загрузка...

АНАЛИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

Василий Андреевич Жуковский (1783-1852)

«Море»

 

История создания.

Стихотворение написано в 1822 году в период творческой зрелости Жуковского. Оно относится к программным произведениям и является одним из поэтических манифестов поэта. Известно, что это стихотво­рение Жуковского особо выделял Пушкин, написавший двумя годами позднее свою элегию с тем же названием.

 

Жанр.

В подзаголовке стихотворения автор обозначил ею жанр — элегия. Это излюбленный жанр поэта. Обращение к жанру элегии ознаменовало пере­ход Жуковского к романтизму. Элегия — жанр лирической поэзии, пере­дающий настроения грусти, скорби, разочарования и печали. Романтики отдавали предпочтение этому жанру, поскольку он дает возможность вы­разить глубоко личные, интимные переживания человека, его философ­ские раздумья о жизни, любви, чувства, связанные с созерцанием природы. Именно таким стихотворением и является элегия «Море».

 

Тематика и проблематика.

Стихотворение Жуковского представляет собой не просто поэтиче­скую картину морской стихии, а «пейзаж души», как точно определил та­кие стихи поэта-романтика знаменитый ученый-филолог А.Н. Веселов­ский. Действительно, это не только морской пейзаж, хотя, читая стихотворение, живо представляешь себе море: оно то тихое, спокойное, «лазурное море», то страшная бушующая стихия, которая погружена во мглу. Но для романтика мир природы — это еще и тайна, которую он пы­тается разгадать. Вот почему так важно то, что в стихотворении постоян­но идет перекличка мира природного и человеческого — состояния ли­рического героя. Но важно при этом не только то, что Жуковский создает психологический пейзаж, то есть выражает чувства и мысли человека че­рез описание природы. Особенность этого стихотворения в том, что одушевляются не отдельные части пейзажа, а море само становится живым существом. Кажется, что лирический герой говорит с думающим и чувствующим собеседником, может быть — с другом, а может — с каким- то таинственным незнакомцем. У поэта-романтика не вызывает сомне­ния то, что море может быть наделено душой, как и человек. Ведь в соот­ветствии с романтическими представлениями именно в природе раство­ряется Божество, через общение с природой можно говорить с Богом, проникнуть в тайну бытия, соприкоснуться с Мировой душой.

Жуковский уверен, что душа моря подобна человеческой душе, где соединяются мрак и свет, добро и зло, радость и горе. Оно так же тянет­ся ко всему светлому — к небу, Богу. Но в отличие от многих других ро­мантиков, рисующих эту «свободную стихию», Жуковский видит и то, что море томится, что его что-то тяготит, оно бунтует против этого. Как и человек, море не может чувствовать абсолютный покой и гармонию, его свобода тоже относительна. Вот почему традиционные романтиче­ские проблемы свободы и неволи, бури и покоя у Жуковского получают очень необычную трактовку.

 

Идея и композиция.

Стихотворение «Море» построено в соответствии с заложенной в нем идеей. Это не столько описание природных явлений, сколько осо­бый лирический сюжет. В нем наблюдается движение, развитие со­стояния лирического героя, следящего за изменениями, которые про­исходят с морем. Но еще важнее то, что за этим стоит динамика внутреннего состояния самого моря, его души. Этот внутренний сюжет можно разделить на три части: «Безмолвное море» - 1-я часть; «Буря» — 2-я часть; «Обманчивый покой» — 3-я часть. В соответствии с ними проследим за развитием художественной мысли стихотворения.

В 1-й части рисуется прекрасная картина «лазурного моря», спокой­ного и безмолвного. Но «чистота» и ясность присуща морской душе «в присутствии чистом» «далекого светлого неба»:

 

Ты чисто в присутствии чистом его:

Ты льешься его светозарной лазурью,

Вечерним и утренним светом горишь,

Ласкаешь его облака золотые

И радостно блещешь звездами его.

 

Именно «светозарная лазурь» неба придает морю удивительные краски. Небо здесь не просто воздушная стихия, простирающаяся над морской бездной. Это символ — выражение мира иного, божественно­го, чистого и прекрасного. Наделенный способностью улавливать даже самые незаметные оттенки, лирический герой стихотворения, раз­мышляя о море, догадывается, что в нем скрыта какая-то тайна, кото­рую он пытается постичь:

 

Безмолвное море, лазурное море,

Открой мне глубокую тайну твою:

Что движет твое необъятное лоно?

Чем дышит твоя напряженная грудь?

Иль тянет тебя из земныя неволи

Далекое, светлое небо к себе?..

 

2-я часть стихотворения приоткрывает завесу над этой тайной. Мы видим душу моря, раскрывающуюся во время бури. Оказывается, когда пропадает свет неба и сгущается мгла, море, погруженное во тьму, на­чинает рваться, биться, оно исполнено тревоги и испуга:

 

Когда же сбираются темные тучи,

Чтоб ясное небо отнять у тебя —

Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь,

Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу...

