Детская литература. Выразительное чтение.

РАЗДЕЛ II. ПРАКТИКУМ ПО ВЫРАЗИТЕЛЬНОМУ ЧТЕНИЮ

 

Глава 2. СРЕДСТВА ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ УСТНОЙ РЕЧИ

2.3. ФУНКЦИИ ИНТОНАЦИИ

 

Русский психолингвист Н.И. Жинкин считает, что “интонация – это действительность”, потому что вне интонации “нельзя произнести ни слова, ни предложения, через интонацию выявляется смысл речи, ее подтекст” (Сценическая речь. – С. 101). У интонации есть несколько функций и основных моделей, которые усваиваются каждым человеком с детства.

Общей закономерностью русской интонации является повышение тона при развитии мысли, понижение тона при завершении мысли и интонационный перепад между данным и новым в предложении.

 

 

Функция 1 – различение коммуникативных типов высказывания – побудительных, вопросительных, восклицательных, повествовательных.

Выделяют ряд коммуникативных типов речевой интонации:

1) мелодический рисунок утверждения, называния;

2) мелодический рисунок побуждения;

3) мелодический рисунок вопроса;

4) мелодический рисунок восклицания;

5) мелодический рисунок однородности: перечисления;

6) мелодический рисунок неоднородности: противопоставления, сопоставления, подчинения, уточнения, подтверждения.

Для русского языка нормативным является произношение повествовательных невосклицательных предложений с повышением голоса в первой его части, сохранением высоты звука в середине и понижением к концу, что обозначает законченность высказанной мысли (рис. 2).

Такую интонацию обычно называют интонацией конца предложения. В конце таких предложений ставится точка.

Интонацию, сигнализируемую точкой в конце предложения, К.С. Станиславский сравнивал с падением камня, с сильным ударом.

Однако понижение тона на точке может быть разным, это зависит от того, стоит точка просто в конце предложения или приходится одновременно на конец абзаца или всего произведения. Важно определить значение знака в развитии мысли. Внутри абзаца точка означает не только конец отдельного суждения, мысли, картины, но и сигнал продолжения развития общей мысли, объединяющей все предложения абзаца. Поэтому пауза после такой точки должна быть короче паузы после абзаца.

В конце и в середине предложения может стоять и многоточие, означающее перерыв в высказывании. Это может быть вызвано как внутренними, так и внешними причинами. Перерыв может приходиться и на середину слова. Многоточие, подчеркивал К.С. Станиславский, в отличие от точки, выражается интонационной незавершенностью, “голос не поднимается вверх и не опускается вниз. Он тает и исчезает, не заканчивая фразы...” (Сценическая речь. – С. 109). Обычно многоточие требует паузы.

Интонационная окрашенность фразы, в которой есть многоточие, определяется причинами, вызывающими перерыв: это или волнение говорящего, или недостаточный запас слов, или попытка подобрать слова, чтобы как можно точнее высказать свою мысль и т.д.

 

Задание. Прочитайте фрагмент из сказки Д.Н. Мамина-Сибиряка про себя и решите, какими причинами вызваны перерывы в речи, обозначенные многоточием. Затем прочитайте фрагмент вслух, передавая интонационно эти причины.

 

Серая Шейка

<...>

– Ах, как ты меня напугала, глупая! – проговорил Заяц, немного успокоившись. – Душа в пятки ушла... И зачем ты толчешься здесь? Ведь все утки улетели...

– Я не могу летать: Лиса мне крылышко перекусила, когда я еще была совсем маленькой...

– Уж эта мне Лиса!.. Нет хуже зверя. Она и до меня давно добирается... Ты берегись ее, особенно когда река покроется льдом. Как раз сцапает...

 

Вопросительное предложение мы произносим, повышая голос, подводя к ударному слову, и резко акцентируем его, тем самым выделяя то, о чем именно мы спрашиваем, а потом также резко опускаем голос, если ударное слово не завершает предложение (рис. 3).

