загрузка...

Итоговая аттестация. Выпускное сочинение

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ПУШКИН (1799-1837)

 

После изучения темы необходимо

Знать

1.  Важнейшие вехи жизни писателя, обусловившие существенные приметы его творчества.

2.  Основные этапы творческого пути, тематику, мотивы и художественные приметы лирики А. С. Пушкина.

3.  Проблематику романа «Евгений Онегин», расстановку действующих лиц и их роль в конфликте, своеобразие воплощения авторского начала в романе.

4.  Идейно-художественное своеобразие повести «Капитанская дочка», социально-философские идеи поэмы «Медный всадник».

Уметь

1.  Анализировать важнейшие идеи и способы их воплощения в лирических стихотворениях А. С. Пушкина разной тематики и периодов творчества.

2.  Оперировать в ходе целостного анализа текстов стихотворений понятиями стиховедения: строфа, лирический герой, метафора, эпитет. Выразительно читать наизусть избранные произведения поэта, отрывки из них.

3.  Определить темы и проблемы романа «Евгений Онегин», дать характеристику героям, указать многообразные формы проявления авторского начала, своеобразие стиха и языка произведения.

4.  Продемонстрировать на примерах важнейшие особенности сюжетно-композиционного строя и идейно-философского наполнения поэмы «Медный всадник», романа «Капитанская дочка».

 

Вопросы и задания

1.  Как с годами изменялись представления Пушкина о свободе? Назовите основные стихотворения, где разрабатывалась эта тематика, и укажите их характерные содержательные особенности.

Свобода воспринималась поэтом как важнейшая ценность жизни, но понимание свободы существенно менялось с годами. Ода «Вольность» (1817), стихотворения «К Чаадаеву» (1818), «Деревня» (1819) воплощают преддекабристские идеи и настроения. Политические изменения, даже свержение «власти роковой» — в этом виделась цель жизни и задача поэта. Герой ощущает себя пленником несовершенного мира — «Узник» (1822), стремится «туда, где гуляем лишь ветер... да я!..».

Сложному положению человека в мире, где личность подчинена, подавлена всесильной властью, посвящено аллегорическое стихотворение «Анчар» (1828). Десять строф этого произведения четко разделяются на две композиционные части. В первой создается величественный и ужасный образ «древа смерти». И еще более ужасной выглядит в этом контексте власть, поставившая себе на службу саму смерть. Эта тема и настроение вводятся первыми же строками пятой строфы:

 

Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом...

 

Самовластие убивает все живое вокруг так же, как анчар. Смерть порождает смерть.

С годами понимание свободы усложнялось. Ей противостоит не только и не столько «самовластие», сколько само устройство мира, где личности, тем более творческой, приходится постоянно отстаивать право на независимое существование. На него покушается не только власть, но и народ, чернь, толпа:

 

Зависеть от властей, зависеть от народа —

Не все ли нам равно?..

 

За человеком признается высшее право («Иные, лучшие мне дороги права. Иная, лучшая потребна мне свобода...» — «Из Пиндемонти») на духовную независимость, включающее и ответственность за грех. Такое восприятие мира прежде всего не в социальных, а в духовных его проявлениях обусловило постепенную замену в творчестве Пушкина категории свободы понятием «воли», ставшим воплощением его идеала полноценного независимого бытия человека: «На свете счастья нет, но есть покой и воля» («Пора мой друг, пора! Покоя сердце просит...», 1834).

2.  Любовь и дружба в лирике А. С. Пушкина.

Человеческая преданность, дружеское общение всегда воспринимались Пушкиным как важнейшая жизненная ценность. На всю жизнь сохранил он теплое чувство к друзьям молодости, лицеистам. К ежегодным встречам первого лицейского выпуска, которые происходили 19 октября, поэт всегда стремился подготовить новые стихи. Одно из лучших было написано в 1825 году, когда ссыльный поэт не смог присутствовать на встрече. Там звучат слова, афористически воплощающие чувство преклонения перед дружбой, верностью, честью:

Друзья мои, прекрасен наш союз!

Он как душа неразделим и вечен...

Куда бы нас ни бросила судьбина,

И счастие куда б ни повело,

Все те же мы: нам целый мир чужбина,

Отечество нам Царское Село.

 

Всестороннее воплощение в лирике Пушкина нашло чувство любви. Любовь как основа творчества, то, что наполняет существование подлинным смыслом, утверждается в стихотворении 1825 года, посвященном А. П. Керн «К***» («Я помню чудное мгновенье...»).

Один из шедевров пушкинской реалистической любовной лирики— стихотворение «Признание» (1826). Возникновение любовного томления, борьба с ним, как с болезнью, сознание собственного бессилия перед властью красоты, очарованием любимой — все это передано со страстью, иронией над собственным увлечением («Мне не к лицу и не по летам...») и окончательным признанием безраздельной власти любви над душой:

 

Ах, обмануть меня не трудно!..

Я сам обманываться рад!

 

Любовь и образ любимой являются для Пушкина земным воплощением божественного величия, красоты и святости: «Чистейшей прелести чистейший образец». Эта художественная идея определяет звучание одного из немногочисленных стихотворений Пушкина, посвященных жене, — «Мадонна» (1830).

3. Тема поэта и назначения поэзии в лирике А. С. Пушкина.

