Виды сочинений по литературе. 10—11 классы

РАЗДЕЛ 3

СОЧИНЕНИЯ ЛОГИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

 

Сочинения в жанре литературно-критической статьи

В методике преподавания литературы существуют разные подходы к пониманию того, что такое сочинение в жанре литературно-критической статьи.

Многие методисты, занимающиеся проблемой сочинений, считают, что этот жанр оказывается применим к большинству традиционных сочинений, создаваемых учениками.

Например, Т. А. Калганова предлагает такой аспект выделения этого жанра: «Школьные сочинения в жанре литературно-критической статьи могут быть посвящены персонажу или группе персонажей одного произведения («„Татьяны милый идеал“ в романе А. С. Пушкина „Евгений Онегин“», «Дворянская Москва в комедии А. С. Грибоедова „Горе от ума“»), сравнению персонажей одного или двух произведений («Смысл противопоставления Обломова и Штольца в романе И. А. Гончарова „Обломов“», «Онегин и Печорин — герои своего времени»), а также целостному истолкованию произведения или поставленной в нём проблемы или теоретико-литературному вопросу («Идейно-художественное своеобразие поэмы М. Ю. Лермонтова „Мцыри“», «Л. Н. Толстой о роли личности в истории (по роману „Война и мир“)», «Пейзаж и его роль в романе И. С. Тургенева „Отцы и дети“»)».

Иначе определяется этот жанр в пособии С. А. Ташлыкова:

«Сочинение в жанре литературно-критической статьи является наиболее сложным и ответственным, поскольку оно требует не просто критического отношения к произведению, но отношения научно-исследовательского. Вы должны открыть в произведении нечто новое, то, что ещё не стало предметом научного исследования. Такого рода сочинение должно быть концептуальным, то есть отражать авторское видение, понимание и оценку произведения».

В данном пособии будет рассмотрено сочинение, к которому применимо определение, данное С. А. Ташлыковым.

По сути, от ученика требуется научно-исследовательский подход к поставленной проблеме. Сочинение в жанре литературно-критической статьи является наиболее сложным видом.

Предметом исследования могут стать элементы содержания (тема, проблема, идея, конфликт, пафос) или формы произведения (жанр, сюжет, композиция, приёмы создания образов персонажей, пейзаж, интерьер, художественная деталь, тропы и т. д.).

Очевидно, что для данного вида сочинений от ученика требуется и отличное знание текста анализируемого произведения, и основательная теоретическая подготовленность. Но ученик должен не только владеть теоретико-литературными понятиями, ему необходимы и навыки применения их в процессе анализа.

Это под силу не каждому. Ученик, взявшийся за такую тему, должен обладать аналитическими навыками, умением работать с научной литературой и иметь склонность к научно-исследовательской деятельности. Поэтому темы подобного жанра сочинений желательно предлагать индивидуально.

Для данного жанра сочинений желательно предложить наблюдение над таким аспектом произведения, который в науке недостаточно разработан. Это позволит более глубоко, по-новому посмотреть на произведение.

Сочинение данного типа может стать основой доклада для научной конференции.

Вот пример такой литературно-критической статьи, написанной Жанной Б. при изучении романа И. С. Тургенева «Отцы и дети».

 

 

РОЛЬ ЛЕРМОНТОВСКИХ РЕМИНИСЦЕНЦИЙ В БИОГРАФИИ ПАВЛА ПЕТРОВИЧА КИРСАНОВА (ПО РОМАНУ И. С. ТУРГЕНЕВА «ОТЦЫ И ДЕТИ»)

Одним из любимых поэтов И. С. Тургенева был А. С. Пушкин — это известно. Имя Пушкина, обращение к его произведениям или намёки на них пронизывают многие произведения Тургенева, в том числе и роман «Отцы и дети». Однако, излагая биографию Павла Петровича Кирсанова, Тургенев обращается к фактам, связанным с жизнью М. Ю. Лермонтова. Об этом свидетельствует и признание Тургенева о прототипах, где он называет имя А. А. Столыпина. Кто же такой Столыпин и какое значение имеет его личность для понимания образа Павла Петровича в частности и для романа в целом?

Алексей Аркадьевич Столыпин-Монго был родственником и приятелем М. Ю. Лермонтова. Характеристика М. Б. Лобанова-Ростовского даёт нам наиболее выразительное представление о Столыпине: «<В Петербурге> я познакомился с красивым Монго, получившим это прозвище от великолепной белой ньюфаундлендской собаки, носившей эту кличку. Он только что вернулся тогда из кавказской экспедиции и щеголял в восточном архалуке и в огромных шароварах, лёжа на персидских коврах и куря турецкий табак. ...Он тогда ещё не сделался блестящим фатом и не предавался культу общественной персоны, не принимал по утрам и вечерам ванны из различных духов, не имел особого наряда для каждого случая и каждого часа дня».