Например, предложение Ты пойдешь сегодня в музей? можно произнести по-разному, в зависимости от того, что именно нас интересует. Для верного интонирования вопроса надо мысленно активно добиваться ответа на него. Если вопрос начинается с вопросительного слова (кто, когда, где и т.п.), то ударение и повышение голоса будут приходиться именно на него.

 

Задание. Прочитайте фрагмент из сказки Д.Н. Мамина-Сибиряка “Серая Шейка” несколько раз, произнося вопросительные предложения по-разному: в каждом случае повышайте голос на новом слове. Как изменяется смысл вопроса?

 

Серая Шейка

 

“Неужели вся река замерзнет?” – думала Серая Шейка с ужасом.

Скучно ей было одной, и она все думала про своих улетевших братьев и сестер. Где-то они сейчас? Благополучно ли долетели? Вспоминают ли про нее?

Восклицая, мы всегда выражаем эмоцию, которая рождена нашей оценкой события, явления, предмета, человека. Сила и окраска чувства определит и вариант восклицательной интонации. В целом восклицательная интонация похожа на вопросительную, но в ней нет того резкого акцента на ударном слове, мы повышаем голос на выделяемом слове и более плавно, чем в вопросе, опускаем его (рис. 4).

 

 

Задание для работы в парах. Первый участник произносит одно и то же предложение, меняя цель высказывания и интонацию в произвольной последовательности: как повествовательное восклицательное; как вопросительное восклицательное; как побудительное восклицательное и как повествовательное невосклицательное; вопросительное невосклицательное; побудительное невосклицательное. (Учтите, что не все предложения можно представить во всех предлагаемых интонационных вариантах!) Выбранную последовательность читающий записывает в свой контрольный листок.

Второй участник определяет на слух и записывает в свой контрольный листок, с какой интонацией произнесено каждое предложение, т.е квалифицирует предложения по цели и по интонации высказывания.

Затем участники сверяют записи в контрольных листках и выясняют причины допущенных ошибок.

 

Папамамалогия

 

Обратите внимание на папины плечи. Они гораздо шире, чем у мамы. И кости папиных рук – толще.

(Остер Г.)

 

Функция 2 – различение частей высказывания соответственно их смысловой важности.

Функция 3 – оформление высказывания в единое целое при одновременном расчленении его на синтагмы.

Безусловно, существует связь между знаками препинания и эмоциональной окрашенностью предложения, однако нельзя говорить о полном соответствии знаков препинания смыслу предложения. На интонацию оказывают влияние контекст, в котором звучит фраза, коммуникативная задача, которая мотивирует ее произнесение, подтекст самого предложения.

Можно выделить общие значения знаков препинания, но нужно учитывать, что они обладают большой вариативностью, значительным потенциалом смыслов и ритмомелодики. “Ставлю точку – прекращаю разговор, отказываясь или соглашаясь; восклицательный знак – одобряя или протестуя; запятую – развивая мысль или завершая ее” (Сценическая речь. – С. 114). А.Н. Петрова полагает, что “в пунктуации отражена не только действительность, но и характер ее видения автором, его отношение к фактам и образам, его позиция” (Там же).

Запятая в предложении служит для разделения его частей на более мелкие смысловые части. Запятая, как вы хорошо знаете, многозначна: она обозначает перечисление, противопоставление, сравнение, уточнение и т.д. Каждый случай требует специфической интонации.

При перечислении мы постепенно повышаем голос. При противопоставлении повышаем голос на первом однородном члене и сильно понижаем его на втором, противопоставленном первому. Если противопоставлены не однородные члены, а предложения, то повышение и понижение голоса будет приходиться на фразовые ударения. При уточнении голос повышается на уточняемом слове и после паузы постепенно опускается к собственно уточняющему слову.

Однако не все запятые соответствуют паузам и отражаются в устной речи. Есть случаи, когда запятая не интонируется: при одиночном деепричастии, перед соединительными союзами, перед сравнительными оборотами, при таких вводных словах, как конечно, вероятно, пожалуй, кажется, может быть, впрочем, по-моему, к несчастью, к счастью, наконец; при обращениях, стоящих не в начале предложения.

