загрузка...

АНАЛИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVIII ВЕКА

Гавриил Романович Державин (1743-1816)

«Властителям и судиям»

 

История создания.

Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творче­стве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высо­кого государственного служащего не имела успеха: он не встретил под­держки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благо­получно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда по­эт задумал написать переложение 81-го псалма — так в древности на­зывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — вет­хозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета - Псалтирь.

Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случай­но именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впослед­ствии казненным.

Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сде­лал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворе­ние в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись, вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом вариан­те, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более то­го, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произ­ведение под своим названием «Властителям и судиям».

 

Основные темы и идеи.

Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, свя­зано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнете­ние слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и нахо­дит в ветхозаветной истории:

 

Доколе, рек, доколь вам будет

Щадить неправедных и злых?

 

Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других:

 

Ваш долг есть: охранять законы,

На лица сильных не взирать,

Без помощи, без обороны

Сирот и вдов не оставлять.

 

Ваш долг: спасать от бед невинных,

Несчастливым подать покров;

От сильных защищать бессильных,

Исторгнуть бедных из оков.

 

Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

 

Не внемлют! Видят - и не знают!

Покрыты мздою очеса:

Злодействы землю потрясают,

Неправда зыблет небеса.

 

Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправед­ных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» вла­стителей, которые не подчиняются высшему закону правды и спра­ведливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

 

И вы подобно так падете,

Как с древ увядший лист падет!

И вы подобно так умрете,

Как ваш последний раб умрет!

 

Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится преду­предить императрицу, в добродетельность которой он продолжал ве­рить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает ав­тор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

 

Воскресни, Боже! Боже правых!

И их молению внемли:

Приди, суди, карай лукавых

И будь един царем земли!

 

Художественное своеобразие.

Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему. В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный авто­комментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властите­лям и судиям » автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит биб­лейский текст. Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; по­крыты мздою очеса; их молению внемли и др. Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обраще­ний: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны...»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт ис­пользует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: со­хранять законы...», «Ваш долг: спасать от бед невинных...»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помо­гает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая при­звана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очи­щению и исправлению пороков.

 

Значение произведения.

Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение рево­люционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монар­хистом, но столь ярко и эмоционально выраженный протест против «не­праведных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация. Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императ­рицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Власти­телям и судиям» предстал в совершенно новом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и

тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенден­ций. В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пуш­кина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь поро­ки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общена­родных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.





загрузка...
загрузка...