Сочинение: секреты жанра. Учебное пособие

Приложение 1

Мое отношение к Чацкому

Отношение различных людей к одному и тому же герою - Чацкому - бывает часто противоречивым. Неоднозначно оценивают Чацкого и наши великие предшественники, и наши современники. Некоторые считают его шутом и фигляром (как, например, В. Г. Белинский), другие - человеческим идеалом, будущим декабристом (А.И.Герцен), третьи, не впадая в крайности, приписывают ему черты человека достойного, но «мечущего бисер» перед людьми тупыми и ограниченными (А. С.Пушкин). Причем мнения людей делятся независимо от общественного положения и благосостояния. Очевидно, сам герой порой противоречив. Во всяком случае, я воспринимаю его именно так.

Чацкий «ворвался» в пьесу довольно стремительно, но сразу внес в нее оттенок недовольства. Он оскорбленный и обиженный, он мчался, чтобы скорее увидеть любимую (а прошедшие три года?), он не подозревает о возможно изменившихся чувствах Софьи, - и это отнюдь не говорит о его наивности, вере в людей и тому подобное. Чацкий оставил четырнадцатилетнюю девушку, не давшую ему никакого обещания, три года не писал абсолютно ничего, проявив себя человеком эгоистичным, а, приехав, настаивает на любви.

 

Верст больше семисот пронесся, - ветер, буря;

И растерялся весь, и падал сколько раз -

И вот за подвиги награда!

 

Чацкий требует награды за свои подвиги - и в чем? Не в карьере, не на служебном поприще, а в любви! И, приехав, сразу, без передышки, начинает ругать и хулить всё и вся, как будто три года только и ждал такого момента. Причем, мне кажется, он не мог не видеть, что делает неприятно и даже больно своей любимой, однако продолжает с не меньшим усилием, тоном учителя, разговаривающего с плохо готовым к уроку учеником, все перечислять. Беседуя с Фамусовым, Чацкий также, порой без всякого повода, начинает кипятиться и разглагольствовать о своих идеалах, человеческих качествах, при этом не забывая с тонкой иронией высмеивать все окружающее. Он показывает Фамусову свой глубокий ум, свободомыслие, видя же ужас Фамусова, только больше раззадоривается. И в конце разговора заявляет:

 

Я наконец вам отдых дам .

 

И затем:

 

Ваш век бранил я беспощадно,

Предоставляю вам во власть:

Откиньте часть,

Хоть нашим временам впридачу.

 

Чацкий высказал свое, показал себя, он словно запланировал удивить N, шокировать М., привести в недоумение К. Это будто не случайно вырвавшееся негодование и ужас, а давно заготовленная для всеобщего ознакомления информация.

Можно привести еще один пример. Фамусов и Скалозуб говорят о пожаре Москвы и новом ее виде. Чацкий вмешивается в разговор, заявляя:

 

Дома новы, но предрассудки стары.

Порадуйтесь, не истребят

Ни годы их, ни моды, ни пожары.

 

Я считаю, что здесь явно видна некоторая неуместность и вызывающая манера главного героя. Такое поведение отталкивает.

 

Нельзя ли пожалеть об ком-нибудь другом?

И похвалы мне ваши досаждают.

 

И это - на простое изъявление вежливости.

 

Я, рассердясь и жизнь кляня,

Готовил им ответ громовый,

Но все оставили меня.

 

Однако есть в Чацком и привлекательное. Так, несмотря на видимую холодность Софьи, он говорит ей:

 

И все-таки я вас без памяти люблю.

 

Это звучит искренне и как-то настояще по сравнению со всем фальшивым, что описывает Грибоедов. И все-таки стремление к правде, к оцениванию по заслугам, искренности и честности в отношениях между людьми Чацкому свойственны, и попытки воплотить эти стремления в жизнь действительно располагают к герою.

Говорить правду весьма и весьма нелегко. Почему-то именно правда всегда требует большого усилия и выносливости, именно она карает и вознаграждает. Но свою правду Чацкий, по моему мнению, подносит как-то неловко, не вовремя, не перед теми. Он оказывается в изоляции. Казалось бы, Чацкий должен суметь предугадать такую реакцию на его поведение, но он о последствиях даже не задумывается. А зря, потому что общество бывает жестоко по отношению к «лишним».

Итак, мое отношение к Чацкому действительно противоречиво: он и притягивает меня, и отталкивает. Мне непонятна цель Чацкого. Неужели он хочет изменить все общество? Одними только разговорами и упреками? Это нереально. И если видеть в нем черты революционера, то это революционер «начинающий» и, пожалуй, не готовый к главным испытаниям.

Мария Двинина

 

Русь и русский народ в поэме Н.В.Гоголя “Мертвые души”

Удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный. Там, где взгляд может проникнуть сквозь туман нечистых, навозных испарений там он видит удалую, полную сил национальность

А.И.Герцен

 

“Мертвые души” были с самого начала задуманы Н.В.Гоголем как историческое произведение, раскрывающее образы людей, которые принадлежат к различным слоям общества. Название “Мертвые души” подразумевает под собой не только скупку бумаг на умерших крестьян Чичиковым, но и существование “живых мертвых душ”. Для писателя мир как будто разделился на две части: с одной стороны, по сути мертвые, а по характерам, образам живые крестьяне, с другой - существующие на самом деле, но умершие, если судить по внутреннему миру, помещики и чиновники.

“Мертвые души” напоминают мне жизненный музей, по которому можно долго путешествовать, попадая каждый раз в новый мир. В нем всего три комнаты, распределенные по принципу матрешки: первая - самая большая - принадлежит помещикам, вторая - крестьянам и третья - чиновникам.

Я начну свою экскурсию в мир России с самой первой из них.

Перед нами старинная комната с антиквариатом и уже долгое время передающимися по наследству вещами. Она как будто разделена на несколько обособленных мирков. В первом мы видим праздного мечтателя, “с приятностью черт, в которую чересчур было передано сахару”. Это никчемный, хотя и “весьма обходительный” человек, у него нет живых интересов, цели - их заменили пустые мечты. Манилов (таково его имя) не живет, а существует. Обратите внимание на обстановку его мирка: рядом с прекрасными вещами стоят откровенно безвкусные и износившиеся. С этим праздным человеком скучно общаться, его деградация действует угнетающе, это убивающий сам себя человек. В следующем мирке живет домовитая хозяйка Коробочка. Ее невежественность, суеверие, корысть говорят о том, что люди ее типа тоже скоро выродятся. Ноздрев - третий обитатель комнаты - кутила и пьяница. Его судьба - промотать все имущество и умереть в подворотне. В четвертом мирке обустроился Собакевич - “чертов кулак”, по выражению Чичикова. Вражда к просвещению, страсть к наживе не дадут этому человеку укрепиться в современном мире. Пятый житель комнаты - Плюшкин - алчный скупердяй. Его удел - умереть в нищете при огромном богатстве. Оглядимся вокруг: эта огромная комната рушится прямо на глазах. Ее жильцы деградируют и умирают. Вот они - “мертвые души”. Пожалуй, единственный целый угол принадлежит помещику Костанжогло, но он не может держать на себе всю комнату, как Атлант Землю.

