Детская литература. Выразительное чтение.

РАЗДЕЛ II. ПРАКТИКУМ ПО ВЫРАЗИТЕЛЬНОМУ ЧТЕНИЮ

 

Глава 4. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РАЗНЫХ ЖАНРОВ

4.6. ИСПОЛНЕНИЕ ФОЛЬКЛОРНЫХ СКАЗОК

 

Фольклорные словесные произведения – плод коллективного устного творчества: они были записаны гораздо позже своего рождения. Кроме того, у каждого фольклорного жанра была своя бытовая функция, назначение. Так, сказки сказывались по вечерам на посиделках и предназначались преимущественно взрослым. Для детей существовал так называемый детский фольклор: поэзия пестования, колыбельные. Слушателями-детьми народных сказок первыми стали дети из дворянских семей, которым их сказывали няни – крепостные крестьянки.

Как произведения для детей фольклорная сказка стала рассматриваться в переложениях русских писателей, которые адаптировали для детей ее к тому времени уже устаревший язык, сглаживали резкости. Эта традиция адаптировать сказочные тексты существует и в современном нам обществе.

Однако специфика фольклорных сказок по-прежнему сохраняется даже в переложениях – это прежде всего ее установка на сказывание и слушание. Даже самые большие сказки – волшебные – не бывают слишком длинными, сказка не знает подробностей, многочисленных описаний; у нее есть свои формулы для обозначения пространства и времени, действующих лиц: долго ли, коротко ли; давным-давно; в тридевятом царстве, в тридесятом государстве; Кощей; Баба-яга; царь, царица, царевна, Иван-царевич, Иван-дурак, Иван–крестьянский сын, отец, мать и др. Мы не найдем в ней портретов героев: о красавице нам так и скажут: ни словом сказать, ни пером описать, – а героя представят с помощью постоянного эпитета – добрый молодец.

Сказка вся в действии, в событиях, которые тоже разворачиваются в определенной последовательности: зачин (перед ним может быть присказка, никак не связанная с сюжетом, а служащая для привлечения внимания слушателей), сообщение о запрете, вольное или невольное нарушение героем или героиней запрета, поиск невесты или жениха, встречи с волшебными помощниками и противниками, выполнение с помощью помощников невыполнимых заданий, возвращение домой, свадьба и концовка.

Эта фабульная формула помогала слушателям запомнить основные события сказки, о которых они могли рассказать другим по-своему, внеся в сюжет некоторые изменения. В целом сказочные сюжеты издавна были хорошо известны слушателям, поэтому главное в сказке то, как ее рассказывал сказитель – какие чувства он передавал слушателям, как представлял героев, как оценивал их поступки. Запись, даже дословная, сказочных текстов не может донести до читателя манеру сказывания. Поэтому каждый раз, читая сказку вслух, исполнитель должен внести в ее текст свою душу – только тогда сказка оживет, заиграет ее язык, разбудит воображение слушателя. Только тогда слушатель воскликнет вслед за А.С. Пушкиным: “Что за прелесть эти сказки!” (подробнее об исполнении сказок см. в главе 3).

 

4.6.1. Чтение текста

 

Задание. Проанализируем русскую народную сказку “Лиса и журавль”.

 

Лиса и журавль (Цит. по: Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. – Л., 1983. – С. 27)

 

Лиса с журавлем подружилась, даже покумилась с ним у кого-то на родинах.

Вот и вздумала однажды лиса угостить журавля, пошла звать его к себе в гости: “Приходи, куманек, приходи, дорогой! Уж я как тебя угощу!” Идет журавль на званый пир. А лиса наварила манной каши и размазала по тарелке. Подала и потчевает: “Покушай, мой голубчик-куманек! Сама стряпала”. Журавль хлоп-хлоп носом, стучал, стучал, ничего не попадает! А лисица в это время лижет себе да лижет кашу, так всю сама и скушала.

Каша съедена; лисица говорит: “Не обессудь, любезный кум! Больше потчевать нечем”. – “Спасибо, кума, и на этом! Приходи ко мне в гости”.

