Все произведения школьной программы в кратком изложении по зарубежной литературе 5-11 классы

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА


ЭПОС НАРОДОВ МИРА


ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ


«Песнь о Роланде» — средневековая французская эпическая поэма. Ее историческую основу составляют легенды о походах Карла Великого. Эти походы назывались крестовыми, так как, покоряя государства иноверцев-язычников, французский император обращал их жителей в христианство. Время написания поэмы — 1170 год.
В «Песни» нет абсолютного соответствия историческим фактам. Но в ней передан дух того времени с его жесточайшими сражениями, правилами рыцарской доблести и чести, методами королевского правления и способами покорения других стран.

Державный Карл, наш славный император,
Семь долгих лет в Испании сражался:
И до моря вся горная страна
В его руках; сдалися Карлу замки,
Разбиты башни, грады покорились,
И стены их рассыпались во прах.
Лишь не взял Карл Великий Сарагосы,
Что на горе стояла: царь Марсилий
Владеет ею; в Бога он не верит, —
Он Аполлину служит, Мухамеду, —
Но близок час погибели его.
— Аой!

Так начинается «Песнь о Роланде». А далее ее автор постепенно развивает драматический сюжет, движущей пружиной которого является предательство.
В покоренной Карлом Великим Испании осталась только одна область — Сарагоса. Ее властелин, царь Марсилий, желая избежать разгрома, решает перехитрить Карла. Он собирает на совет своих баронов, мудрых мавров. Один из них, Бланкандрин, дает Марсилию совет послать богатые дары французскому императору, задобрить его. А если он будет настаивать на крещении, то пообещать свое согласие — но только «когда настанет праздник Михаила ». Если же и после этого Карл будет сомневаться — можно даже дать ему заложников. Бланкандрин ради этого готов даже собственного сына отправить «к ним на гибель и мученья».
Совет этот принял Марсилий и, вручив послам своим оливковую ветвь как символ примирения, отправил их во главе с Бланкандрином к королю франков. Выслушал послов Карл Великий, «поник челом и в думу погрузился». Он привык обдумывать свои ответы. Речи послов кажутся убедительными, но Марсилий — враг смертельный. Нет ли тут какого-то подвоха? Собрал своих баронов Карл и стал с ними совет держать. «Будьте осторожны!» — таков был ответ баронов королю на его вопрос, можно ли доверять Марсилию.
Но могучий граф Ганелон был другого мнения: не следует из-за тщеславия отвергать мольбы того, кто хочет принять закон Христа. Ганелона поддержал и Нэмон Баварский. Он сказал, что будет большим грехом не принять дары того, кто молит о пощаде.
Внимательно выслушав советы, король решил принять дары сарагосского правителя и не применять силу своего войска. Теперь нужно было отправить в Сарагосу кого-то из французских баронов с посланием о принятом решении. Вызвался Роланд — храбрый племянник Карла. Но он был слишком пылок для такого поручения. Предложил в посланники себя архиепископ Турпин, но король отверг его: пока Сарагоса не приняла крещения, архиепископу нечего там делать. Тогда Роланд предложил своего отчима — барона Ганелона. Все признали, что лучшей кандидатуры не найти.
Ганелон с вызовом ответил, что он готов, но при этом добавил: «Но, как Базан и брат его Базилий, уж я сюда от мавров не вернусь!» Бароны Базан и Базилий были коварно преданы смерти в Сарагосе. Боясь за собственную жизнь, Ганелон затаил злобу на Роланда, предложившего его кандидатуру в послы. «Но если Бог мне даст сюда вернуться — до самой смерти горе и страданья твоим уделом будут!» — грозит он Роланду. Но воля короля — закон. Ганелону король вручает перчатку — знак своего доверия, и граф отправляется с сарагосскими послами к Марсилию. Принимая перчатку, он роняет ее — это дурной знак.
Подстегиваемый ненавистью к Роланду, Ганелон дает понять Марсилию, что Карла можно победить. Для этого надо убить Роланда. А сделать это можно так. Король, успокоенный дарами и обещаниями Марсилия, отправится во Францию, а в Испании оставит Роланда с небольшим числом воинов. Тогда-то можно и напасть на него. Марсилий всячески задаривает изменника, и тот возвращается к Карлу.
«Храни тебя Господь, — с большим коварством обратился Ганелон к королю. — Тебе ключи привез я Сарагосы, заложников, богатые дары!» Среди заложников не было халифа — предводителя воинов-сарацин. Но и это объяснил обманщик Ганелон. Он сказал, что халиф, не желая креститься, уплыл вместе с сарацинами из страны морем, но тут начался страшный вихрь — и все они утонули.
Карл с радостью молвил: «Конец войне жестокой!», его сердце стремится во Францию. Осталось только решить, кого оставить в Испании на страже. Граф Ганелон, конечно же, предлагает Роланда. «Да ты сам бес!» — удивляется король мстительности графа. Но Роланд просит Карла в знак доверия вручить ему королевский лук — он не уронит его, как Ганелон перчатку. Остаться с Роландом на страже вызвались лучшие бароны Франции. Карл отправился с основным своим войском во Францию, но тревога за Роланда не покидала его в пути.
Тем временем Марсилий собирал силы, чтобы напасть на Роланда, когда Карл удалится.
Друг Роланда Оливьер взобрался на холм и увидел несметные испанские полки. Он сказал Роланду, что, пока не поздно, надо трубить в рог — Карл услышит и придет на выручку. Но Роланд посчитал это позором для себя. Отважный рыцарь решил сам справиться с врагами. Трижды просил Оливьер Роланда протрубить в рог — и трижды Роланд отказывался сделать это. Оливьер был мудр, а Роланд — бесстрашен. И оба рыцаря отличались доблестью. Они доказали это в бою.
Это был страшный бой. Много полегло в нем испанцев. Многих недосчитались и в стане Роланда, почти всех своих баронов потерял он. Но невозможно было сломить Роланда. Его славный меч Дюрандаль не знал в этом бою отдыха. Вновь и вновь раздавался боевой клич  «монжой!».
Но вот ранен и верный Оливьер. Умирающему товарищу Роланд говорит, что все-таки протрубит в рог. Оливьер упрекает его в том, что не сделал этого раньше.
Услышав звуки рога, Карл спешит на помощь Роланду. Коварный Ганелон и тут отговаривает его — убеждает, что это Роланд развлекается, травит зайца в поле. Карл приказывает заточить изменника, а после боя судить его.
Не застал король своего отважного племянника Роланда в живых: нал он на поле боя. Так и лежал — с мечом Дюрандалем в одной руке и рогом Олефантом — в другой. Оплакал король своих верных баронов, которых множество полегло в том бою, похоронил их с почестями.
Но тут пришел на подмогу испанцам эмир со своими разноплеменными войсками. И вновь разгорелся бой!

