Домашняя работа по литературе за 8 класс

ИЗ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

Лев Николаевич Толстой

После бала

Поразмышляем над прочитанным...

К стр. 40-41

1. Рассказ вызвал очень много чувств. Трудно смириться с тем, что человек может быть настолько разным, совершать настолько разные поступки, не испытывая при этом видимых нравственных затруднений, как это делал полковник. Л.Н. Толстой специально нарисовал такой контраст, чтобы глубже подчеркнуть разломы в душах многих людей того времени. Наверное, сейчас тоже есть люди, которые меняют социальные роли, как маски, и в разных местах ведут себя совершенно противоположным образом. Анализ Л.Н. Толстого ещё тоньше, нежели у Н.В. Гоголя или М.Е. Салтыкова-Щедрина, потому что те же гоголевские персонажи принципиально не могут испытывать определённые высокие чувства, такие, как любовь, открытая радость, воодушевление; каждый момент искренности обнажает в них людей мелочных, завистливых и циничных. Совсем не таков толстовский полковник. Он может быть радостен, искренне приятен в общении, обаятелен. Но в то же время готов, надев маску армейского начальника, действовать безжалостно, с методичной холодной яростью. Человек по природе своей целостное существо, и в поведении он должен стараться исходить из единых внутренних критериев. Для Л.Н. Толстого это были христианские заповеди. Когда же эти критерии различны, то цельная личность распадается. Рассказчик инстинктивно сохранил в себе эту цельность, отказавшись

входить в мир, где преуспеть можно было только путём раскола и изолирования друг от друга разных частей личности. В нормальном человеке мысль, слово и дело едины, а когда в самой сердцевине души отгораживаются противоположные мысли, человек перестаёт уподобляться богу, по образу которого он создан. Распознать таких людей гораздо сложнее, чем гоголевских персонажей, ибо их надо наблюдать в различных ситуациях. Можно незаметно попасть в зависимость от такого человека, проникнувшись к нему первоначальным доверием, тогда после возникнет потрясение, подобное тому, что испытал Иван Васильевич. Рассказ учит тому, что цельность во всех проявлениях жизни, верность единому нравственному чувству — истинно человеческие качества, они стоят над меняющимися социальными или расовыми различиями.

Повествователь— это особый художественный образ, от имени которого ведётся повествование в произведении. Иногда позиция повествователя сближается с позицией автора, иногда существенно расходится с ней. Можно вспомнить «Левшу» Лескова, «Ночь перед Рождеством» Гоголя, «Каменный цветок» Бажова: в них авторы создают яркие образы повествователей.

Повествователей два: первый, очевидно, молодой человек, ведёт повествование от первого лица— но не единственного, а множественного числа («спросили мы», «сказал один из нас»), то есть первый повествователь является как бы лицом собирательным. Он вводит нас в ситуацию, в которой происходит беседа молодых людей о влиянии условий на формирование человека; в беседе принимает участие «всеми уважаемый Иван Васильевич». Мы видим, что беседа эта не является исключением: такие разговоры происходят часто: «Часто он совершенно забывал повод, по которому он рассказывал...».

Второй повествователь, который, собственно, и рассказывает главную повесть, — Иван Васильевич. Он ведёт повествование об определяющем эпизоде своей жизни от первого лица. Перед нами — рассказ в рассказе.

Находим цитаты: «то, что я хочу рассказать, было в сороковых годах»; «Она и в пятьдесят лет была замечательная красавица. Но в молодости, восемнадцати лет, была прелестна...». Пятидесятилетие Вареньки Б. уже миновало, соответственно, беседа происходит в семидесятых-восьмидесятых годах XIX века. (Дагерротипные портреты впервые стали делать в 1839 году.) Собеседники Ивана Васильевича— молодые люди, ему же самому более пятидесяти лет.

Повествование от первого лица усиливает иллюзию достоверности рассказываемого и акцентирует внимание на образе повествователя. При этом автор словно бы «прячется», но не становится тождественным повествователю.

В рассказе «После бала» мы видим двух Иванов Васильевичей: первый — рассказчик, пожилой и мудрый человек, готовый поделиться с молодёжью своим жизненным опытом; второй— двадцатилетний юноша, впечатлительный, способный глубоко чувствовать и сопереживать.