На другой день приходит лиса, а журавль приготовил окрошку, наклал в кувшин с малым горлышком, поставил на стол и говорит: “Кушай, кумушка! Право, больше нечем потчевать”. Лиса начала вертеться вокруг кувшина, и так зайдет и этак, и лизнет его, и понюхает-то, все ничего не достанет! Не лезет голова в кувшин, а журавль меж тем клюет себе да клюет, пока все поел. “Ну, не обессудь, кума! Больше угощать нечем”. Взяла лису досада, думала, что наестся на целую неделю, а домой пошла как несолоно хлебала. Как аукнулось, так и откликнулось! С тех пор и дружба у лисы с журавлем врозь.

 

4.6.2. Литературоведческий и исполнительский анализ сказки

 

В фольклорных сказках, не адаптированных для детского чтения (а в нашем учебнике представлены именно подобные тексты из сборника А.Н. Афанасьева), всегда много слов и устойчивых выражений, незнакомых не только маленьким детям, но и взрослым людям, потому что они либо называют предметы народного быта, давно вышедшие из употребления, т.е. являются историзмами, либо оказались вытесненными другими словами и превратились в архаизмы, либо являютсядиалектизмами, отражая говор той области, в которой записывалась сказка. Кроме того, в этих текстах отражены особенности произношения слов сказителем, зачастую не совпадающие с современной орфоэпической нормой.

Поэтому после прочтения сказки необходимо обратиться к словарю В.И. Даля, для того чтобы выяснить значение неизвестных, непонятных слов и верно расставить в них ударения.

При знакомстве со сказкой “Лиса и журавль” у детей могут возникнуть трудности в понимании следующих слов и устойчивых выражений: покумилась, родины, стряпать, окрошка, несолоно хлебала, обессудь, потчевать.

 

Родины – крестины.

Покумиться – стать кумовьями на крестинах. В быту кровные родители называли крестных родителей кумовьями – кумом и кумой. Духовным родством оказывались связаны и крестные родители (Цит. по: Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. – Л., 1983. – С. 27).

Стряпать – готовить еду.

Потчевать – угощать. В литературном языке формы настоящего времени этого глагола образуются от основы nomчyj- (потчую, потчует). Форма потчевает – диалектная или просторечная, она характеризует речь сказителя.

Окрошка – похлебка из кваса, в который крошатся овощи, заправляется сметаной.

 

Словесный комментарий лучше делать по ходу чтения, включая его в основной текст: иначе дети могут не запомнить значения слов, не обратить на комментарий внимания.

Значение слова стряпала понятно из контекста, поэтому ни в замене, ни в комментарии по ходу сказывания нет необходимости. О нем можно спросить детей после прослушивания, ввести это слово в их лексикон. Также можно поработать и со словом потчевать (угощать), тоже ушедшем из активного лексикона.

Как и все сказки о животных, “Лиса и журавль” несет в себе огромный юмористический заряд. Поступки животных напоминают поступки людей, причины конфликта чисто человеческие: сказка и не скрывает этого, вводя в сюжет элементы человеческого быта: крестины, пиры, хождение в гости. Выбор персонажей с самого начала вызывает недоумение: в дружбу лисы и журавля верится с трудом, однако чего не бывает в сказках!

Выбор персонажей обусловлен их внешними различиями, а главное – способом поедания пищи. Они разные – и в этом внешний источник конфликта. Скрытые же причины, которых сказка не называет, но показывает, – в том, что ни журавль, ни лиса этих различий не замечают, не считаются с ними, мерят других на свой аршин. Дружба требует умения встать на позицию другого, поступиться своими привычками, чтобы угодить другому. Этот урок (идею) и преподносит сказка, заставляя слушателя сначала посмеяться над нелепыми действиями персонажей, а потом и задуматься над своими поступками.

Выделим фабульные элементы.

Экспозиция – первое предложение и добавленное нами второе (комментарий к слову покумиться).

Завязка – третье предложение (намерение лисы пригласить журавля в гости).

