загрузка...

Пособие по курсу истории зарубежной литературы XVII века

Глава 1. Характеристика европейской литературы XVII века

1.3. Литературный процесс: барокко
В барокко в определенной мере сказалось ренессансное начало, культурная традиция, понимание человека как нового типа. Однако барокко – прежде всего порождение нового времени. Как и ренессанс, барокко обращалось к античности: восприняло, унаследовало теории Аристотеля о литературе, учение о страстях. Впоследствии учение о страстях получит свое полное оформление и завершение в моралистической литре в эпоху зрелого классицизма, когда национальные литературы создают свои шедевры в разных жанрах. Одной  из  главных  черт  моралистической  литературы  является принцип  обобщенного  и  до  известной  степени  абстрагированного изображения человеческих характеров, страстей и пороков. Мы находим его и в сатирической комедии Мольера, и в высокой трагедии Расина, и в баснях Лафонтена, и в сатирах Буало. Этот принцип получил свое наиболее последовательное воплощение в афористических жанрах – у Ларошфуко, Паскаля, Лабрюйера.
Все три автора многим обязаны творчеству Монтеня, хотя относились к нему по-разному – полемизировали, критиковали, а порою просто перефразировали. Дело в том, что предметом изучения Монтеня во второй половине XVI в. являлась природа человека. Взгляд Монтеня  менял  традиционные  представления  гуманистов  Возрождения, в частности того же Рабле, Ронсара. У Монтеня человек – это существо,  вечно  меняющееся,  приспосабливающееся  ко  всему: климату, географическому местоположению, социальным институтам, обществу, политике, религии и т.д. С точки зрения философа, пределам человеческих изменений нет. Отсюда у Шекспира человек высок, но трагичен, у Сервантеса человек высок, но смешон! 
Именно Монтень впервые порождает мысль о возможности вознесения человеческого духа или такого же устремления в бесконечное падение в бездну греха. Виноваты, с позиции ученого, все страсти. Не случайно Франсуа де Ларошфуко писал: «В человеческом сердце происходит непрерывная смена страстей, и угасание одной из них почти всегда означает торжество другой» (Максимы, 1665). Именно Ларошфуко будет точно говорить о двуликости человеческой природы, основываясь на нравственных, моральных качествах личности. Его философско-литературные взгляды были во многом порождены, кроме того и барокко.  
Самые глубокие и трагически неразрешимые проблемы Нового времени  получили  свое  образное  воплощение  в  художественной культуре именно барокко. В барокко сформировалось то, что только было как предощущение у Шекспира и Сервантеса. Барочное миропонимание  осознается  через  форму  развернутых  метафор,  как «жизнь – театр», «люди – комедианты», «лица маски», «жизнь есть сон», или в декоративном использовании зеркальных и водных отражений  как  мнимой  реальности,  иллюзорных  эффектах  театральных декораций, музыкальном приеме эха.
Теоретиками  барокко  считаются  Бальтасар  Грасиан (его  труд «Остромыслие  или  искусство  быстрого  ума»,  Эмануэл  Тезауро («Подзорная труба Аристотеля»). С точки зрения Грасиана, литература создана для узкого круга ценителей литературы, которые отличаются особым утонченным вкусом, поэтому в ней должна преобладать сложность мысли и самой формы. Трактат Э.Тезауро также представляет теорию сложности, «остромыслия» литературы.
Барокко стремится к чувственному и интеллектуальному напряжению,  неожиданному  и  поражающему  воображение  сочетанию идей, образов, представлений. Барокко любит парадоксы, не столько учит, сколько волнует, удивляет. Фантастические и трагические образы и мифы наполняют литературу барокко. В целом это риторическое  искусство,  своеобразное  художественное  единство,  состоящее из противоречий, контрастов.  Барокко способно сочетать несочетаемое: чувственность и спиритуализм, призывы к аскетизму и безудержный гедонизм (например, учение о наслаждении, чувственном и духовном как о высшем благе), отвлеченную символику и натуралистическую конкретность, наивную простоту и усложненность. Барокко характеризуется явно проявляющимися психологическими чертами, как экзальтированностью, аффектацией, фанфаронадой, изысканностью, демонизмом. 
Стилевыми  признаками  барокко  являются  подвижность,  живописность,  декоративность,  орнаментализм,  театральность,  фееричность, перегруженность формальными элементами, гротеск, аллегоричность  и  эмблематизм,  пристрастие  к  самодовлеющим  деталям, антитезам, вычурным сравнениям, метафорам и гиперболам.
Художественные формы барокко изощренные, но изощренность не добавление, а усложнение мысли, именно так рождается мысль в барокко – сразу с усложнениями. 
Барокко направлено на читателя подготовленного, отсюда сознательно, намеренно усложняется тот или иной образ, и задача читателя понять эту сложность. 
На фронтисписе барокко – существо Феникс, которое одновременно является и животным, и птицей, и человеком. Птица Феникс – странное существо, оно символизирует превратности жизни, что отражается  именно  в  барокко.  Отсюда  барокко  представляет  мир как  нечто  таинственное,  магическое.  Барочное  мировоззрение  напряженно вглядывается в мир.
Поэтика барокко оперирует «готовыми формулами», отличается пристрастием к энциклопедичности, вбирает внелитературный материал, обращается к различным традициям, в том числе к неевропейским, усваивает и перерабатывает их художественные средства, используя  и  синтезируя  исторические  особенности  национальных стилей. Обилие нового разнородного материала приводит к ломке и трансформации одних жанров литературы и развитию новых, в частности, таков роман барокко. 
По барокко человек обречен быть в состоянии непонятности, в природе неясности. И проявление добродетели – это скорбный путь жизни и в реальности, и в ирреальности. Человек барокко – обязательно двойственная природа. Задача писателя барокко изобразить человека в его противоречиях, сомнениях, в образе рождающегося феникса.  Это  символ  и  образ  чего-то  изменчивого,  движущегося, постоянно меняющегося. Характер в барокко – это череда постоянных превращений персонажа. Человек барокко понятен и непонятен до конца. Средневековая сумма знаний тяготела к идее гармонизации  реального  мира,  в  эпоху  барочного  видения  мир  предстает  в своей дробности.





загрузка...
загрузка...