Домашние работы и доклады по литературе за 9 класс

ЧАСТЬ 2

 

ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА

 

Николай Алексеевич Заболоцкий

Вопросы и задания к стр. 165-166

1.  Эпиграф к вступительной статье о Заболоцком

Приведённый эпиграф Н. А. Заболоцкого:

 

Два мира есть у человека:

Один, который нас творил,

Другой, который мы от века

Творим по мере наших сил.

 

— следует понимать как глубоко философское утверждение чуткого мыслителя, которым являлся поэт. Человек рождается в мире как наиболее высшее в потенциале существо, он воплощает в себе диалектическую золотую середину мирового развития.

Если проследить за известной человеку эволюцией мира, начиная с Большого взрыва вплоть до наших дней, то мы увидим, что эта эволюция имеет вполне определённую направленность, а её наконечником и стало появление мыслящей материи — человека. Человек стоит в центре вселенной, это наиболее усреднённое и потому наиболее гармоничное создание природы. Человек расположен между микромиром (элементарными частицами) и мегамиром (галактиками и их скоплениями), на Земле это наиболее универсальное существо как по функциям, так и по размерам (с одной стороны — мир крупных млекопитающих и рептилий, с другой стороны — мелкие животные).

Человек, помимо этого, существует в настоящем, имея с двух сторон ленты времени прошлое и будущее. Это последнее обстоятельство делает его, с одной стороны, зависимым от прошлого, которое его сформировало, с другой стороны, раз человек осознаёт возможное будущее, следовательно, может так или иначе его изменять, то есть активно воздействовать на дальнейшее развитие мира. Поэт как раз делает акцент на этой диалектической взаимозависимости, утверждая свободную творческую волю человека, его способность выходить за пределы ограничений, сформированных прошлым.

Можно найти и ещё один скрытый смысл: в человеке соединяются божественное и животное начала, и они активно взаимодействуют. В этом смысле человек как бы стоит на грани двух миров, является проводником на Землю божественных энергий творчества. Так как способность осмысленно творить — исключительно человеческая, выделяющая его из всего прочего мира и поднимающая над ним.

 

2.   Воспоминания детства в стихах

В ранних стихах Заболоцкого отразились такие воспоминания детства, как впечатления от родной природы и органически связанной с ним крестьянской работы, скудная, бедная и больная жизнь окружающего местного населения. Отец Заболоцкого был агрономом, Заболоцкий с раннего детства привык наблюдать жизнь природы, в стихах ярко отразилось это обращение к миру земли, проявился интерес к теме земледелия.

 

3.   Восприятие личности Заболоцкого

Благодаря рассказу А. Македонова Заболоцкий предстаёт сильной волевой личностью, которую не смогли сломать многочисленные жизненные драмы. Несмотря на долгое непризнание и откровенное замалчивание, поэт продолжал напряжённо работать и в конце концов добился своего. То, что его стихи пользовались большой популярностью среди геологов, строителей, буровиков, показывает точность и правдивость поэзии Заболоцкого, её искренность и глубину. Поэт хорошо знал, о чём писал, он ни в коем случае не был отвлечённым романтиком. Именно поэтому сейчас мы изучаем его как нестареющего классика.

Несколько слов хотелось бы сказать и о портрете поэта. На нас смотрит волевой и решительный человек, вместе с тем интеллигентный и чуткий, с внимательными усталыми глазами. Лицо его имеет от природы мягкие черты, но напряжённейшей интеллектуальной работой они сложились в предельно чёткие и сосредоточенные очертания. Большая внешняя схожесть с молодым Н. Г. Чернышевским, который известен как безупречно честный и работоспособный человек, усиливает это впечатление.

Наиболее ёмкой кажется краткая характеристика, данная А. М. Фадеевым: «Какой твёрдый и ясный человек». Фадеев сам пережил тяжелейшую борьбу с собственной совестью, и его самоубийство в конце показало, что он не нашёл в итоге тех внутренних сил, чтобы жить по велению сердца и не вступать при этом в противоречие с разумом. Но оно же показывает, насколько осознан и невыносим был этот разлад. То, как он характеризовал Заболоцкого, — это, помимо всего прочего, ещё и выражение почтения нравственно чуткого человека к несомненному превосходству поэта.

