Виды сочинений по литературе. 10—11 классы

РАЗДЕЛ 3

СОЧИНЕНИЯ ЛОГИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

 

Сочинения на тему нравственно-этического, философского характера

Как уже отмечалось, при написании сочинения ученики должны понимать, что главное требование к его содержанию заключается в умении раскрыть тему сочинения и, следовательно, в умении понять предложенную тему. Поэтому первый этап работы над сочинением — анализ темы. Ученик должен осмыслить содержание каждого понятия, входящего в её формулировку. При этом он должен помнить, что ключевыми словами могут быть литературоведческие термины, философские понятия, нравственные категории.

В первое десятилетие нынешнего столетия, когда письменный экзамен по литературе был обязательным для всех одиннадцатиклассников, несколько лет практиковались открытые комплекты тем для выпускного сочинения.

Последней предлагалась так называемая свободная тема, которая давалась в виде цитаты. Но свобода ученика была относительной, потому что в подзаголовке темы указывалась необходимость выбрать и автора, и произведение, на основе которого ученик должен раскрыть идею сочинения, определённого предложенной цитатой. Ученик должен был рассуждать на различные темы философского, нравственного характера не на житейском материале, а на примере классического произведения. Свобода заключалась лишь в том, что произведение выбиралось самим учеником.

Задание интересное, но сложное, не всем ученикам под силу.

Трудность заключалась в том, что идея сочинения уже была сформулирована и определена цитатой. (Мысль, которая содержалась в цитате, нужно было понять и провести через всё сочинение.)

Недостаток подобных тем заключается в том, что утверждение в них даётся как бесспорная истина. А с некоторыми утверждениями можно было бы и поспорить. Поэтому, если ученик был не согласен с подобным утверждением, то ему не советовали браться за свободную тему.

Другой недостаток свободных тем: цитата иногда оказывалась слишком сложной для осознания её старшеклассниками.

Достоинство же заключалось в том, что подобные темы особенно способствовали развитию самостоятельности мышления и учили смотреть на произведение под определённым углом зрения, иногда совершенно неожиданным, творчески подходить к изученному материалу.

Кроме того, на данные темы не было шпаргалок. Ученики избегали соблазна найти в Интернете готовый текст. Учитель без опаски и всерьёз мог заниматься с учениками, вырабатывая у них навык самостоятельного мышления.

Поскольку темы сочинений публиковались заранее, учитель имел возможность проводить подготовительную работу в процессе анализа произведений и отрабатывать умение понимать тему, отбирать материал для её раскрытия, подчинять логику изложения материала заданной мысли.

В начале изучения произведения учитель отбирал темы, которые можно было раскрыть на его основе, и знакомил с ними учеников. Причём учитель стремился к тому, чтобы список тем был достаточно широк и исключал повторы. Ученик выбирал интересующую его тему, осмысливал и постепенно собирал для неё материал.

Во время изучения произведения учитель проводил так называемые пятиминутки, на которых вместе с учениками анализировал тему по ключевым словам, а способ раскрытия и образы, позволяющие аргументировать утверждение, предложенное в цитате, выбирались учениками самостоятельно. Желающим предлагалась и индивидуальная консультация. В результате получались интересные, творческие, не хрестоматийные сочинения, затрагивающие различные проблемы классических произведений.

Например, при изучении романа-эпопеи Л. Н. Толстого ученикам среди прочих тем предлагалась следующая: «Настоящее зло... всегда на костылях добродетели» (М. М. Пришвин) (на примере одного произведения XIX века). Учителю показалось, что данная тема очень точно характеризует стиль жизни семьи Курагиных и позволяет ярко раскрыть эти образы. Действительно, Надежда Л., которая выбрала эту тему, вполне справилась с поставленной задачей.

 

«НАСТОЯЩЕЕ ЗЛО... ВСЕГДА НА КОСТЫЛЯХ ДОБРОДЕТЕЛИ» (М. М. ПРИШВИН)

Странно, но я никогда не задумывалась, отчего я так люблю перечитывать сказки, мифы, легенды, старинные предания.

Вначале было слово. Действительно, всё начинается именно с него. Познание человеком духовного, неосязаемого мира начинается со слов, которые он впервые слышит: с волшебного созвучия его имени, тихих разговоров родителей у его колыбели, нежного маминого голоса, произносящего любимые строки из старенькой книжки. И перед глазами появляются прекрасные замки, добрые и злые волшебники, строгие короли и забавные шуты, прекрасные принцессы и кошмарные чудовища...

Сказки — это целый мир, у каждого народа он свой, особенный. Но все они служат одной цели: показать, что есть добро, а что — зло, что настоящее, а что — нет. Сказочный мир — упрощённая модель взрослой жизни, взрослых взаимоотношений. Я благодарна этому миру за то, что он научил меня видеть то, что порой бывает незаметным, хорошо скрытым под толстым слоем мнимой добродетели.

