АНАЛИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837)

Лирика

 

«К Чаадаеву»

 

История создания.

Стихотворение написано в 1818 году — в петербургский период творчества Пушкина. Оно получило широкую известность, особенно в декабристских кругах, и стало распространяться в списках. Именно за такие стихи Пушкина постигла опала - он оказался в южной ссылке. Много позже в 1829 году без ведома поэта это стихотворение в иска­женном виде было опубликовано в альманахе «Северная звезда».

Стихотворение адресовано конкретному человеку: Петру Яковлевичу Чаадаеву (1794-1856), одному из близких друзей Пушкина еще с ли­цейских лет. Кроме этого стихотворения, к нему обращены послания Пушкина «Чаадаеву» (1821), «Чаадаеву» (1824). Поэта связывала с Чаа­даевым многолетняя дружба: их обоих характеризовали свободолюби­вые настроения, стремление к изменению жизни в России, нестандарт­ность мышления. Чаадаев, как и многие лицейские друзья поэта, был членом тайного декабристского общества «Союз благоденствия», хотя впоследствии отдалился от этого движения, заняв свою весьма своеоб­разную позицию в вопросе о государственной власти и дальнейшей судьбе России. За публикацию «Философического письма», в котором были изложены эти взгляды, Чаадаев был объявлен правительством су­масшедшим — так самодержавие боролось с инакомыслием и свободо­любием. Не всегда позиции Пушкина, особенно в зрелые годы, совпа­дали с мыслями Чаадаева, но в 1818 году юный поэт видел в старшем друге человека, умудренного жизненным опытом, наделенного острым и порой саркастическим умом, а главное — свободолюбивыми идеала­ми, столь отвечающими настроению Пушкина.

 

Жанр и композиция.

Для лирики Пушкина характерно стремление к трансформации ус­тоявшихся жанров. В данном стихотворении мы видим проявление та­кого новаторства: дружеское послание, обращенное к определенному человеку, перерастает в гражданское обращение ко всему поколению, которое включает и черты элегии. Обычно стихотворение в жанре послания адресуется либо другу, либо возлюбленной и по тематике отно­сится к интимной лирике. Меняя адресата своего стихотворения, Пуш­кин создает новое по жанру произведение — гражданское послание. Вот почему в основе его построения лежит обращение к товарищам: «Товарищ, верь...», по стилистике близкое к гражданским политическим стихам времен Великой Французской революции. Но в то же время композиция стихотворения, построенная как теза — антитеза, подра­зумевает наличие контраста. Именно так развивается поэтическая мысль: от элегического начала, проникнутого настроением грусти и печали, через противительный союз «но» («Но в нас горит еще жела­нье...») первая элегическая часть соединяется со второй, совершенно иной по настроению, чувству и мысли: здесь превалирует гражданская тематика, обличительный настрой. А завершение стихотворения, под­водящее итог развития поэтической мысли, звучит ярким мажорным аккордом: «Мой друг, отчизне посвятим / Души прекрасные порывы!»

 

Основные темы и идеи.

Главная идея стихотворения — призыв к единомышленникам отойти от частных интересов и обратиться к гражданским проблемам. С ней связана вера поэта в то, что свободолюбивые мечты будут реализованы, и «отчизна вспрянет ото сна». В концовке стихотворения звучит весьма редкая в творчестве Пушкина идея слома всей государственной систе­мы, которая, по мысли поэта, произойдет в ближайшем будущем («И на обломках самовластья / Напишут наши имена!»). Поэт-государственник чаще призывал к постепенным преобразованиям, идущим прежде всего от самой власти, как в стихотворениях «Вольность» и «Деревня». Можно считать, что столь радикальная позиция автора в стихотворении «К Чаадаеву» - свидетельство юношеского максимализма и дань роман­тическим настроениям. Общий пафос стихотворения — гражданский, но в нем есть элементы романтического и элегического пафоса, осо­бенно в первой части, что отражается в специфике ряда образов.