Также интересно воспоминание Д. Максимова, связанное с особенностями авторского прочтения Н. А. Заболоцким собственных стихов. Авторское чтение всегда особенно, потому что автор лучше любого чтеца понимает собственное творение и прочитывает его таким образом, как оно звучало в нём в момент написания. Строгость и чёткость прочтения, свойственная поэту, хорошо выражают его душевный строй и цельность характера.

Личность Заболоцкого представляется очень целостной и находящейся в постоянном развитии. Ему был дарован талант высказать себя в стихах, и он, несмотря на всевозможные преграды, вполне сумел сделать это. Он прожил относительно мало, но сумел сделать достаточно много, потому что в своём развитии он был поступателен. Его несломимая воля в сочетании с духовной целеустремлённостью и чуткостью дали образец человека, на которого можно равняться.

 

4.  Стихотворения Заболоцкого о родной природе

Стихотворения Заболоцкого о родной природе интересны прежде всего глубоко философским подходом к теме. Поэт не бездумно восторгается теми или иными деталями мира, он пристально их исследует, увязывает так или иначе с человеческой жизнью. Он размышляет в своих стихах о взаимодействии человека и природы, а природу воспринимает не только в текущем запечатлённом мгновении, но и всей её предыстории.

Их своеобразие в богатых олицетворениях, оживляющих пейзажи и представляющих их под совершенно необычными углами зрения: «По колено затоплены тополи», кленовые листья хлопают «как бабочки», скворец от восторга «потерявший сознание» («Уступи мне, скворец, уголок», 8-й класс); «вздохнут леса, опущенные в воду», «грудь реки приникнет к небосводу» («Вечер на Оке», 8-й класс), печальная природа «вздыхает», видит сны («Я не ищу гармонии в природе»).

Мир природы, её жизнь представляется поэту таинственным, полным противоречий и постоянно не до конца понятным. Только в редкие минуты переходных состояний, например заката, приоткрывается вся глубина природы и её глубокое созвучие высшим духовным переживаниям человека:

 

Горит весь мир, прозрачен и духовен,

Теперь-то он поистине хорош,

И ты, ликуя, множество диковин

В его живых чертах распознаёшь.

(«Вечер на Оке»)

Стихотворение «Я не ищу гармонии в природе» названо так потому, что всё оно целиком — активное отражение авторского отношения и многоплановое его выражение. Заболоцкий в этом стихотворении как бы продолжает традицию Ф. И. Тютчева, продолжает и полемизирует с ним. Если стихи Тютчева («Осенний вечер», «Летний вечер») проникнуты светлой гармонией и умиротворённостью, то Заболоцкий, живя в следующем веке, уже не может в полной мере насладиться природой, лишённой присутствия человека («Как своенравен мир её дремучий...»). Человек, его семимильные шаги по планете, — вот что невольно приковывает внимание пытливого ума («И снится ей блестящий мир турбины...»). Велика ещё романтика противопоставления человека и природы, жажда силой выведать её тайны. Мысль об этом тесно связана с неприменимостью к природным процессам моральных оценок. В человеке нарождается новое начало — разума, самовластной энергии. Заболоцкий называет природу «безумной, но любящей матерью» — в этом вся ограниченность животного начала, его слепота, из которой вызревает новая сила, готовая подняться неизмеримо выше «бесплодной игры» «мира противоречий».

 

6.  См. ответ на 4-й вопрос.