Мировая классическая литература продолжает дело сказок в обличении истинного зла. Русская классическая литература полностью построена на психологии человеческих взаимоотношений. Это уже модель реального мира, такого, каков он есть, со всеми его пороками и соблазнами, лицемерием и обманами. Мы живём вместе с героями, радуемся их победам, учимся на их ошибках, переживаем за своих любимцев. Ситуации, в которых они оказываются, довольно типичны для нашей жизни. И, попав в похожее положение, мы имеем возможность просчитать свою игру на несколько ходов вперёд, не поддаться на соблазн, не сделать того, о чём впоследствии будем жалеть.

Роман Л. Н. Толстого «Война и мир» стал для меня новой гранью в познании себя и окружающего мира. Новая мысль, к которой я пришла, наиболее удачно была сформулирована М. Пришвиным и является темой моего сочинения. Нравы семейства Курагиных в романе являются подтверждением того, что «Настоящее зло. всегда на костылях добродетели».

Итак, в гостиную фрейлины и приближённой императрицы, влиятельной в высшем свете Петербурга дамы — Анны. Павловны Шерер — входит представительный человек «в придворном шитом мундире, в чулках, башмаках и звёздах». Это князь Василий Курагин.

Гость принят. Начинается самый обыкновенный светский разговор о положении дел за границей, о политике, ну и, конечно же, о здоровье дорогой хозяйки. Князь кажется довольно приятным человеком. Но... постойте! Это впечатление сложилось у меня после проведения небольшого эксперимента — чтения вышеуказанной сцены без ремарок автора. Очень интересно было посмотреть, как на практике «работает» высказывание Л. Я. Гинзбург о том, что «...для Толстого реплика — это ещё сырой материал; только объясняющее авторское сопровождение оформляет её смысл, часто изменяет этот смысл, переключая реплику в другой, скрытый контекст».

В другой раз прочитав текст полностью и с большим вниманием, мы получим полную противоположность первому впечатлению. Сейчас, кроме обманчивого внешнего блеска и благополучия, мы намного лучше понимаем истинную сущность князя Василия.

Что можно сказать о человеке «с светлым выражением плоского лица»? В моей душе сочетание «светлое выражение» перекликается с сочетанием «бесцветное, безликое выражение». Светлое выражение лица князя Василия — первый признак, выдающий его неестественность, показное отношение к миру и к окружающим. Плоское лицо — отсутствие естественных эмоций, исходящих из глубины души. Истинная духовность не может существовать в пределах двухмерного, плоского пространства. Духовности мало даже объёмного трёхмерного пространства. Она существует в своём особом измерении, которое уложить в плоскость невозможно.

Окончательно рассеивают наше заблуждение последующие комментарии Толстого. Все милые вопросы князя Василия о здоровье хозяйки — ничем не прикрытая фальшь. В его голосе «из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и усмешка». Он и не пытается скрывать своей наигранности, произносит вещи, «которым он и не хотел, чтобы верили». Он актёр, говорящий «роль старой пиесы». Итак, перед нами герой, которому, судя по первым страницам романа, может быть уготована роль злодея.

Что есть зло? Вечный вопрос. В детских сказках зло совершается явными злодеями, которые и внешне страшны. Им положено носить лохмотья, жить в лесных чащобах или глубоких пещерах. Всё предельно просто — сторонись злодеев и будешь в безопасности. А что делать, если злодей имеет приятный облик, надевает прекрасные одежды, под которыми сразу и не различишь чёрной души? В реальной жизни зло чаще всего совершается под предлогом добродетели, «на костылях добродетели». Что значит «на костылях»? А то, что эта добродетель настолько неустойчива, что её мишуру может сорвать даже лёгкий ветерок здравых рассуждений, здравого смысла.

Добро и зло, по-моему, испокон веку существуют как нечто нераздельное и вытекающее одно из другого. И примеры из мировой истории и мой, пусть пока небольшой, опыт личной жизни, привели меня к выводу, что оторвать одно от другого невозможно. Так же, как тень не существует без света, и наоборот, так же, как от любви до ненависти всего один шаг. Зло по отношению к человеку есть некое деяние, сломившее его волю, толкнувшее на совершение противоестественного воззрениям этого человека деяния.

Князь Василий «никогда не обдумывал своих планов, он ещё менее думал сделать людям зло для того, чтобы приобрести выгоду». Он всего лишь умел хорошо приспосабливать нужных людей под себя, совершенно не задумываясь о последствиях. Он порождение рисованного, неестественного высшего общества. Его зло искусно прикрыто вуалью добродетели, и сам князь искренне верит в то, что эта добродетель не имеет никаких изъянов, не видит костылей, на которых она с трудом передвигается. Не видит этого и неопытный, даже наивный Пьер, попавший в лапы этого кровососа.

«Пьер был у него под рукою, и князь устроил для него назначение в камер-юнкеры». Пьер ещё пока, как ребёнок, отгородившийся стеной от мира, воспринимает всё лицемерие окружающих, вызванное свалившимся на плечи молодого человека богатством, как должное. Князь Василий постоянно, хотя и не в открытую, подчёркивает свою доброту и милосердие по отношению к Пьеру: «...князь Василий имел вид человека, отягчённого делами, усталого, измученного, но из сострадания не могущего, наконец, бросить на произвол судьбы и плутов этого беспомощного юношу». Или: «...было бы безжалостно покинуть тебя так».