Дабы уберечься от смерти под обломками, перейдем в следующую комнату. Она бедна, плохо обустроена, стены светятся щелями, кое-где встречаются прогнившие доски, но посмотрим на ее жильцов: насколько они отличаются от предыдущих. Их нельзя разделить на отдельные мирки, они представляют собой нечто большее - Россию, пусть пьяную, невежественную, как Селифан, не знающую, где право и лево, чтобы свернуть на повороте, как батрачка у Коробочки, но свободолюбивую, как Фыров, сбежавший в бурлаки, где, нагулявшись и набесившись, “примется за труд и пот, таща лямку под одну бесконечную, как Русь, песню ”. Эта Россия трудолюбива, как плотник-умелец Степан Пробка, талантлива, как сапожник Максим Телятников. Русь олицетворяют именно эти люди, а не умирающие от безделья и скупости жильцы первой комнаты. “Эх, тройка! Птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа могла ты только родиться... Не в немецких ботфортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит черт знает на чем; а привстал, да замахнулся, да затянул песню - кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг...” - таковы русские крестьяне в понимании Н.В.Гоголя.

Первая комната, обвалившись, не сможет не задеть вторую.

Будет много жертв, но выжившие поймут всю прелесть нового положения и, наконец, увидят цель своей жизни.

Третья комната лучше всех изолирована от разрушений. Здесь живут чиновники. Они являются необходимым элементом раскрытия образа России, хотя не столь обширно и глубоко проанализированным. ’’Все были гражданские чиновники, но зато один другому старался напакостить, где было можно ”, - говорит писатель о губернских правителях. Чичиков тоже относится к чиновникам, хотя и причисляет себя к помещичьему классу. Он чиновник новой формации, и на его примере можно судить о предприимчивых, расчетливых, умеющих заработать на всем, но “мертвых” в душе людях.

“Матрешка” гниет и разрушается. Этот процесс начинается с помещиков, оказывает свое влияние на крестьян и почти не затрагивает чиновников. Кто же выживет после катастрофы? Чиновники найдут себе теплое место за счет обмана и предприимчивости. Помещики вымрут. Крестьянин же - настоящий, живой образ России, а не ее призрачное обличие, приобретет желанную свободу, получит возможность проявить весь свой талант, чему-то научиться. Он - настоящее дитя России, способное понять ее, как никто другой, лучше всех понимающее слово “Земля ”.

Анастасия Егорова

 

Русский помещик в литературе первой половины XIX века (по произведениям А.С.Грибоедова, А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя)

Девятнадцатый век обнажил в сознании многих людей недостатки общественного устройства России. С самого начала и до конца столетия наиболее актуальным вопросом был вопрос об отмене крепостного права, о форме землевладения. В настоящее время многие историки видят в помещичьей России истоки революционных потрясений начала двадцатого века. Их противники же представляют себе поместных дворян кристально чистыми людьми. Не оставалась к этой проблеме равнодушной и творческая элита прошлого века. Об этого говорят десятки, сотни статей, художественных произведений.

Павел Афанасьевич Фамусов, герой комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума», - настоящий хозяин в своём доме. Строгий отец, непоколебимый в своих взглядах консерватор, он уважает людей, достигших материальных благ, выгодно устроивших свою жизнь, ради чего, по его мнению, не страшно и шутом послужить у важных персон. Количество душ в имении - вот его критерий оценки человека. Сам Фамусов также относится к людям, достойным уважения (согласно его представлению о ценности человека). На деле, дальше личного благополучия и благосостояния дочери (которую он, несомненно, любит) Павел Афанасьевич не видит. К делам службы он подходит формально: «А у меня что дело, что не дело, обычай мой такой: подписано и с плеч долой». Интересно отношение Фамусова к веяниям нового времени: моде, французским романам, веяниям и «наукам». Он не раз говорит, что всё это глупости и вред, но не лишает дочь учителей и книг и втайне горд, что она, как ему кажется, девушка современная. «Глупости» для него в новинку, Фамусов ничего не понимает в этом, поэтому и испытывает к образованным людям невольное уважение. «Он малый с головой», - говорит он о Чацком.

Для автора Фамусов - типичный пожилой человек, привыкший к определенному образу жизни и мыслей. А.С.Грибоедов ни разу не ставит Фамусова в глупое положение, не заставляет произносить потрясающие посредственностью фразы, как, например, Д. И. Фонвизин героев своего «Недоросля».

А.С.Грибоедов вводит в пьесу также внесценические персонажи. Чацкий обличает уважаемых Фамусовым людей, рассказывая об их жизни:

 

Тот Нестор негодяев знатных,

Толпою окруженный слуг;

Усердствуя, они в часы вина и драки

И честь, и жизнь его не раз спасали: вдруг

На них он выменял борзые три собаки!!!

 

Или вон тот ещё, который для затей

На крепостной балет собрал на многих фурах

От матерей, отцов отторженных детей?!

Сам погружен умом в Земфирах и Амурах,

Заставил всю Москву дивиться их красе!

Но должников не согласил в отсрочке:

Амуры и Земфиры все Распроданы по одиночке!!!

 

Мы не знаем, о ком идёт речь. Здесь изображен русский помещик вообще. Это праздный кутила, неблагодарный, распоряжающийся чужими судьбами без зазрения совести, безнравственный, потерявший все жизненные ценности человек. Таков образ в целом, а на примере Фамусова автор показал конкретного человека со своими достоинствами и недостатками.

Герой повести А.С.Пушкина «Дубровский» Кирила Петрович Троекуров живет не в городе, как Фамусов, а в своём имении и, следовательно, имеет непосредственную власть над десятками или даже сотнями людей. Он даже не помещик, он настоящий «русский барин». Он ни во что не ставит даже тех, кто ему не принадлежит, и считает себя вправе распоряжаться их судьбами. Так распоряжается Троекуров и своей дочерью. Он не удостаивает девушку отеческой любви, она для него собственность, а владение, власть для Кирилы Петровича заключается в возможности запретить, наказать, выставить кого-нибудь на посмешище. Троекуров очень ограничен, его интересы сводятся к обжорству и изобретению новых варварских забав. Он, выращивая медвежат для своих жестоких развлечений, сам стравливает их с кошками и собаками! Такова его жизнь. В начале повести есть у Троекурова положительные черты: он уважает старого товарища Дубровского. Но тем отвратительнее проявляется сущность Кирилы Петровича в последующей травле бывшего друга. Следует отметить, что А. С.Пушкин изобразил народ, окружающий барина, не просто послушным, а именно потакающим его прихотям. Вспомните, как мужики Троекурова рубят лес в соседних имениях и оскорбляют людей, более бедных, чем хозяин, надеясь на его заступничество. Все провинциальное общество, окружающее Троекурова, пытается подражать его безнравственным поступкам. Люди сами создают тиранов, так и был сотворен Троекуров.

