загрузка...

Детская литература. Выразительное чтение.

РАЗДЕЛ I. ПРАКТИКУМ ПО ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

 

Глава 2. МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ

2.4. ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Тема 11.Идейно-художественное своеобразие сказок Ханса Кристиана Андерсена

 

Со сказками Х.К. Андерсена человек знакомится в самом раннем детстве, когда сам еще не умеет читать. Две самые первые свои сказочные книжки Андерсен так и назвал: “Сказки, рассказанные детям”. Важно, что сам Андерсен в автобиографической повести “Сказка моей жизни” признавался:

 

Я... стремился сохранить язык и тон, простой, естественный и, по-моему, наиболее подходящий. Но я знал, что ученые критики будут порицать меня как раз за этот язык, и вот, чтобы поставить читателей на нужную мне точку зрения, я и назвал свои сказки “Сказки для детей”. Сам же я всегда имел в виду, что пишу их не только для детей, но и для взрослых.

 

В другом месте Андерсен уточняет:

 

Детей больше всего забавляла сама фабула сказок, взрослых интересовала вложенная в них идея.

 

Дело в том, что жанр сказки поначалу несколько смущал Андерсена, как невзрослый и несерьезный. Вот он и адресовал свои сказки детям. При этом читатель в его воображении оставался мыслящим человеком, озабоченным сложными проблемами бытия. И сказочник говорил в своих творениях о сложном, но просто, и в то же время не упрощая, так естественно и как-то по-домашнему, что любому ребенку казалось, что сказочник обращается именно к нему и надеется, что именно он поймет его лучше всех.

Особенность стиля Андерсена как раз и заключается в том, что он пишет так, как говорят дети.

Дети у Андерсена – истинные романтики, живущие мечтой и часто не умеющие отделить мечту от реальности.

Однако если бы это было только так, то такие ангелоподобные дети довольно скоро наскучили бы читателю. А этого не происходит. Что же их спасает? Андерсеновский юмор. Поэт не только умиляется своим маленьким героям, но и постоянно подтрунивает над ними, над их неопытностью, поспешными суждениями, детской важностью, ребячливой наивностью. Он посмеивается над тем, что больше всего в них любит. В сказке “Оле-Лукойе”, например, вдруг раздаются “ужасные стоны из ящика стола, где лежали учебные принадлежности Яльмара” – маленького героя сказки. Это стонут тетрадки, все сплошь испещренные ошибками. Оле-Лукойе мигом выровнял буквы в прописях, припугнув их... касторкой. Мы улыбаемся, потому что Андерсен оживляет и сводит вместе подробности ребячьего быта, но такие, которые в жизни никогда вместе не сходятся.

Сочиняя свои сказки, Андерсен полагался на детское воображение и не ошибся: дети не боятся вступить в его зачарованный мир, вмиг осваиваются в нем и даже расширяют игрой своей фантазии, становясь в известной мере его соавторами.

Именно об этом прекрасная сказка “Цветы маленькой Иды”. Это самая первая сказка, Андерсеном сочиненная, а не заимствованная в фольклоре. Сказочник и не скрывал, что писал ее, находясь под обаянием фантазий Эрнеста Теодора Амадея Гофмана. Как всякому романтику, ему импонировала идея Гофмана о единстве всего сущего в Божием мире, явленная во взаимосвязанности и взаимопревращениях одних форм жизни в другие. Примерно о том же рассказывает маленькой Иде студент, знавший Гофмана, наверное, наизусть. Он утверждает совершенно серьезно: цветы “могут летать, если захотят!”.

Идочка превосходно усваивает урок. При этом ее “избранность” несомненна: королевский сад пожаловал к ней в детскую сам, во всей своей таинственной гармонии!

Перекличка с Гофманом слышна на протяжении всей сказки. Прежде всего это картина бала.

В сказке “Щелкунчик и мышиный король” немецкий поэт, рассказывая об изумительной игрушке, которую смастерил для детей их крестный Дроссельмейер, – сияющем огнями дворце, где под музыку прохаживались и плясали изящно сделанные кавалеры, дамы и даже нарядные дети, – подчеркивает различие в восприятии прекрасного у детей и взрослых. Прекрасное для взрослых – точность и упорядоченность всех движений, их повторяемость и размеренность – механистичность. Для детей красота лишь там, где есть свобода движения, воображения, игры, т.е. в творчестве.