Естественно, что в костёр поддельной доброты необходимо подкладывать постоянно новых дров, постоянно раздувать, иначе трухлявые брёвна слишком быстро погаснут.

Главная цель стараний князя — женитьба Пьера на Элен, типичной представительнице «курагинской породы». Она словно высечена из цельного куска мрамора — безупречная и великолепная снаружи, чёрствая и холодная внутри. Для неё, как и для отца, не существует преград в достижении целей, то есть для неё не существует нравственных преград. Она развратна и глупа. Пьер это чувствует, но он поддался её внешнему очарованию, её мраморному блеску, который, возможно, принял за душевный свет. Он осознаёт порочность своих чувств к ней, но уже не в силах вырваться из смертоносных когтей этой хищницы. Пьер «никогда не говорил ей о любви. Теперь он чувствовал, что это было необходимо, но он никак не мог решиться на этот последний шаг. Ему было стыдно...». Стыдно?! Разве стыдно рассказать любимому человеку о своих чувствах? Любимому — нет. А вот признаться в чувстве, которого не существует, такой искренней натуре, как Пьер, не просто стыдно —грешно. Он не в состоянии перешагнуть ту черту, за которую тянет его Элен. Но князь Василий, видя, что из его рук выплывает такая ценная рыба, разыгрывает финальную сцену, толкает Пьера в спину. Пьер, не удержав равновесия, переступает злополучную черту. Тремя французскими словами, которые он так неестественно и с таким трудом выдавил из себя, Пьер подписал свой смертный приговор, окунулся в омут неискренности и разврата.

Поведение развратной жены, её грязные связи за спиной у мужа не могли оставить его равнодушным. Хамство Долохова выводит Пьера из состояния эмоционального ступора и вызывает вполне естественную агрессию. Источник этого зла —Элен. Пьер чуть было не стал убийцей. Этот удар оказался слишком сильным. Курагины чуть было не разбили жизнь молодого человека. Она распалась в сознании Пьера на отдельные мелкие части: «В голове его свернулся тот главный винт, на котором держалась вся его жизнь». Исковеркана молодая жизнь. Это и есть настоящее зло.

Подобное испытание приходится и на долю ещё одной любимой героини Толстого — Наташи. И связано оно опять с представителями семейства Курагиных — Элен и Анатолем. Элен, как настоящая хищница, почувствовав, что потенциальная жертва не искушена в светских интригах, ожидает подходящего момента, когда не нужно будет много сил для того, чтобы столкнуть её с истинной дороги.

Наташа, как «человек, принадлежащий к миру нравственно высшему, в момент неустойчивости, сомнения в прежде непреложных ценностях, страстной жажды любви, не находящей себе удовлетворения, притягивается, захватывается миром нравственно низшим, миром беспринципного эгоизма и вульгарного наслаждения» (В. Днепров. Искусство человековедения). Однако Анатоль, будучи таким же эгоцентристом, как и все Курагины, отличается от них тем, что «он чужд каким бы то ни было расчётам». Он живёт данной минутой, выжимает из неё и людей, окружающих его в данную минуту, всё, что нужно только ему.

Элен активно участвует в совращении романтической, колеблющейся девочки. Действие развивается примерно по такому же сценарию, что и с Пьером. Элен приближает к себе Наташу якобы из интереса к новой прелестной девушке, появившейся в обществе. С её лица не сходит «добродушная и ласковая улыбка». Она делает всё под предлогом заботы о юной неопытной девочке. Наташа тянется к Элен, обольщается её внешней привлекательностью. Курагины от природы наделены прекрасной внешностью. Но этого мало. Красивый человек для того, чтобы иметь право называться человеком, должен иметь красивую душу. Элен умеет скрывать её отсутствие, а вот Ипполит — её брат, — имеющий очень сходные с сестрой черты, но не скрывающий своего внутреннего содержания, кажется всем просто уродливым.

В Анатоле Наташу также привлекает физическая красота. Она, как и Пьер, чувствует что-то неправильное, неестественное в отсутствии преград между ней и этим мужчиной. Она принимает страстное увлечение Анатоля за любовь, которая ей так необходима. На своём вечере Элен не выпускает Наташу из рук, зорко следит за тем, что происходит в её душе. Впечатления от прикосновений и пылких взглядов Анатоля делают своё дело. Элен мило разговаривает с Наташей, заботится о дорогой гостье, а, почувствовав, что последняя самая тонкая, но самая стойкая преграда в душе Наташи пала, толкает её в объятия брата, бросает в омут разврата.

Находясь под действием низменных чар Анатоля, Наташа совершает непоправимую ошибку, даёт отказ князю Андрею. Нам кажется, что всё ещё можно исправить, но Наташа так не считает. Она никогда не простит себе увлечения Анатолем, и всё, что она делает, — искренне, честно, каким бы безумием ни показалось нам. Цель Курагиных опять достигнута. Надломлена ещё одна жизнь, и всё это ради минутного удовольствия, которому подчинена вся жизнь Анатоля.