Лишь старый, а затем и молодой Дубровские держали себя с ним достойно. Они тоже помещики, но, в отличие от Кирилы Петровича и его «друзей», не сделали деньги своим кумиром. Однако автор заставил их проиграть в этой борьбе. Общество, как показал А.С.Пушкин, безнадёжно погрязло в стяжательстве, и поэтому стало возможным появление таких чудовищ, как Троекуров.

Более мягко рисует А.С.Пушкин помещичье семейство Лариных в романе «Евгений Онегин»:

Они хранили в жизни мирной Привычки милой старины;

 

У них на масленице жирной

Водились русские блины;

Два раза в год они говели;

Любили русские качели,

Подблюдны песни, хоровод;

В день Троицын, когда народ

Зевая слушает молебен,

Умильно на пучок зари

Они роняли слёзки три;

Им квас как воздух был потребен,

И за столом у них гостям

Носили блюда по чинам.

 

Жизнь Лариных размеренна и однообразна, они придерживаются старинных обычаев, чтут людей «по чинам», как и Фамусов. Мать Татьяны нашла, себя, свое призвание в «бритье лбов», битье служанок, домашней бухгалтерии и солении грибов на зиму. Ларины - поместные дворяне, жизнь их обыденна, мало дурного они натворили, но и ничем хорошим не отличились.

Самым, пожалуй, крупным знатоком помещичьей психологии в литературе первой половины девятнадцатого века был Н.В.Гоголь. В одной только поэме «Мёртвые души» представлена целая галерея портретов.

Манилов бесхозяйственен, рассеян, не способен мыслить и замечать что-либо вокруг. Его крестьяне столь же небрежны, ленивы и лживы, как и он сам. И живет он в обстановке полной небрежности: читает книгу уже не один год на одной и той же странице, мебель, привезенная много лет назад, стоит всё ещё в чехлах. На столе рядом с дорогим канделябром - кривой подсвечник. Трудно себе представить такого человека в действительности, в образе Манилова преувеличена намеренно одна из черт, присущая определённому типу людей.

Коробочка - накопительница, даже имя её напоминает ту самую кубышку, куда деньги прячут. Дом её похож на комод, дышащий темнотой, старостью (но не ветхостью) и громоздкостью. Хозяйство далеко не в упадке, во всём видна рука хозяйки, женщины аккуратной, осторожной, расчётливой. Мысль её направлена на деньги, хозяйство. В этом она уже не проиграет. Крепко и положение крестьян Коробочки: ворота нигде не косились, крыши были перекрыты, в сараях стояли новые телеги.

Ноздрёв - кутила, враль, хам, игрок по натуре. Он и «русака за задние ноги поймал», и кобылу за десять тысяч купил. Врёт он, божась, что говорит правду, но на деле его не заботит даже, верит ему кто-нибудь или нет. Живет, играет он с азартом, будь-то карты, драка или продажа мёртвых душ. Чего только не предлагал Ноздрёв купить Чичикову впридачу к ним! Неважно, что продать или обменять, главное - продать. Притом жульничает Ноздрёв постоянно. Просто так, без цели, в азарте. Даже повар

Ноздрева жульничает: нигде не угощали Чичикова обедом, приготовленным столь небрежно.

Главная черта Собакевича - стремление к прочности: все вещи, по его мнению, должны отвечать своему назначению, эстетика для него не важна. И сам Михайло Семёнович не отличается приятной внешностью, и мебель его медведеподобна. Удивительно, как только Н.В.Гоголь дал ему отчество «Семёнович, а не «Потапович»! В суждениях Собакевич категоричен, каждый в его глазах мошенник. Отдельно следует сказать о кухне в его доме. Такое разнообразие и количество блюд даже представить себе трудно. Собакевич - единственный из всех помещиков, кто ценит своих крестьян, а также понимает, что дело с покупкой мертвых душ обстоит нечисто. Он не привык верить на слово людям: просит у Чичикова задаток.

Самое глубокое дно, на которое способен упасть человек, олицетворяет в поэме Плюшкин. Потрясает беспорядок и бесхозяйственность в его доме в сравнении с жаждой к стяжательству. Он ворует у собственных крестьян и складывает «добро» в кучи. Он сам погубил свою семью и самое доброе начало в душе. Мелочность и никчёмность интересов Плюшкина показывает то, что именно у него купил Чичиков души наиболее дёшево. Образ Плюшкина гиперболизирован в своей мании к бесцельному собирательству.

Писатели по-разному видят и изображают русского помещика, но во всех произведениях помещики близки в своих наклонностях к русскому народу в целом. Они часть этого народа, и только в среде его могли сформироваться самые негативные качества помещиков: лень, пьянство, тирания, невежество, глупость, чинопоклонство. В литературе первой половины девятнадцатого века изображены два основных типа помещиков: скупердяи в той или иной мере и кутилы. Основной предмет, определяющий их характер в ту или иную сторону, - деньги. Единственный достойный уважения помещик - Дубровский - беден. Внешняя обстановка жизни помещика, его люди полностью соответствуют сущности хозяина. Народ, таким образом, сам предопределяет свою судьбу, коснея вслед за барином.

Юлия Арская

 

Рецензия на книгу Галины Вишневской «Галина»

Впервые эта книга была издана в 1984 году в Соединенных Штатах Америки на английском языке. Чуть позже она вышла в Англии, Австралии, Швеции, Франции, Италии. Японии, Германии и других странах. В 1985 году книга вышла на русском языке в Париже. И лишь в 1993 году появилась в России. Грустно сознавать, что эта автобиография пришла на родину своей писательницы позже всех стран Европы.

Сейчас довольно модно писать мемуары или воспоминания. На книжных рынках появились мемуары Э.Рязанова и Л.Гурченко, воспоминания о Р.Нуриеве. Кто-то кого-то обеляет, кто-то кого-то очерняет, часто это просто погоня за гонорарами и сенсацией. Многим биографам свойственно копаться в личной жизни великих людей и вытаскивать на свет все сплетни, слухи и пикантные подробности. Автобиографии в этом смысле лучше: они просто умалчивают об этих вещах.

