Все произведения школьной программы в кратком изложении по русской литературе 5-11 классы

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XIX ВЕКА

 

А. С. ПУШКИН

 

РУСЛАН И ЛЮДМИЛА

Поэма

Посвящение

Для вас, души моей царицы,

Красавицы, для вас одних

Времен минувших небылицы...

 

Песнь первая

У лукоморья дуб зеленый;

Златая цепь на дубе том:

И днем и ночью кот ученый

Все ходит по цепи кругом;

Идет направо — песнь заводит,

Налево — сказку говорит.

 

Там чудеса: там леший бродит,

Русалка на ветвях сидит;

Там на неведомых дорожках

Следы невиданных зверей;

Избушка там на курьих ножках

Стоит без окон, без дверей;

Там лес и дол видений полны;

Там о заре прихлынут волны

На брег песчаный и пустой,

И тридцать витязей прекрасных

Чредой из вод выходят ясных,

И с ними дядька их морской;

Там королевич мимоходом

Пленяет грозного царя;

Там в облаках перед народом

Через леса, через моря

Колдун несет богатыря;

В темнице там царевна тужит,

А бурый волк ей верно служит;

Там ступа с Бабою-Ягой

Идет, бредет сама собой;

Там царь Кащей над златом чахнет;

Там русский дух... там Русью пахнет!

И там я был, и мед я пил;

У моря видел дуб зеленый;

Под ним сидел, и кот ученый

Свои мне сказки говорил.

Одну я помню: сказку эту

Поведаю теперь я свету...

Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой.

 

Князь Владимир-солнце пирует с друзьями: он выдает младшую дочь «за князя храброго Руслана». Чашники важно носят серебряные чаши, играют гусли — Баян в песне славит жениха и невесту. Но Руслан не ест, не пьет — только смотрит влюбленными глазами на свою невесту. Не едят, не пьют «три витязя младые»: «Рогдай, воитель смелый», «Фарлаф, крикун надменный, в пирах никем не побежденный, но воин скромный средь мечей», и «младой хазарский хан Ратмир». Все трое влюблены в Людмилу и завидуют Руслану.

Вот пир окончен, молодые остались одни в опочивальне. И вдруг лампада погасла, грянул гром — и Людмила исчезла. «Похищена безвестной силой»!

Князь убит горем и разгневан. Он призывает витязей скакать на поиски его дочери.

 

«Чей подвиг будет не напрасен,

Тому — терзайся, плачь, злодей!

Не мог сберечь жены своей! —

Тому я дам ее в супруги...»

 

На поиски отправляются Рогдай, Фарлаф, Ратмир и, конечно, Руслан. И вот всадники уже скачут «вдоль берегов Днепра счастливых». Соперники некоторое время едут одной дорогой и, наконец, на перекрестке разъезжаются. Руслан доезжает до пещеры, где горит свет. В пещере — седобородый старец, читающий древнюю книгу. Ему все известно:

 

«Узнай, Руслан: твой оскорбитель

Волшебник страшный Черномор,

Красавиц давний похититель...»

 

Старик предсказывает: «злодей погибнет от руки твоей». Ничего дурного Черномор Людмиле не сделает, будет лишь ею любоваться. Старик устраивает ложе для Руслана на мягком мху у очага, но витязю не спится. Он просит старца побеседовать с ним:

 

«Откройся: кто ты, благодатный,

Судьбы наперсник непонятный?

В пустыню кто тебя занес?»

 

Старец рассказывает, что он «природный финн». В юности пас в своем угрюмом краю стадо. На всю округу красотою славилась юная Наина. Финн влюбился в девушку. Да, он «любовь узнал душой с ее небесною отрадой, с ее мучительной тоской». Юноша объяснился.

 

«Но робкой горести моей  

Наина с гордостью внимала,

Лишь прелести свои любя,

И равнодушно отвечала:

«Пастух, я не люблю тебя!»

 

Пастух впал в уныние. Но потом решил заслужить «вниманье гордое Наины» бранной (воинской) славой. Он в самом деле стал смелым воином. Десять лет имя финна в разных странах страшило врагов и в море, и в снегах. Брал он богатые трофеи. И вот отправился домой — к финским берегам.