Вот только два эпизода совершения зла, облачённого в лохмотья добродетели. А сколько их было на самом деле? А сколько их совершается сегодня? Наверное, не зря при первом появлении князя Василия в романе Толстой сравнивал его с часами. Он и его дети — бездушные механизмы, существование которых подчинено одной цели — вращению стрелок по замкнутому кругу. Это вращение невозможно остановить. Зацепившись хотя бы краешком одежды за одну из шестерёнок этого механизма, несчастный обречён на то, чтобы стать источником силы для него.

Их злу необходимы «костыли добродетели», потому что Курагины понимают, что просто зло будет сразу разоблачено. В мире, в котором живут Курагины, люди слишком привыкли к ненастоящим чувствам, поэтому, попав в лапы к Курагиным, не замечают странных намерений, кроющихся за их, казалось бы, невинным обманом.

А может быть, зло в романе «Война и мир», вышагивающее на «костылях добродетели», является подтверждением единства добра и зла, как двух притягивающихся противоположностей?

Произведения русских классиков — бесконечные, а поэтому бессмертные пособия по науке, называющейся «жизнь». На сегодняшний день я поняла, что если где- то появляется ненатуральное добро, скоро появится и самое настоящее зло.

 

Одной из тем, которые предлагались ученикам при изучении романа «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского, была тема «Человеческое всегда и неизбежно должно восторжествовать...» (М. Е. Салтыков-Щедрин).

Екатерина Х. раскрыла её на примере сопоставления образов Раскольникова и Сонечки Мармеладовой.

 

«ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ВСЕГДА И НЕИЗБЕЖНО ДОЛЖНО ВОСТОРЖЕСТВОВАТЬ...» (М. Е. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН)

22 декабря 1849 года. Золотые купола церквей горят в лучах солнца. Последнего... Белый снег. Кресты. Теперь темнота, но ещё не та, не вечная, кого-то пугающая, для кого-то спасительная. Всего лишь повязка на глаза. А кресты так и горят перед глазами... Но не хочется ни плакать, ни умолять. Лишь бесконечное сожаление, когда оглядываешься назад и понимаешь, что только «собираешься жить.».

«Кошачья живучесть!» — напишет позже о себе Фёдор Михайлович Достоевский. Воистину так!

Я попыталась и не смогла представить и малой части тех чувств, что испытывает приговорённый к смерти человек, помилованный прямо перед казнью. Как он смог преодолеть естественный животный инстинкт самосохранения и найти в себе силы встретить смерть (как он думал) настоящим человеком, верующим и до последнего момента пытающимся понять смысл жизни?

«Человеческое всегда и неизбежно должно восторжествовать....» — эту мысль М. Е. Салтыкова-Щедрина Ф. М. Достоевский подтверждал не только своей жизнью, но и своим бессмертным произведением («кошачья живучесть!» ) «Преступление и наказание».

Главный герой романа Родион Романович Раскольников очень дорог писателю тем, что в нём существуют и постоянно сталкиваются между собой «два характера», в нём произошёл «раскол» ума и сердца. Он весь состоит из противоречий. Это заметно даже в его внешности: «...высокая, круглая, циммермановская» (немецкая) шляпа и русые волосы русского юноши. Несомненно, это символическая деталь. Вспомним, в какое время живёт Раскольников по замыслу Достоевского. Примерно 60-е годы XIX столетия. Вся молодёжь увлечена «наполеоно манией». Тот же Андрей Болконский из «Войны и мира» Л. Н. Толстого, хоть и живущий в начале XIX века, но увлечённый теми же идеями, мечтающий о великом подвиге и своём Тулоне.

Так что не зря шляпа Раскольникова «вся изношенная, совсем рыжая, вся в дырах и пятнах». Раскольников «примерил» на себя идеи, ему несвойственные, противные всей его природной сущности.

По своей сути он очень добрый, великодушный, но дьявольски гордый. Все его поступки, идущие «от чистого сердца», благородны: последние деньги, отданные Мармеладовым; попытки помочь пьяной девочке на бульваре; спасённые из пожара дети.

Но, анализируя действительность, в которой Раскольников влачит своё существование, его ум создаёт ужасные античеловеческие теории: «арифметическую» — тысячу добрых дел за убийство никчёмной старушонки и «наполеоновскую» —«кровь по совести». И самое странное, что они создаются для того, чтобы помочь человеку, а следовательно, и человечеству. Но аналогично можно провести и другую связь: убить человека, а следовательно.

Чтобы узнать, кто он — «тварь дрожащая» или «право имеет», Раскольников проводит свою «пробу». Тогда же его сердце отвергает это. Он видит сон о лошадке.

Семилетний Родя проходит мимо кабака и церкви. Церковь символизирует всё самое святое, духовное, дорогое человеческому сердцу. Мальчик очень любил её. А кабак — символ пошлой, угнетающей повседневной жизни, где нет места ничему духовному. Родя очень боится этого места, отвергает его.

