнью, вдохнув настоящей свободы. Гринёв не мог понять весь ужас прозябания людей в подневольном холопском состоянии и воспринял сказку так: желание орла пить свежую кровь — идти против закона, разбойничать, проливать кровь ни в чём не повинных людей. Беда того времени в том, что разрешить этот спор было невозможно. Огромные массы народа жестоко угнетались, и малейший их протест вёл к репрессиям. Оставалось бежать, собираться в отряды и мстить дворянам за погубленную жизнь, при этом грабя и убивая.

 

Глава XII. Сирота

1. Рассказчик описывает Швабрина по-разному: то в подлых выражениях изъявляющим радость и усердие, то бледным, как мёртвый, то вызывающим омерзение и презрение, то совсем уничтоженным, то гнусным... Но главное определение, данное в конце главы: уничтоженный враг. И Швабрин, и Гринёв до конца открыли свои карты перед Пугачёвым, и тот не только помиловал Гринёва, но и всячески содействовал его счастью. Единственная надежда Швабрина на данную ему Пугачёвым власть, чтобы принудить Марью Ивановну к женитьбе, не оправдалась. Гринёв вышел сухим из воды, сохранив офицерскую честь и честь невесты, а Швабрин, несмотря на все свои предательства и подлости, остался ни с чем.

2. Пугачёв решил помиловать Марью Ивановну по нескольким причинам. Во-первых, Гринёв правильно объяснил ему, почему о её происхождении он не стал говорить при его сообщниках, — Пугачёв прекрасно понял его. Во-вторых, он не был кровожадным человеком, а гнев на капитана Миронова уже давно прошёл, к тому же девушка была больна и несчастна, но держалась с твёрдостью, чего Пугачёв не мог не оценить. В- третьих, несмотря на то, что Швабрин был в его стане, Пугачёв ясно видел его угодничество и не слишком его жаловал. Тем более что и Швабрин обманул его. И, в-четвёртых, вопреки сословному положению, между ним и Гринёвым складывались отношения по-особому доверительные, неподкупный молодой офицер давал ему возможность как бы сбросить с себя маску великого государя и быть тем, кем он являлся на самом деле.

 

Глава XIII. Арест

Гринёву пришлось расстаться с Марьей Ивановной, потому что офицерский долг требовал от него принять участие в войне, тем более после того, как он неоднократно пользовался расположением Пугачёва и мог быть заподозрен в содействии ему. При этом отряд Зурина был мобилен, постоянной базы не имел, и оставить невесту при отряде было невозможно. Даже если бы такая возможность была, не стоило этого делать, дабы не подвергать её ненужному риску, а самому думать не о выполнении боевых заданий, а об оставленной невесте. Отправляя Марью Ивановну к своим родителям, Гринёв параллельно решал ещё и задачу примирения родителей с его выбором, так как был уверен, что, познакомившись с ней поближе, они непременно полюбят её.

 

Глава XIV. Суд

1.  Гринёв был привлечён к суду по навету попавшего в плен Швабрина. Оправдали его, потому что императрица лично изучила детали его дела после уверений и просьб Марьи Ивановны. Ведь фактически Гринёв ни в чём виноват не был, а его свидания с самозванцем были вынужденными и вдобавок искупались последующей службой в отряде Зурина.

2.  Гринёв и Марья Ивановна поженились и, судя по тому, что к тридцатым годам следующего века в их родовом имении жило десять помещиков, имели немало детей. Несмотря на то, что Екатерина II пообещала устроить состояние дочери капитана Миронова, все дети жили в одной деревне, следовательно, были совсем небогаты, если вспомнить, что у старшего Гринёва было всего триста душ крепостных.

Пугачёв был четвертован 10 января 1775 года на Красной площади. Вся просвещённая Европа осуждала за это императрицу. А.С. Пушкин написал, что Гринёв находился в толпе во время казни, и Пугачёв его заметил перед эшафотом и кивнул.