 

К ногам красавицы надменной        

Принес я меч окровавленный,

Кораллы, злато и жемчуг;

Пред нею, страстью упоенный,

Безмолвным роем окруженный

Ее завистливых подруг,

Стоял я пленником послушным;

Но дева скрылась от меня,

Примолвя с видом равнодушным:

«Герой, я не люблю тебя!»

 

Финн знал, что на его родине «живут седые колдуны». Он решил обучиться искусству волшебства и «Наину чарами привлечь». Так финн «в ученье колдунов провел невидимые годы». Вот он творит заклинанья, вызывая свою возлюбленную...

 

И вдруг сидит передо мной           

Старушка дряхлая, седая,

Глазами впалыми сверкая,

С горбом, с трясучей головой,

Печальной ветхости картина.

Ах, витязь, то была Наина!..

 

Сорок лет, оказывается, незаметно пролетело в изучении колдовства. Старуха, которая и сама стала колдуньей, теперь влюблена:

 

«Добился ты любви Наины,

И презираешь — вот мужчины!»

 

Теперь старец живет одиноко, ожидая смерти. Он предупреждает витязя, что оскорбленная Наина, ненавидя старого волшебника, возненавидит и Руслана. «Но горе на земле не вечно...»

 

Песнь вторая

Соперники в искусстве брани,

Не знайте мира меж собой;

Несите мрачной славе дани

И упивайтеся враждой!

... Соперники другого рода,

Вы, рыцари парнасских гор,

Старайтесь не смешить народа

Нескромным шумом ваших ссор;

(Здесь автор имеет в виду литераторов.)

Бранитесь — только осторожно.

Но вы, соперники в любви,

Живите дружно, если можно!

Поверьте мне, друзья мои:

Кому судьбою непременной

Девичье сердце суждено,

Тот будет мил назло вселенной;

Сердиться глупо и грешно.

 

Рогдай едет мрачный, шепча про себя угрозы Руслану. Однако ему попадается Фарлаф, мирно обедающий у ручейка. Фарлаф убегает, как трусливый заяц. Когда Рогдай понимает, что гнался не за Русланом, а за Фарлафом, он едва «сам не смеялся над собою». Встретилась Рогдаю горбатая седая старушечка. Он указала мрачному витязю путь на север.

 

Рогдай весельем закипел      

И к верной смерти полетел.

 

Фарлафу та же старуха советует вернуться домой:

 

«Под Киевом, в уединенье,

В своем наследственном селенье

Останься лучше без забот.

От нас Людмила не уйдет».

... Благоразумный наш герой

Тотчас отправился домой,

Сердечно позабыв о славе

И даже о княжне младой;

И шум малейший по дубраве,

Полет синицы, ропот вод

Его бросали в жар и в пот.

 

...Руслан же скачет на поиски любимой. Вдруг его останавливает звук летящей стрелы, звон кольчуги и знакомый «буйный глас», вызывающий на бой.

Но... Пора оставить витязей и «подумать о младой княжне и об ужасном Черноморе». Очнувшись от странного забвения, Людмила зовет супруга...

 

... и помертвела вдруг.

Глядит с боязнию вокруг.

Людмила, где твоя светлица?

Лежит несчастная девица

Среди подушек пуховых.

Под гордой сенью балдахина;

Завесы, пышная перина

В кистях, в узорах дорогих;

Повсюду ткани парчевые;

Играют яхонты, как жар;

Кругом курильницы златые

Подъемлют ароматный пар;

Довольно... благо, мне не надо

Описывать волшебный дом:

Уже давно Шехерезада

Меня предупредила в том.

Но светлый терем не отрада,

Когда не видим друга в нем...

 

Три красивые девицы одевают Людмилу в роскошный восточный наряд.

 

Увы, ни камни ожерелья,

Ни сарафан, ни перлов ряд,

Ни песни лести и веселья

Ее души не веселят...

Потупя неподвижный взгляд,

Она молчит, она тоскует...

...если женщина в печали

Сквозь слез, украдкой, как-нибудь,

Назло привычке и рассудку,

Забудет в зеркало взглянуть, —

То грустно ей уж не на шутку...