И вот убийство лошадки совершилось. «Но бедный мальчик уже не помнит себя... Он обхватывает отца руками, но грудь ему теснит, теснит. Он хочет перевести дыхание, вскрикнуть, и просыпается. Он проснулся в поту, с мокрыми от поту волосами, задыхаясь, и приподнялся в ужасе». Кто же проснулся? Родион Раскольников со своими теориями или семилетний мальчик Родя, пожалевший лошадку?

Казалось бы, после этого он откажется от своего замысла. Это и происходит: «Господи! — молил он. — Покажи мне путь мой, а я отрекаюсь от этой проклятой... мечты моей!» Это слова сердца, оно действительно отрекается от замыслов ума. Но разум слишком горд, чтобы признать правоту сердца. Ему нужны доказательства, но действительность показывает лишь правоту «умных» теорий.

Но в них так много очевидно слабых мест! Когда происходит убийство старухи-процентщицы, Раскольников «нечаянно» убивает Лизавету: «...губы её перекосились так жалобно, как у очень маленьких детей. эта несчастная Лизавета была проста, забита и напугана. даже руки не подняла защитить себе лицо». И вот описание Сонечки: «...скромно и даже бедно одетая девушка, очень молоденькая, почти похожая на девочку. с ясным, но как будто запуганным лицом». Сходство очевидно. И даже Лизаветин медный крест мы увидим потом на Сонечке. Невольно возникает вопрос: «А если бы на месте Лизаветы оказалась Сонечка?»

И вообще, как Раскольников собирается делить людей на «право имеющих» и «тварей дрожащих»? Куда же тогда он отнесёт свою мать, Дунечку, Разумихина, Сонечку? Или для близких — исключение?

Для Лужина Раскольников и Сонечка — «материал». Для Раскольникова — Лужин и Сонечка. И везде Сонечка! Но ведь именно она — «вечная Сонечка»! На таких держится мир. Именно Сонечка помогает сердцу Раскольникова победить, тем самым спасая его.

Ведь Раскольников хоть и признаётся в своём преступлении, но отнюдь не раскаивается в нём. «Его гордость сильно была уязвлена». Он страдал от того, что не сумел, оказался по своей же собственной теории «тварью дрожащей», а вовсе не от мук совести и сознания своей неправоты.

Но автор прямо говорит нам о том, что Раскольников ещё «...когда стоял над рекой, <...> предчувствовал в себе и убеждениях своих глубокую ложь». Затем сомнения эти становятся твёрже, сердце снова доказывает свою истину через сон о «моровой язве».

Будто писатель разбил «пробирку», где проводил свой эксперимент, и «трихины» вырвались в мир. Заражённые ими люди «никогда не считали так умными и непоколебимыми в истине». Мир стал адом, полным «раскольниковых» со своими теориями. Но оставались ещё «чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь. но никто не слыхал их слова и голоса». Вспоминается тихая, безответная, «вечная» Сонечка.

Именно она призвана «очистить» род людей. И она очищает Раскольникова от его «трихинов», его нелепых теорий. Перед нами новый человек, принявший правду Сонечки, а значит, и всю человеческую правду: «Разве могут её убеждения не быть теперь и моими убеждениями? Её чувства, её стремления, по крайней мере...».

И теперь ему оставалось «семь лет, только семь лет!» Число «семь» символизирует союз бога с его творением — человеком. Раскольников старается разорвать эту связь убийством. «Он узнал, он вдруг. узнал, что завтра... старуха ровно в семь часов вечера, останется дома одна». Он отгородился от бога, от человеческой правды своими теориями. И теперь, чтобы снова приобщиться к нему, он снова должен перейти через это символическое число. Человеческое восторжествовало в нём! И сейчас, только лишь сейчас, начинается искупление греха.

 

Анализ темы «Страданием и горем определено нам добывать крупицы мудрости...» (Н. В. Гоголь) (по одному или нескольким произведениям русской литературы ХХ века) привёл учителя и учеников к мысли, что в первую очередь эта тема может быть связана с Иваном Денисовичем — героем рассказа А. И. Солженицына. Александра М. следующим образом раскрыла данную тему.

 

«СТРАДАНИЕМ И ГОРЕМ ОПРЕДЕЛЕНО НАМ ДОБЫВАТЬ КРУПИЦЫ МУДРОСТИ...» (Н. В. ГОГОЛЬ)

Жизнь — необычайно интересная штука. Она от начала до конца таит в себе миллион загадок. Как зародилась жизнь? Есть ли жизнь после смерти? Кто управляет жизнью людей? Каждого интересует, существует ли фатум, рок, нечто судьбоносное. Каждый в своё время задаётся вопросом: в чём смысл жизни? Но ответить на него под силу не каждому, для этого необходимо жизненную мудрость иметь. Должно сформироваться сознание, душа, несущая эту мудрость, как бесценный клад.