Точка с запятой, по определению А.Н. Гвоздева, “является разграничительным знаком, занимающим среднее положение между точкой и запятой; она помогает устанавливать градации между деталями описания или повествования...” (Гвоздев А.Н. Современный русский литературный язык. – М., 1977. – С. 291). Для конструкций, оформленных этим знаком, характерна общая интонация понижения.

Двоеточие разделяет простые предложения в составе сложного в том случае, когда вторая часть поясняет первую. Пояснительная интонация выражается в речи паузой и повышением тона на одном из слов первой части, стоящем в ее конце или близко к концу. В простом предложении двоеточие ставится после обобщающего слова при однородных членах, и в этом случае соблюдается интонация пояснения. Если двоеточие отделяет авторский текст от прямой речи, то пауза сокращается, а авторский текст произносится в том же ритме, что и сама реплика, которая как бы “перехватывает” повышение голоса, отменяя его (Сценическая речь / под ред. И.П. Козляниновой и И.Ю. Промптовой. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2000. – С. 91).

Тире – знак, обладающий разнообразными функциями. Это и выделение: два или одно тире обозначают вводные и вставные (эту роль выполняют и скобки) конструкции, завершение однородного ряда перед обобщающим словом, слова автора в потоке прямой речи. Кроме того, тире может служить для разделения противопоставляемых явлений. Часто тире в предложении играет не грамматическую, а только смысловую роль и указывает на необходимость психологической паузы или на быструю смену одного явления (действия, состояния) другим.

При прямой речи тире отражается только паузами, слова автора произносятся чуть быстрее, чем сама прямая речь, чтобы не “заслонить” ее.

Обычно перед тире голос повышается, а на противопоставляемом слове понижается.

 

Задание для работы в парах. Прочитайте друг другу предложения из рассказа В.Драгунского “Удивительный день”. Слушающий определяет, какой именно знак препинания интонировал читающий.

1. Тогда я сказал:

– Мишка, а мы давай считаться на космонавта? Тогда я сказал:

– Мишка, а мы давай считаться на космонавта.

2. А я встал на ноги, прижал руки по швам и вежливо ей сказал:

– Здравствуйте, Зинаида Иванна! Не волнуйтесь, это я!

А я встал на ноги, прижал руки по швам и вежливо ей сказал:

– Здравствуйте, Зинаида Иванна. Не волнуйтесь, это я.

3. Тогда я пошел домой. Взял листок бумажки и нарисовал на нем, что куда: где вход, где выход, где одеваться, где космонавта провожают и где кнопку нажимать.

Тогда я пошел домой. Взял листок бумажки и нарисовал на нем, что куда, где вход, где выход, где одеваться, где космонавта провожают и где кнопку нажимать.

4. И мы приналегли, и очень скоро площадка была совершенно готова.

И мы приналегли – и очень скоро площадка была совершенно готова.

5. Теперь главное дело решить: кто будет космонавтом. Теперь главное дело решить, кто будет космонавтом.

6. Мишка ужасно разгорячился, он потрогал пальцем снизу сухой краник, повернулся к Андрюшке, который считался у нас главным инженером, и заорал.

Мишка ужасно разгорячился: он потрогал пальцем снизу сухой краник, повернулся к Андрюшке, который считался у нас главным инженером, и заорал.

7. – Слушайте, ребя, а как же мы назовем наш корабль?

– “Торпедо”... – сказал Костик.

– Слушайте, ребя, а как же мы назовем наш корабль?

– “Торпедо”, – сказал Костик.

8. Он сейчас же взял кисточку и принялся малевать, сопя носом. Он даже высунул язык.

Он сейчас же взял кисточку и принялся малевать, сопя носом, он даже высунул язык.

Теперь проанализируем одно предложение из рассказа В.Ю. Драгунского “Куриный бульон”.

 

Условные обозначения:

/ – логическая пауза между синтагмами;

// – логическая пауза между простыми предложениями в составе сложного;

/// – логическая пауза между смысловыми частями сложного предложения;

\ – психологическая пауза;

| – мнимая пауза;

слово – повышение интонации;

слово – понижение интонации;

слово – фразовое ударение;

слово – логическое ударение.