 

7. О стихотворении Заболоцкого «О красоте человеческих лиц»

Смысл стихотворения «О красоте человеческих лиц» заключается в противопоставлении закрытости и открытости как способа взаимодействия с миром; противопоставлении людей, готовых активно воспринимать проявления внешнего мира, и тех, кто замыкается в себе. Речь не идёт, конечно, о внешних проявлениях личности. Флегматик человек или холерик — важно прежде всего его внутреннее состояние. Человек — неотъемлемая часть природы. В природе же любое застойное явление, лишённое периодического обновления и протекания свежих энергий, вырождается. Явление может развиваться только в постоянном взаимодействии с прочими явлениями. Озеро без проточной воды превращается в болото.

Внешние проявления человека могут быть обманчивы: это и «пышные порталы», и «жалкие лачуги», и «башни, в которых давно / Никто не живёт и не смотрит в окно». Но суть их одна. Такие лица «закрыты решётками, словно темница», причём в эту темницу люди загоняют себя сами, отгораживаясь от общения с миром.

Напротив, там, где есть свобода, где внутренний мир ориентирован на беспрепятственный обмен энергиями, лица словно светятся, пронизанные «сияющими нотами» «небесных высот». Мир «чудесен и велик», если есть готовность с радостью взаимодействовать с ним.

 

8.  О стихотворении Заболоцкого «Можжевеловый куст»

«Можжевеловый куст» (1957) — восьмое стихотворение из цикла «Последняя любовь», и рассматривать его надо как составную часть этого цикла.

Авторы учебника задают вопрос: «Как говорит поэт об ушедшей любви?» В стихотворении, как и во всём цикле, не речи об ушедшей любви. Цикл посвящён трудным отношениям любящих людей.

Стихотворение написано четырёхстопным анапестом, мы, читая его, явственно слышим ритм вальса.

 

9.  Художественные средства в стихотворениях Заболоцкого

Вопрос, предложенный авторами учебника, состоит из утверждения, одного обширного задания на выяснения личностного восприятия и двух вопросов. Мы сосредоточимся на одном, который задан наиболее чётко, — о художественных средствах.

Поэт активно использует весь арсенал художественных средств, но наиболее активную, смыслообразующую роль в его стихах играет антитеза. Антитеза особенно заметна в таких строках:

 

В ожесточённом пении ветров

Не слышит сердце правильных созвучий,

Душа не чует стройных голосов.

Но в тихий час осеннего заката,

Когда умолкнет ветер вдалеке...

(«Я не ищу гармонии в природе»)

 

Но малую хижинку знал я когда-то,

Была неказиста она, небогата,

Зато из окошка её на меня

Струилось дыханье весеннего дня.

(«О красоте человеческих лиц»)

Дивная мистерия вселенной

Шла в театре северных светил...

Вкруг людей посвистывала вьюга,

Заметая мёрзлые пеньки.

(«Где-то в поле возле Магадана»)

 

10. О стихотворении Заболоцкого «Где-то в поле возле Магадана»

В стихотворений «Где-то в поле возле Магадана» Заболоцкий рассказывает о времени, когда миллионы советских людей были репрессированы и помещены в лагеря в районах Сибири, Крайнего Севера или Казахстана. Пик репрессий пришёлся на 1937 год. Многие осужденные получили по десять и более лет. Для огромного количества людей освобождение пришло только после смерти Сталина в 1953 году. Так что время тотального властвования ГУЛАГа (Государственного Управления Лагерей) захватывает более двадцати лет.

Герои стихотворения — «два несчастных русских старика», которые в тридцатые годы были посажены как кулаки. Кулакам давали десять лет тюрьмы, а затем, уже в начале войны, всем было добавлено ещё по десять лет. Чтобы не возиться... да и дармовая рабочая сила была нужна... За это время люди, посаженные молодыми или в зрелом возрасте, превратились в стариков. Они уже без надежды на освобождение вспоминали «о родимых хатах»:

 

Вся душа у них перегорела

Вдалеке от близких и родных...

 

Тем, кто был осуждён как кулак, в лагерях жилось особенно трудно. Они находились в одних лагерях с преступниками («бандиты шайки воровской»), которые считались классово более близким элементом к рабочим. Соответственно, отношение со стороны охранников-солдат было мягче, чем к политическим заключённым, которые подвергались унизительным издевательствам со стороны и тех, и других. Спастись от мучений они могли только оказавшись во внутрилагерной тюрьме, в страшных условиях, или отправившись в город, в наряд за мукой. Сани с мукой везла лошадь, а люди должны были идти пешком.