Но что такое мудрость? Мудрость — это умение чувствовать, думать, способность воспринимать саму жизнь как счастье, как возможность мыслить, творить, видеть солнце и самое небо, наслаждаться каждым вздохом, каждым глотком воды. Но если мудрость — это счастье, то почему же мы приобретаем её крупицы, переживая горе, роняя слёзы, теряя родных, друзей, отдавая взамен кровь, терпя страдания? Потому, что лишь переживая страдания, человек понимает, в чём счастье, как мало нужно для того, чтобы быть счастливым.

Потому старцев и называют мудрецами, что они прожили долгую жизнь, они видели войны, чувствовали горечь утрат, потерь, познали беды и лишения, теперь они понимают, что на самом деле нужно ценить. Возможно, они совершали в жизни много ошибок, и, храня их в памяти, живут с чётким пониманием каждого необдуманного шага в прошлом. Именно к родителям мы идём за советом, зная о тяжёлой ноше прошлого в их сердцах.

Мы стараемся учиться, постигать жизнь, черпать мудрость от других, не ступая ещё на путь собственных несчастий. Но мы всё же хотим слишком многого, забывая о мелочах. Мы летим вперёд и спотыкаемся о пропущенное когда-то мимо ушей, мимо сердца. Не прочувствовав чужую боль однажды, мы постигаем её самостоятельно. И только тогда ещё одна маленькая капелька горячей горькой крови оседает в сердце. Так мы шагаем к мудрости, добывая её крупицы страданием.

Но, не осмыслив, не прочувствовав до конца горечь жизненных катаклизмов, человек не сможет постигнуть, добыть для себя крупицы мудрости. Ведь мудрость — это особое миропонимание, мироощущение.

Именно таким, особым, мировоззрением обладал Иван Денисович Шухов из рассказа А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

Пройдя череду бед и лишений ГУЛАГа, А. И. Солженицын передаёт особенности жизни заключённых, добытые им в застенках крупицы мудрости в своего рода автобиографическом произведении.

На первый взгляд, кажется, что жизнь зэков настолько низка и примитивна, что ни о какой мудрости речи идти и не может... Но истинную мудрость жизни Шухова показывает несколько шокирующий финал рассказа, где Иван Денисович мысленно называет прожитый день «почти счастливым». Как же так?! О каком же счастье может говорить заключённый, голодающий, унижаемый лагерным начальством, съедаемый вшами, перенёсший цингу...

У Шухова особый, философский взгляд на жизнь, на счастье, пусть даже в лагере. И всё очень просто: «На дню у него выдалось много удач: в карцер не посадили, на Соцгородок бригаду не выгнали, в обед он закосил кашу, бригадир хорошо закрыл процентовку, стену Шухов клал весело, с ножовкой на шмоне не попался, подработал вечером у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся». В том-то и заключается мудрость Шухова, что, пережив множество мучений, страданий, бед, он не потерял широты душевной, ощущения счастья, возможности его существования даже в самой ужасной жизненной ситуации.

Наша проблема в том, что мы хотим слишком многого, и, не получая этого, чувствуем себя несчастными, и это глупо. Способность видеть радость в малейшей удаче — вот мудрость.

Шухов заболел, что, казалось бы, может быть хуже? Но, не поднявшись вовремя, он получает ещё и «трое суток кондея с выводом!» И здесь Иван Денисович не отчаивается. Он не погружается в себя, не думает о том, что ждёт его в карцере, он смотрит на фонари, думает о том, «что они совсем засветляют звёзды». Наверное, ему и улыбнётся удача потому, что он научился не пенять на судьбу, а спокойно, не теряя самообладания, смиряться с ней.

Итак, Шухову велено лишь вымыть пол в штабном бараке. «Шухов обрадовался» и даже поблагодарил дежурного. Выполнив приказ, Иван Денисович «выплеснул воду на дорожку, где ходило начальство». Вот оно истинное удовольствие! Шухов таким образом оказывает сопротивление режиму, но сопротивляется он необыкновенно мудро, не подставляя вновь под удар свою жизнь. Примером такого же мудрого сопротивления является эпизод возвращения заключённых в лагерь. Когда замёрзшие конвоиры поторапливают строй, «идут зэки размеренно, понурясь, как на похороны...» «Не хотел по-человечески с нами — хоть разорвись теперь от крику», — поясняет автор зэковское упрямство, остроумнейшее и мудрейшее.

Солженицын детально описывает приём пищи зэками, подчёркивает состав баланды, разъясняет читателю все тонкости принятия еды. Кажется, что Шухов, как и другие заключённые, думает постоянно только о еде, мелочно и примитивно старается «закосить» лишнюю порцию. Но такое суждение абсолютно несправедливо, ведь стоит только заметить его по-крестьянски чистое отношение к пище. Хлеб, который Иван Денисович носил за пазухой, был завёрнут в «беленькую тряпицу» и лежал в специально пришитом Шуховым кармане. Шухов «не мог себя допустить есть в шапке». А в слове «закосить» скрывается некое восхищение умением заключённого «вернуть себе то, что отняло у него преступное государство» в лице поваров, конвоиров, «шестёрок», «придурков». Необходимо видеть и чёткое отличие Ивана Денисовича от типа зэков, которые любят «пошакалить». Он всегда сохранял достоинство, не унижаясь, не прося подачки. Шухов изначально усвоил слова своего первого бригадира: «В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать». Из проблемы голода в лагере Шухов добыл крупицы мудрости, заключающиеся в том, что он остался человеком! Переживая голод, лишения, Иван Денисович чётко понимал: лучше умереть, чем убить собственноручно свою душу, себя как личность.