Так и в сказке Андерсена на балу цветов у Идочки одна неожиданность следует за другой, это сплошная импровизация, каприз, живое празднество. И ребенок следит за развитием этого чудесного действа как зачарованный. Ведь, если разобраться, оно возникло в его собственном воображении. Детское воображение, словно волшебный фонарь, зажег добрый студент, а вот картинки, которые тот высвечивал, девочка создала сама. Разумеется, взрослые вольны считать, что все это ей просто приснилось, “ну да маленькая Ида что знала, то знала”.

 

Вопросы и задания

 

1. Определите конфликт в сказке. Как он развивается и каким образом разрешается?

2. Как вы бы определили идею этой сказки Андерсена?

3. Как можно понять финал сказки?

4. В каких отношениях в сказке находятся мир взрослых и мир ребенка? Как это показывает Андерсен?

 

“Дюймовочка” – одна из самых известных сказок Андерсена. Сказка как будто бы вполне оригинальная. Действительно, фольклорных сказок про девочку-малютку нет. Неизвестны и подобные литературные сказки. Зато есть сказки о мальчике-крошке, Мальчике-с-пальчике. Датское заглавие сказки Андерсена прямо подчеркивает родство его героини с героем народной сказки. Он назвал ее “Tommelise” (в первых русских переводах она звалась “Лизок-с-Вершок”), а “Мальчик-с-пальчик” по-шведски звучит как “Tummelitten”. Так что Дюймовочка – нечто вроде сестренки известного сказочного проказника: их имена рифмуются, а судьбы развиваются, словно подчиняясь закону параллелизма: преследования больших и страшных существ, выход из безвыходного положения, конечное торжество добра и вознаграждение за страдания. Но если Мальчик-с-пальчик как подлинно народный герой побеждает зло сам благодаря своей смекалке, остроумию и готовности идти на риск, то вся история Дюймовочки – испытание ее долготерпения и доброго сердца – добродетелей, которые Андерсен ценил, пожалуй, выше, чем хитрость и отчаянную храбрость. Потому-то Дюймовочка, как правило, не сама ищет себе спасения, но к ней на выручку спешит судьба в лице других существ, тронутых ее беззащитной малостью, кротостью, добротой и красотой. Если разобраться, то в образе этой прелестной героини Андерсена не так-то уж и много сходства с образом ее маленького да удаленького фольклорного “братца”, который, несомненно, являет собой ярко выраженный тип “низкого” – в буквальном смысле! – сказочного героя. В судьбе Дюймовочки гораздо слышней мотивы, связанные с типом героя “высокого”. Обозначим их.

1. Мотив долгожданности.

2. Чудесное рождение.

3. Чудесный рост.

4. Мотив похищения юной девы чудовищем (жабой).

5. Мотив “пути-дороги”, реализуемый через образ реки и приводящий героиню “за границу”.

6. Удвоение мотива похищения (майский жук). Оба раза бедная девочка подвергается преследованию, и оба раза ее стремятся перенести в чуждый ей мир: подземный и подводный – в случае с жабьим семейством, или в надземный – в случае с жуком.

7. Спуск в подземный мир (Дюймовочка у мыши).

8. Поединок со смертью в подземном мире (спасение ласточки) открывает ей путь к спасению.

9. Ситуация “едва-не-смерть”, которая обрушивается на нее через родственные связи (брак с кротом).

10. Инициация – обрядовое испытание (пребывание в подземном мире, опасности, нависающие над ней, и мужество их преодоления являют собой особую форму инициации).

11. Полет в тридесятое царство.

12. Свадьба – знак прохождения инициации и торжества добра и жизни.

13. Как подлинно “высокий” герой она получает не полцарства, а все целиком царство эльфов, да еще и крылышки, чтоб облетать свои владения.

Таким образом, сюжет сказки Андерсена “смонтирован” из хорошо известных блоков фольклорной волшебной сказки, но как остроумно это сделано! Основной прием, использованный Андерсеном при “монтаже”, – это хорошо знакомый детям и любимый ими перевертыш: место отважного героя-юноши занимает хрупкая, почти прозрачная девочка.

 

Вопросы и задания

 

1. Зачем Андерсену понадобилась столь миниатюрная героиня? Какое идейное значение имеет ее рост?