 

Я хотел нарисовать белочку, как она прыгает в лесу по деревьям, и у меня сначала здорово выходило, но потом я посмотрел и увидел, что получилась вовсе не белочка, а какой-то дядька, похожий на Мойдодыра.

 

Это сложное повествовательное невосклицательное предложение, состоящее из трех смысловых частей, соединенных сочинительной связью с помощью союзов и и но:

 

1) я хотел нарисовать белочку, как она прыгает в лесу по деревьям;

2) у меня сначала здорово выходило;

3) потом я посмотрел и увидел, что получилась вовсе не белочка, а какой-то дядька, похожий на Мойдодыра.

 

Но первая и третья смысловые части – тоже сложные предложения, состоящие из главного и придаточного, т.е. сложноподчиненные. В последнем простом предложении есть однородные члены, противопоставленные друг другу, – не белочка, а дядька – и обособленное определение – похожий на Мойдодыра.

Знаки препинания помогают нам расставить основные логические паузы, которые разделяют смысловые части и простые предложения в составе сложного и однородные и обособленные члены в последнем простом предложении. Каждая часть несет важную информацию: первая – о намерениях рассказчика; вторая – о первой оценке результатов; третья – о повторной оценке. Интонационно следует отделить каждую смысловую часть от другой.

Логические паузы между смысловыми частями должны быть самыми длинными, между простыми предложениями внутри смысловых частей – чуть короче, между однородными и обособленными членами – еще короче, а между синтагмами простого предложения совсем короткими.

 

Я хотел нарисовать белочку, // как она прыгает в лесу по деревьям, /// и у меня сначала здорово выходило, /// но потом я посмотрел и увидел, // что получилась вовсе не белочка, / а какой-то дядька, / похожий на Мойдодыра.

 

В первой смысловой части два предложения. Какое из них нужно выделить с помощью фразового ударения? Главное предложение – я хотел нарисовать белочку – содержит основную информацию, которая конкретизируется с помощью придаточного (что именно с белочкой в главной роли хотел нарисовать рассказчик?), поэтому именно главное предложение акцентируется с помощью фразового ударения. На какое слово мы его поставим? Разобьем первую смысловую часть на речевые такты-синтагмы (в них может войти несколько синтагм):

1) я хотел;

2) нарисовать белочку (намерение Дениски).

Эти синтагмы очень сильно связаны между собой, так как в первой мы видим модальный глагол хотел, а во второй – инфинитив нарисовать. Это части составного глагольного сказуемого. Поэтому мы не разделяем интонационно эти две синтагмы. Ударение обычно падает на последнее слово в такте, в данном случае на слово белочку;

3) как она прыгает. Ударение – на слове прыгает.

4) в лесу по деревьям (что именно будет нарисовано). Ударение – на слове по деревьям.

Фразовое ударение будет падать на слово белочку – оно будет самым сильным в первой смысловой части. Синтагмы во втором такте тесно связаны между собой, поэтому между ними будет очень маленькая, почти незаметная пауза. Сказуемое-глагол прыгает здесь сильнее обстоятельств места в лесу по деревьям, поскольку обстоятельства даны без противопоставлений. Поэтому логическое ударение во втором предложении первой части необходимо поставить именно на слове прыгает и сделать очень маленькую паузу перед следующей синтагмой. В первой синтагме тон голоса повышается на ударном слоге ударного слова белочку и тут же понижается на заударных слогах (мы подходим к концу простого предложения), но не опускается “на самое дно”, потому что сложное предложение еще не закончилось.

Поскольку более важным оказывается, что именно хотел нарисовать Дениска, мы прочитаем главное предложение чуть медленнее, чем придаточное, и выделим дополнение – белочку. Вторая синтагма произносится с интонацией уточнения. Тон повысится на ударном слоге ударного слова прыгает и затем понизится к концу синтагмы. Скорость речи немного замедлим к концу второй синтагмы, показав тем самым, что подходим к границе смысловых частей, что произнесенная фраза обладает законченным смыслом.