Можно смело сказать, что характеристики, данные Тургеневым Павлу Петровичу, являются чуть ли не прямыми цитатами воспоминаний Лобанова-Ростовского. Действительно, сопоставляя мемуары с художественным текстом, мы видим, что и Павел Петрович, и его прототип были красивыми «светскими львами», блестящими фатами, в светском обществе имели успех. Различие заключается в том, что одна достаточно яркая фраза воспоминаний об особом наряде для каждого случая превращается в художественном произведении в ряд развёрнутых картин. Целых шесть раз в романе приводится описание костюма, внешнего вида Павла Петровича в разных ситуациях. Например, при первой встрече с Базаровым он вышел, «одетый в тёмный английский сьют, модный низенький галстук и лаковые полусапожки», к завтраку «на нём был изящный утренний в английском вкусе костюм; на голове красовалась маленькая феска», а на дуэль он отправился «одетый в лёгкий клетчатый пиджак и белые, как снег, панталоны».

Всё это, с одной стороны, выглядит очень смешно, этакий «провинциальный аристократишко», который так щеголяет, живя в деревне. Ирония писателя хорошо подмечена А. Жук: «Тургенев почти ни одного выхода героя не оставил без усердно запротоколированного туалета его... В облике и манерах героя очень явственны черты ритуальности („как оно и следует для утреннего туалета", „мне пора пить мой какао"). Ритуал, в силу обязательных в нём элементов повторяемости, вообще очень легко становится смешным, а если им обставлены „мелочи жизни", — неизбежно смешным».

Но с другой стороны... Неподдельной горечью веет от такой характеристики Павла Петровича. Тургенев создал образ человека, который, как может, пытается противостоять сложившимся обстоятельствам. Стоит вдуматься, на что тратит свои силы неглупый человек: на то, чтобы содержать свой внешний вид в идеальном порядке, безукоризненно соблюдать правила этикета. Но это попытка найти хоть какой- то смысл жизни, не дать опуститься окончательно, когда почти всё потеряно. Как больно видеть, на что уходят силы человека и как мелки эти действия. Здесь возникает ассоциативная связь с «Думой» Лермонтова, где создаётся образ поколения 1830-х годов, которое в «бездействии состарится». Уместно здесь вспомнить и другую характеристику Лермонтова: «И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели, как пир на празднике чужом».

Но самая главная параллель между Столыпиным- Монго и Павлом Петровичем — это история их любви. Столыпин-Монго был страстно влюблён в графиню Воронцову-Дашкову. Её образ создан в книге И. Б. Чижовой «Души волшебное светило». В начале 1840-х годов из весёлой полудевочки она превращается в «законодательницу света», недосягаемую звезду, увлекающую воображение многих. Воронцова-Дашкова вела блестящую жизнь первой «светской львицы».

Судьба этой женщины была связана с именами великих писателей: А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова. А конец был трагическим: она умерла в Париже, всеми забытая.

М. Ю. Лермонтов знал её, он отобразил её образ в стихотворении «К портрету». Образ княгини Р, созданный И. С. Тургеневым в романе «Отцы и дети», свидетельствует о том, что писатель знал это стихотворение, так как образ княгини Р. во многом совпадает с образом лирической героини стихотворения Лермонтова. Оба подчёркивают непостоянство поведения, изменчивость характера героинь.

У Лермонтова:

 

Как мальчик кудрявый, резва,

Нарядна, как бабочка летом...

Ей нравиться долго нельзя:

Как цепь ей несносна привычка,

Она ускользнёт, как змея,

Порхнёт и умчится, как птичка.

 

У Тургенева: «Она слыла за легкомысленную кокетку, с увлечением предавалась всякого рода удовольствиям, танцевала до упаду, хохотала и шутила с молодыми людьми, которых принимала во мраке гостиной, а по ночам плакала и молилась, не находила нигде покою и часто до самого утра металась по комнате, тоскливо ломая руки, или сидела, вся бледная, над псалтырём. День наставал, и она снова превращалась в светскую даму, снова выезжала, смеялась, болтала и точно бросалась навстречу всему, что могло доставить ей малейшее развлечение».

Выразительные глаза светской дамы привлекают внимание Лермонтова: «В глазах — как на небе светло», — пишет о них поэт, соотнося с тайниками внутреннего мира: «В душе её тёмно, как в море!»

Волнуют глаза героини и Тургенева, который даёт им развёрнутое описание, подчёркивая «тёмные» тайны души княгини Р.: «...во всём её лице только и было хорошего, что глаза и даже не самые глаза — они были невелики и серы, — но взгляд их, быстрый и глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, — загадочный взгляд. Что-то необычайное светилось в нём, даже тогда, когда язык её лепетал самые пустые речи».

