Домашние работы и доклады по литературе за 9 класс

ЧАСТЬ 1

Слово о полку Игореве

Вопросы и задания к стр. 33-34

1.         О «Золотом слове» Святослава

Вторая часть «Слова...» — идейный центр произведения. Без исторического комментария невозможно понять высокий и трагический пафос обращения автора к князьям, постичь ту глубину страдания, которая наполняет сердце русских людей при виде княжеских распрей.

Во всём произведении используется композиционный принцип переплетения триад. Во второй части «Слова...» мы, в свою очередь, можем выделить три части: сон Святослава и толкование его боярами, «Золотое слово» Святослава и обращение автора к князьям.

Сон Святослава — предчувствие беды. «Два солнца померкли» — двух русских князей впервые за всю историю отношений русских и половцев взяли в плен, «Два молодых месяца» — младшие князья.

В «Золотом слове» Святослав воздаёт честь храбрости и силе Игоря и Всеволода, но осуждает их самочинный поход на половцев: «Но не по чести одолели, не по чести кровь поганых пролили». Святослав обращается к Игорю и Всеволоду, называя их «сыновчя», то есть племянники. На самом деле они были ему двоюродными братьями. Такое обращение мог позволить себе старший князь в роду, великий князь Киевский.

Святослав сожалеет: «А уже не вижу власти сильного и богатого брата моего Ярослава, с воинами многими, и с черниговскими боярами...». Ярослав Всеволодович, черниговский князь, родной брат Святослава, в ответ на призыв великого князя собрал своих воинов и встал около Чернигова, защищая только свою землю: «...а Ярослав в Чернигове, совокупивъ вой свои, стояшеть» (из Киевской летописи). Святослав восклицает: «Но сказали вы: «Помужествуем сами: прежнюю славу сами похитим, а нынешнюю меж собой разделим».

Вспомним, что сильное войско Давида Ростиславича Смоленского, пришедшее на призыв Святослава, стояло в тылу у киевского князя и отказывалось двигаться дальше. «Когда сокол возмужает, высоко птиц взбивает, не даст гнезда своего в обиду. Но вот мне беде, — восклицает Святослав, — княжеская непокорность, вспять времена повернули. Вот у Римова снова кричат под саблями половецкими, а Владимир изранен. Горе и беда сыну Глебову!»

Владимир Глебович, о котором говорит Святослав, — это брат «прекрасной Глебовны», жены Яр-Тур Всеволода, попавшего в плен. Киевская летопись говорит, что Владимир Глебович был «дерзок и крепок в рати». Защищая Переяславль от половцев, он выехал из города с малой дружиной и крепко бился с половцами. Враги обступили его. Воины, увидев из города, что половцы окружили князя, «выринушася из города» и отбили своего князя, который был ранен тремя копьями. Израненный Владимир Глебович послал к русским князьям за помощью, но Давид со смолянами решил возвратиться домой, а Святослав с Рюриком охраняли броды через Днепр. В результате половцы по дороге напали на беззащитный Римов и уничтожили город: «Вот у Римова снова кричат под саблями половецкими, а Владимир изранен».

Собственным израненным сердцем чувствует автор страшное горе, постигшее Русь, — глубокое разобщение русских князей.

Вслед за словом Святослава автор обращает к занятым собственными интересами князьям своё взволнованное, горькое слово. Первый, к кому обращается автор, — Всеволод Большое Гнездо, князь Владимирский, первенство которого над всеми русскими князьями было неоспоримо (см. материал первого урока): «Великий князь Всеволод! Не помыслишь ли ты прилететь издалека, отцовский золотой стол поберечь?» Но не прилетит на помощь великий князь Всеволод.

