Домашняя работа по литературе за 8 класс

ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ XX ВЕКА

Александр Трифонович Твардовский

Василий Тёркин

Поразмышляем над прочитанным...

К стр. 161-163

1.  «Страна Муравия» посвящена периоду коллективизации начала 30-х годов XX века, «За далью — даль» — поэма послевоенная, описывающая жизнь людей, какой её увидел А.Т. Твардовский в своей поездке по стране. Поэма «Василий Тёркин» посвящена Великой Отечественной войне.

2. Главная мысль главы «Переправа» заключается в том, что путь до победы очень далёк и лежит через кровавую переправу, через жестокие испытания, в которых погибнут многие.

Приведённые строфы говорят о том, что память и военная слава всегда имеют свою оборотную сторону — забвение, когда без примет и следов канут в чёрную воду тысячи живых людей. Думая о победивших героях, увешанных наградами, нельзя забывать и о тех безвестных солдатах, что канули бесследно в жестоком бою. Бой этот и ведётся не ради славы, не ради восхищения потомков смелостью воинов; цена сражения гораздо выше— это вообще жизнь на земле, самая святая цель, какая только может быть. Да и сами солдаты — это вовсе не былинные богатыри, а простые люди, «труженики», которые испокон века защищали родину, когда в этом была необходимость. Само определение «труженик-солдат» говорит о том, что к войне наши воины относятся как к тяжёлой, но необходимой работе, не стараясь никак поэтизировать и возвысить её. Напротив, война прозаична, полна тяжёлого быта и кровавых моментов, которые тоже уже стали привычными.

3.  Проходящие рефреном по главам слова «Бой идёт святой и правый, / Смертный бой не ради славы-—/ Ради жизни на земле» подчёркивают главную мысль всей поэмы, усиливают её выражение и возвращают к ней в различных эпизодах: это мысль о том, что не для признания, успеха и славы идёт война, её суть неизмеримо глубже и серьёзнее — вся жизнь на земле.

4. В главе «О награде» в кругу фронтовых товарищей Василий Тёркин полушутя-полусерьёзно мечтает о возвращении после войны в родные края. Как бывалый воин, объективно знающий себе цену, он понимает, что достоин награды, но, как скромный человек, не стремящийся к великой славе, а только качественно выполняющий своё дело, даже не пытается говорить о своих заслугах: медаль-де нужна ему для того, чтобы производить неотразимое впечатление на девушек. С юмором он представляет своё возвращение домой. С достоинством и даже гордостью он будет держаться с односельчанами. Простым, человечным и жизнерадостным выглядит Тёркин в этой сцене. Каждую свободную минутку мысленно он находится дома, а не на войне, мечтает о мирной тихой жизни, а не о том, как будет совершать новые подвиги.

5.  Вот что пишет А.Т. Твардовский о воде в главе «От автора»:

 

На войне, в пыли походной,

В летний зной и в холода

Лучше нет простой, природной —

Из колодца, из пруда,

Из трубы водопроводной,

Из копытного следа,

Из реки, какой угодно,

Из ручья, из-подо льда, —

Лучше нет воды холодной,

Лишь вода была б — вода.

 

Темы, которые набрасывает поэт в главе «От автора» — это тема простых человеческих радостей, поддерживающих человека на войне. Это вкусная еда, дружеская поддержка, весёлая шутка, знание правды.

6. Вот как объяснял значение слова «сабантуй» сам А.Т. Твардовский: «Слово «сабантуй» существует во многих языках и, например, в тюркских языках означает праздник окончания полевых работ: сабан — плуг, туй — праздник.

Я слово «сабантуй» впервые услыхал на фронте ранней осенью 1941 года где-то в районе Полтавы, в одной части, державшей там оборону. Слово это, как часто бывает с привязчивыми словечками и выражениями, употреблялось и штабным командирами, и артиллеристами на батарее переднего края, и жителями деревушки, где располагалась часть. Означало оно и ложное намерение противника на каком-нибудь участке, демонстрацию прорыва, и действительную угрозу с его стороны, и нашу готовность устроить ему «угощение». Последнее ближе всего к первоначальному смыслу, а солдатскому языку вообще свойственно ироническое употребление слов «угощение», «закуска» и т.п. В эпиграфе к одной из глав «Капитанской дочки» А.С. Пушкин приводит строки старинной солдатской песни:

 

Мы в фортеции живём,

Хлеб едим и воду пьём;

А как лютые враги

К нам придут на пироги,

Зададим гостям пирушку,

Зарядим картечью пушку».

 

7.  А.Т. Твардовский показывает и бой, и госпиталь, и похоронную команду. Отступление и наступление, фронтовую дорогу и баню, привал и форсирование реки... Мы видим пехотинцев, танкистов, шофёров, поваров, генералов, воздушный бой... Действительно, можно сказать, что почти все военные картины, весь военный быт поэтом показан.