 

Людмила выходит в сад:

 

Пред нею зыблются, шумят

Великолепные дубровы;

Аллеи пальм и лес лавровый,

И благовонных миртов ряд,

И кедров гордые вершины,

И золотые апельсины...

 

Вот перед девушкой роскошный обед под сенью шатра, играет незримая арфа.

Но «безутешная» Людмила думает:

 

«Мне не страшна злодея власть:

Людмила умереть умеет!

Не нужно мне твоих шатров,

Ни скучных песен, ни пиров —

Не стану есть, не буду слушать,

Умру среди твоих садов!»

Подумала — и стала кушать.

 

Но вот и вечер. Те же три девы помогают Людмиле переодеться ко сну и уходят. Девушка не может уснуть. И вот она слышит шум. Идут попарно арапы с обнаженными саблями. Они несут на подушках седую бороду. Вслед за своей собственной бородой идет горбатый карлик с обритой головой, покрытой колпаком.

 

Княжна с постели соскочила,          

Седого карла за колпак

Рукою быстрой ухватила,

Дрожащий занесла кулак

И в страхе завизжала так,

Что всех арапов оглушила...

 

Карлик от страха заметался, запутался в своей бороде, упал, не смог подняться, — и арапы унесли его распутывать, оставив у Людмилы шапку. Тем временем на Руслана нападает Рогдай. В битве Рогдай погибает. Его утащила русалка на дно Днепра.

 

И долго после, ночью темной         

Бродя близ тихих берегов,

Богатыря призрак огромный         

Пугал пустынных рыбаков.

 

Песнь третья

Рабы расчесывают всклокоченную во время позорного бегства бороду Черномора. В замок влетает крылатый змий, который оборачивается Наиной.

 

«Приветствую тебя, — сказала, —

Собрат, издавна чтимый мной!

Досель я Черномора знала

Одною громкою молвой;

Но тайный рок соединяет

Теперь нас общею враждой;

Тебе опасность угрожает,

Нависла туча над тобой;

И голос оскорбленной чести

Меня к отмщению зовет».

 

«Мы посрамим коварство Финна...» — обещает ей Черномор и открывает тайну: пока борода старого колдуна при нем, пока ее «враждебный меч не перерубит», он будет силен и властен.

Наина вновь оборачивается змием и улетает. Ободренный колдуньей, Черномор «развеселясь, решился вновь нести к ногам девицы пленной усы, покорность и любовь...» Однако нигде — ни в палатах, ни в саду, ни в беседке, княжны не найти. Черномор, грозясь удавить всех бородою, шлет слуг на поиски Людмилы.

А что Людмила?

 

Ее пугала борода,

Но Черномор уж был известен

И был смешон, а никогда        

Со смехом ужас несовместен.

 

Грусть и тревога немного отступили, красавица обращает свой взор «к высоким, чистым зеркалам». Ей в голову приходит мысль примерить шапку Черномора.

 

Все тихо, никого здесь нет;

Никто на девушку не взглянет...

А девушке в семнадцать лет

Какая шапка не пристанет!

Рядиться никогда не лень!

Людмила шапкой завертела;

На брови, прямо, набекрень,

И задом наперед надела.

 

Оказалось, что если шапку надеть задом наперед, то она делает человека невидимым! Людмила радуется: в волшебной шапке она ощущает себя в безопасности.

А что же с Русланом? «Свершив с Рогдаем бой жестокий», он проезжает через дремучий лес и выезжает на забытое поле битвы.

 

... здесь и там

Желтеют кости; по холмам

Разбросаны колчаны, латы;

Где сбруя, где заржавый щит,

В костях руки здесь меч лежит...

Со вздохом витязь вкруг себя

Взирает грустными очами.

«О поле, поле, кто тебя

Усеял мертвыми костями?

 

Чей борзый конь тебя топтал   

В последний час  кровавой битвы?

Кто на тебе со славой пал?

Чье небо слышало молитвы?

Зачем же, поле, смолкло ты      

И поросло травой забвенья?..

Времен от вечной темноты,

Быть может, нет и мне спасенья!

Быть может, на холме немом

Поставят тихий гроб Русланов,

И струны громкие Баянов

Не будут говорить о нем!»