Между первой и второй частью необходимо сделать смысловую паузу, обозначающую как некий временной интервал между намерениями и их осуществлением, так и начало новой смысловой части, новой информации.

Вторая часть состоит из двух синтагм:

5) и у меня сначала;

6) здорово выходило.

Логическое ударение в пятой синтагме падает на слово сначала, в шестой – на слово здорово. Поэтому между ними появляется мнимая пауза – повышение тона и замедление темпа.

Фразовое ударение падает на слово здорово, так как именно оно является главным носителем информации-оценки в этой части. Однако между третьей и четвертой синтагмами можно сделать не логическую мнимую, а небольшую психологическую паузу: и у меня сначала \ здорово выходило. Чтобы сделать эту паузу, необходимо акцентировать слово сначала. Пауза после него привлечет внимание слушателя к результату деятельности и подчеркнет, что это только первая оценка, которая, возможно, изменится. Тон повысится перед паузой, а потом на ударном слоге понизится (голос опустится сверху вниз) и чуть поднимется на заударных. Скорость речи, как и в первой части, чуть ускоряется в начале и несколько замедляется после паузы к концу.

Логическая пауза между второй и третьей частью будет длиться дольше, чем в первом случае, потому что между второй и третьей частями происходит переоценка, меняется точка зрения персонажа на результат своей деятельности. Поэтому интонационно необходимо подчеркнуть большую самостоятельность третьей части.

Выделим в ней синтагмы:

7) но потом;

8) я посмотрел и увидел;

9) что получилась вовсе не белочка;

10) а какой-то дядька;

11) похожий на Мойдодыра.

Между синтагмами мы делаем небольшие логические паузы.

Основная информация третьей части сосредоточена как в главном – посмотрел – увидел, так и в придаточном предложении, сообщающем, что же теперь увидел на своем рисунке Дениска – не белочку, а дядьку.

Седьмую и восьмую синтагмы разделяет мнимая логическая пауза: интонационно выделяем слово потом.

Между главным и придаточным предложениями (восьмой и девятой синтагмами) необходимо сделать паузу более долгую, чем между другими синтагмами (границы предложений), чтобы настроить слушателя на восприятие новой информации.

Ударение по правилам будет падать на последний однородный член в четвертой синтагме – увидел.

Однородные члены, противопоставленные друг другу, должны быть выделены ударением и отделены логической паузой – не белочка, / а дядька.

В последней синтагме логическое ударение придется на слово Мойдодыра.

Фразовые ударения следует сделать на восьмой и десятой синтагмах.

Тон голоса будет повышаться к концу восьмой синтагмы на последнем слоге перед паузой, затем он понизится на последнем слоге слова белочка, повысится на ударном слоге слова дядька и понизится на заударном слоге и дойдет до самых нижних тонов к концу всего предложения.

Итак, мы определили, что самыми важными частями рассматриваемого предложения являются первая и третья, что в предложении мы можем выделить 11 синтагм – интонационно-смысловых единств, – в каждой из которых следует выделить определенное слово. Мы расставили логические и психологические паузы, логические и фразовые ударения. Объединяет все части общая интонация повествования, т.е. замедление темпа речи и понижение голоса к концу всего сложного предложения.

 

Я хотел нарисовать белочку, // как она прыгает в лесу по деревьям, /// и у меня сначала \ здорово выходило/// но потом | я посмотрел и увидел, // что получилась вовсе не белочка, / а какой-то дядька, / похожий на Мойдодыра.

 

Задание. Проанализируйте предложения, выделив в них смысловые части, установив связи между ними. Расставьте паузы между смысловыми частями, определите, на какую часть будет падать фразовое ударение. Прочитайте каждое предложение вслух и проверьте, удалось ли вам передать содержащиеся в нем мысль и чувства.

 

1. И мы с Мишкой сразу отскочили от окна и уселись рядом на скамейке, потому что мой папа известный шутник и мы поняли, что сейчас будет что-то интересное (Драгунский В. Чики-брык).