Следующее обращение — к двум братьям, Рюрику и Давиду Ростиславичам. Рюрик на момент событий 1185 года — соправитель Святослава в Киевской земле, его воины вместе с войсками Святослава «и со инеми помочьми» заняли позиции на берегу Днепра против половцев. Воины Давида не услышали призыва вступить в золотые стремена «за обиду нашего времени, за землю Русскую, за раны Игоря, храброго Святославича!» и вернулись в Смоленск (отметим возникновение нового рефрена). Соблюдая историческую объективность, скажем, что Давид и его войско не сумели перешагнуть личной обиды: с 1171 года Давид был князем Киевским, но Андрей Боголюбский потребовал от всех четырёх братьев Ростиславичей убираться из Киева в Смоленск, а Давиду и Мстиславу Храброму вообще велел не появляться в Русской земле. Понятно, что оскорблённые смоляне не захотели защищать Киева, из которого их незадолго до того изгнали.

Третье обращение — к Осмомыслу Ярославу, князю Галицкому. Автор ярко описывает могущество этого князя, отца Ярославны — жены князя Игоря: «Высоко сидишь на своём злато- кованном престоле, подпёр горы Венгерские своими железными полками, заступив королю путь, затворив Дунаю ворота, меча бремена через облака, суды рядя до Дуная. Страх перед тобой по землям течёт, отворяешь Киеву ворота, стреляешь с золотого отцовского престола в султанов за землями». В этих словах содержится намёк на события 1159 года, когда Ярослав Осмомысл в союзе с волынскими полками захватил Киев: «отворяеши Киеву врата». В словах автора слышится урок могучему Ярославу Осмомыслу: ты сумел захватить Киев, сумей же его защитить! Но автору хочется верить в помощь русских князей своим братьям: «Стреляй же, господин, в Кончака, поганогополовчанина, за землю Русскую, за раны Игоревы, храброго Святославича!»

 «А ты, храбрый Роман, и Мстислав! Храбрые замыслы влекут ваш ум на подвиг!» — обращается автор к двум братьям Рости- славичам, потомкам Мстислава Великого. Их полки под предводительством Мстислава Храброго после изгнания Ростиславичей из Киева наголову разбили Андрея Боголюбского, показав свою силу. На 1185 год Ростиславичи княжили в Смоленской земле, их ближайшими соседями были литва, ятвяги и деремелы (имеются в виду названия племён). Автор отдаёт должное отваге и уму братьев. Но что их отвага, проявленная в сражениях с русскими князьями, если Русская земля стонет от половцев, если «Игорева храброго полка не воскресить»!

«Ингварь и Всеволод и все три Мстиславича — не худого гнезда шестокрыльцы!» — обращается автор к другим русским князьям: «Загородите Полю ворота своими острыми стрелами, за землю Русскую, за раны Игоря, храброго Святославича!» В третий раз упруго и остро, словно выкликаемый князем перед началом боя, звучит призыв встать за землю Русскую — это самый знаменитый рефрен в «Слове о полку Игореве».

В следующих строках автор говорит о том, что опасность надвигается на Русь не только с Поля, но и со стороны литвы: «Один только Изяслав, сын Васильков, прозвенел своими острыми мечами о шлемы литовские, поддержал славу деда своего Всеслава, а сам под червлёными щитами на кровавой траве литовскими мечами изрублен...» Изяслав, князь полоцкий (городенский), правнук Всеслава Полоцкого, погиб в битве 1183 года, за два года до похода Игоря на половцев. Автор словно хочет предупредить своих читателей об опасности нападения со стороны Литвы. Опасность эта, предсказанная автором «Слова...», станет явной несколько десятилетий спустя.

Подвиг Изяслава Василькова описывается лирически: «...так он один и изронил жемчужную душу из храброго своего тела через золотое ожерелие».

После описания подвига Изяслава Василькова автор возвышает свой голос до обращения ко всем князьям земли Русской, напоминая им об их кровном родстве: «Ярославовы все внуки и Всеславовы!» (Ярослав Мудрый — внук Владимира Святого, Всеслав Брячиславович, князь полоцкий, — правнук Владимира.) Автор прямо обличает и укоряет русских князей: «Не вздымайте более стягов своих, вложите в ножны мечи свои затупившиеся, ибо потеряли уже дедовскую славу. В своих распрях начали вы призывать поганых на землю Русскую, на достояние Всеславово. Из-за усобиц ведь началось насилие от земли Половецкой!»