Автор вводит в произведение двух рассказчиков, чтобы иллюзия достоверности была наиболее полной: нам кажется, что всё, рассказанное Толстым, — правда, что именно так оно и было. Автор обращает нас к чувствам, пережитым Иваном Васильевичем в сороковых годах, направляет вектор времени назад, но мы, читатели, чувствуем, что при этом автор смотрит далеко вперёд: он видит, что проблемы, которые были острыми в обществе в то время, ещё не изжиты, они остаются актуальными и в наши дни.

Произведение представляет из себя рассказ в рассказе, каждый из которых ведёт особый повествователь; художественное время первого рассказа (семидесятые-восьмидесятые годы) заключает в себе художественное время второго (сороковые годы), а финал выводит нас на новое время — на время, в котором живут читатели, и обращает к проблемам современности.

«Отец Вареньки был очень красивый, статный, высокий и свежий старик. Лицо у него было очень румяное, с белыми, а Nikolas I подвитыми усами, белыми же, подведёнными к усам бакенбардами и с зачёсанными вперёд височками, и та же ласковая радостная улыбка, как и у дочери, была в его блестящих глазах и губах. Сложен он был прекрасно, с широкой, небогато украшенной орденами, выпячивающейся по-военному грудью, с сильными плечами и длинными, стройными ногами. Он был воинский начальник типа старого служаки, николаевской выправки». После бала: «И, не отставая от него, шёл твёрдой, подрагивающей походкой высокий военный. Это был её отец, с своим румяным лицом и белыми усами и бакенбардами»; «Полковник шёл подле и, поглядывая то себе под ноги, то на наказываемого, втягивал в себя воздух, раздувая щёки, и медленно выпускал его через оттопыренную губу»; «Подать свежих шпицрутенов! — крикнул он, оглядываясь, и увидал меня»; «самоуверенный, гневный голос полковника».

Как уже было сказано в начале, у полковника нет истинного лица, его лица меняются в зависимости от той социальной роли, что он играет.

2.  Рассказ назван не «Бал», а «После бала», потому что как раз после бала разворачиваются главные события. Автор как бы противопоставляет название длинному описанию великосветского развлечения, на фоне которого мучительство человека выглядит особенно противно.

3.  Полковник воспринимает своё нежное отношение к дочери и безразличное, жестокое отношение к солдатам как само собой разумеющиеся, естественные. Страдание солдата не вызывает противоречия в его душе. В сцене наказания полковник всё тот же — тот же румянец, та же походка. Автор показывает нам вопиющий контраст между самоуверенным полковником и несчастным татарином, усиливая сцену многократным повторением: «такой же удар упал на него с другой стороны, и опять с этой, и опять с той». Увидев кавалера собственной дочери, полковник поспешно отворачивается, потому что это встреча с человеком из другого мира — из памяти другой части личности внутри полковника. Но он уверен, что он имеет полное право ударить солдата.

4. Время, которое находится в центре внимания,— сороковые годы XIX века.

Николая I называли — Николай Панкин. Вспомним рассказ Н.С. Лескова, прочитанный в 6-м классе, — «Человек на часах». Вспомним судьбу часового, спасшего утопающего и жестоко наказанного за это. Жестокое отношение к солдатам, которых, как правило, набирали из крепостных крестьян, было нормой в ХVIIIIХ веках.

5.  Мы видим психологический, внутренний конфликт в душе Ивана Васильевича. Его восторженное мироощущение вдруг рухнуло в самой высшей своей точке, когда герой встретился с неприкрытым, торжествующим злом и насилием. Вновь, как в «Человеке на часах», возникает тема закона и божественной справедливости: Иван Васильевич видит, как полковник выполняет установленный закон, предусматривающий наказание за побег, и слышит просьбу татарина о милосердии: «Братцы, помилосердуйте». Полковник ревностно исполняет букву закона, но не слышит голоса милосердия, голоса Господа в душе.

Проблема Закона и Божественной правды — это важнейшая проблема рассказа. В этом случае Толстой является продолжателем христианской традиции Библии и древнерусской литературы, которая начинается со «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона.

Сознание Ивана Васильевича не может вместить всего ужаса открывшейся ему правды. Он сначала пытается понять, что такое знает полковник, что заставляет его быть таким жестоким. Со временем внутренний конфликт, затянувшись, перерастает в стихийное противостояние героя и уклада жизни, противостояние личности и среды. Он не может изменить мир, но может изменить себя в этом мире.