2. И тут еще потушили свет, и оказалось, что девочка вдобавок умеет светиться в темноте, и она медленно плыла по кругу, и светилась, и звенела, и это было удивительно, – я за всю свою жизнь не видел ничего подобного (Драгунский В.Девочка на шаре).

3. Бедная крошка проснулась рано утром, увидала, куда она попала, и горько заплакала: со всех сторон была вода, и ей никак нельзя было перебраться на сушу! (Андерсен X.К. Дюймовочка).

4. Блестящая лакированная скорлупка грецкого ореха была ее колыбелькою, голубые фиалки – матрацем, а лепесток розы – одеяльцем; в эту колыбельку ее укладывали на ночь, а днем она играла на столе (Андерсен Х.К. Дюймовочка).

5. Много лет назад жил-был на свете король; он так любил наряжаться, что тратил на новые платья все свои деньги, и парады, театры, загородные прогулки занимали его только потому, что он мог тогда показаться в новом наряде(Андерсен X.К. Новое платье короля).

 

Функция 4 – выражение конкретных эмоций.

Она говорила взволнованно, страстно; Гневная речь его обрушилась на присутствующих; Печально лились ее слова. Эпитеты в приведенных предложениях характеризуют общую интонацию речи и уже связаны не только с целью высказывания, но и с эмоциями человека. Интонация помогает слушающим понять чувства говорящего.

Эмоции проявляются в нашей речи, потому что оказывают огромное влияние на дыхание человека. Обычно мы не замечаем его, оно осуществляется, как и многие физиологические процессы, без нашего сознательного внимания. Но стоит только разволноваться, как ритм дыхания сбивается, оно становится неровным, неритмичным, что не может не сказаться на речи: ведь произнесение звуков непосредственно связано с дыханием. Состояние любого возбуждения – радости, ликования, недовольства, возмущения, гнева – сопровождается учащенным, менее глубоким, чем обычно, дыханием. Чем сильнее эмоция, тем короче промежутки между вздохами. Неслучайно мы говорим: он задыхался от гнева, ему не хватало воздуха. Чем мы спокойнее, отрешеннее от действительности, тем наше дыхание глубже и медленнее. Поэтому чтобы передать интонационно ту или иную эмоцию, необходимо изменить свое дыхание, вспомнив из личного опыта ситуации, в которых мы испытывали чувства, подобные тем, которые нужно воссоздать в чтении.

 

Задания

 

1. Перечитайте про себя фрагмент из рассказа В.Ю. Драгунского и охарактеризуйте эмоциональное состояние его персонажей. Что помогло вам это сделать?

 

Дядя Павел истопник

 

Когда Мария Петровна вбежала к нам в комнату, ее просто нельзя было узнать. Она была вся красная, как синьор Помидор. Она задыхалась. У нее был такой вид, как будто она вся кипит, как суп в кастрюльке. Она, когда к нам вомчалась, сразу крикнула:

– Ну и дела! – И грохнулась на тахту.

Я сказал:

– Здравствуйте, Мария Петровна!

Она ответила:

– Да, да.

– Что с вами? – спросила мама. – На вас лица нет!

– Можете себе представить? Ремонт! – воскликнула Мария Петровна и уставилась на маму. Она чуть не плакала.

Мама смотрела на Марию Петровну, Мария Петровна на маму, я смотрел на них обеих. Наконец мама осторожно спросила:

– Где... ремонт?

– У нас! – сказала Мария Петровна. – Весь дом ремонтируют! Крыши, видите ли, у них протекают, вот они их и ремонтируют.

– Ну и прекрасно, – сказала мама, – очень даже хорошо!

– Весь дом в лесах, – с отчаянием сказала Мария Петровна, – весь дом в лесах, и мой балкон тоже в лесах. Его забили! Двери заколотили! Это ведь не на день, не на два, это не меньше чем месяца на три! Обалдели совсем! Ужас!

– А почему ужас? – сказала мама. – Видно, так нужно!

– Да? – снова крикнула Мария Петровна. – По-вашему, так нужно? А куда же, с позволения сказать, мой Мопся будет ходить гулять? А? Мой Мопся уже пять лет ходит гулять на балкон! Он уже привык гулять на балконе!