2. Каким образом из ячменного зерна вырастает тюльпан, не говоря уже о девочке? Где же выросло зерно? Что оказало решающее действие на появление на свет Дюймовочки?

3. Попробуйте, проанализировав образ Дюймовочки, максимально полно определить андерсеновский идеал ребенка.

4. Как образ Дюймовочки помогает раскрытию всего идейно-художественного содержания сказки?

 

Сказка “ Оле-Лукойе” была создана в январе – июне 1840 года и вошла во второй том “Сказок, рассказанных детям” (1842). Она своеобразна – это сказка на каждый из семи дней – вернее, вечеров недели. Их показывает детям персонаж датской мифологии Оле Закрой Глазки. Все семь ночей Оле раскрывает волшебный зонтик над приятелем Андерсена, внуком Йонаса Коллина, маленьким Яльмаром, которому в 1840 году было шесть лет.

Поэт видит в Оле-Лукойе своего собрата сказочника: миниатюры Оле то и дело перекликаются с сюжетами самого Андерсена. Они словно эскизы будущих сказок Андерсена.

Начинается все, как и положено, в понедельник. Разумеется, это день тяжелый: после чудесного воскресенья Яльмару придется вновь отправляться в класс. Во сне волшебник Оле мигом выстроил во фрунт корявые буковки Яльмара. Но наяву!..

Вторая сказочка рассказывается во вторник. Она необычайно поэтична уже хотя бы потому, что в ней Яльмар из своей совершенно реальной кроватки переносится в необычайный мир, созданный искусством, – в великолепную картину, где его уже поджидает река и причаленная к берегу лодочка. Сказочка строится как почти бесконечное мерцание зеркал, – все отражается во всем: Андерсен рассказывает сказку про Оле, Оле отправляет в сказку Яльмара, Яльмар забирается в лодочку, которая плывет по нарисованной реке, а нарисованные деревья тоже рассказывают Яльмару сказки “о разбойниках и ведьмах, а цветы – о прелестных маленьких эльфах и о том, что рассказывали им бабочки”.

В среду Яльмар вновь пускается в плавание. На сей раз случилось это из-за грандиозного наводнения, почти настоящего потопа, когда разверзлись хляби небесные и воды поднялись до самых окон детской. Яльмару – душе безгрешной – потоп не может быть страшен: “ковчег” причаливает прямо к подоконнику. И теперь малыш странствует уже по морям на большом корабле.

Впрочем, корабль Яльмара, видимо, только для того и отправился в путь, чтобы мальчик мог помочь уставшему от долгого перелета аисту. Бедная птица падает прямо на палубу. Вообще Андерсен из всех животных больше всего любил птиц, больших, вольных, красивых, – лебедей, аистов. С аистами у него сложились особые отношения. Они действуют во множестве его сказок.

Практически во всех известных мифологических системах Европы бог сна и сновидений – родной брат бога смерти. Так что Оле-Лукойе не обманул, показав Яльмару своего брата.

 

Вопросы и задания

 

1. Какой конфликт лежит в основе истории, рассказанной в среду? Как развивается и разрешается конфликт?

2. Что общего между историями среды, четверга, пятницы и субботы?

3. Почему Оле решил показать своего брата шестилетнему ребенку и почему сделал это в ночь на воскресенье, т.е. как раз в тот день, когда Христос от смерти восстал?

4. Почему Яльмар не только не испугался этого другого Оле-Лукойе, но заявил, что он “чудеснейший”?

5. Перечитав сказки Андерсена, найдите ту, в которой тема добросовестно выполненных уроков развита автором?

6. Как называются сказки Андерсена, в которых действуют аисты, и какова в них роль этих птиц?

Сказку Андерсена “Принцесса на горошине” мы найдем в каждом издании, предназначенном для детей дошкольного или младшего школьного возраста. Но неужели она действительно столь незамысловата?

Трактовок эта маленькая сказка вызывает множество. Рассмотрим некоторые из них.

I вариант. Сказка насквозь иронична. Это ирония в адрес чванливой аристократии. А кто, кроме юной принцессы да старой королевы, может более всех претендовать на аристократизм? Поэтому чем капризней, чем изнеженней, чем прихотливей и несговорчивей принцесса, тем она в глазах королевы-матери древнее родом, чище и “голубее” кровью. Повелевать, капризничать, помыкать – вот назначение королев. Благо, есть кем. Так думают подобные дамы. Хотя, впрочем, во дворце принца не такой уж большой штат: король сам побежал отпирать двери принцессе. Но ведь на самом деле так оно и бывает: чем меньше оснований, тем больше претензий.