«Ну, это мы знаем, как вы никуда не годились, — сказал один из нас. — Скажите лучше: сколько бы людей никуда не годились, кабы вас не было». Эта фраза сказана «одним из нас», то есть выражает общее мнение собравшихся, и мы понимаем, что беседующая молодёжь считает Ивана Васильевича своим учителем — учителем жизни.

Может ли человек измениться сам? Или он должен поменять сначала окружающую среду, которая будет способствовать его собственному изменению?

Человек способен изменить окружающую жизнь своим примером и поступками, это то реальное добро, что принёс герой рассказа своим слушателям. Но он, таким образом, сам становится для них той жизнью, под воздействием которой они меняются. Так что это проблема диалектическая. Один ответ неизбежно предполагает в качестве развития ответ противоположный.

6.  Исторические взгляды писателя в рассказе «После бала» отразились через образ полковника, через разительный контраст его поведения на балу и на площади. Мы видим взаимодействие с двумя Россиями, вторую, мужицкую, он при этом презирает. Л.Н. Толстой был реалистичным художником, поэтому в рассказе эти два начала так и не соединились, — ведь Иван Васильевич не производит впечатление человека, понявшего до конца суть происходящего тогда в его душе. Полковник остался расщеплённой личностью, Варенька ни о чём таком не думала и жила в своё удовольствие в мире балов и поклонников, рассказчик остался при убеждении, что всё зависит от случая.

7.  Композиция — состав и определённое расположение частей, элементов и образов произведения в некоторой значимой временной последовательности. Композиция «держит» элементы целого, скрепляет отдельные части произведения; в то же время она самим расположением и соотношением образов выражает художественный смысл.

Основные композиционные приёмы — это повтор, усиление, противопоставление и монтаж.

Сочетание повтора и противопоставления (зеркальная композиция)—основной композиционный принцип рассказа. Противопоставление заложено уже в названии: во время бала — «После бала».

В рассказе противопоставлены друг другу и образы, и персонажи, и художественные детали.

8. Гораздо тяжелее представить себе типическую ситуацию и описать её без фотографического сходства с ситуациями аналогическими, нежели воспроизвести увиденное с полной точностью, что больше является работой журналиста, а не писателя. Л.Н. Толстой этим высказыванием хочет подчеркнуть, что работа писателя очень тяжела, что стремление отразить характерные типы людей и их отношений требует огромного душевного напряжения, потому что, наблюдая частные проявления таких взаимоотношений, надо ещё суметь выделить наиболее обобщённый компонент и правильно показать именно его.

Приведённые слова Л.Н. Толстого говорят об огромном трудолюбии писателя, о том, что точное выражение идеи требует сложнейшей работы, которая продолжается даже после опубликования произведения, потому что писатель как человек тоже развивается, и за прошедшее время он мог понять нечто такое, на что не обратил внимания при первоначальном написании. Когда происходит такой внутренний рост, то можно надеяться, что каждое повое произведение станет открытием, что проникновение писателя в глубь жизни, его творческий талант постоянно растёт.

9. Картине В. Гильберта «Бал» соответствует такой эпизод: «Когда же он. быстро расставив ноги, опять соединил их. и. хотя и несколько тяжело, упал на одно колено, а она, улыбаясь и поправляя юбку, которую он зацепил, плавно прошла вокруг него, все громко зааплодировали».

На картине Г. Лансере «Сквозь строй» изображён следующий момент: «Дергаясь всем телом, шлёпая ногами по талому снегу, наказываемый, под сыпавшимися с обеих сторон на него ударами, подвигался ко мне, то опрокидываясь назад— и тогда унтер-офицеры, ведшие его за ружья, толкали его вперёд, то падая наперёд— и тогда унтер-офицеры, удерживая его от падения, тянули его назад. И, не отставая от него, шёл твёрдой, подрагивающей походкой высокий военный. Это был её отец, с своим румяным лицом и белыми усами и бакенбардами».

Эти картины в достаточной степени передают настроение и пафос рассказа, являются как бы полюсами разворачиваемого в нём действия.

 

 

Развивайте дар слова

К стр. 41

См. предыдущие ответы.

 





загрузка...