Желая понять истоки сегодняшнего бедственного состояния Русской земли, автор обращается взором к событиям, которые стали первопричиной этого состояния, — к событиям более чем столетней давности. Он вспоминает князя Всеслава Брячиславича полоцкого, выступившего против Ярославичей. Ярославичам пришлось объединиться и двинуться на него в поход. В результате Всеслав был схвачен и брошен в темницу в Киеве. Но пока Ярославичи воевали с Всеславом, половцы напали на Русь (1068). Ярославичи вышли им навстречу и были побеждены.

Всеславу всё же удалось покняжить в Киеве: киевляне взбунтовались против Ярославичей, выгнали их и провозгласили князем Всеслава: «Тот хитростью поднялся... достиг града Киева и коснулся копьём своим золотого престола киевского». Изяслав Ярославич сумел изгнать его и отобрать Полоцк, Всеслав бежал: «А от них бежал, словно лютый зверь в полночь из Белгорода, бесом одержим в ночной мгле...» Но Всеслав набрал дружину и сумел отвоевать отцовский престол. До конца XI века, до смерти последнего Ярославича (1093), продолжалась борьба братьев с Всеславом. Он умел одерживать победы над Ярославичами, нападал на Псков, грабил и жёг Новгород и Смоленск, но эти победы приносили Русской земле только горе: «На Немиге снопы стелют из голов, молотят цепами булатными, на току жизнь кладут, веют душу от тела. Немиги кровавые берега не на добро засеяны, засеяны костями русских воинов».

Всеслава называли чародеем и шептали, будто бы он был рождён от волхования. Он умел делать то, что было недоступно другим людям, имел огромные силы, но потратил их на борьбу со своими родственниками, братьями Ярославичами: «Хоть и вещая душа была у него в дерзком теле, но часто от бед страдал. Ему вещий Боян ещё давно припевку молвил, смыслённый: «Ни хитрому, ни удачливому... суда божьего не избежать!»

Автор показывает первопричину горького положения Руси: раздоры отвлекли князей от обороны границ, и в образовавшиеся бреши стали проникать половцы. Поход Игоря Святославича 1185 года — показательный результат раздробленности Русской земли: четыре князя попадают в плен, половцы безнаказанно грабят и сжигают русские города, а князья думают о своих интересах и отказываются выступать против кочевников. Поход Игоря на половцев — это не просто незначительный неудачный поход новгород-северского князя против поганых, но та капля, которая переполняет чашу терпения. Раздробленность Русской земли — не просто факт, но факт, угрожающий самому её существованию. Пройдёт всего тридцать восемь лет, и горестный, не услышанный князьями призыв автора «Слова...» к единению отзовётся в страшном разгроме на Калке.

Тяжким пророчеством звучат строки «Слова...»: «О, печалиться Русской земле, вспоминая первые времена и первых князей! Того старого Владимира нельзя было пригвоздить к горам киевским; а ныне одни стяги Рюриковы, а другие — Давидовы, и порознь их хоругви развеваются. Копья поют...» (Флаги двух родных братьев развеваются порознь, нет единства даже между ближайшими родственниками.)

Первая часть создана в традициях воинской повести. Вторая часть — образец торжественного красноречия (жанр «слова»). Это страстная речь оратора, обращающегося к русским князьям. Автор соблюдает старшинство в обращении, упоминает о заслугах и доблести князей, ищет причины современного положения, заглядывая в прошлое, и, говоря современным языком, выдвигает долгосрочные прогнозы. Мы видим автора — человека, блестяще знающего историю Русской земли, глубокого политика и истинного патриота Русской земли.

 

2.         Художественные приёмы, которые использует автор «Слова...»