Предложения 4–15 – развитие действия, состоящее из двух зеркальных частей: визит журавля к лисе и визит лисы к журавлю. Каждый визит имеет свою кульминацию. Первая кульминация – предложение 9 – сообщение о том, что вся каша съедена лисой. И мы ждем развязки – реакции журавля, о которой сообщается в предложении 10. Вторая часть – предложения 11–15 с кульминацией в предложении 14 и развязкой в следующем за ним предложении 15. Симметричность зеркальной композиции подчеркивает единственное различие между частями – это реакция лисы, о которой сказитель сообщает особо: если журавль благодарит и приглашает лису к себе, то лиса слов благодарности не произносит, потому что очень раздосадована. О внутренней реакции журавля на случившееся мы не знаем: сказитель сообщает нам лишь о том, что он сказал. И напротив, мы не знаем, что сказала лиса, но видим ее реакцию. Эти два умолчания придают сказке многозначность, а слушателю предоставляют возможность самостоятельно трактовать как то, в чем же заключались истинные намерения журавля (отблагодарить лису, ни капли не обидевшись на нее, простив ее оплошность; или, затаив обиду, проучить лису, отплатить ей той же монетой; или не обидеться, но посмеяться над хитрой лисой, поставив ее в такое же дурацкое положение, и т.д.). В зависимости от выбранной трактовки мы будем с разной интонацией озвучивать слова журавля и дальнейший текст, потому что сказитель заранее знает о намерениях героя и своей интонацией приоткрывает их слушателю.

Развязка всей сказки – предложения 16–17. В первом из них, в поговорке, звучит авторская оценка происшествия, а в последнем – собственно развязка. Таким образом круг замыкается: начинается сказка с сообщения о начавшейся дружбе, а заканчивается сообщением о ее прекращении. Безусловно, сказитель ничего другого и не ожидает и, сказывая сказку, все время ведет слушателя к тому, что ничего из этой дружбы не получится. А вот кто в этом виноват – только лисица или оба героя вместе – каждый сказитель может передать по-своему.

Знание сказителем финала, позиция носителя истины отражаются и в интонации. Представляя сказку слушателям, сказитель должен все время перевоплощаться то в лису, то в журавля, то в стороннего наблюдателя. Он может помочь себе жестами, мимикой, что усилит комизм ситуации.

Сказитель посмеивается над своими персонажами, над их недальновидностью, узостью их взглядов. Насмешка над персонажами не приводит к неприязни, но предлагает слушателю самому оценить описанные события и поступки.

Речь сказителя любой фольклорной сказки отличается особой мелодичностью, что диктуется определенной ритмичностью текста, но живые разговорные интонации, юмор не позволяют читать сказку нараспев, требуя прежде всего изменений темпоритма – сложного ритмического рисунка речи.

 

Условные обозначения:

/ – синтагматические паузы;

// – более долгие паузы между синтагмами или между смысловыми частями предложения;

/// – паузы между предложениями;

| – интонационные (мнимые) паузы;

\ – психологические паузы;

слово, выделенное курсивом, – синтагматическое ударение;

слово, выделенное полужирным курсивом, – фразовое ударение;

слово, выделенное полужирным курсивом и подчеркнутое, – логическое ударение.

 

Напомним, что любой текст допускает различные трактовки, а значит, и разную расстановку ударений. Так, в первом же предложении нас ожидает вопрос: какое слово необходимо выделить в первой синтагме: лиса, с журавлем, подружилась! Казалось бы, по правилам следует выделить глагол, тем более что в следующей синтагме есть однородное сказуемое покумилась. Но ведь смысл предложения можно понять и так, что произошло нечто невероятное: подружились не лиса с лисой, даже не лиса с волком, а лиса с журавлем, т.е. хищник – с потенциальной жертвой. Однако сразу оговоримся, что для этой сказки оппозиция хищник-жертва несущественна, важно не то, что обычно лиса при встрече просто сожрет журавля (если поймает), а то, что они абсолютно разные существа – по образу жизни, по манере поведения и поедания пищи. И если мы выделим одно из существительных, то сразу же исказим смысл сказки. Поэтому наиболее предпочтительным будет нейтральный вариант с акцентированием однородных сказуемых в двух синтагмах. Естественно, что фразовое ударение придется на второе из них: оно усилено частицей даже.