Был страшный зной, столбом стояла пыль,
И все бегут в смятенье сарацины,
Их гонит Карл до самой Сарагосы.

Враги повержены, Марсилий мертв. В захваченном городе провели обряд крещения. А тех, кто не хотел креститься, «французы жгли и вешали, и били...». Лишь жену Марсилия Брамимонду Карл решил не крестить насильно и увез ее во Францию, где вскоре она добровольно приняла христианскую веру.
Вернулся Карл из дальнего похода — вошел в свои чертоги. А ему навстречу — красавица Ода, невеста Роланда. Она спрашивает о своем женихе. Король, чтобы утешить ее, предлагает ей в мужья своего сына. По красавица Ода не хочет жить, раз нет в живых Роланда. Она умирает от горя.
А что же предатель Ганелон? Его привязали к позорному столбу и высекли воловьими жилами. Потом был собран совет, чтобы решить, казнить его или оставить в живых. Ганелон твердил, что он не предавал, а мстил Роланду.
Нашлись у Ганелона адвокаты. К примеру, его родственник Пинабель, который говорил, что Ганелона надо простить, ведь Роланда все равно не вернешь. Но рыцарь Тьерри возразил: доблестный Роланд был на службе у короля, и эта служба должна быть ему защитой. Тьерри настаивал на казни клятвопреступника и изменника.
Этот спор должен был решиться в поединке. Победил в нем Тьерри. Ганелона привязали к четырем скакунам и пустили их в поле. «Погиб он смертью труса... Да не станет никто своей изменой похваляться!»





загрузка...
загрузка...