Создать характеры героев, выразить мысль о единении сил перед лицом внешней опасности автору «Слова...» помогают такие приёмы:

- многочисленные олицетворения, создающие впечатление участия сил природы или человеческих чувств на той или иной стороне: «Рёк Донец...», «Поднялась Обида от курганов.. .», «уж лиса на щит червлёный брешет...»;

- зооморфные сравнения: «Буй-тур Всеволод», Всеслав «выскочил из Белгорода зверем», Ярославна кличет, как «кукушка раннею весною» (в тексте Н. А. Заболоцкого повторяется это не очень понятное сравнение. В изначальном тексте Ярославна названа некоей «зигзицей», то есть, скорее всего, чайкой), князь Игорь в зависимости от ситуации сравнивается (превращается) то в горностая-белку, то в серого волка, то в сокола;

- повторы: «О Руская земля! Уже за шеломянемъ еси!».

 

3.          Образ Ярославны

Поэтическое высказывание В. Г. Белинского нельзя назвать «мнением», как это сделано в вопросе. Соглашаться или не соглашаться тут не с чем. Безусловно, Ярославна жалеет не о «потере кормильца», волнуется не о материальном состоянии вдовы погибшего князя, она любит человека и желает, чтобы он вернулся. Критик использовал стиль «Слова...», чтобы описать эпизод, и сделал это красиво.

Ярославна представляется молодой красивой женщиной с плавными очертаниями лица, большими синими или зелёными глазами. Под круглой шапочкой, отороченной мехом, — платок. Она в длинном одеянии. Её движения полны скорби и печали, потому что от мужа нет никаких вестей. У неё тихий и скромный характер, но при этом очень преданный и стойкий.

 

4.          Князья Игорь и Всеволод

Авторы учебника задают вопрос, каково значение князей Игоря и Всеволода за единение сил русского воинства.

Игорь и его брат Всеволод меньше всего заняты мыслью о единении сил русского воинства. Они собирают немногочисленные дружины своих ближайших родственников для того, чтобы тайком от других русских князей напасть на половцев. По существу, братья организуют грабительский поход, который приводит к позорным результатам: впервые русские князья попадают в половецкий плен. Этот результат, по мысли автора «Слова...», должен — от противного — повлиять на объединение русских князей. Но процесс децентрализации на том историческом этапе был неизбежен.

 

5.          Словарная работа

Сложить песнь — увековечить в художественном произведении, восславить подвиги, приравнять их к былинным подвигам.

Отвагою запалил себя — раззадорился, собрался с силами и мужественно пошёл до конца, убедил самого себя действовать без оглядки, настроился на яростное противостояние.

Заострил сердце — напрягся и собрал всё мужество.

Накликают — сглазят, призовут несчастье тем или иным действием.

Грозу суля — обещая грозу — символ беспощадного противостояния.

Крамолу ковал — готовил измену, за спиной вёл предательскую деятельность.

Изронил золотое слово — произнёс редкое по мудрости суждение, которого долго ждали.

Молит — уговаривает, сильно просит.

Величать — с уважением называть.

Запричитала — заголосила, стала заунывно жаловаться, рыдая и заламывая руки.

Эти слова и словосочетания играют роль художественных и выразительных средств, раскрывающих эмоциональное напряжение повествования и создающих определённые образы у читателей.

 

 

Развивайте дар слова (к стр. 34)

Доклад «В чём пафос памятника «Слова о полку Игореве»?»

«Слово о полку Игореве» — произведение очень сложное и необычное, в нём очень много литературных заимствований из разных произведений — «Песни о Роланде», «Энеиды» Вергилия, «Илиады» Гомера, Священного писания и других известных тогда источников. Однако несмотря на сложный состав и несколько смысловых слоёв произведения, основное направление мысли автора неизменно — он осуждает княжеские раздоры, осуждает раздробленность Русской земли, которая к тому моменту представляла собой лоскутное одеяло, объединённое только единой религией — православием, осуждает самовлюблённость и спесь местечковых властителей. Идеалом для автора является Киевская Русь, могучее, единое государство, способное защитить своих подданных от различных внешних опасностей и заслужить опасливое уважение со стороны соседей. Слава Русской земли закатилась как вечернее солнце, автор это очень хорошо чувствует и инстинктивно выражает понимание исторически неизбежного процесса угасания древнеславянского этноса. Грядёт ночь — период безвременья, беззащитности людей, смуты и брожения в умах, который под силу преодолеть только новому объединению.