Вишневская в своей книге «Галина» повествует о детстве в бедной семье, о жизни в блокадном Ленинграде, а затем в Москве. Подкупает откровенность, с которой Галина Павловна пишет о своих чувствах. Конечно, она не могла обойти своим вниманием партию, лишившую её возможности вернуться на Родину. И всё же Вишневская говорит в одной из своих глав, что очень сожалела о смерти Сталина. Не отрицает, как делают многие, что была, прежде всего, советским человеком, который жил в «самой счастливой стране».

Много испытаний выпало на долю этой женщины, но она их выдержала с высоко поднятой головой. Голод в Ленинграде, туберкулёз, жизнь в коммунальной квартире, смерть ребёнка - всё это укрепило её характер, веру в себя и не унесло красоту, юмор и любовь к жизни.

Говорить об этом с моей стороны бестактно, но я должна отметить, что книга написана несколько простоватым языком: чувствуется некоторый недостаток в образовании. Но это искупается природным очарованием Галины Вишневской и искренностью её чувств.

Эта автобиография интересна тем, что в ней описывается путь талантливой женщины от певицы оперетты до примадонны оперы. Читая, восхищаешься, но остается какой-то осадок. Галина Павловна довольно жестоко отзывается о Советском Союзе и о русском народе. На протяжении всей книги проходит мысль о быте, который способен убить любого простого человека. Погоня за продуктами, вещами, дачами и другими материальными благами занимает всю жизнь.

Травля Вишневской и Растроповича советскими спецслужбами вызывала в моей душе возмущение и отвращение. Планомерное моральное уничтожение Шостаковича, подробно описанное в «Галине», останется несмываемым пятном позора на репутации теперь уже России. Прочитав эту книгу, я поняла, почему весь мир так с опаской и неприязнью относится к России. Страна, которая сама искореняет в себе культуру, обречена на гибель.

Всё же Вишневская обратила своё внимание больше на творчество, на театр и великолепную русскую музыку. Она описала свою тяжёлую, но интересную и полную открытий работу.

Проходят столетия, умирают люди, один политический строй сменяет другой, а музыка вечна. И в книге Галины Вишневской звучит гимн музыке, которую понимают все. Она является тем языком, который не требует перевода.

Алёна Сабирова

 

Рецензия на рассказ Е.Суворова «Уехала»

Произведение Е.Суворова «Уехала», написанное в 1986 году, появилось в третьем выпуске сборника «Иркутский рассказ» ВосточноСибирского книжного издательства в 1991 году.

Темой рассказа является первая любовь. Действие происходит в послевоенной деревне. Главный герой, от имени которого ведется повествование, - ученик седьмого класса Володя Денисов. Сюжет рассказа прост: после кино мальчик решил остаться ночевать в школе, чтобы не идти поздно домой в другую деревню, но директор его заметил и отвел к себе домой, где Володя познакомился с племянницей директора Олей. Затем мальчик написал Оле письмо, они стали часто встречаться, но однажды Павел Филиппович (так звали директора) устроил странную линейку в школе: выстроив учеников, он скомандовал: «Влюбленные, шаг вперёд!». Оля вышла сияющая и даже повернулась к строю лицом, чтобы все её хорошо видели. Володя выходить не хотел, но директор Карогодин назвал его фамилию, и, когда главный герой стоял, сгорая от стыда, один из лучших и потому смелых учеников Кузьменков возмутился запрету «на любовь» в школе. Павел Филиппович возражал, утверждая, что «чем меньше любви, тем выше успеваемость», но по его тону все поняли запрет как разрешение. Этим рассказ и заканчивается: «Мы после этого, сами не знаем почему, смелее стали. Через две недели я пришел в себя, сосредоточился и снова принялся за стихи. Но я опоздал: Оля, не попрощавшись со мной, уехала».

Писатель родился и провёл детство в деревне. И сумел достоверно передать деревенский быт и особенности послевоенного времени. Настолько искусно Е.Суворов изобразил обстановку избы, что читатель даже ощущает её тепло и уют. Очень характерен для изображенного времени тип директора, смелого, строгого, но справедливого военного человека, бойца, раненного под Сталинградом, не боящегося самых сильных морозов, кумира всех пацанов.

Очень интересна композиция произведения. Оно написано так, словно рассказчик, вспоминая историю своей любви, вспоминает параллельно наиболее яркие эпизоды того времени. Так, описано, как герой и его друзья, решив подражать директору, шли в школу в сильный мороз, подняв уши шапок, и получили за это по пятёрке от Павла Филипповича. С любовью рассказчик вспоминает и о своей тогдашней одежде, и о дедушке, интересовавшемся его стихами.

Форма рассказа с ретроспекцией хорошо подходит содержанию. Кроме того, автор искусно передал идею произведения в двух последних предложениях, где герой «пришёл в себя (через две недели) и снова принялся за стихи», а героиня уехала, не попрощавшись. Идея рассказа в том, что любовь уничтожена трусостью Володи. Автор невольно продолжает мотив русской литературы XIX века: в борьбе за любовь сильная женщина противопоставлена слабому мужчине.

Очень интересно было после Ларисы А.Н.Островского, декабристок Н.А.Некрасова и Олеси А.И.Куприна увидеть в образе «сильной женщины» двенадцатилетнюю Олю. Она ещё ребёнок, но от этого не менее смела, горда своей любовью и своенравна, как всякая любимая женщина. Она уезжает. Необычным способом автор передал нам причину отъезда Оли. Читатель не знает, какие обстоятельства заставляют девочку уехать из деревни, но у него складывается впечатление, что уехала она из-за предательства Володи, так как Оля не попрощалась. Также название рассказа («Уехала») в сопоставлении с содержанием придает особую значимость этому факту.

Язык рассказа соответствует форме воспоминаний детства: короткие абзацы, разговорный стиль. В произведение включены стихи, написанные мальчиком, что также придает своеобразие и завершенность повествованию.

Юлия Арская

 

Рецензия на роман Артура Хейли “Колеса”

На “колесах” реальных событий и фактов, облеченных в форму романа, въехал в жизнь российских читателей американский писатель Артур Хейли.

Его книга “Колеса”, написанная в 1965-1968г., стала бестселлером наравне с “Отелем”, “Аэропортом” и другими творениями этого писателя. Для своих произведений Артур Хейли выбрал не совсем обычный жанр - производственный роман, где публицистические факты тесно переплетаются с жизненными перипетиями вымышленных персонажей. Писатель проявляет себя в романе сторонним наблюдателем за жизнью автомобильной компании “Дженерал моторс” как целого, кипучего организма и за жизнью отдельных его молекул - людей.