Физические и нравственные мучения приводят к тому, что люди теряют волю к жизни:

 

...И усталость, сгорбившая тело,

В эту ночь снедала души их.

 

Старики решили добровольно уйти из жизни. Они, «не глядя друг на друга», словно стыдясь охватившей их душу слабости, сели на стоявшие у дороги пни, чтобы замёрзнуть без движения. Может быть, будучи религиозными людьми, они помнили, что самоубийство — смертный грех, но не могли больше выносить неизвестность, физические и душевные муки.

Заболоцкий включает в повествование рассказ о «дивной мистерии вселенной» в «театре северных светил». Важно, чтобы ученики попытались объяснить, зачем автор вводит в стихотворение высокий образ звездного неба. Звёзды — «символы свободы» — не смотрели на людей, когда они покорно шли рядом с розвальнями. Когда же старики решили уйти из жизни, то созвездья Магадана засверкали, «став над головой», — образ почётного караула у гроба. Почему звёзды вернулись к погибшим людям?

Важная художественная особенность стихотворения — пятистопный хорей, который придаёт стиху интонацию протяжной народной песни-плача. Антитеза земное — звёздное исчезает в конце стихотворения, когда происходит объединение звёзд и людей в выборе свободы-смерти.

 

11. Принцип «Мысль — образ — музыка»

Действие принципа «Мысль — образ — музыка» можно рассмотреть на стихотворении «Я воспитан природой суровой...». Заболоцкий пишет о своём желании проникнуть в жизнь природы, слиться с её великим движением.

Стихотворение вызывает ощущение строгости, чеканности, чёткости и в то же время загадочности.

Две первые строки стихотворения, которые звучат аскетично, без аффектации. Главное в них — мысль:

 

Я воспитан природой суровой,

Мне довольно заметить у ног...

 

Антитеза, спаянная с лаконичной метафорой, в основе которой — олицетворение:

 

...Одуванчика шарик пуховый,

Подорожника твёрдый клинок.

 

Поэт говорит о самых простых, привычных растениях, которые мы привыкли не замечать. Но в строфе чувствуется недоговорённость, недосказанность. В чём она? «...Мне довольно заметить...» — довольно для чего? Поэт не договаривает, но мы понимаем: довольно прикосновения к жизни привычных растений, чтобы почувствовать своё родство со всей природой.

Вторая строфа разворачивает сжатую мысль первой строфы:

 

Чем обычней простое растенье,

Тем живее волнует меня

Первых листьев его появленье

На рассвете весеннего дня.

В этом, четверостишии мы не видим эпитетов как образных определений предмета: все определения предельно просты, обусловлены логикой текста: «простое растенье», «первых листьев», «весеннего дня». Но волшебство подлинной поэзии в том, что она способна создать яркие художественные образы из самых обычных прилагательных, возвысить простоту до поэзии. Отметим также, что средства, выбранные поэтом, соответствуют мысли стихотворения: было бы странно говорить о простоте с помощью вычурных метафор и эпитетов. Поэт строит строфу на антитезе: «Чем обычней..., / Тем живее...».

Третья строфа в ярких образах показывает нам природу как самостоятельную сущность, государство, независимое от человека, в котором этот человек — всего лишь часть огромного целого. Опять мы чувствуем некоторую недосказанность: о чём, «задыхаясь», поёт ручей?

 

В государстве ромашек, у края,

Где ручей, задыхаясь, поёт,

Пролежал бы всю ночь до утра я,

Запрокинув лицо в небосвод.

 

Строфа звучит в целом на более высокой ноте, чем две предыдущие, за счет непривычных сочетаний слов: «в государстве ромашек», «запрокинув лицо в небосвод».