Такое объединение произойдёт лишь спустя двести лет, когда возвысится Москва, и из недр умершего восточнославянского этноса родятся новые братские этносы, полные жизни и жажды деятельности: великорусский, белорусский и украинский.

Во времена же написания «Слова о полку Игореве» до этого было ещё очень далеко, однако автор, как человек художественно проницательный, угадал грозящую русским землям внешнюю опасность. Он не знал, как её выразить, поэтому и преувеличил беды, причиняемые половцами. Но основное направление его мысли подтвердилось спустя полвека, когда разрозненные княжества, истощённые взаимной борьбой и недоверием, легко стали добычей монгольской армии Батыя.

Человек, ищущий славы только себе, несмотря на всё своё благородство и проявляемый героизм, всегда в конечном итоге принесёт несчастье соплеменникам, потому что народная сила — в единстве, в понимании действительных интересов и целей развития своего народа. Это основной пафос «Слова...», и он неизменен.

Доклад «В чём актуальность этого произведения в наши дни?»

В 1991 году распалась могучая держава — Союз Советских Социалистических Республик. Произошло это не по народной воле, а по келейному сговору лидеров трёх республик, укрывшихся в Беловежской пуще. Россия никогда не была парламентской страной, люди по большей части привыкли принимать происходящие во власти перемены как неизбежную данность, поэтому разрушение великого государства, вызвав резко негативную реакцию большинства населения, стало всё же реальностью.

Конечно, центробежные силы тоже были, и как раз на них опиралась новая власть. Однако большинство россиян, только начавших приобщаться к свободному волеизъявлению, всё ещё относились (многие и сейчас относятся) ко власти, как к чему-то неизбежному, на что нельзя повлиять. Такое отношение имеет очень давнюю историческую традицию, и её обязательно надо учитывать.

Можно провести такую аналогию: политически неопытные люди поверили трескучим фразам о «национальном самоопределении», как часто верят громким словам и обещаниям некоторые подростки, которые не могут разобраться в причинах и следствиях и вынуждены происходящие в мире взрослых события рассматривать только с одной, внешней стороны. Теперь, когда количество людей во власти увеличилось пропорционально количеству новых государств, и политики этих новых государств стали более самовластны в своих решениях, нежели это могло быть в рамках одной страны, они приложат все усилия, чтобы такой власти не лишиться.

Точно так же и в Киевской Руси каждый удельный князь мечтал быть полновластным господином, нимало не заботясь при этом о своих подданных. Желания таких князей, считающих себя обделёнными, сбылись, единая Русь раскололась на десятки мелких государств, враждующих между собой. Каждый князь думал уже не об опасности всей Русской земле, а о личной безопасности и был готов ради расширения своего влияния губить тысячами своих подданных и призывать на помощь чужеземцев. Князь Игорь захотел прославиться и погубил свою дружину в бессмысленном набеге, половцы в ответ совершили несколько набегов, которые ещё больше принесли горя народу. За 70-80 лет до описываемых событий объединённые русские дружины несколько раз ходили в степь под предводительством Владимира Мономаха и вынудили половцев практически отказаться от попыток совершать набеги на пограничные земли, напротив, они включили их в орбиту Русской земли, князья породнились с ханами и стали если не союзниками, то мирными соседями, где право сильного принадлежало безоговорочно русской стороне. Когда же на Руси начались усобицы и сами князья стали просить половцев о помощи в междоусобных войнах, нападения возобновились. Автор сожалеет о том, что самолюбие и гордыня князей, стремящихся к утверждению своей власти за счёт других привело к постоянному разорению многих русских земель. Силы истощались в мелочной борьбе и ещё полвека спустя независимые, но слабые княжества оказались лёгкой добычей монгольской армии Батыя.