Действие романа происходит в американском городе Детройте - колыбели автомобильной промышленности. Три могущественных автомобильных компании - “Дженерал моторс”, “Форд” и “Крайслер” - сосуществуют в этом царстве техники. Артур Хейли раскрывает нам сердце, сущность, систему взаимодействий и отношений одной из них. Роман “Колеса” очень реалистичен: писатель открывает читателям массу проблем, волнующих американцев в то время, причем некоторые из них приобрели статус “вечных”. Прежде всего, А.Хейли тревожит проблема конвейера: люди не выносят однообразного, монотонного труда, требующего лишь тупой сосредоточенности и отработанных движений. После дня такой работы человеку требуется эмоциональная разгрузка, и он начинает творить беспредел: красть, затевать драки, устраивать забастовки, которые, порой, не имеют обоснования. Конвейер - это ад, из которого трудно выбраться, так как за стенами безработица, нищета и голодная смерть. Люди привыкают к шуму машин и однообразному прикручиванию болтов, но эта работа им ненавистна. На автомобильном заводе большинство рабочих - негры. Немногие из них могут впоследствии подняться по служебной лестнице и стать мастерами, поэтому существует открытая вражда между белыми, которым в силу их изначального происхождения дано больше шансов выбраться из нищеты и, имея способности, сделать себе карьеру, и неграми, не имеющими такой возможности. А.Хейли обращает особое внимание на проблему расизма в Америке. Сцена, когда полицейский избивает негра только за его появление на улице, говорит о правовой незащищенности этой расы. Но на заводе борются с расизмом: специальные комитеты защищают права чернокожих рабочих. К “вечным” проблемам можно отнести взяточничество и преступность. За рекламу свадьбы дочери один из влиятельных мастеров завода отправляет по конвейеру особую машину, оцененную дешевле, а оснащенную лучше остальных, чтобы отблагодарить своего покровителя. Борьба “белой” и “черной” мафии на заводе приводит к множеству людских смертей. Но особенностью романов А.Хейли является разнообразие поставленных проблем: наряду с глобальными стоят мелкие человеческие трудности в отношениях. Что делать, если муж настолько занят своими техническими идеями, что почти не уделяет внимания жене? Один из главных персонажей романа - Адам Трентон - слишком увлекся работой над новым проектом компании - машиной “Орион”. Это чуть не привело к распаду семьи. “Нужна ли столь сильная преданность делу?” - задает вопрос писатель, предоставляя каждому право решать.

Но не стоит воспринимать роман “Колеса” как одну большую проблему: вместе с жизненными трудностями в нем описано рождение автомобильного шедевра - “Ориона”. Как за ребенка боится мать, так беспокоятся конструкторы, дизайнеры, испытатели за судьбу своего “новорожденного”. Понравится ли он покупателям, будет ли он удобен, красив, техничен, не придется ли потом снять его с производства за какие-то недоделки и неполадки? К каждому звуку прислушиваются творцы “Ориона” во время испытаний: они уже не ласковые родители, а придирчивое жюри, желающее выпустить в свет настоящий шедевр. Процесс создания машины увлекает и заинтересовывает. Талантливейшие люди работают над “Орионом”. Дизайнер Бретт Дилозанто вносит в консервативный мир внешности автомобиля свежую струю идей модернизма. Он хочет, чтобы “Орион” сочетал в себе элегантность и свободу, являющиеся идеалом людей.

Детальность описаний в романе дает понять, что А.Хейли тщательно изучил работу автомобильных компаний, а отсутствие лишних технических подробностей характеризуют его как хорошего, опытного писателя. В романе события развиваются параллельно. Об этом говорит даже начало многих глав: ”А в это время...” Весь роман направлен на демонстрацию постоянного движения жизни в компании. Нет ни минуты покоя, остановки: все и вся, от людей до машин, движется, что-то производит, работает. Остановишься - смерть. Компания умрет, ее раздавят конкуренты, а подняться вновь стоит огромных усилий. Все, от первой до последней сцены, говорит о динамичности жизни в романе: начинается произведение с реакции глав компаний на критическую статью в газете, с их действий с целью опровергнуть все сказанное, а заканчивается роман сценой обсуждения нового автомобильного проекта “Фарстар”.

В романе “Колеса” А.Хейли показал нам сцены из жизни американцев, частиц огромной компании, которая затягивает их в работу и не дает вырваться из заколдованного круга. А жизнь вокруг продолжается. Стоит ли жить по таким меркам, исключающим всякую связь с внешним миром? Для американцев - это норма. Но писатель считает, что человека должны волновать не только материальные блага. Душа должна наслаждаться общением с природой, людьми, самим собой, а не только с машинами. Роман оставляет впечатление проникновения в запретную зону. Это очень живое, увлекательное произведение, написанное великолепным языком и раскрывающее психологию американцев. Я бы посоветовала прочесть его каждому.

Анастасия Егорова

 

Портретный очерк

Его нельзя назвать ослепительным красавцем; в его осанке, походке, жестах не чувствуется породы, гордой независимости. Вогнутый небольшой нос, почти круглые поддернутые к вискам зелёные глаза. Пышная шевелюра венчает немного приплюснутое лицо. Но бывают моменты, когда он просто неотразим. Взгляд горит азартом, в каждом кусочке тела чувствуется напряжение, собранность - он весь как застывший комок энергии. Одно неверное движение -и жертва схвачена. По натуре он игрок, который не любит проигрывать. В хорошем настроении он резвится, как ребёнок, заражая всех своим задором и невольно вызывая улыбку. Если же он в тёплом кругу близких людей - это само добродушие. Есть особый шарм в вальяжных, сонных движениях. Ласковое слово, нежное прикосновение - и ты уже не в силах сопротивляться. Женщины - его слабость. Несмотря на все достоинства, временами нет ничего капризнее и пакостнее. Если уж ему чего-то хочется, то достанет любого. Нередко доходит и до семейных ссор с истериками и угрозами. Но в результате ему всегда все прощается, потому что это любимый кот.

Анастасия Тузлукова

 

Дневник Грушницкого

10  мая.

Жизнь моя перевернулась за два дня! Я начинаю этот журнал, чтобы через годы и десятилетия нести в себе тот светоч любви, который есть во мне сейчас. Жизнь моя влачилась безрадостно, я постоянно нёс свой тяжёлый крест до мая восьмого числа.

О, райское наслаждение - видеть озаренные неземным светом глаза Мери. Она приехала позавчера, а я с нею еще даже не знаком. Как только я увидел её, словно электрический заряд прошёл от меня к ней, и назовите меня жалким человеком, трусом и лжецом, если Мери не почувствовала моего страстного взгляда. Да, я уже отведал в жизни любви! Но как глупа и скучна жизнь, полная такого чувства, которое я знал до сих пор. Эта встреча - награда за все перенесенные страдания и лишения. Да, я чувствую, что моя жизнь полностью изменилась!