3.  Взросление героя от недоросля до достойного и честного человека происходило через жестокие потрясения, участником которых он стал вынужденно. Начав самостоятельную жизнь с кутежа в трактире и крупного проигрыша, он совершил определивший его последующую жизнь поступок— подарив полураздетому незнакомцу дорогой тулуп. Перед Андреем Карловичем в Оренбурге он ещё мальчишествовал, пытаясь ввести того в заблуждение относительно правильного перевода отцовского письма; в Белогорской же крепости, полюбив девушку, научился нести ответственность не только за себя, но и за любимого человека. Война закалила его, исчезли капризы маменькиного сынка и бездумные поступки, он был вынужден думать о слишком серьёзных вещах и не мог вести себя неподобающим образом. Будучи поставлен в ситуации со сложным и неоднозначным этическим выбором, он с достоинством преодолел все искушения и смог при этом помочь невесте. Между Гринёвым, вышедшим воевать со «злодеем» и «бунтовщиком», и Гринёвым, с грустью смотрящим в белую степь, по которой унеслась тройка Пугачёва, огромная разница. Такая же разница между мальчишкой, бормочущим спьяну: «Молчи, хрыч!», — до исполненного благодарности мужчины: «Друг ты мой, Архип Савельич!» Вспоминая войну, он назвал её «благим потрясением», и в его случае это было действительно так. Упомянул он об этом лишь однажды, но этого достаточно — слишком многое стоит за этими словами, слишком они выстраданы рассказчиком, чтобы повторять их по любому поводу.

4.  К восстанию А.С. Пушкин относился с горечью, потому что понимал, что оно возникло не на пустом месте. Вместе с этим, он видел всю бесперспективность подобной попытки улучшить жизнь: она тут же оборачивалась разбоем, убийствами и взаимным озлоблением. «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!» — пишет он.

Восставшие показаны по-разному. То о них пишется как о «страшных товарищах» Пугачёва, «злодеях», то описывается простоватый казацкий урядник Максимыч, которого язык не поворачивается назвать предателем — недаром Гринёв был рад его видеть во время перестрелки под Оренбургом. Явственно сочувствие к восставшим в эпизоде, когда капитан Миронов допрашивал старого башкира. Жестокие усмирения невольно готовили почву для будущих выступлений. Конечно, А.С. Пушкин сам был дворянином и сыном своего времени, поэтому он вполне искренне мог писать о «лукавых мятежниках, которые злобствовали втайне». Важно то, что при изображении отдельных лиц и конкретных ситуаций он руководствовался объективным рассмотрением того, что могло бы произойти.

Авторское отношение к Гринёву можно понять по косвенным признакам, потому что речь в повести идёт от лица самого Гринёва. Конечно, автор рассказчику симпатизирует, потому что вкладывает в его уста порой нелестные для него характеристики, — например, когда он накричал на Савельича после проигрыша Зурину. Вместе с тем о подвигах своих Гринёв повествует спокойно, не прибегая к преувеличениям или самолюбованию. Очевидно, что Гринёв пишет прямо и честно, и это является главным мерилом авторского к нему отношения.

К Пугачёву А.С. Пушкин относился как к сложной, противоречивой личности, о чём свидетельствуют эпизоды с его участием, когда он пребывал в различном состоянии души, совершая различные действия. Он мог быть гневен и жесток — так он казнил офицеров Белогорской крепости; мог быть задушевен и проникновенен, рассказывая калмыцкую сказку; помнил не только зло, но и добро, ценил спокойное мужество и при этом любил прихвастнуть и поважничать, словно играл в какую-то детскую игру. Стоит вспомнить про приём литературного параллелизма, часто используемый А.С. Пушкиным: добрейший Андрей Карлович Рейнсдорп, комендант Оренбурга, отказывается помочь Гринёву вызволить дочь героически погибшего офицера, а Пугачёв делает это с охотой. Опять-таки, Пугачёв отпустил Гринёва, а Екатерина II помиловала вовсе не Гринёва, а помогла понравившейся ей дочери капитана Миронова.

Сама Маша Миронова тоже проходит сложный путь взросления. Из наивной девочки, не видевшей в своей жизни ничего, кроме Белогорской крепости, и постоянно молчащей, она выросла в самоотверженную молодую женщину, готовую ради спасения любимого человека ехать в далёкий и страшный Петербург, искать аудиенции у самой императрицы. Автор словно любуется её скромностью, бесхитростностью и верностью, постоянно акцентируя внимание на том, что она не манерничала, твёрдо отстаивала женское достоинство и свой выбор.