В четвёртой строфе мы вместе с автором обращаем свой взгляд к звёздам, ощущаем неразрывность жизни человека, простого подорожника и «туманных звёзд»:

 

Жизнь потоком светящейся пыли

Всё текла бы, текла сквозь листы,

И туманные звёзды светили,

Заливая лучами кусты.

Обращаем внимание на повторение: «...Всё текла бы, текла сквозь листы...». Слово «листы» (не «листья») звучит в этом тексте не случайно: возникает ассоциация с книгой мировой жизни, в которой запечатлевается бытие каждой частицы «светящейся пыли». Словно исподволь звучит в строфе странное несоответствие: «туманные звёзды» способны «заливать лучами кусты». Мы понимаем, что дело не в видимой яркости света, а в его всепроникающей способности соединять далёкое и близкое, великое и малое — огромные звёзды и маленькие кусты на одной из планет.

В четвёртой строфе — выразительные аллитерации и повтор («...Всё текла бы, текла...», которые придают строкам музыкальность.

В последней строфе перед нами человек, способный ощущать гармонию мира:

 

И, внимая весеннему шуму

Посреди очарованных трав,

Всё лежал бы и думал я думу

Беспредельных полей и дубрав.

 

12. О стихотворении Заболоцкого «Завещание»

В стихотворении «Завещание» поэт высказывает надежду на то, что после физической смерти не наступит полного уничтожения личности, и часть её сохранится в окружающей природе. Для оптимистического взгляда на такое существование необходимо признавать, что природа одушевлена и живёт своей особенной жизнью.

Вторая надежда автора в том, что в том или ином виде, но ему удастся узреть завершение своих трудов, что он останется близок к людям и будет незримо помогать им, а те окажутся достойны своего знаменитого предка.

Авторы учебника предлагают сравнить идеи, выраженные в «Завещании» Заболоцкого, с идеями стихотворений о поэзии как памятнике поэту, выраженных в стихотворениях Горация («К Мельпомене» — «Создал памятник я, бронзы литой прочней...», стихотворение дано на стр. 298 2-й части учебника-хрестоматии), Державина («Памятник» — «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный...») и Пушкина («Я памятник себе воздвиг нерукотворный...»).

Своё бессмертие Заболоцкий в отличие от Горация, Державина и Пушкина не связывает с поэтическим наследием. Его стихотворение вызывает в памяти не представление о конкретных строках, а понятие ноосферы в том виде, о котором писал академик Вернадский.

 

13. См. ответ на 3-й вопрос.

 

Обогащайте свою речь (к стр. 166)

1.  Строки стихотворений Заболоцкого

Авторы учебника предлагают подумать над значением заключительной строфы из стихотворения «О красоте человеческих лиц»:

 

Поистине мир и велик и чудесен!

Есть лица — подобья ликующих песен.

Из этих, как песня, сияющих нот

Составлена песня небесных высот.

 

Первая строка не требует комментирования — в ней мысль выражена предельно ясно. Вторая строка содержит сравнение, которое усиливается употреблением однокоренных слов «лица» — «ликующих». Третья строка также включает сравнение — ноты песен сияют, «как солнце».

Заболоцкий утверждает, что гармония мира — «песня небесных высот» — зависит от сияния человеческих лиц, от той радости, которую излучает в мир каждый из нас.

«Я не ищу гармонии в природе» — см. ответ на 4-й вопрос (стр. 151).

«Как своенравен мир её дремучий!» — строка из стихотворения «Я не ищу гармонии в природе». Поэт называет мир природы «своенравным», не подчиняющимся человеку.

Слово «дремучий» обычно относится к лесу и означает «густой, тёмный, труднопроходимый». Эпитет «дремучий» вызывает в нашем сознаний сравнение природы в целом с соответствующим лесом и употреблён в значении «непонятный, труднопостигаемый».

Последние три строки из стихотворения «Завещание» понятны в контексте стихотворения (см. ответ на 12-й вопрос).