 

Витязь начинает разыскивать «среди костей забвенных» доспехи для себя. Прежде всего ему нужен хороший меч. Он находит «множество мечей, но все легки да слишком малы, а князь красавец был не вялый, не то, что витязь наших дней...». Князь подбирает стальное копье и надевает на грудь кольчугу.

 

Уж побледнел закат румяный            

Над усыпленною землей;

Дымятся синие туманы,

И всходит месяц золотой;

Померкла степь. Тропою темной

Задумчив едет наш Руслан

И видит: сквозь ночной туман

Вдали чернеет холм огромный

И что-то страшное храпит...

... Найду ли краски и слова?

Пред ним живая голова.

Огромны очи сном объяты...

 

Желая разбудить спящую голову, Руслан пощекотал ее копьем в носу.

 

И, сморщась, голова зевнула,

Глаза открыла и чихнула...

Поднялся вихорь, степь дрогнула,

Взвилася пыль; с ресниц, с усов,

С бровей слетела стая сов;

Проснулись рощи молчаливы,

Чихнуло эхо — конь ретивый

Заржал, запрыгал, отлетел,

Едва сам витязь усидел,

И вслед раздался голос шумный:

«Куда ты, витязь неразумный?

Ступай назад, я не шучу!

Как раз нахала проглочу!»

Руслан с презреньем оглянулся,

Браздами удержал коня

И с гордым видом усмехнулся.

«Чего ты хочешь от меня? —

Нахмурясь, голова вскричала. —

Вот гостя мне судьба послала!

Послушай, убирайся прочь!

Я спать хочу, теперь уж ночь,

Прощай!» Но витязь знаменитый,

Услыша грубые слова,

Воскликнул с важностью сердитой:

«Молчи, пустая голова!

Слыхал я истину бывало:

Хоть лоб широк, да мозгу мало!

Я еду, еду, не свищу,

А как наеду, не спущу!»

 

Голова невероятно рассердилась и стала со всей своей чудовищной силой дуть на всадника. Конь не может пробиться к голове — его относит вихрем. Голова хохочет и дразнит князя «страшным языком»:

 

«...Порадуй хоть одним ударом,

Пока не заморил коня!»

 

Когда голова дразнит, она не дует. Руслан улучил момент и вонзил копье в «дерзостный язык». Голова в бессильной ярости грызет железо. Кровь течет рекой. Руслан подскочил поближе и «тяжкой рукавицей с размаха голову разит». Голова покатилась. Витязь поскакал к ней «с намереньем жестоким ей нос и уши обрубить...». И тут благородный рыцарь услышал «главы молящей жалкий стон...». Гнев погас, Руслан опустил меч.

 

«Ты вразумил меня, герой, —

Со вздохом голова сказала, —

Твоя десница доказала,

Что я виновен пред тобой».

 

Голова рассказывает витязю, что когда-то «и я был витязь удалой!» А братом этого витязя был длиннобородый карлик — Черномор. Карлик завидовал дивному росту и ратной славе своего брата. Богатырь был не слишком умен и простоват, а его брат отличался умом и хитростью. К тому же в его бороде «таится сила роковая».

 

«Доколе борода цела —

Изменник не страшится зла».

 

А почему изменник? Да потому, что, задумав злое дело, Черномор предал родственные связи, решил погубить брата, использовав в своих целях. «С видом дружбы» он открыл брату-великану тайну:

 

«Я в черных книгах отыскал,

Что за восточными горами

На тихих моря берегах,

В глухом подвале, под замками

Хранится меч...»

 

Этому мечу суждено отрубить бороду, которая дарует неуязвимость Черномору, и голову — его брату. Нужно добыть этот меч... Посадив на плечо «злодея брата», чтобы тот давал умные советы, богатырь отправился в путь. Меч был найден. Закипел спор: кому владеть мечом? Карлик придумал уловку: нужно растянуться на земле и прислушаться к звукам. Кто первый услышит звон, тот станет обладателем меча. Пока великан додумался: «Обману его!», карлик уже завладел мечом и отсек голову брату. Чудесным образом в голове «остановился жизни дух» — она дышит и мыслит, хотя тело истлело давно.

Вот что говорит голова:

 

«...Злобный карла перенес         

Меня в сей край уединенный,

Где вечно должен был стеречь

Тобой сегодня взятый меч.