Так и сейчас, веками складывающееся государство оказалось расколото, в результате чего забываются совместные прошлые победы и утрачивается возможность братского сотрудничества. Попытки опереться в противостоянии с Россией на страны Европы и США на руку только последним, потому что дают возможность вмешиваться в дела, для них прежде недоступные, а усиленно апеллирующие к ним «свободные демократические страны» невольно превращаются в заложников своих благодетелей и зачастую получают на своих территориях аналогичные очаги напряжённости (Абхазия и Аджария в Грузии, Крым на Украине, русские районы в Прибалтике).

Судьба лоскутного одеяла обычно незавидна: стоит только дёрнуть его посильнее, и оно распадается. В этом и состоит актуальность «Слова...» в наши дни.

 

Доклад «Моё отношение к героям «Слова...»

Отношение современного человек к героям «Слова о полку Игореве» обычно весьма неоднозначное, потому что литературное произведение — это одно, а когда за ним стоят реальные исторические события — совсем другое. Отношение невольно начинает двоиться.

Ясно, что для автора поход Игоря Святославича стал поводом заявить о тяжёлой болезни своего народа, о тех испытаниях, что грядут в будущем, попытаться показать пути выхода из сложившейся ситуации. Поэтому произведение написано с пафосом, с многочисленными призывами к князьям и обращениями к персонифицированной Русской земле как единому целому.

Игорь с братьями в «Слове...» вызывает самые добрые чувства, ему сочувствуешь, но реальному Игорю сочувствовать не очень-то хочется, потому что его поступок с военной точки зрения был безрассуден и продиктован жаждой богатырской славы и желанием захватить богатую добычу. Кроме этого, Кончак был его родственником, и Игорь превосходно знал, что он отправился на свадьбу в другое становище, в связи с чем оставил своё собственное становище на попечение небольшого отряда воинов. Следовательно, желание захватить богатую добычу и свести какие-то личные счёты пересилило родственные чувства. Когда же Игорь попадает в плен, то Кончак ведёт себя по- родственному — не казнит неудачливого князя, а обходится с ним согласно его титулу, единственно желая получить выкуп за дерзкий обман. Этим же и продиктованы ответные набеги половцев на новгород-северские земли. Соответственно, князья, столь неприглядно выглядевшие в «Слове...» из-за своей пассивности, просто не желали вмешиваться в конфликт, который их не касался и в котором правота половецкой стороны явно ощущалась ими.

Необходимо сказать, что за два года до похода Игоря — в 1183 году поход на половцев, объединивший большинство южнорусских князей, состоялся. Была разгромлена орда хана Кобяки, захвачена богатая добыча. В этом контексте князь Игорь воспринимается как его тёзка, тоже Игорь, в 945 году два раза ходивший брать дань у древлян, и в результате убитый ими за жадность.

Если Игорь Святославич был охвачен настроениями борьбы против язычников — а веяния крестовых походов до Руси, конечно, доходили, — то должен был организовать военное предприятие более продуманно, если же он решил воспользоваться случаем, ослабившим соседа, и самостоятельно захватить богатую добычу, то получил по заслугам. Причём по заслугам получил даже не столько он, сколько его люди — полёгшая на поле боя дружина, разграбленные деревни Новгород-Северского княжества.

Остальные персонажи также опоэтизированы. Например, отец Ярославны Ярослав Осмомысл изображён как «подперший железными полками» Угру самовластный государь, вольный помочь зятю, в то время как большой власти он реально не имел, несмотря на жёсткий характер и действительно высокие способности полководца. Его зависимость от галицкого боярства была настолько велика, что он не смог воспрепятствовать сожжению боярами своей любовницы и насильственному возвращению в город изгнанной им жены.

Говоря о высокой поэтике и романтической героике «Слова о полку Игореве», нужно восхищаться потрясающими литературными достоинствами этого произведения, но не подменять его риторикой и поэтикой историческую действительность.

 





загрузка...