8.  Мы застаём Василия Тёркина в первой главе только что прибывшим в полк, но из разговора узнаём, что он уже воевал на финской войне. Благодаря его человеческим качествам его легко принимают в коллективе, он становится любимцем, и любимцем не только первого взвода.

Василий Тёркин участвует в форсировании реки и, когда его взвод закрепляется на правом берегу и не может сообщить об этом командованию, потому что уничтожена рация, он совершает подвиг: переплывает ледяную реку с донесением. Затем он участвует в бою, где уничтожает немцев, засевших в доте, после чего его, раненого, подбирают танкисты и отвозят в санбат. В госпитале он рассуждает о том, что ему хватило бы и медали за совершённые подвиги, орден ему якобы не нужен.

Выздоровев, он отправляется догонять свою часть и получает в подарок гармонь. Затем он отдыхает в избе старика и старухи и помогает им по хозяйству («Два солдата»). Далее совершает ещё один подвиг — сбивает из винтовки вражеский бомбардировщик. В главе «Смерть и воин» рассказывается о сопротивлении раненого бойца смерти, о его борьбе за жизнь, о взаимопомощи. При наступлении Василий Тёркин снова встречается с дедом и бабой, у которых чинил часы, и доходит до Берлина.

А.Т. Твардовский показывает войну как тяжёлую работу, а успех солдата на войне состоит из многих частей — своевременное снабжение, хорошее обмундирование, атмосфера взаимной поддержки, которая оказывает большое влияние на боевой дух армии.

9.  В главе «Гармонь» рассказывается о том, как морозным зимним днём Василий Тёркин возвращается из госпиталя в свою часть. Первое, чему радуется боец, — это новой шинели, во-вторых, он шёл к своим друзьям-однополчанам, в-третьих, он был здоров («махал своею правой, как и левою рукой»). Следующая радость — то, что шофёр попутной машины остановился, чтобы его подвезти. Когда впереди они видят колонну, грузовик останавливается. Шофёр тут же засыпает, пользуясь минутой возможного отдыха. Большую радость приносит бойцам то, что Тёркин просит у танкистов гармонь и начинает играть. Начинается весёлая пляска, даже уснувший было шофёр просыпается от звука гармони и участвует в общей пляске. Жизнелюбие оказывается сильнее усталости, мороза и всех трудностей войны.

По мере преодоления фронтовой дороги нам открываются такие черты русского солдата, как жизнелюбие, трудолюбие, стремление к взаимопомощи, храбрость, находчивость, любовь к Родине.

10. Вспомним бытовые русские сказки о ловком, смекалистом солдате. А.Т. Твардовский подсказывает нам мысль о преемственности поколений; старик, воевавший в Первую мировую войну, преображается! Он не боится разрывов, продолжает свою работу, успокаивая старуху. Солдат Второй мировой— Василий Тёркин — достоин быть его преемником: он мастер на все руки, человек широкой души, любит хорошую, задушевную шутку.

Дед с гордостью повторяет: «Вот что значит мы, солдаты!» — и в полушутливом-полусерьёзном разговоре-испытании (фольклорная традиция) утверждается в главной мысли:

 

Ты — солдат, хотя и млад,

А солдат солдату — брат.

 

Некоторые строки этой главы звучат как поговорки, пословицы:

 

Поищи-ка, дед, разводку,

Мы ей сделаем развод.

Эх, яичница! Закуски

Нет полезней и прочней.

Это доктор на дорожку

Для здоровья выдал мне.

 

11. С помощью однородных синтаксических конструкций и троекратного повторения ключевых слов автор передаёт читателям ощущение гнетущего, жуткого страха, когда сознание отказывается воспринимать действительность:

 

Ты прижал к вискам ладони,

Ты забыл, забыл, забыл,

Как траву щипали кони,

Что в ночное ты водил.

Смерть грохочет в перепонках,

И далёк, далёк, далёк

Вечер тот и та девчонка,

Что любил ты и берёг.

И друзей и близких лица,

Дом родной, сучок в стене...

 

Но властный голос долга словно разрывает пелену животного страха, окутавшего сознание:

 

Нет, боец, ничком молиться

Не годится на войне.

Нет, товарищ, зло и гордо,

Как закон велит бойцу,

Смерть встречай лицом к лицу,

И хотя бы плюнь ей в морду,

Если всё пришло к концу...