О витязь! Ты храним судьбою,

Возьми его, и Бог с тобою!

Быть может, на своем пути

Ты карлу-чародея встретишь —

Ах, если ты его заметишь,

Коварству, злобе отомсти!

И наконец я счастлив буду,

Спокойно мир оставлю сей —

И в благодарности моей

Твою пощечину забуду».

 

Песнь четвертая

А что же «младой Ратмир»? Он надеялся отыскать Людмилу, но напрасно. Ища ночлега, он увидел «замок на скалах» с высокими башнями и зубчатыми стенами. На одной из стен — молодая дева. Витязь слышит ее песнь:

 

«Ложится в поле мрак ночной;

От волн поднялся ветер хладный.

Уж поздно, путник молодой!

Укройся в терем наш отрадный...

 

У нас найдешь красавиц рой;

Их нежны речи и лобзанье.

Приди на тайное призванье,

Приди, о путник молодой!»

 

Юный хан спешит на призыв девы. Его встречают «девицы красные толпою». «Отшельниц милых рой» ухаживает за рыцарем: уводят коня, помогают снять тяжелые доспехи, парят в русской бане...

 

В кругу прелестных дев, Ратмир

Садится за богатый пир.

 

«Оставим юного Ратмира» в кругу столь любезных ему красавиц. Посмотрим, что делает Руслан? Заканчивается лето, проходит осень, а он все ищет злодея Черномора и свою похищенную жену. Много преград встречает он на своем пути: бьется с великаном, неведомым богатырем, с ведьмой. Манят его к себе таинственные русалки... Но Руслан «не внемлет» соблазнам: «одна Людмила всюду с ним».

Людмила же под защитой шапки-невидимки бродит по замку и саду чародея. Иногда она, «безмолвна и уныла», вспоминает об отце и братьях, о старых мамушках и подругах. Иногда шалит: является без шапки безуспешно разыскивающим ее слугам Черномора и кричит: «Сюда, сюда!»

 

Везде всечасно замечали     

Ее минутные следы:

То позлащенные плоды      

На шумных ветвях исчезали,

То капли ключевой воды

На луг измятый упадали;

Тогда наверно в замке знали,

Что пьет иль кушает княжна.

... Нередко в рощах поднимали

Иль ею брошенный венок,

Или клочки персидской шали,

Или заплаканный платок.

 

Черномор придумал, как изловить пленницу: он принял вид Руслана. Призрак звал Людмилу, на бедре его зияла рана. Красавица бросается к своему возлюбленному и оказывается в сетях, шапка падает с ее головы — и она видит пред собою колдуна! Несчастная упала без чувств — и сон объял ее крылами. Казалось бы, нет спасения.

Но в этот момент карлика вызывают на бой. Черномор надевает на спящую княжну шапку-невидимку и...

 

...И он летит к безвестной встрече,

Закинув бороду за плечи.

 

Песнь пятая

Ах, как мила моя княжна!

Мне нрав ее всего дороже:

Она чувствительна, скромна,

Любви супружеской верна,

Немножко ветрена... так что же?

Еще милее тем она.

Всечасно прелестию новой

Умеет нас она пленить...

 

Но кто же вызвал колдуна на бой? Конечно, это был Руслан! Черномор наделен волшебным умением летать. Колдун то взвивается под облака, то обрушивается на богатыря. Однако Руслан изловчился — и схватил карлика за бороду. Злодей взлетает под облака...

 

Летят над мрачными лесами,

Летят над дикими горами,

Летят над бездною морской...

Черномор дивится русской силе:

Два дни колдун героя носит,

На третий он пощады просит:

«О рыцарь, сжалься надо мной!»

«Неси меня к моей Людмиле,»

 

— велит Руслан.

На земле витязь отсекает бороду колдуна и привязывает этот трофей к себе на шлем. Потом Руслан вскакивает на «коня лихого», а «карлу чуть живого в котомку за седло кладет». Вот и замок. Но любящий супруг не находит там своей княжны.

В отчаянье он начинает рубить все вокруг мечом, случайно сбрасывает шапку с Людмилы, «целует руки, сети рвет, любви, восторга слезы льет, зовет ее — но дева дремлет». Князь вдруг слышит голос Финна, который сообщает ему, что нужно пуститься «в путь... со спящею Людмилой».