На всем протяжении творческого пути Пушкин создавал произведения, посвященные осмыслению этой важнейшей для него темы. Идея гражданского предназначения поэзии и высокого призвания поэта-пророка («Пророк», 1826) иногда противопоставляется якобы произошедшему отходу от идеалов юности в поздней лирике. Идеалом Пушкина стало будто бы «чистое искусство». Это не совсем верно. Служение искусству для Пушкина не самоцель, а наиболее органический способ самовыражения поэта в мире людей, высшее проявление свободы духа, осознанной как главная ценность жизни. В стихотворении «Поэт» (1827) Пушкин проводит четкую грань между социально-бытовым обликом писателя («И меж детей ничтожных мира, быть может, всех ничтожней он») и моментами вдохновения, когда бытовое уходит и поэт становится исполнителем высшей воли. Пустые «волнения», «корысть» и бесцельные «битвы» отвергаются в стихотворении «Поэт и толпа» (1828).

 

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв... —

 

говорит поэт о людях иного склада. И это не уход от жизни, как иногда интерпретируются эти строки, а утверждение подлинного смысла бытия, целью которого должны быть творчество и любовь. Тяжкий и нередко одинокий путь творческой, созидающей личности все же утверждается как единственно ведущий к подлинному, а не мнимому счастью:

 

И мысли в голове волнуются в отваге,

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,

Минута — и стихи свободно потекут.

(«Осень» (Отрывок), 1833)

 

Это настойчивое и мужественное служение высшим истинам, а не суетным интересам ставит себе в заслугу поэт в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» (1836), подводящем итог его творческих, социальных и философских поисков. Здесь происходит воссоединение поэта с народом («К нему не зарастет народная тропа...»), осмысленным как важнейшая созидающая сила мира. Частью ее поэт осознает и себя. Гуманность, милосердие ставят нравственные ограничения политической свободе, постоянно устремляющейся к полюсам полного безначалия, с одной стороны, и тотального подавления личности — с другой, и являются основанием высшей, духовной свободы. Подобно одному из чудес света, древнеегипетскому Александрийскому маяку (столпу), известному своей несравненной, колоссальной высотой, творчество освещает человечеству путь к духовной истине. Такое его понимание позволяет «равнодушно» воспринимать «хвалу и клевету» суетных «глупцов», чуждых красоте, не понимающих гармоничного божественного замысла бытия. Видеть и показывать мир во всем богатстве и единстве его социальных, нравственных и эстетических проявлений — это и является целью и заслугой истинной поэзии.

4. В чем состоит значение образа Владимира Ленского в романе «Евгений Онегин»? Как этот персонаж помогает понять главных героев произведения?

Судьба Владимира Ленского имеет для писателя самостоятельное значение. Прежде всего, его смерть на дуэли — кульминационное событие сюжета. Смерть Ленского была предсказана ранее, во сне Татьяны, и не раз вспоминается позже. Этот образ отдельными своими сторонами как бы прилегает, повторяет, копирует центральную пару персонажей и автора. С Онегиным Ленского сближает уже семантика фамилий, имеющих «северное», «речное» звучание. Не случайно, что при всей разности жизненного опыта, характеров, воззрений все же «они сошлись». С Татьяной же они похожи многим: возрастом, исконно русской семантикой имен, воспитаны на западных романтических литературных образцах, далеки от среды, в которой живут, мечтательны и странны, неопытны, отчего ошибаются в своем первоначальном выборе. Не случайно же искушенный и умный Онегин заметил, что Татьяна гораздо больше подходит Ленскому, чем Ольга: «Я выбрал бы другую, / Когда бы был, как ты, поэт». Наконец, Онегин сыграл в их судьбе сходную роковую роль. Сначала он «убил» романтически настроенную Татьяну:

Блистая взорами, Евгений

Стоит подобно грозной тени,

И, как огнем обожжена,

Остановилася она.

 

Затем — самого поэта-романтика. И позже Татьяна говорит себе, что в Онегине она должна ненавидеть «убийцу брата своего».

Автор рассуждает о двух вариантах будущего Ленского. При этом первым называется достойный, высокий путь: «Быть может, он для блага мира / Иль хоть для славы был рожден». Разумеется, герой не был застрахован и от иного. Незавершенное в нем должно «доразвиться» в героях, оставшихся жить, и в авторе.

Онегину еще предстоит пройти через «убийственный выстрел», теперь уже в него («Стоит Евгений, / Как будто громом поражен, / В какую бурю ощущений / Теперь он сердцем погружен!»). Впрочем, следует понять, что Татьяна сурова вынужденно: слишком далеко заходит Онегин в покушении на непререкаемые для нее ценности и правила (они же были и естественной основой натуры убитого Ленского). Этот «выстрел», следовательно, правильнее считать «самоубийственным», спровоцированным самим героем. И его задача — стать в духовном смысле тем, чем мог бы стать убитый им Ленский и чего по-своему достигла Татьяна: она реализовала не пошлый вариант семейной жизни, а возвышенно одухотворенный, достойный уважения своей моральной высотой, общественно-значимый («благо мира»), по мнению писателя.

Многообразны и связи Ленского с развивающимся образом автора. Упоминаемые в романе жанры, темы, настроения стихов Ленского близки тем, которые можно обнаружить в раннем творчестве самого Пушкина. Идеал красоты юного поэта не был вовсе и всегда чужд Пушкину, который, с иронией нарисовав портрет Ольги, замечает: «Я прежде сам его любил, / Но надоел он мне безмерно».

Расставаясь с Ленским, поэт незаметно переходит к рассуждениям о своем творчестве, судьбе, говорит о переходе к иным принципам творчества: «Лета к суровой прозе клонят, / Лета шалунью-рифму гонят». Но при этом надеется сохранить то, чем так дороги ему Ленский, уходящая молодость, романтически окрашенная поэзия:

 

А ты, младое вдохновенье,

Волнуй мое воображенье,

Дремоту сердца оживляй,

В мой угол чаще прилетай,

Не дай остыть душе поэта,

Ожесточиться, очерстветь.

 





загрузка...
загрузка...