Впервые в этом стихотворении появляется характерное для даль­нейшего творчества Пушкина соединение гражданской тематики с интимной — любовной и дружеской. В связи с этим поэт поднимает проблемы гражданского долга и политической свободы в соедине­нии с вопросами индивидуальной свободы и частной жизни челове­ка, что звучало в то время крайне необычно. Рассмотрим, как разви­вается поэтическая мысль. Начало проникнуто элегическими настроениями. Лирический герой, обращаясь к своему задушевному другу, с печалью вспоминает о том, что многие прежние его идеалы оказались «обманом», «сном»:

 

Любви, надежды, тихой славы

Недолго нежил нас обман,

Исчезли юные забавы,

Как сон, как утренний туман.

 

Вся поэтическая лексика, вся образность первого четверостишия по­строена в стиле романтических элегий: тихий, нежил, сон, утренний туман. Что же осталось от дней уходящей юности? Нет уже ни любви, ни надежды. Но, кажется, в этой привычной триаде не хватает какого-то слова? Конечно, нет первого из слов этого устойчивого сочетания — «веры». Это ключевое слово еще появится в стихотворении — оно ос­тавлено для заключительной, ударной концовки, чтобы придать ей ха­рактер особого, почти религиозного воодушевления и убежденности. Но переход от пессимистической тональности к мажорному звучанию происходит постепенно. Этот переход связан с образами горения, огня. Обычно уподобление страстного желания огню было характерно для любовной лирики. Пушкин вносит в мотив огня совсем иное звучание: оно связано с гражданским призывом, протестом против «гнета власти роковой»:

 

Но в нас горит еще желанье,

Под гнетом власти роковой

Нетерпеливою душой

Отчизны внемлем призыванье.

 

Далее следует столь неожиданное сравнение, что далеко не все даже близкие по образу мыслей и духу друзья-декабристы приняли его. Счи­талось, что сопоставление гражданской жизни с частной, соединение высоких патриотических мотивов с сентиментальными недопустимы. Но Пушкин в этом стихотворении избирает поистине новаторский ход: он соединяет в единый и неразрывный образ понятия «свобода» и «лю­бовь». Тем самым он показывает, что свободолюбие и гражданские уст­ремления также естественны и присущи каждому человеку, как и самые интимные его чувства — дружба и любовь:

 

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья.

 

И тогда уже вполне логичен переход образа горения из области лю­бовных чувств в сферу гражданских побуждений:

 

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы.

 

Теперь очевидно, что обращение к другу переросло в призыв к вере в идеалы свободы и возможность их достижения, адресованный всему молодому поколению России. Недаром в последнем четверостишии употреблено другое, более высокое слово — «друг» заменяется на «това­рищ». А поэтический образ «звезды пленительного счастья», завер­шающий стихотворение, становится символом надежд на торжество идеалов гражданской свободы.

 

Художественное своеобразие.

Послание «К Чаадаеву» написано излюбленным пушкинским разме­ром — четырехстопным ямбом. Помимо жанрового новаторства, с ко­торым связаны особенности развития авторской мысли и построения стихотворения, оно отличается необычной художественной образно­стью. Это отмеченное сравнение стремления к «вольности святой» и любви; метафорические образы «горения», эпитеты романтической окраски («под гнетом власти роковой», «минуты вольности святош), метонимия высокого стиля («Россия вспрянет ото сна»). Особо следует подчеркнуть символический образ звезды - «звезда пленительного счастья», который вошел не только в русскую литературу, но и стал элементом сознания русского общества.

 

Значение произведения.

Стихотворение стало этапным для творчества Пушкина, обозначив важнейшую для его поэзии тему свободы, а также ее особую интерпрета­цию. В истории русской литературы оно явилось началом традиции со­единения гражданской, свободолюбивой и интимной тематики, что под­тверждается творчеством Лермонтова, Некрасова, романистикой второй половины XIX века, а затем переходит к таким поэтам XX века, как Блок.

 





загрузка...
загрузка...