Основным стимулом жизни Шухова оставалась работа. «Когда Шухову дали работу, вроде и ломать перестало». Особое отношение Ивана Денисовича к работе было его лекарством, его любовью, его отрадой. Именно широта души, простота, добросовестность, честность работяги избавили Шухова от лишних трудностей и мучений лагерной жизни. Детализированные описания быта, данные Солженицыным, необходимы для того, чтобы читатель понял: вся жизнь заключённых формируется из этих мелких деталей, которые и становятся почвой для появления крупиц мудрости.

Страшные, но, кажется, не значимые для нас события, словно семена: попав в душу, они дают начало развитию массы различных чувств, переживаний, мыслей, анализируя которые, человек создаёт спектр воззрений. Так вырастает древо мудрости. Плоды его человек должен отдать другим людям, чтобы не случилось в их жизни дождя из горьких слёз.

Крупицы мудрости даются нам дорого, высока их цена, и мы должны сохранить их, чтоб человечество избегало несчастий в таких масштабах, в каких они обрушились на наши плечи.

 

Приведённые сочинения писались дома сразу после изучения произведения. У учеников было время, чтобы отобрать материал, обдумать его, при необходимости отложить сочинение, чтобы продолжить работу над ним позже.

Но подобные темы предлагались и на так называемом пробном экзамене. Ученики в течение 6 часов, находясь в аудитории в присутствии комиссии, создавали свои тексты. Эти сочинения показывают, что если работа над сочинением ведётся систематически, то ученики охотно берут подобные темы и вполне справляются. Об этом свидетельствует, к примеру, сочинение Марины Д., которая выбрала следующую тему: «Есть минуты, когда переживаешь сознанием гораздо более, чем в целые годы» (Ф. М. Достоевский). Для её раскрытия ученица обратилась к роману Л. Н. Толстого «Война и мир».

 

«ЕСТЬ МИНУТЫ, КОГДА ПЕРЕЖИВАЕШЬ СОЗНАНИЕМ ГОРАЗДО БОЛЕЕ, ЧЕМ В ЦЕЛЫЕ ГОДЫ» (Ф. М. ДОСТОЕВСКИЙ)

Минута нашей жизни... Ведь она настолько мала и даже ничтожна, что мы не замечаем, как она проходит, не влияя на нашу жизнь или же, наоборот, оставляя глубокий след в ней. Люди не ценят своего времени, не обращают на него внимания, а оно летит и делает с человеком всё, что хочет. Но... Если человеку на помощь приходит его сознание, то время останавливается и подчиняется ходу человеческих мыслей. Сознание человека — самая странная и интересная вещь на свете. Человеческое поведение на протяжении всей жизни формируется сознанием. А человеческая жизнь складывается из месяцев, дней, минут... и даже мгновений. И чаще всего именно минуты-мгновения становятся решающими, они переворачивают всю жизнь человека. И в эти минуты-мгновения человек переживает «сознанием гораздо более, чем в целые годы».

Естественно, что эти минуты могут быть как минутами счастья, так и несчастья.

Мы можем увидеть эти минуты на примере многих литературных героев. Такие минуты были и у князя Андрея Болконского, героя романа «Война и мир» Л. Н. Толстого. Именно минуты очень ярко отражают всю его жизнь. «Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мёртвое укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна — и всё это вдруг вспомнилось ему».

Да, когда князь Андрей «схватил знамя и, волоча его за древко, бежал с батальоном», когда, как ему показалось, «со всего размаха крепкою палкой кто-то из ближайших солдат... ударил его в голову», когда он упал и увидел бесконечное и высокое небо, тогда, именно в эти минуты он понял, что «всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба». Все его размышления о Наполеоне, великом человеке, перевернулись, и в «эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком», что князь Андрей даже не слышал его слов, а как бы слышал жужжание мухи».

Можно увидеть, что именно минуты стали поворотными в сознании человека, ведь всё, что князь Андрей обдумывал годами, опроверглось всего несколькими минутами.

И вот в его жизнь врывается трагическое: смерть жены. В сознании князя Андрея всё перевернулось, и он «почувствовал, что в душе его оторвалось что-то, что он виноват в вине, которую ему не поправить и не забыть». Андрей Болконский до этого момента презирал свою жену за искусственность, но сейчас он понял, что не имел права обращаться с «холодной учтивостью» с женой, ведь он сам выбрал её. Для князя Андрея эта трагическая минута стала одной из лучших в его жизни. Именно в этот момент мы понимаем, что человеческое не чуждо ему. Возможно, князь Андрей сам до этого момента не мог прояснить для себя своего отношения к жене. После тяжёлого ранения он вернулся живым с войны и готов вновь начать свою семейную жизнь, но жена умирает, не узнав, как изменился князь Андрей.