– Переживет ваш Мопся, – весело сказала мама, – тут людям ремонт делают, у них будут сухие потолки, что же – из-за вашей собаки им весь век промокать?

– Не мое дело! – огрызнулась Мария Петровна. – И пусть промокают, если у них такое домоуправление...

Она никак не могла успокоиться и кипела еще больше, было похоже, что она прямо перекипает, и с нее вот-вот соскочит крышка, и суп польется через край.

– Из-за собаки! – повторяла она. – Да мой Мопся умнее и благороднее всякого человека! Он умеет служить на задних лапках, он танцует краковяк, я его из тарелки кормлю. Вы понимаете, что это значит?

– Интересы людей выше всего на свете! – сказала мама тихо.

<...>

2. Выполните разметку реплик мамы и Марии Петровны, расставив паузы, ударения, отметив графически повышение и понижение тона голоса, изменения силы голоса. Прочитайте эти реплики вслух (опустив слова автора), интонационно передавая эмоции персонажей.

3. Прочитайте фрагменты из сказки Андерсена, интонационно передавая эмоции автора и персонажей.

Какие чувства испытывает утка-мать в первом и втором фрагментах? Какие чувства испытывает автор, а какие – его персонажи в третьем фрагменте? Что помогло вам выразить чувства автора и его персонажей в чтении?

 

Гадкий утенок

 

1) – Какой же это индюшонок? – сказала утка. – Ишь как славно гребет лапками, как прямо держится! Нет, это мой собственный сын! Да он вовсе и недурен, как посмотришь на негохорошенько! Ну, живо, живо, за мной! Я сейчас введу вас в общество – мы отправимся на птичий двор. Но держитесь ко мне поближе, чтобы кто-нибудь не наступил на вас, да берегитесь кошек!

2) – Никак нельзя, ваша милость! – ответила утка-мать. – Он некрасив, но у него доброе сердце, и плавает он не хуже, смею даже сказать – лучше других. Я думаю, что он вырастет, похорошеет или станет со временем поменьше. Он залежался в яйце, оттого и не совсем удался. – И она провела носиком по перышкам утенка. – Кроме того, он селезень, а селезню красота не так ведь нужна. Я думаю, что он возмужает и пробьет себе дорогу!

3) Так прошел первый день, затем пошло еще хуже. Все гнали бедняжку, даже братья и сестры сердито говорили ему:

– Хоть бы кошка утащила тебя, несносного урода! А мать прибавляла:

– Глаза бы мои тебя не видали!

Утки клевали его, куры щипали, а девушка, которая давала птицам корм, толкала ногою.

Не выдержал утенок, перебежал двор и – через изгородь! Маленькие птички испуганно вспорхнули из кустов.

“Они испугались меня, такой я безобразный!” – подумал утенок и пустился наутек, сам не зная куда. Бежал-бежал, пока не очутился в болоте, где жили дикие утки.

 

Функция 5 – вскрытие подтекста высказывания. Вы уже знаете, что подтекст – это скрытый смысл высказывания, текста, произведения. Скрытый смысл невозможно вывести только из суммы значений слов, составляющих высказывание. Чтобы его постичь, необходимо учесть множество элементов: это и ситуация, в которой произнесена фраза; и ее адресат (кому предназначена) и адресант (кто произносит); мотивы, породившие высказывание, т.е. коммуникативный аспект; это и контекст, в который входит высказывание, и все, что так или иначе ему предшествовало.

Не все высказывания обладают скрытым смыслом. Почувствовать его наличие в предложении помогает именно интонация. Например, ирония основана на том, что говорящий подразумевает прямо противоположное по смыслу тому, что он произносит, подчеркивая это интонацией. Если слушающий не улавливает иронической интонации, приписывает высказыванию прямой смысл, то он попадает в комическую ситуацию.