 

2.  Заболоцкий: страницы биографии

Николай Алексеевич Заболоцкий родился в 1903 году. Его отец, корни крестьянского рода которого уходят ко времени освоения северного края России новгородскими ушкуйниками (купцами-разбойниками), служил агрономом. Мать происходила из духовного сословия и работала сельской учительницей. Когда будущему поэту исполнилось семь лет, семья переехала на родину предков, в Вятскую губернию и обосновалась в селе Сернур.

В 1913 году Заболоцкий был принят в Уржумское реальное училище, где провёл несколько благодатных лет, о чём сам впоследствии с удовольствием вспоминал. После Октябрьской революции Заболоцкий отправляется в Москву и поступает на медицинское отделение университета, но бросает его и переезжает в Петроград, где становится студентом Педагогического института имени Герцена, отделения языка и литературы общественно-экономического факультета.

Впервые свои стихи он печатает в 1922 году в журнале «Мысль», который издавали сами студенты. Там же помещает он статью «О сущности символизма», в которой решительно отказывает символистам в проникновении в сущность бытия.

После службы в армии с 1927 года сотрудничает в детской секции Госиздата, активно общается с Д. Хармсом, С. Я. Маршаком и другими известными детскими писателями. Первая книга «для взрослых» — «Столбцы» — вызвала в литературной прессе бурную дискуссию, но уже поэма 1933 года «Торжество земледелия» была однозначно оценена как пасквиль на проходившую тогда коллективизацию. Заболоцкий опять углубился в детскую литературу, создал прозаические переложения для детей ряда зарубежных классических произведений, таких, как «Путешествие Гулливера».

Несмотря на полученное признание, в 1938 году поэт был арестован по сфабрикованному делу якобы за антисоветскую пропаганду. На жестоких допросах он проявил героическое мужество и не признал обвинений и не оклеветал других людей. Он получил относительно мягкий приговор —- пять лет, позже заменённые на восемь. В лагере Заболоцкий завершает переложение «Слова о полку Игореве», что дало ему возможность после освобождения переехать в Москву в 1946 году.

В 1948 году поэт публикует сборник «Стихотворения», насыщенный высокими философскими идеями, но он не получил распространения. В те годы он занимается в основном переводами и переложениями. Только последняя книга, вышедшая за год до смерти, пришлась на время хрущёвской «оттепели» и получила широкое признание. Заболоцкий умер 14 октября 1958 года.

Современники единодушно отмечали высокие человеческие качества поэта, его прямоту, сдержанность и твёрдое достоинство, ясность и непреклонность его выстраданного мировоззрения.

Для стихотворений Заболоцкого характерны лаконичность, метафоричность, взаимопроникновение образов природы и чувств человека. Природа у Заболоцкого работает, трудится: разворачивает новые листья на деревьях, выгоняет травы, создаёт плоды. Природа занята ежедневной, обыденной, не видной человеческому глазу работой, она как цельное существо со своим разумом и самосознанием не хочет замечать «нас, неочарованных людей», не подверженных её чарам; вышедших из её лона, но порвавших с нею связь.

В творчестве зрелого Заболоцкого природа одухотворена изначально, и человек, находясь с природой в сложных отношениях, может приобщиться к её высокой духовности, неразрывно связанной с рождением новой жизни. В последней строфе стихотворения звучит тожественная, ликующая мелодия мира.

Человек — не существо, которое пытается навязать бездушной природе свои житейские категории. Человек, пытающийся познать природу, насыщенную и одухотворённую в своём постоянном творении жизни, человек, ощущающий своё неразрывное единство с ней, — вот образ, которым заряжена поэзия Заболоцкого.

Заболоцкий выработал свои методы стихосложения, находящиеся в тесном единстве с его жизненной философией. Он начинает стихотворение с мысли, которая разворачивается в образ. Образ расширяется до мелодии, заполняющей душу человека. В этом стихотворении ярко выражена формула поэтического творчества Заболоцкого: мысль — образ — музыка. Музыка — не выражение душевный тайн личности, но гармония всеобщей жизни.

 





загрузка...