 

12. Многие солдаты действительно считали Василия Тёркина своим однополчанином и никогда не расставались с книгой. Это происходило потому, что поэту удалось в полной мере отразить повседневную военную атмосферу, короткими скупыми фразами передать ощущение близости того, о чём написано. Выйдя из землянки, каждый мог запросто столкнуться с теми же деталями быта и военной обстановки, о которых автор повествует ёмким солдатским языком. Сам Тёркин, как образ собирательный, нёс в себе частички многих солдат, встречавшихся А.Т. Твардовскому на фронте, в каждом батальоне или полку обязательно был смекалистый, хладнокровный и жизнелюбивый воин, заводила и балагур, готовый выполнить опасное задание и поддержать товарищей шуткой во время привала.

13.   См. другие ответы.

14. Василий Тёркин больше всего напоминает солдата русских сказок, хитрого, смекалистого, добродушного, неунывающего. В главе «Два солдата» Тёркин не только делает развод пиле, не только чинит старые часы, но и предлагает помочь пожарить сало (сказка о том, как солдат кашу из топора варил). С былинными богатырями найти сходство можно только с большой натяжкой, скорее такое сравнение можно провести не с личностью Василия Тёркина, а с образом всего народа, потому что богатыри — эпические персонажи, олицетворяющие мощь русского оружия.

К словам литературоведа можно добавить слова об умении мобилизовать силы в нужный момент, умении преодолеть слепой страх. Например, в главе «Кто стрелял?», когда тяжёлый бомбардировщик заходит на бомбёжку и, казалось бы, обречённых солдат охватывает панический ужас, Тёркин преодолевает страх и выходит из ситуации победителем.

15.  А всего иного пуще

Не прожить наверняка —

Без чего? Без правды сущей,

Правды, прямо в душу бьющей,

Да была б она погуще,

Как бы ни была горька.

 

 

Совершенствуйте свою речь

К стр. 163

1. Мы часто слышим не только объективно-отстранённый голос повествователя, но и взволнованный, тревожный, задушевный голос самого автора— и в главах «От автора» и «О себе», которые как бы «держат» поэму, играя важную композиционную роль, и в лирических и философских авторских отступлениях (например, в главе «Кто стрелял?»).

Личные чувства автора — это лирическое начало произведения, которое неразрывно сочетается с его повествовательным началом. Именно поэтому мы называем «Василия Тёркина» лироэпической поэмой.

Важно отметить, что автор — не отстранённый повествователь, не бесстрастный наблюдатель, но лирический герой поэмы, который вместе со всем народом болеет за судьбу страны. Он утверждает своё духовное родство с каждым советским человеком:

 

Я ограблен и унижен,

Как и ты, одним врагом.

Я дрожу от боли острой,

Злобы горькой и святой.

 

В главе «О себе» в полный голос звучит тема малой родины, дорогой сердцу автора. Он с нежностью описывает красоту родного леса с его муравьиным духом и птичьим щебетом и горько восклицает:

 

Мать-земля моя родная,

Сторона моя лесная,

Край недавних детских лет,

Отчий край, ты есть иль нет?

 

И, с тоской осознавая, что родная земля в плену, поэт клянётся, повторяя:

 

Мать-земля моя родная,

Сторона моя лесная,

Край, страдающий в плену!

Я приду — лишь дня не знаю,

Но приду, тебя верну.

 

Автор подчёркивает собственное родство со своим героем: они земляки, они живут одними чувствами и мыслями:

 

И скажу тебе, не скрою, —

В этой книге там ли, сям.

То, что молвить бы герою,

Говорю я лично сам.

Я за всё кругом в ответе,

И заметь, коль не заметил,

Что и Тёркин, мой герой,

За меня гласит порой.

 

Автор не только призывает бойцов чувствовать свою личную ответственность за судьбу Родины — он сам испытывает это чувство.

2.  Эпизод — это элемент сюжета, а рассуждение автора — внесюжетный элемент. Отождествлять их, как это сделано в вопросе, неправомерно.

Если говорить об эпизодах, то юмористических эпизодов в поэме множество. Например, это рассказ о сабантуе, просьба Тёркина «погреться изнутри» после переправы в ледяной воде, шутка Тёркина в главе «Кто стрелял?» («Не горюй, у немца это / Не последний самолёт»), предложение помочь бабке пожарить сало в главе «Два солдата»...

Грустных эпизодов как таковых в поэме нет, — там есть эпизоды драматичные и трагические, лирические. Но грустными их назвать нельзя, потому что грусть не подразумевает действия, это достаточно безвольное чувство, а вся поэма проникнута призывом к действию.

 

Нет, товарищ, зло и гордо,

Как закон велит бойцу,

Смерть встречай лицом к лицу,

И хотя бы плюнь ей в морду,

Если всё пришло к концу.

 

3. См. ответ 12 в рубрике «Поразмышляем над прочитанным...».

 

 





загрузка...
загрузка...