Ночью.

Я не знаю. отчего так радостно и восторженно писал сегодня утром. Моя надежда на взаимные чувства так мала, что почти не вероятна. Толстая шинель отталкивает всех, знать смотрит на нас, армейцев, с презрением. Какое им дело, что под этой шинелью, да, этой самой серой солдатской шинелью, бьётся сердце благородное и пылкое? Как могут эти рациональные люди понять мою душу? Я презираю их всех и стою вне их старинных предрассудков.

11  мая.

Приехал сегодня Печорин - вот кто нравится всем и всегда. Меня не покидает чувство, будто этот человек знает каждое моё следующее слово. Впрочем, он славный малый.

Я не могу сдержать своих чувствований. Ангел, ангел! Я не в состоянии описать то, что произошло. Мы встретились с Мери у колодца, я ждал её все время, и случай представился. Я уронил стакан. Специально, разумеется, но это был мой единственный шанс. Я не мог стакан поднять - мешала раненная нога, и Мери, подняв его сама, подала мне, испуганно оглянувшись. К счастью, никто не видел её поступка. Эльф, нежный эльф.

А Печорин - самоуверенный, жёсткий и. странный человек.

13 мая.

Печорина можно не бояться. Он на плохом счету у княжны.

16 мая.

Сегодня я имел удовольствие иметь с Мери разговор более продолжительный и более . откровенный, чем обычно. Прогулку на лошадях немного испортил Печорин. Он вездесущ, его присутствие меня сковывает и даже угнетает.

... Был сегодня у Лиговских. Самый приятный на водах дом. Как Мери поёт! Голос её, светлый и чистый, звучит во мне и сейчас. С душевным трепетом я вспоминаю это пение, вдохновленное и полное невысказанных слов.

Я постоянно стараюсь быть с Мери, мы беседуем, наши беседы очаровательны: мы вместе не устаём удивляться природе, чувствам, охватывающим нас на просторе, делиться впечатлениями. Княжна очень мила и нежна. Надо же как хорошо сочетаются княжна и нежна!

 

Сегодня ты тиха, нежна,

Печальна, милая княжна.

 

Нет, это не идеально.

 

И ты была тиха, нежна,

Моя печальная княжна.

 

О, да во мне просыпается поэт! Это, вероятно, закономерно: душа влюблённого плачет, как скрипка под ударами смычка.

18 мая.

Надо мне быть посдержанней с Печориным. Я его не понимаю: он не стремится побывать у Лиговских.

Сейчас я счастлив и несчастлив одновременно. Я люблю Мери, быть рядом с любимой - уже наслаждение, но в том-то и дело, что я к ней и близок, и далёк одновременно. Ожидание кажется мне невыносимым.

23 мая.

Вчера был бал, где, по рассказам, Печорин вёл себя как настоящий офицер. Он защитил мою Мери, за что я ему страшно благодарен. Мне кажется порою, что Печорин надо мною и над моим страстным чувством посмеивается. Сегодня я ему обо всём поведал. Да, моя прошлая оценка верна: он только матерьялист. Он меня не поймет.

Мери так изменчива.

25 мая.

Этот Печорин не должен испортить моего счастья и блаженства, а, между тем, Мери стала совсем иной. Не признак ли это моего успеха? А Печорин, вопреки всем моим представлениям об его обаянии, совсем не нравится княжне, и Мери просто-таки испытывает к нему антипатию. Мне жаль его. Он бесцветен, неинтересен, бессилен - обыкновенный человек. Все, на что он способен, дешёвые эффекты.

3     июня.

Ну, наконец-то, я ждал этого дня так долго! Офицерский чин всё изменит. Мери, моя Мери, как я хочу скорее тебя увидеть.

5 июня.

С каким трудом был сшит мундир! Однако он очень сильно режет подмышками. Ничего. В остальном я готов, я спешу.

Не забыть перед балом зайти к Печорину.

. Печорин фразёр, фигляр! Он занял мазурку и подшутил надо мною. Мери, моя Мери, прежняя Мери исчезла, испарилась. Я ей не интересен, я отвергнут, я один. Кокетка! Я отомщу, я уже знаю, мне помогут.

Я оскорблён.

16июня. Поздняя ночь.

Мне кажется, что прошло не два дня с тех пор, как началась вся эта заваруха, я и инициатор, но меня словно несёт по течению, я не в состоянии всем управлять. Вчера ещё мы подстерегали Печорина в саду, около дома Мери. Мне же чудится, словно прошёл целый месяц. Как нелепо Печорин меня подслушал сегодня. Я имею теперь не лучшую славу. Порой мне кажется, что всё - эта нечестная дуэль, насмешка над Печориным - всё затеяно зря. Я мучаюсь, я в смятении. Моя офицерская честь. да о какой чести может идти речь, если я собираюсь совершить убийство?! Но, как говорится les des sont jetes!

Я устал, мысли мои несвязны. О, как я понимаю теперь Ленского, как понимаю! Но мой выбор сложнее: я оставлю себе или жизнь, или честь. Мне страшно, я не хочу умирать. Но завтра само решит всё за меня.

Мария Двинина

 

Дневник Грушницкого

18..        г.        мая 3-го

Нынче прибыл в Пятигорск. Здешняя природа прекрасна, но, боюсь, величие гор, благоухание садов и утренняя дымка в низинах только растревожат раны моей исстрадавшейся души. Жизнь моя в последнее время опустела и потеряла смысл. Всё прошло, всё в прошлом. Нет надежды, но что в ней?

18..        г.        мая 7-го

Общество на водах не слишком скучное, не слишком интересное, но приходится в нём находить утешение. Всё время провожу в прогулках, но страдания души моей неисцелимы.

Видел сегодня мельком прекраснейшее создание у источника, княжну Лиговскую. Но не смею ни в коем случае надеяться на какое-либо внимание с её стороны, ибо что нежнейшему из цветов печальный терновник придорожный?! Она, верно, восхищается теми адъютантами, что напускают на себя строгость, но отсиживаются в штабах, когда солдаты сражаются как львы. Настоящий боец смел, но неприметен среди нарядных офицеров, да и хорошие дома не спешат распахнуть честному бойцу свои двери, как девушки - свои сердца.