Так, в рассказе В.Ю. Драгунского “Одна капля убивает лошадь” Дениска специально обрезает папины папиросы с той стороны, где набит табак, так как боится, что капля никотина убьет папу. Отец, увидев работу сына, обращается к гостям с репликой:

 

– Полюбуйтесь-ка, что сделал мой сообразительный сын!

 

Слово сообразительный употреблено в значении, противоположном прямому – бестолковый, – что и рождает иронию. В описанной в рассказе ситуации невозможно не понять скрытого смысла высказывания папы.

Интонационно необходимо подчеркнуть слово или словосочетание, которое употребляется в переносном значении, привлечь к нему внимание слушателей, чтобы они смогли соотнести высказывание с ситуацией и уловить в оценке скрытый смысл. Логическое ударение в этой фразе сместится на слово сообразительный.

Не только ирония таит в себе скрытый смысл, иногда это ситуация тайны, в которую посвящены только некоторые из участников сцены. Тогда, желая сообщить друг другу важную, но тайную информацию, они прибегают к высказываниям со скрытым смыслом, к эзопову языку, подчеркивая это особыми неречевыми средствами и интонацией. Вспомните разговор Пугачева с хозяином постоялого двора, который слышит Гринев:

 

– Эхе, – сказал он, – опять ты в нашем краю! Отколе бог принес? Вожатый мой мигнул значительно и отвечал поговоркою: “В огород летал, конопли клевал; швырнула бабушка камушком – да мимо. Ну, а что ваши?”

– Да что наши! – отвечал хозяин, продолжая иносказательный разговор. – Стали было к вечерне звонить, да попадья не велит: поп в гостях, черти на погосте.

– Молчи, дядя, – возразил мой бродяга, – будет дождик, будут и грибки; а будут грибки, будет и кузов. А теперь (тут он опять мигнул) заткни топор за спину: лесничий ходит <...>

(А.С. Пушкин “Капитанская дочка”)

 

Функция 6 – характеристика говорящего и ситуации общения. У каждого человека есть своя интонационная манера речи. Мы узнаем человека не только по тембру голоса, но и по его манере произносить слова, предложения.

И.С. Тургенев так характеризует интонационную манеру Базарова (“Отцы и дети”): “ленивый, но мужественный голос”. Стремление Аркадия выглядеть взрослым в отцовском доме отражается и на его интонации. Тургенев пишет: “Он без нужды растягивал свою речь...”

Охарактеризовать интонационную манеру человека словами очень трудно, поэтому в литературе писатели часто ограничиваются только отдельными замечаниями, указывая лишь на основные ее особенности, позволяя читателю судить об этом еще и по синтаксису высказываний персонажей.

В жизни мы попадаем в разные ситуации общения: мы объясняем, советуем, приказываем, рассказываем, требуем, просим, убеждаем и т.д. Каждая речевая ситуация требует определенной интонации: так, интонация приказа, требования отличается от интонации просьбы; интонация рассказа, повествования – от интонации убеждения, совета и т.п. На практике мы легко различаем эти ситуации и выбираем соответствующие им интонации. Одна и та же фраза будет произнесена по-разному в зависимости от ситуации общения.

 

Задание. Представьте, в каких ситуациях мог бы быть произнесен следующий монолог, и прочитайте его, передав интонационно каждую ситуацию.

 

Это ужасная история! Я промочил ноги! Потому что я не могу найти двери нашего дома. Я не знаю, где наш подъезд, он похож на все остальные, как капля воды на все другие. И у Мишки такая же история! Никто не может найти свой дом! Я сегодня шестой... и есть хочу!

(В.Ю. Драгунский “Здоровая мысль”)

 

Вы убедились в том, что интонация зависит от конкретной коммуникативной ситуации и выражает речевое действие, речевой поступок говорящего.

Сформулируем законы интонации в речевом действии.

1. Интонация вариативна и определяется задачами коммуникации.

2. В интонации выражается речевой поступок.

3. Интонация является главным средством выражения речевой задачи.

4. Интонация рождается только в контексте.

5. Интонация адекватна не информации, а смыслу, подтексту и ситуации общения, поэтому понимающий ситуацию понимает и интонацию.

 





загрузка...