Весь облик лирической героини Лермонтова обладает непреодолимой притягательной силой:

 

Понять невозможно её,

Зато не любить невозможно.

 

У Тургенева мы видим то же самое: «Павел Петрович... влюбился в неё страстно... ещё мучительнее, ещё крепче привязался к этой женщине, в которой... всё ещё как будто оставалось что-то заветное и недоступное, куда никто не мог проникнуть. Что гнездилось в этой душе — бог весть! Казалось, она находилась во власти каких-то тайных сил для неё самой, неведомых сил, они играли ею, как хотели; её небольшой ум не мог сладить с их прихотью. Всё её поведение представляло ряд несообразностей».

Таким образом, вслед за Лермонтовым, Тургенев в числе первых писателей создаёт новый для русской литературы тип «роковой женщины», которую полюбил Павел Петрович. Любовь к ней перевернёт его жизнь раз и навсегда.

Описание княгини Р. намеренно цитатно. А. Жук подчёркивает «этот тонкий аромат литературности, пронизывающий целиком главное событие жизни героя». Смысл его она видит в том, что он показывает как бы «сокрушающую силу кирсановской страсти», однако «её жизненный корень не очень чувствуется. Вот в чём слабость характера Павла Петровича. Он далёк от жизни не только в любви. И в отношениях с народом он лишён этого «жизненного корня», потому что говорит с мужиком, а сам в это время надушенным платком нос закрывает.

Итак, судьба прототипа Тургеневу нужна, чтобы создать образ человека, который живёт в «лермонтовскую» эпоху. Тургенев показывает, как обычный человек оказывается отторгнутым этой жизнью.

В России девятнадцатого века восстание декабристов оказалось сильнейшим социальным потрясением. Поколение, для которого период становления прошёл в эпоху николаевской реакции, станет «потерянным поколением». И Павел Петрович— рядовой человек этого поколения. При обращении к судьбе его прототипа становится ясно, что биография Павла Петровича перекликается с биографией поколения, изображённого в «Думе» Лермонтова. «Толпой угрюмою и скоро позабытой» назовёт его Лермонтов, постигший всю трагичность для духовной жизни общества событий 14 декабря. Произошёл разрыв поколений, одно звено выпало:

 

И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,

Потомок оскорбит презрительным стихом,

Насмешкой горькою обманутого сына

Над промотавшимся отцом.

 

Собственно это мы и видим в отношениях «сына» Базарова к «отцу» Кирсанову.

Будущее Кирсанова так же «пусто иль темно», о чём свидетельствуют авторские характеристики. Самая безжалостная из них даётся после дуэли: «Павел Петрович помочил себе лоб одеколоном и закрыл глаза. Освещённая ярким дневным светом, его красивая, исхудалая голова лежала на белой подушке, как голова мертвеца... Да он и был мертвец». Это приговор. Но у читателя он не вызывает усмешки, особенно если вспомнить сцену с Фенечкой, которая произошла за несколько минут до этого, где Павел Петрович взывал к Фенечке, чтобы она любила его брата и была им любима. На склоне лет у него не осталось ничего, кроме воспоминаний.

Павел Петрович — настоящий дворянин, неглупый, образованный, переживающий не только за свою судьбу, но и за судьбу народа. Но он не способен ничего совершить, чтобы изменить эту самую судьбу, он обыкновенный человек. Именно для того, чтобы лучше понять его личную трагедию и трагедию того времени, в которое он жил, Тургенев берёт для создания этого героя реальные факты жизни обычных людей «потерянного поколения». «Эпохи, подобные николаевской, не проходят бесследно: они оставляют после себя много человеческих „обломков". Субъективно Павел Петрович не виновен в складе своей личности, в своей судьбе, а объективно для жизни он не нужен и в новое время, наступившее для России, может быть, даже вреден всем типом своего мироощущения». Трагичность итогов жизни помогают понять не только авторские характеристики, но и лермонтовские реминисценции.

 

Сама тема сочинения нетрадиционна для учеников старших классов. Она ставит именно исследовательскую задачу.

Одной из самых распространённых ошибок при написании сочинений является то, что ученики только излагают факты, но не размышляют над ними.

Достоинством данного сочинения является логичное, последовательное изложение историко-литературных фактов. Ученица достаточно умело ведёт сопоставительный анализ. Она не только делает наблюдения над художественными текстами И. С. Тургенева и М. Ю. Лермонтова, но и даёт им оценку, делает аргументированные выводы. Сочинение имеет чёткую концепцию, т. е. отражает авторское видение, понимание произведения, что является одним из важнейших требований к сочинениям такого рода.

Следует отметить, что удачен и способ подачи материала, и комментарии пишущего, в которых звучит то горечь, то сожаление, то сочувствие к персонажу. Это определяет эмоциональный тон сочинения, в котором проявляется личностное начало ученика.

 





загрузка...
загрузка...