Второе предложение вставлено нами как комментарий к глаголу покумилась. И произносить его надо с пояснительной интонацией: чуть тише и чуть быстрее, чем первое предложение.

 

1. Лиса с журавлем подружилась, / даже покумилась с ним у кого-то на родинах, / то есть на крестинах. /// 2. Были они с журавлем крестными. Ill

 

Третье предложение произносим, создавая эффект неожиданности, делая для этого психологическую паузу перед словом угостить, выделяя глаголы; интонационная пауза позволит выделить и два глагола в следующей смысловой части –пошла и звать, а фразовое ударение сделаем на слове в гости. За ним следует прямая речь, значит, часть завершается повышением голоса. Далее необходимо изменить тембр голоса, повысить его тон и говорить за лису, передавая ее интонации. Видимо, у лисы не было злого умысла. Поэтому вкладывать в ее слова коварство не следует – напротив, произнесем их искренне. Энергетика фразы возрастает, следовательно, второе приходи произнесем с большей звучностью, чем первое, а главный акцент сделаем на восклицательном слове как.

Пауза между четвертым и пятым предложениями не должна быть долгой, так как действие происходит одновременно: пока журавль идет, лиса готовит. В пятом предложении явно выделяются слова каши (правило нового) и глаголразмазала, подчеркивающий заранее именно то, что журавль не сможет есть кашу, в отличие от лисы. В этом слове – авторская насмешка, перед союзом и будет эффектной психологическая пауза. В шестом предложении авторская речь отделяется от слов лисы паузой. В авторской речи акцент делаем на втором глаголе, а в словах лисы – на глаголе в повелительном наклонении покушай и на местоимении сама. Седьмое предложение состоит из трех синтагм: в первой синтагме использование междометия хлоп-хлоп в роли сказуемого выделяет, подчеркивает его значимость в тексте, а во второй синтагме повторяются обычные глаголы, называющие то же самое действие, поэтому они не разделяются паузой, а произносятся как одно слово – стучал, стучал (как хлоп-хлоп). В третьей синтагме акцент приходится на отрицательное наречие ничего – в этом смысл всей фразы. Все предложение произносится с убыстрением темпа, что передает некоторое волнение журавля, его попытки попробовать хоть капельку каши. В ней должно прозвучать и сочувствие сказителя. А вот следующее предложение интонационно противоположно, сочувствие сменяется иронией в нем – скрытое осуждение хозяйки, которая так увлеклась едой, что не удосужилась посмотреть на гостя. Ударения на глаголах, обозначающих способ поедания персонажами пищи, позволяют слушателю представить событие. Пауза после восьмого предложения длится долго, переходит в психологическую, создавая эффект ожидания: как же поведут себя лиса и журавль?

 

3. Вот и вздумала однажды лиса || угостить журавля, // пошла \ звать его / к себе в гости: // “Приходи, куманек, / приходи, дорогой! /// Уж я как тебя угощу!” /// 4. Идет журавль / на званый пир. /// 5. А лиса наварила манной каши \ иразмазала по тарелке. /// 6. Подала и потчевает: // “Покушай, мой голубчик-куманек! /// Сама стряпала”. /// 7. Журавль хлоп-хлоп носом, / стучал, стучал, // ничего не попадает! /// 8. А лисица в это время / лижет себе да лижет кашу, // так всю / сама и скушала. /// \

 