 

Жуковский с удивительным мастерством рисует картину бури. Ка­жется, что слышишь рокот набегающих волн. И все же это не просто картина разбушевавшейся стихии. Перед нами раскрывается глубоко спрятанная тайна души моря. Оказывается, как и все земное, море на­ходится в неволе, которую оно не в силах преодолеть: «иль тянет тебя из земныя неволи ». Это очень важная для Жуковского мысль.

Для поэта-романтика, верящего в «очарованное Там», то есть иной мир, в котором все прекрасно, совершенно и гармонично, земля всегда представлялась миром страданий, скорби и печали, где нет места со­вершенству. «Ах! Не с нами обитает / Гений чистой красоты», — писал он в одном из своих стихотворений, рисующих Гения, лишь на миг по­сетившего землю и вновь умчавшегося в свой прекрасный, но недос­тупный для земного человека мир.

Оказывается, что и море, подобно человеку, страдает на земле, где все изменчиво и непостоянно, полно утрат и разочарований. Только там — в небе - все вечно и прекрасно. Вот почему туда тянется море, как и душа поэта, стремящегося разорвать земные узы. Море любуется этим далеким, светозарным небом, «дрожит» за него, то есть боится по­терять навсегда. Но соединиться с ним морю не дано.

 

Эта мысль становится понятной лишь в 3-й части стихотворения, где «возвращенные небеса» уже не могут полностью восстановить картину покоя и безмятежности:

 

И сладостный блеск возвращенных небес

Не вовсе тебе тишину возвращает;

Обманчив твоей неподвижности вид:

Ты в бездне покойной скрываешь смятенье.

Ты, небом любуясь, дрожишь за него.

 

Так раскрывается для лирического героя тайна моря. Теперь понят­но, почему в его «бездне покойной» скрывается смятенье. Но остается смятение поэта, стоящего перед неразрешимой загадкой бытия, тайной мироздания.

 

Художественное своеобразие.

Стихотворение насыщено средствами поэтической выразительно­сти, помогающими сделать картину морской стихии не только зримой, но и слышимой, осязаемой и тем самым облегчить для читателя путь к постижению авторской мысли. Особую роль при этом играют эпите­ты. Если в 1-й части они призваны подчеркнуть чистоту моря и свет, пронизывающий всю картину («светлое небо», «ты чисто в присутствии чистом его», «облака золотые»), то во 2-й части создают грозный, тре­вожный тон («враждебная мгла», «темные тучи»). Очень важны для вы­ражения художественной идеи стихотворения эпитеты, насыщенные христианской символикой божественного: «лазурь», «свет», «светозар­ный». Особый ритм создают анафора на «ты» («ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь...»), синтаксический параллелизм, а ряд вопроси­тельных предложений передает напряженный эмоциональный строй стихотворения. Следует также отметить важную роль рефрена: «без­молвное море, лазурное море», — который не только задает ритм сти­хотворения, но и утверждает важную поэтическую мысль. И, как и вез­де, Жуковский мастерски использует мелодические возможности речи. «Море» написано четырехстопным амфибрахием, белым стихом, ко­торый помогает передать ритм набегающих волн. Особенно эффектна картина бури, для воссоздания которой поэт использует прием алли­терации, то есть повторения одних и тех же согласных звуков в не­скольких словах. Здесь это аллитерация на шипящие, к тому же под­держиваемая ритмикой строки, имитирующей движение волн: «Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь, / Ты рвешь и терзаешь враж­дебную мглу». В целом можно сказать, что поэтическое мастерство Жу­ковского в этом стихотворении достигает небывалых высот, о чем уди­вительно точно сказал Пушкин: «...его стихов пленительная сладость».

 

Значение произведения.

Художественное новаторство Жуковского в стихотворении «Море» не осталось незамеченным в русской поэзии. Вслед за ним романтиче­скую картину морской стихии рисовали многие великие русские поэты, например Пушкин в стихотворении 1824 года «Море», Лермонтов в сво­ем знаменитом «Парусе», Тютчев в стихотворении «Как хорошо ты, о море ночное...». Но в каждом из них образ моря — не только романти­ческий символ, но и то, что помогает автору выразить свои мысли, чув­ства и настроения.

 

Точка зрения

«Жуковский — это литературный Коломб Руси, открывший ей Аме­рик) романтизма в поэзии. ...Без Жуковского мы не имели бы Пушкина. ...Это целый период нашей литературы, целый период нравственного развития общества. ... Одухотворив русскую поэзию романтическими элементами, он сделал ее доступною для общества, дал ей возможности развития» (В.Г. Белинский. «Сочинения Александра Пушкина»).

«...В системе Жуковского лирическая правда индивидуального пере­живания и есть высшая, даже единственная истина, а объективный, вне индивидуального переживания пребывающий мир - это лишь эфе­мерная видимость, и логика суждения о нем — ложь. Жуковский выво­дит мир, действительность из души, из личного переживания... (Г.А. Гу­ковский. «Пушкин и русские романтики»).

 





загрузка...
загрузка...