 

Подведём итоги

К стр. 218-219

1.  Главные герои повести— Гринёв, Маша Миронова и Пугачёв. Повесть названа «Капитанской дочкой», потому что А.С. Пушкин хотел сделать акцент на истории драматической любви двух молодых людей, волею случая оказавшихся втянутыми в события крестьянской войны. Но само восстание здесь вторично, этим и объясняется такое название.

2.  А.С. Пушкина могли интересовать психологические причины русского мятежа как такового именно в связи с холерными бунтами, очевидцем которых он был, и тогда он обратился к наиболее крупному восстанию, чтобы лучше увидеть уже завершённую картину. Сказать же, что между этими выступлениями была прямая фактическая связь, никак нельзя, потому что причины выступлений были различны и по времени и пространству отстояли далеко друг от друга.

3.  А.С. Пушкин при подготовке материалов о пугачёвском бунте проехал по следующему маршруту: Тверь— Москва — Нижний Новгород— Казань— Симбирск— Оренбург — Уральск. В Нижнем Новгороде местный губернатор встречал писателя с большим подобострастием, полагая, что он имеет секретную проверочную миссию, является ревизором, и только после получил указание из Петербурга внимательно наблюдать за самим писателем.

4.  Сопоставляя отрывки «Истории Пугачёвского бунта» и «Капитанской дочки», можно увидеть, как в повести писатель отражал те или иные документы. Во-первых, это портретная характеристика самого Пугачёва. В «Капитанской дочке» она художественно осмыслена и дополнена бытовыми деталями, она динамична, в отличие от исторического портрета, но общее описание внешности соответствует. Отрывок «Пугачёв под Курмышем» похож на рассказ о взятии Белогорской крепости и судьбе командиров гарнизона, повешенных Пугачёвым. В повести в разговоре с Гринёвым Пугачёв как бы прозревает свою судьбу, говоря, что его дружки при случае выкупят свою жизнь его головой, — так в результате и получилось.

Описывая восстание, людей, окружавших своего атамана, офицеров царской армии, А.С. Пушкин старался подчеркнуть их человеческие качества вне зависимости от принадлежности к тому или иному лагерю.

Высказывание историка В.О. Ключевского о том, что в «Капитанской дочке» больше истории, нежели в «Истории Пугачёвского бунта», можно понять в том смысле, что в художественном произведении А.С. Пушкину удалось настолько глубоко вжиться в эпоху и так описать внутреннюю сторону событий, что теряется ощущение стороннего наблюдателя, отгороженного вековым пластом, становятся яснее мотивы людей, наглядно можно представить себе, каким образом желания трансформируются в поступки, а те влекут за собой те или иные следствия.

5.  Характеристика героям дана в предыдущих ответах.

6. Пословицей «Береги честь смолоду» писатель хотел сказать, что уже с раннего возраста надо думать о своих поступках и соотносить их с лучшими образцами, потому что иной раз вся жизнь может зависеть от решений, принятых в юности.

Темой «Капитанской дочки» является судьба двух молодых людей, проходящих через драматические испытания. Основная идея произведения: при всяких потрясениях особенно значимо нравственное начало в человеке, умение принимать решения по совести даже в моменты личной опасности, потому что в будущем это даст неизмеримо большую свободу, нежели мелкое приспособленчество.

В концовке А.С. Пушкин выступает как редактор, публикующий чью-то семейную хронику. Это создаёт ощущение достоверности событий. Из концовки становится ясна дальнейшая история рода Гринёвых, то, что спустя полвека все его многочисленные потомки были вынуждены жить по- прежнему в одном селе.