Сказка, следовательно, носит отчетливо сатирический характер.

Убедительно? Пожалуй.

Но почему же тогда такая избалованная неженка вдруг ни с того ни с сего оказалась одна-одинешенька под проливным дождем? Где ее мамки-няньки, бонны-гувернантки, фрейлины и статс-дамы, лакеи, кучера, церемониймейстеры? Где ее кареты, драгоценности, замки, папа-король, наконец? Где все это?

II вариант. Сказка прежде всего романтична, как вообще все творчество Андерсена. А романтизм с самого своего возникновения утверждал культ чувствительности, т.е. способности чрезвычайно обостренно воспринимать и переживать все состояния и впечатления жизни: горе и радость, печаль и тревогу, нежность и ненависть, отчаяние и раскаяние... Только тот, кто глубоко и тонко чувствует, считали романтики, имеет право именоваться истинным аристократом – не крови, а духа. Гофман называл маленькую Мари, героиню сказки “Щелкунчик и мышиный король”, “прирожденной принцессой”! Это означает, что у девочки чувствительная, по-настоящему романтическая душа.

Принц в “Принцессе на горошине” в поисках невесты во дворцах каких только королей ни побывал, на каких только королевских дочек ни насмотрелся, а они – все, как одна, – были урожденными принцессами, но чего-то в них ему не хватало. Разумеется, он не подвергал осмотру их тюфяки. И не только потому, что был в тех замках гостем, а потому, что “чувствительность” воспринимал не вполне так, как его маменька. Она-то смотрела на вещи по-простому и понимала “чувствительность” буквально. Ну, а принц, наверное, искал душевной тонкости. И вот теперь нашел. У себя дома. И теперь ему уже было совершенно не важно: мокрая она или сухая, истрепанное на ней платье или расшитое золотом, есть у нее замки, кареты, лакеи, статс-дамы или нет... Принц был истинный романтик.

Убедительно? Пожалуй.

Но откуда все-таки она такая взялась? Почему эта неженка пришла по грязи под дождем? И почему после всех испытаний не уснула в тепле, как убитая, а промучилась всю ночь? Неужели и вправду горошина тому виной?

Ill вариант. Горошина сама по себе вообще ничего не значит. Это метафора. А на самом деле принцесса не могла уснуть от волнения, от нескончаемых дум: она наконец-то попала туда, куда упорно шла сквозь бурю. Ведь вытолкнул ее из дому (из дворца, замка, поместья, хижины) зов судьбы. И судьба вела ее прямо к этому порогу. Судьба подвергла ее испытанию. Пусть сечет ее ветер, пусть рвет платок с головы, пусть хлещет мокрым подолом по маленьким озябшим ножкам! – она должна выдержать, дойти, не сдаться.

Наверное, и принц ждал чего-то такого. Немало королевств он объездил, немало принцесс повидал, но всякий раз чувствовал: нет, это не его судьба. Оба они умели прислушиваться к голосу судьбы и к голосу своего сердца. За это и ждала их обоих награда. А горошина? Что ж горошина! Она хранится в кунсткамере.

Убедительно? Пожалуй, но на самом деле сказка не задача и в ней не может быть одного-единственного правильного ответа. Каждый имеет право на самостоятельное решение...

Так что мы выбираем? Вариант IV – ваш собственный? Конечно!

 

Вопросы и задания

 

1. Какая из предложенных трактовок сказки вам ближе? Почему? Обоснуйте свою позицию, выполнив анализ сказки.

2. Если вас не устраивает ни одна из приведенных трактовок, предложите свою интерпретацию сказки и обоснуйте ее.

3. Почему испытание истинности принцессы осуществляется с помощью перин и тюфяков?

4. В чем, собственно, состоит главная характеристики настоящей принцессы?

5. Зачем принцу была нужна именно такая нежная, чувствительная, деликатная, ранимая, капризная, придирчивая, требовательная, привередливая? Легко ли ему придется с ней в будущей жизни?

6. Знал ли принц о готовящемся испытании или королева открыла свои планы только королю? Если знал, почему допустил?

7. Распознал ли принц свою избранницу сам или только с помощью горошины?

 





загрузка...
загрузка...