 

...И в светлом Киеве княжна

Перед Владимиром восстанет

От очарованного сна.

 

Вот Руслан со спящей Людмилой на руках и с карликом в котомке за седлом подъезжает к голове великана-богатыря. «Над полумертвой головою последний день уж тяготел...» Перед смертью голова коварно преданного карликом брата грозит ему и шепчет невнятные проклятья «хладным языком». Жизнь оставляет голову...

 

В молчанье витязь удалился;

Дрожащий карлик за седлом

Не смел дышать, не шевелился

И чернокнижным языком

Усердно демонам молился.

 

На одном из привалов Руслан встречает Ратмира. Как изменился хазарский хан! Он стал мирным рыбаком. С ним милая подруга. Князь и хан дружески обнимаются. Ратмир счастлив в своем тихом отшельничестве вдали от сражений.

Руслан сердечно прощается с Ратмиром и отправляется в путь. В это время «никем не знаемый Фарлаф в пустыне дальней и спокойной скрывался и Наины ждал».

Старая волшебница является к трусливому воину и говорит, что его час настал. На очередном привале Руслана сморил тяжелый сон. Видится ему пир у князя Владимира, друзья и недруги — и на этот пир за руку вводит Людмилу... Фарлаф!

Трусливый Фарлаф по наущению Наины поражает спящего Руслана мечом — и тот падает бездыханный.

 

Песнь шестая

Верный конь ходит вокруг Руслана. Черномор видит мертвого рыцаря и «от радости дрожит».

Фарлаф привозит Людмилу в Киев и рассказывает Владимиру-солнышку выдуманную историю о том, как он нашел Людмилу «в пустынных муромских лесах у злого лешего в руках», о том, как он три дня бился с лешим и вот — отвоевал Людмилу. Но княжна досталась ему в руки во сне... «И кто прервет сей дивный сон?»

Скорбь киевлян о спящей беспробудно Людмиле сменяется тревогой: город осадили печенеги.

Вещий Финн поспешил на помощь Руслану, окропил его сначала мертвою водою — и раны зажили. «...Тогда водой живою героя старец окропил...»

Полный сил, поднимается витязь. Финн прорицает ему новую битву и, наконец, мир и счастье.

 

«Дай руку... там, за дверью гроба —

Не прежде — свидимся с тобой!»

 

Под стенами Киева идет страшный бой с печенегами. Киевляне дрогнули. Но тут появился чудесный рыцарь, смело разящий врагов. Это был Руслан. И вот уже печенеги «бегут от киевских мечей».

Руслан-победитель стремится к спящей Людмиле, «ее спокойного лица касается рукой дрожащей» — и красавица просыпается! Владимир- солнышко, рыдая, обнимает счастливых супругов.

Фарлаф ползает в ногах Владимира, Руслана и Людмилы. Его на радостях прощают. А что же Черномор?

 

Лишенный силы чародейства,

Был принят карла во дворец;       

И, бедствий празднуя конец,

Владимир в гриднице высокой

Запировал в семье своей.

 

Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой.

 

Комментарий. А. С. Пушкин работал над поэмой «Руслан и Людмила» три года, и в 1820 году она была закончена. Произведение представляет собой как бы соединение старины, русской истории со временем А. С. Пушкина. Действительно, здесь много исторических элементов, например описание пира у князя Владимира. «Там русский дух, там Русью пахнет», — говорит автор. Много былинных мотивов и в описании приключений Руслана. Да и сам Руслан похож на русского богатыря: добрый, верный в любви, смелый и отважный. Всюду, где это возможно, он борется со злом.

Но образ Людмилы — это образ девушки времен самого Пушкина: она мила, кокетлива и немного беспечна.

В поэме много сказочных персонажей и предметов: злой волшебник Черномор, говорящая голова, шапка-невидимка, добрый мудрец Финн.

Главный смысл поэмы заключен в победе добра: злые деспотические силы, мешающие счастью и любви, терпят поражение. Светлое начало жизни побеждает темное и мрачное. Свет, счастье и радость на стороне молодости и любви.

 





загрузка...