ЗОЛОТАЯ КОЛЛЕКЦИЯ СОЧИНЕНИЙ ПО РУССКОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 5 - 11 КЛАСС

10 класс

 

Сочинения по зарубежной литературе

 

ПОЭЗИЯ ФРАНЦУЗСКИХ СИМВОЛИСТОВ

(по произведениям Стефана Малларме и Поля Верлена)

Символизм — это литературное направление, зародившееся после 1870 года во Франции и широко распространившееся в культуре европейских стран, в том числе и в России — в музыке, поэзии, изобразительном искусстве.

Поэты-символисты горячо протестовали против обесценивания человеческой личности, ратовали за изображение в искусстве высоких человеческих идеалов — красоты, благородства, доброты, справедливости, самоотверженности. По мнению символистов, исправить мир, погрязший в пороках и заблуждениях, может только красота.

Символисты считали, что вне окружающего нас мира существует идеальный мир, в котором царят гармония и красота, а реальность — грубое и искаженное отражение этого внебытия. Лишь чуткая душа поэта, композитора или художника может исправить человечество и указать ему верную дорогу в жизни.

Стефан Малларме и Поль Верлен — представители символизма Франции. В их творчестве впервые возникла совершенно новая структура образа, определившая своеобразие всего символистского движения.

Малларме утверждает, что поэзия — это тайна, «ключ от которой должен отыскать читатель». В «Тайне поэзии» он сравнивает поэзию с музыкой. Высшая поэзия, по словам поэта, — в молчании. Поэтический мир раннего Малларме перекликается с Бодлером: «Окна», «Цветы», «Звонарь».

Поэтический мир Малларме-символиста отражается в знаменитом «Сонете — на икс». Поэт описывает не вещи в гостиной, а их отсутствие. Хозяина тоже нет, в комнате лишь проливается свет от Большой Медведицы. Единороги, феникс, нимфа — всего лишь элементы декора. Суть в том, что называется не сам предмет, а ощущение от него.

Описание маскирует вещь, словно зашифровывает ее, предметы под пером Малларме теряют свою вещественность и приобретают иной смысл: «Я говорю цветок! И вот из глубины забвения, куда от звуков моего голоса погружаются силуэты любых конкретных цветков, начинает вырастать нечто иное, чем известные мне цветные чашечки; это... возникает сама чарующая идея цветка, которой не найти ни в одном реальном букете».

Часто Малларме использует музыкальный образ, навеянный тем или иным впечатлением, использует слова, исходя из их фонетического облика:

 

Недужая весна печально и светло

Зимы прозрачное искусство разломала,

И в существе моем, где кровь владычит вяло,

Зевотой долгою бессилье залегло.

Окован череп мой кольцом, и, как в могиле,

Парные сумерки давно седеют в нем,

И, грустен, я в полях брожу за смутным сном.

 

В поэзии Малларме большое значение имеет принцип двоемирия, в котором сосредоточено несогласие поэта с существующим миром, его тяготение к контрастам и антитезам.

Герой стихотворения «Окна» — скрытный, замкнутый в себе больной, обреченный на смерть. Он поворачивается к окну, чтобы не видеть больничный интерьер и увидеть лучи солнца на камнях, голубое небо, горизонты, залитые светом. В окнах герою открывается второй, идеальный мир — пурпурная и благоухающая река, сверкающие молнии, золотые галеры, прекрасные, как лебеди:

 

Как стая лебедей, но тоньше и безмолвней,

Галеры стройные зарей озарены,

Плывут, баюкая изломы, рыжих молний, —

Воспоминаньями навеянные сны!

 

Образ лазури вырос из несогласия поэта с существующим миром. В этом образе нет ничего мистического: лазурь принадлежит полностью к реальному, земному.

Голубое небо не чуждо земле, оно объединяет все земное — и птиц, и цветы, и деревья. Лазурь взирает на человека как «угрызения совести», она «пронзает его мечом». О лазурном небе поэт говорит как о «победителе», которого следует встречать и приветствовать «звоном колоколов»:

 

... Слышится лазури голос медный,

Гудит колоколов далекий гулкий бой,

В душе рождает страх его напев победный,

И благовест парит над миром голубой!

 

Поль Верлен одним из первых на очередном витке исторической спирали стал угадывать в самом воздухе истины, воцарившиеся вокруг беспорядка вещей, умов, душ. Тонкое чутье поэта указало застой и тление, а зов совести велел ему во всеуслышание оповестить об этом. Верлен отвергает вещественность, материальность внешнего мира, подавляющую героя, свойственную романтикам.

В стихотворении «Безропотность» поэт заявляет, что ребенком он мечтал об экзотике, о Сарданапале, о крышах из золота и звуках музыки посреди благоухания. Он признается вместе с тем, что грандиозное теперь ускользает от него. Поэт стал сдерживать свое «прекрасное безумие» и лучше понимать жизнь.

В стихотворении «Спустя три года» поэт обращает внимание на явления пониженного, ослабленного звучания, на серебристое звучание фонтана, на старую осину, постоянно жалующуюся: листья ее дрожат, колеблемые ветром. Пейзажам, полным буйных и ярких красок, резких контрастов, Верлен предпочитает приглушенные тона — желтеющий лес, освещенный утренним солнцем, закатную зарю:

 

Заря ослабевает,

И полевую даль

До края заливает

Закатная печаль.

И сердце остывает,

И ничего не жаль,

Чуть только запевает

Закатная печаль.

 

Верлен трагичен, но его природная стихия — задумчивая грусть, сумрачность и томление:

 

Это — желанье, томленье,

Страсти изнеможенье,

Шелест и шорох листов,

Ветра прикосновенье,

Это в зеленом сплетенье

Тоненький хор голосов.

 

Иногда у Верлена встречаются образы Зла, агрессивно ведущие себя по отношению к герою. Пессимизм поэта носит лирический характер, окружающее только укрепляет мрачное настроение, владеющее самим героем.

Мрачные настроения поэта не всегда определяются мрачностью мира, они коренятся в самом человеке.

Объективный мир в большинстве случаев не обнаруживает своих внутренних противоречий, будучи скрыт пеленой настроений и впечатлений поэта:

 

О душа, что тоскуешь,

И какой в этом толк?

И чего ты. взыскуешь?

Вот он, высший твой долг,

Так чего ты взыскуешь?

 

В поздних стихотворениях Поль Верлен словно разрывается между мистической устремленностью своих католических прозрений и чувственными желаниями.

Высоко оценил творчество Верлена А. Франс: «Он сумасшедший, вне всякого сомнения. Но осторожнее, потому что этот безумец создал новое искусство, и нет ничего невероятного, если о нем когда-нибудь станут говорить, как говорят теперь о Франсуа Вийоне, с которым он так схож. Это лучший поэт своего времени».

 





загрузка...