18..        г.        мая 11-го

Сегодняшний день, будто свежий ветер, всколыхнул мою душу, сегодняшнее происшествие новым светом озарило здешнее безрадостное моё существование. Я имел счастье уронить свой стакан у источника, и рана помешала мне тотчас поднять его. Моя Мери, этот ангел, поспешила мне на помощь, наши глаза встретились, и что-то заставило её чудесный лучистый взгляд задержаться на моих глазах. Как будто она уже давно приметила меня и только искала повода пристальнее взглянуть в мои глаза. Нет, я обманываюсь. Но что же иначе этот её поступок мог означать?..

Стакан этот стоит сейчас передо мной. Говорят, вещь, однажды побывавшая в руках человека, навсегда сохраняет о нём память. Этот стакан теперь связывает нас невидимыми нитями, сохраняя следы её нежных пальчиков и являясь нашей тайной.

Встретил сегодня старого знакомого Печорина. Всегда приятно увидеть родное лицо. Вот ведь как бывает: никогда друзьями не будучи, люди очень сближаются в незнакомых местах. Он всё язвит, но надеюсь хоть в нём найти приятеля.

18..        г.        мая 17-го

Все эти дни прошли для меня в чрезвычайном волнении. Удалось увидеть несколько раз бархатные глаза моей Мери. Что за загадку они скрывают? Её всегда окружает толпа светских остряков, но, должно быть, они ей скучны. Разве понять им стремления чистой души её! Печорин уверен, что Мери влюблена в меня. Низкий насмешник!

.Конечно, есть некоторые знаки, но я не смею. Хотя, кто знает. Я не жду такого вознаграждения за свои страдания, так как этот мир жесток более к верным сердцам!

18..        г.        мая 26-го

Впервые сегодня я побывал в обители властительницы моего сердца.

В слегка открытом платье ma belle Мери ещё прекраснее. Мы говорили совсем недолго, но в её взгляде пробудились тревога и сочувствие. Неужели этот ангел снизошёл до бедного солдата? А какой чудный у неё голос, как она поёт! Для всех она пела, но каждый звук её милого голоса отзывался в израненной душе моей, будто пела она только для меня.

Юлия Арская

 

Журнал коллежского советника Павла Ивановича Чичикова

Около года назад мне довелось побывать в Твери по делам компании, где я работаю. После того, как все формальности были улажены, Иван Павлович Ч..., один из наших тверских партнеров, пригласил меня к себе в гости. Из разговора с ним я узнал, что он бывший эмигрант, недавно вернувшийся в Россию. Его предки после революции покинули страну, долгое время жили в Англии, с началом второй мировой переехали в Америку. Они вели свою родословную со времен Александра I, владели землями и крупными предприятиями в Тверской губернии. Затем мой собеседник показал мне свою домашнюю коллекцию. Меня особенно заинтересовала шкатулка «красного дерева с штучными выкладками из карельской березы», удивительное походившая на ту, что была описана Гоголем в «Мертвых душах». К сожалению, ее многочисленные закоулки оказались пустыми. Внимательно рассматривая эту диковинную вещицу, я обнаружил сбоку потайной ящик, в котором нашел несколько старых ассигнаций и толстую тетрадь в темно-красном переплете с металлическими уголками... Этому невозможно было поверить, но ее хозяином оказался не кто иной, как Павел Иванович Чичиков!

Мой партнер признался, что шкатулка попала к нему совершенно случайно. Он получил ее по наследству вместе со всей коллекцией. Иван Павлович любезно согласился подарить мне «дневник господина Чичикова», сказав, что при желании я могу его опубликовать...

Расположившись в кресле самолета, я перелистывал мелко исписанные твердым круглым почерком страницы, слегка пожелтевшие с краев. В некоторых местах, где приводились бухгалтерские подсчеты, были загнуты уголки. В самом начале несколько страниц были аккуратно выдернуты: возможно, Павел Иванович хотел что-то скрыть о своем прошлом...

Журнал Павла Ивановича Чичикова, коллежского советника.

«Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой», - наставлял меня мой покойный родитель. Это золотое правило глубоко заронилось мне в душу, и с самых детских лет я ему следовал неустанно. Я испытал много на веку своем, потерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь мою. Но никакие превратности судьбы не сломили воли моей, ибо от природы был я наделен терпеньем, превосходившим деревянное терпенье немца, заключенное уже в медленном, ленивом обращении крови его. Несчастным я не сделал никого: я не ограбил вдову, я не пустил никого по миру. Так зачем же на меня обрушилась беда? За что же другие благоденствуют, и почему должен я пропасть червем?

25 апреля 182... года.

Сегодня меня осенила вдохновеннейшая мысль, когда-либо приходившая в человеческую голову. По службе досталось мне поручение похлопотать о заложении в опекунский совет нескольких сот крестьян. Имение было расстроено в последней степени, причем половина душ повымерла. Но ведь по ревизской сказке они все равно числятся. Тогда приобрети я тех, которые вымерли, положим, тысячу, да опекунский совет даст по двести рублей на душу: вот уж двести тысяч капиталу! А теперь время удобное, недавно была эпидемия, народу вымерло, слава Богу, немало, так что каждый с радостью мне их уступит уже только потому, чтобы не платить за них подушных денег. Конечно, трудно, хлопотливо, страшно. Как бы не вывести из этого истории, ведь без земли нельзя ни купить, ни заложить. Так я куплю на вывод, на вывод; теперь земли в Таврической и

Херсонской губерниях отдаются даром, только заселяй. Туда я их всех и поселю! В Херсонскую их! Пусть там живут! В Чичиковой слободке!

В этот момент принесли кофе, и я на некоторое время отложил тетрадь, затем, пропустив несколько страниц, продолжил чтение.

7 июня.

Уже неделю живу в городе NN, разъезжаю по обедам и вечеринкам, наношу, как говорится, визиты вежливости. Думаю, здесь я весьма преуспею в своем предприятии. На днях, пожалуй, стоит заглянуть к Манилову. Душ у него, насколько я понял, немало, да и человек он довольно приятный и обходительный.

10  июня.

Вчера этот простак Манилов «безынтересно» передал мне мертвые души и даже купчую взял на себя! Убедить его в законности сего мероприятия не составило никакого труда!

Селифан, мошенник, завез меня черт знает куда, пришлось заночевать у какой-то помещицы... Да у ней деревушка не маленька!

11  июня.

Мне довелось повстречать в пути одну юную миловидную персону. Как видно, она сейчас только выпущена из какого-нибудь пансиона или института. Она теперь как дитя, все в ней просто, скажет, что ей вздумается, засмеется, где захочет засмеяться. Из нее все можно сделать, она может быть чудо, а может выйти и дрянь, и выйдет дрянь! Вот пусть только примутся за нее маменьки и тетушки. В один год так ее наполнят всяким бабьем, что сам родной отец не узнает. А ведь если, положим, этой девушке да придать тысячонок двести приданого, из нее мог бы выйти очень, очень лакомый кусочек.