7. Автор проводит Гринёва и Швабрина через ряд испытаний и соблазнов. Гринёв мог заразиться цинизмом Швабрина, но он со всей душой принимает семейство Мироновых, не издевается над их нехитрой жизнью. Для Швабрина, со своей стороны, в появлении Гринёва возникла возможность вспомнить самого себя в ранней молодости, оставить свой иссушающий сарказм и претензии к жизни. Гринёв мог отказаться от дуэли или донести на Швабрина, угрожающего ему, но он без колебаний пошёл на неравный поединок, защищая честь самостоятельно. Швабрин при этом сознательно шёл на убийство, потому что никак не ожидал, что нежный юноша окажет столь серьёзное сопротивление. Увидев же, что соперник отвлёкся, и понимая, что поединок вот-вот будет завершён, поторопился нанести разящий удар. Гринёв не колебался, обороняя крепость от пугачёвцев, а Швабрин заблаговременно улизнул к мятежникам и попытался погубить Гринёва наветом при казнях в крепости. Только вмешательство Савельича спасло молодого человека.

Испытание властью — самое сложное. Получив власть над Марьей Ивановной, которой он так долго и безуспешно добивался, Швабрин прибегает к насилию и готов обречь девушку на унижения и смерть, лишь бы добиться своего. Гринёв в самых сложных ситуациях непрестанно думает о помощи любимой, а оказав её, отворачивается от Швабрина, не желая унижать его своим торжеством. Уже оказавшись в плену у правительственных войск, Швабрин, понимая, что не сможет уже выпутаться сам, хочет утянуть за собой и Гринёва, клевеща на него и злорадствуя при встрече. Гринёв же только поражён изменениями в недруге и пытается найти в нём какие- то остатки человеческих черт.

Каждая из четырёх встреч Гринёва и Швабрина всё повышает драматизм испытания и цену ответственности за принятое решение. Гринёв с самого начала пошёл по пути открытому и честному, и каждый последующий выбор имел под собой прочный фундамент. Швабрин, напротив, приняв однажды решение подлое и злое, остановиться мог уже со всё большим трудом, даже если бы захотел. Зло затягивает и, один раз допущенное, распространяется по душе очень быстро, отравляя её. Ясно, что Швабрин был полным эгоистом, и его привязанность к Маше Мироновой была такой же эгоистичной. Он думает не о её счастье, но только об ублажении своих страстей, в то время как Гринёв готов жертвовать жизнью ради любимой. Месть, к которой стремится Швабрин, вконец иссушает его, как всегда бывает с человеком, который думает не о созидании, а о разрушении. Гринёв же по ходу повести приобретает всё большую уверенность в высшей справедливости своих поступков, потому что сердцу своему он не изменял.

8.  С приведённой точкой зрения некоторых литературоведов можно согласиться.

Действительно, каждый из персонажей тогда преуспевает, когда воплощает собой присущие его сословию и социальному положению добродетели. Савельич заботится о барском добре, Гринёв, не нарушая воинского долга, по-доброму относится к Пугачёву, сам Пугачёв оказывает офицеру и дворянину милость из простого, глубоко народного сочувствия. И, напротив, бездействие и внутренняя отчуждённость оренбургского генерала, подлости Швабрина, кровожадность Белобородова выводят их за пределы авторской симпатии. Кроме этого, А.С. Пушкин хотел показать, что, несмотря на все сословные различия, у героев есть объединяющее начало, и имя ему — человечность.

9.  На иллюстрации П. Соколова «Савельич останавливает дуэль» изображён следующий момент: «Вдруг я услышал своё имя, громко произнесённое. Я оглянулся и увидел Савельича, сбегающего ко мне по нагорной тропинке... В это самое время меня сильно кольнуло в грудь пониже плеча...» На этой иллюстрации Савельич полон испуга за своего господина и полон готовности заслонить его собой, совершенно не думая о том, что своим криком он отвлёк его внимание. Гринёв замер в полудвижении, недоумённо оглядываясь, а Швабрин, не потерявший хладнокровия, сделал нацеленный выпад и тяжело его ранил.

На картине А. Бенуа «Капитанская дочка» изображены Маша Миронова и Пётр Гринёв. Маша расстроена и смущена, она опасается за здоровье возлюбленного, Гринёв же от радости даже приподнялся в постели. «Ради Бога успокойтесь, — сказала она, отняв у меня свою руку. — Вы ещё в опасности: рана может открыться. Поберегите себя хоть для меня».