Болконский запирает себя в имении Богучарово, которое отделил ему отец, потому что «нужно было уединение».

Жизнь потекла мирно и размеренно. Но тут Пьер, полный преобразовательных идей, «возвращаясь из своего южного путешествия», решает заехать к своему другу Болконскому. Пьер возвращает его к жизни горячим спором. И вновь «потухший, мёртвый» взгляд князя Андрея становится «лучистым, детским, нежным». И «что-то лучшее» проснулось в нём, и началась «хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его новая жизнь».

Но вот по «опекунским делам рязанского имения князю Андрею надо было видеться с уездным предводителем». Так он приезжает в Отрадное и замечает тоненькую черноглазую девушку. И в это мгновение его душа окончательно проснулась, как проснулся от зимнего сна «старый дуб», который он увидит по дороге из Отрадного. Всего несколько минут Наташа, сидя на подоконнике, рассуждала вслух о красоте ночи и своих мечтах. И эти рассуждения подействовали на князя Андрея. Именно в эти минуты «в душе его вдруг поднялась... неожиданная путаница молодых мыслей и надежд», пробудившая в нём желание действовать с новой силой. Мы видим, как Болконский «безвыездно прожил два года в деревне», а затем всего после нескольких минут сознательно круто меняет свою жизнь. «Оставим мёртвым хоронить мёртвых, а пока жив, надо жить и быть счастливым», — думал он.

Теперь мы снова видим перед собой умного, деятельного, а главное, счастливого человека. Он становится женихом Наташи Ростовой и, желая поправить своё здоровье, уезжает за границу. Когда он приедет, то станет самым счастливым человеком.

Но... Приехав в Москву, князь Андрей «в первую же минуту своего приезда получил от отца записку Наташи... в которой она отказывала жениху.». Опять «минута»! Опять мгновение! И опять «переживаешь сознанием гораздо более, чем в целые годы»! Приходит горькое сознание измены... Зачем год счастья и любви в письмах, если есть минута измены?!

И снова князь Андрей на войне, но и тут он думает о Наташе: «Я понимал её... Эту-то душу я любил в ней... он видел в ней. свеженькую девочку.» И в эту минуту к нему приходит сознание того, что он виноват в том, что не заступился за её честь. В то же мгновение ему показалось, «как будто кто-нибудь ожёг его». Опять герой переживает в одну минуту сознанием больше, чем за всё время после расставания с Наташей.

Вот князь Андрей уже стоит со своим полком, готовый ринуться в бой. Опять одна лишь минута. Летит граната. «Неужели это смерть? — думал князь Андрей». Но опять именно за одно мгновение он осознаёт всю свою любовь к жизни: «Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух...». Он — живой человек, который хочет жить, — вот что понимает князь Андрей своим сознанием, хотя ранее думал, что жизнь после расставания с Наташей окончена.

Теперь он, раненый, лежит в госпитале на операционном столе... Рядом человек, опорочивший Наташу, «которому только что отняли ногу». Опять минута... И через сознание проходит «восторженная жалость и любовь к этому человеку». Несколько лет ненависти, а после этой минуты любовь ко всем людям...

Отступление и встреча с Наташей. Казалось бы, жизнь должна начаться заново. Однако теперь князь Андрей любил всех людей, а «всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнью». Вот опять мгновение: «Как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собой усилие, проснулся». И эта роковая минута и решила всё в пользу смерти: «Смерть — пробуждение!» Именно в эту минуту сознанием было пережито более, чем за всю жизнь. Теперь и навсегда были только «мёртвые глаза».

У каждого человека существуют свои минуты, в которые он переживает «сознанием гораздо более, чем в целые годы». Эти минуты могут менять нашу жизнь и сознание или в лучшую, или в худшую сторону. И, хотелось бы, чтобы были только счастливые минуты, заставляющие меняться только в лучшую сторону.

 

Данное сочинение написано в традиционном жанре сочинения-рассуждения. Логика сочинения определена ученицей, исходя из формулировки темы и особенностей произведения. Многие ученики, выбрав того же литературного героя, скорее всего, склонились бы к пересказу этапов жизни князя Андрея, рассказывая о его поисках смысла жизни. То есть подменили бы тему сочинения. Марина же, исключительно хорошо зная роман, перечитав его ещё раз перед экзаменами и познакомившись с книгой Н. Г. Долининой «По страницам романа „Война и мир“», сумела очень точно отобрать материал, насытив его своими рассуждениями. Поэтому сочинение читается с интересом. Мысль проведена последовательно, нигде нет отступления от темы, нет очень длинных цитат (что обычно свидетельствует о бездумном отношении к произведению и стремлению подменить собственную мысль авторским описанием или рассуждением). Таким образом, ученица продемонстрировала, насколько она овладела аналитическими умениями выделять эпизоды в эпическом произведении, определять их художественную функцию и включать в рассуждение на заданную тему.

 





загрузка...