12  июня.

С превеликой радостью принимаюсь я за перо, ибо теперь у меня без малого четыреста душ. ... сочинить крепости, чтобы...

В этом месте чернила оказались размытыми, поэтому запись частично не сохранилась.

Вот ведь подлец какой Собакевич, и здесь надул! Бабу подсунул, да еще и по два с полтиною содрал за мертвую душу, чертов кулак!

Далее следовали бухгалтерские подсчеты: Павел Иванович, видимо, пытался прикинуть, в какую сумму убытка обошлась ему подлость Соба- кевича.

...Эх, русский народец! Не любит умирать своей смертью!

Это не очень похоже на Чичикова. Здесь, кажется, недостает нескольких страниц.

13 июня.

Чтоб вас черт побрал всех, кто выдумал эти балы! Ну, чему сдуру обрадовались? В губернии неурожаи, дороговизна, так вот они за балы! А ведь за счет же крестьянских оброков или, что еще хуже, на счет совести нашего брата. Кричат: «Бал, бал, веселость!» - просто дрянь бал, не в русском духе, не в русской натуре! Нет, право... После всякого бала точно, как будто грех какой сделал; и вспоминать даже о нем не хочется. Черт дернул меня заговорить с Ноздревым о деле!

«Дамы и господа! Через несколько минут мы начнем снижение», - раздался голос стюардессы, который и прервал мое чтение. Я закрыл журнал «господина Чичикова» и посмотрел в окно: мелькнула ярко-голубая полоска неба, и самолет погрузился в облака.

Дневник нашел и прочитал Иван Мелешенко

 

Дневник премудрого пискаря[4]

441 день от построения норы.

Сегодня целый день голодаю, но зато жив, кажется. Может, ночью, высунусь да и отхвачу что-нибудь, все спят ночью, а вдруг кто-то моцион делает? Нет уж, не выйду из норы, лучше с голодным брюхом жить, чем с сытым помереть. Грешным делом позавидуешь, как другие живут: едят досыта, в теплой водичке на поверхности косточки греют, пискарий род продолжают, беседы ведут друг с другом. А мне не до семьи, самому бы выжить. Я лучше своей смертью умру, как отец с матерью умерли.

443 день от построения норы.

Слава богу, до вечера дожил, теперь ночь отсидеть осталось. А мне что ночь, что день - все равно в норе мрак, меня никто не заметит. Ой, вот щука подплыла, копошится у норы. Съест! Неужто, зря недосыпал, недоедал, а меня сейчас в одну секунду. о боже, страх-то какой! Нет, уплыла. Опять жив остался, слава богу.

Екатерина Моргорова

 

24 апреля.

Давно я что-то не писал. Да никак времени не было: то в полдень за комариком или букашкой бегаю, то в своей норке от щуки или ещё от какого недруга хоронюсь. Как хорошо ночью! Все мои соседи спят и даже не знают, глупые, что безопаснее всего моцион ночью делать. А то они и утром, и вечером все носятся по своим абсолютно никому не нужным делам. Брали бы с меня пример. Подсказал бы, да боюсь быть ими же съеденным. Ведь время-то какое неспокойное сейчас! Сегодня утром шум где-то рядом с норкой, прислушался - две рыбы между собой разговаривают. Жаль, не всё я толком услышал, но в общем уловил: две щуки поспорили из-за маленького пискаря. А одна возьми да и съешь его, а та, которой не досталось, разозлилась и с этой самой злости проглотила свою приятельницу. Вот так-то! Отсюда возникает мораль: сиди дома, не высовывайся и не вступай в споры со щуками.

15 мая.

Сегодня у меня день рождения. День как день, и нужно быть осторожным, как обычно. В полдень мне повезло, потому что удалось поймать целых двух комаров, и для меня это большой праздник. Уже около норки ловко улизнул от полусонного рака. Да, сегодня очень удачный день. Слава тебе, господи, жив. Что же завтра-то будет?

4     ноября.

Я захворал. Уже практически не выхожу из дома. Да, только сейчас начал осознавать, как бесполезно прожил я свою наполненную постоянным страхом жизнь. Я даже не завёл семью, у меня нет детей, никто и никогда не вспомнит обо мне. Страх затмил всё в моей жизни. Жил - дрожал, и умираю - тоже дрожу. Я знаю: мне осталось недолго до того, как всё исчезнет для меня. Хотя много ли я видел в этой жизни?! И пишу я этот дневник для того, чтобы хоть как-то выразить свои мысли, чувства. Я понимаю, что напрасно прожил на этом свете: никого не утешил, никому не сделал добра, но и зла тоже не причинил. Но что это?

Какие-то странные... ощущения.. неужели ... это .

Елена Колягина

 

12 октября 25 года со дня моего рождения.

Сегодня проснулся, ощупал себя: вроде жив, слава Богу. Поворочался, спинку размял и дрожать начал. А поблизости щуренок плавал. Да хитрец такой! Спрячется за пригорочек и ждёт, что я выгляну. Ан нет! Я умнее оказался: он ждёт, и я жду, у щурёнка терпение кончится, он вылезет, поплавает и в укрытие, а я всё сижу. К полудню надоело ему караулить меня, устал. Тут-то я и выплыл поплескаться в чистой водичке да подкрепиться. А жара неимоверная! Всякая букашка норовит под лист или в тину укрыться. Комары над водой не летают, а на поверхности того и гляди рыбаки на уху поймают. Сейчас жара спадает.

О, щурёнок вернулся и маму привел. Ну, пришёл мне конец, не дадут они мне продыху, не выпустят меня на вольные воды. Прощайте, рыбы добрые! Больше не могу писать - всего трясёт.

13 октября того же года.

Удивительно просто: сегодня глаза раскрыл и нашёл себя в полном здравии, значит, недаром премудрым зовусь. Взглянул на календарь и обмер: пятница, тринадцатое. День-то какой дурной. Решил из дома пока сегодня не высовываться и дрожать пуще прежнего.

14  октября того же года.

И опять я жив! Сегодня размышлял о своем бытии и о жизни других. Вот смотрю из норы: рыб плавает видимо-невидимо . Вон лещ идет, ишь какой степенный, а покажись я, сразу бы всю важность потерял и обед себе тут же устроил. Смотри-ка, пискарик рядом шустрит и не боится, но недолго ему жить-то осталось с таким соседом. Вот я, Премудрый Пискарь, действительно умён: пока мелкие рыбёшки, плавая, косточки разминают, хищная рыба подкрадётся и заглотнёт их, а я плавники с позвоночником дома разминаю дрожанием. Да и старики недаром говорят: «Век живи - век дрожи!».

Анастасия Егорова





загрузка...