Девятое предложение состоит из трех смысловых частей: слов сказителя, сообщающих о завершении пира, затем вводящих слова лисы, которая теперь-то смогла, должно быть, оценить ситуацию, и слов самой лисы. Между первой и второй синтагмами – значительная пауза – время на оценку (точка с запятой!). Вторая синтагма произносится быстро и тише, – это фон; ведь главное – что скажет лиса: от этого зависит и дальнейшее течение событий! Что же вкладывает лиса в свои слова, что она чувствует в этот момент? Во-первых, она довольна, потому что сыта, потому что каша была вкусна. Она ведь не обращала на журавля никакого внимания! Поэтому ей и невдомек, что он остался голодным. Она, как гостеприимная хозяйка, извиняется за то, что угощение кончилось, а не за то, что съела все в одиночку (об этом знают только сказитель, слушатели и журавль). Произнести слова лисы нужно с ощущением набитого живота и желанием быть любезной хозяйкой. Ответ журавля – это реакция воспитанного гостя, который не позволяет себе сделать хозяйке замечание, раскрыть ей глаза на допущенную оплошность.

И в этом заключается его главная ошибка: может быть, лиса и образумилась бы, подай ей журавль хоть какой-то знак о том, что он не может есть так, как ест сама лиса! Ведь лиса (по-видимому) не знает о способе питания своего длинноклювого гостя! Однако ложная скромность приводит к тому, что лиса остается в полной уверенности в своем безукоризненном поведении, а потому, кстати, и рассчитывает на аналогичный прием. Последнюю фразу журавля можно прочитать по-разному (в скобках даны варианты): в первом звучит скрытая угроза, во втором она еще более завуалирована, а третий звучит нейтрально, без скрытого смысла.

 

9. Каша съедена; // лисица говорит: // “Не обессудь, любезный кум! /// Больше потчевать нечем”. /// 10. – “Спасибо, кума, и на этом! /// Приходи ко мне в гости. (Приходи ко мне в гости. Приходи ко мне в гости.)” ///

 

Поведение журавля ничем не лучше поведения лисы – независимо от того, был у него некий умысел или он искренне хотел отблагодарить лису хотя бы за ее намерение угостить его. (Подчеркнем, что герои – друзья! А в дружбе поступать с друзьями так, как это делает журавль, не менее некрасиво, чем так, как поступила лиса. Дружба основана на откровенности: проучить можно только недруга, соперника. Мало того, журавль-то видел, как ест лиса, и мог бы учесть это, если бы просто хотел отблагодарить ее. Значит, либо он глуп, либо в его поведении есть умысел.) Так или иначе, он полностью повторяет действия лисы. И сказитель, видя и понимая это, явно перестает сочувствовать журавлю: тот ничем не лучше лисы, он также не умеет дружить. Но в центре внимания сказителя все-таки лиса: ее попытки получить еду он описывает довольно подробно, явно насмехаясь над попавшей в нелепое положение героиней. Сочувствия лиса не вызывает ни на секунду – об этом говорит и пословица. Но сказка не заканчивается на приговоре лисе – есть и более глубокое по своему подтексту сообщение о дружбе: оно и позволяет нам сделать уже приведенные выводы.

 

11. На другой день / приходит лиса, // а журавль приготовил окрошку – II (в квас покрошил огурцов и луку), // – наклал в кувшин с малым горлышком, / поставил на стол и говорит: // “Кушай, кумушка! /// Право, больше нечемпотчевать”. /// 12. Лиса начала вертеться вокруг кувшина, // и так зайдет / и этак, // и лизнет его, /и понюхает-то, // все ничего не достанет! /// 13. Не лезет голова в кувшин, // а журавль меж тем клюет себе да клюет, / пока все поел. /// 14. “Ну, / не обессудь, кума! /// Больше / угощать нечем”. /// 15. Взяла лису досада, //думала, // что наестся | на целую неделю, / а домой пошла / как несолоно хлебала. /// 16. Как аукнулось, // так и откликнулось\ /// 17. С тех пор и дружбау лисы с журавлем / врозь. II/

 

Задания

 

1. Подготовьтесь к выразительному чтению сказки “Журавль и цапля”.

2. Выберите фольклорную сказку и выполните ее литературоведческий и исполнительский анализ. Отрепетируйте дома и исполните ее на занятиях.

 





загрузка...