Художник С. Герасимов на картине «Гринёв и Маша Миронова» отобразил следующий эпизод: «Она встретила меня на крыльце. «Что это с вами сделалось? — сказала она, увидев меня.— Как вы бледны!»— «Всё кончено!»— отвечал я и отдал ей батюшкино письмо. Она побледнела в свою очередь». На картине Маша внимательно читает письмо, Гринёв в досаде и тяжёлой нервной задумчивости смотрит в сторону.

Картина того же С. Герасимова «Капитанская дочка» иллюстрирует следующие слова А.С. Пушкина: «Пугачёв сидел под образами, в красном кафтане, в высокой шапке и важно подбочась. Около него стояло несколько из главных его товарищей, с видом притворного подобострастия». Гринёв только входит во «дворец», и Пугачёв ещё не успел узнать его. Его поза демонстрирует величие и значительность, глаза грозно устремлены на входящего. Его помощники сурово смотрят на офицера, окружая своего предводителя, один из них наклонился и что-то говорит ему вполголоса.

Д. Шмаринов на картине «Капитанская дочка» запечатлел следующий фрагмент: «Надели мне на ноги цепи и заковали наглухо». Кузнец выполняет свою работу, ему всё равно, виновен или нет стоящий перед ним человек, он сосредоточенно возится с цепью. Гринёв, кажется, не совсем понимает, что с ним делают, он глядит на ноги. Губы его плотно сжаты, лицо выражает решимость. Солдат на заднем плане, отвернувшись, ждёт окончания процедуры.

В учебнике приведена ещё одна иллюстрация П. Соколова. «Императрица сидела за своим туалетом. Несколько придворных окружали её и почтительно пропустили Марью Ивановну... Марья Ивановна приняла письмо дрожащею рукою и, заплакав, упала к ногам императрицы...». На Машу, упавшую на колени, обращены взоры придворных и самой Екатерины. На лице императрицы благосклонная улыбка, она протягивает письмо для отца Петра Гринёва.

 

Развивайте дар слова

К стр. 219-220

1.  Исторический аспект «Капитанской дочки» заключается прежде всего в исследовании сословных противоречий, приводящих к конфликтам такого рода. Точность исторических описаний и воссоздание психологии героев, решение ими частных проблем также относится к аспектам исторического характера. Поверх этого и вместе с этим из прошлого в будущее тянется нить человеколюбия, милосердия, которое уже тогда находило себе дорогу и преодолевало жёсткую структуру общества. Более того, именно представители народа в повести оказываются в большей степени носителями этого безусловного нравственного чутья. Вопросы безусловной, внеисторической этики остаются столь же интересны и для нас, живущих двести тридцать лет спустя после Пугачёва и сто семьдесят лет после написания повести. Для нас продолжают оставаться интересны вопросы формирования национального характера и его особенности, что по-прежнему актуально в сложных условиях современного существования.

2.  Литературовед В.И. Коровин считает, что историзм можно найти не только в произведениях на историческую тему, но абсолютно в любых произведениях. Соответственно, произведения любых жанров будут якобы историчными в широком понимании этого слова.

С приведённым мнением литературоведа трудно согласиться по той причине, что историзм в широком смысле охватывает абсолютно все литературные направления и как определение теряет смысл, потому что уже ничего не отграничивает от чего-то иного. Даже если принять приведённую точку зрения, всё равно существуют жанры, которые находятся вне историзма в широком смысле: например, сказка, или произведения, написанные в любых жанрах в стиле фэнтези. Если же говорить о том, что вообще любое проявление человека характеризует эпоху, то нет никакой надобности сужать этот факт до пределов литературоведения. Это вопрос, принадлежащий области культурологии.

Кроме этого, предложение подтвердить точку зрения В.И. Коровина высказывается после вопроса о том, согласен человек или нет с этой точкой зрения. Таким образом, вопрос о согласии или несогласии теряет всякий смысл.

Если же говорить о конкретных писателях, например, о А.С. Пушкине, то на примере его произведений действительно можно увидеть, как писатель пользуется различными жанрами для воссоздания исторической реальности. Такие его произведения, как «Песнь о вещем Олеге», «Борис Годунов» и «Капитанская дочка», каждое по-своему, отражают эпоху и национальный характер героев произведения, которые должны решать те проблемы, что стояли перед русским народом в разные времена его существования.

 





загрузка...