Пособие по курсу истории зарубежной литературы XVII века

Глава 6. Жан-Батист Поклен (Мольер) и жанр комедии  в Новом времени 

План практического занятия
1. Социально-исторические, философские истоки зарождения и становления комедии как жанра классицизма.
2. Мольер – новый драматург, комедиограф.
3. Отражение проблем реальной действительности в комедиях Мольера.
4. Герой Мольера как прообраз человека именно Нового времени.
5. Сложность художественного образа в комедиях Мольера.
6. Природа жанра «Высокой комедии».  

Задания для СРС
1. Прочитайте монолог Дорины («Тартюф»), дайте характеристику героям – Оргону  и  Тартюфу  и  подумайте,  от  чего  предостерегает Мольер человека на примере данных образов? 

Дорина
И все же матушка разумнее, чем сын.
Вы посмотрели бы, чем стал наш господин!
В дни смуты он себя держал, как муж совета,
И храбро королю служил в былые лета;
Но только он совсем, как будто одурел
С тех пор, как в голову ему Тартюф засел;
Тот для него – что брат, милее всех на свете,
Стократ любезнее, чем мать, жена и дети.
Он учинил его наперсником своим,
Во всех своих делах он им руководим;
Его лелеет он, целует и едва ли
С такою нежностью красавиц обожали;
За стол сажает он его вперед других
И радостен, когда тот ест за шестерых;
Все лучшие куски ему, конечно, тоже;
И если тот рыгнет – наш: "Помоги вам боже!"
Он, словом, бредит им. Тартюф – герой, кумир,
Его достоинствам дивиться должен мир;
Его малейшие деяния – чудесны,
И что ни скажет он – есть приговор небесный.
А тот, увидевши такого простеца,
Его своей игрой морочит без конца;
Он сделал ханжество источником наживы
И нас готовится учить, пока мы живы… 

2. Прочитайте диалог между Оргоном и Дориной, какими художественными приемами создается комедия Мольера (назовите несколько черт)? 

Оргон
Ах, бедный!

Дорина
Вечером у ней была тоска;
За ужином она не съела ни куска -
Все так же голова болела прежестоко.

Оргон
Ну, а Тартюф?

Дорина
Сидел и кушал одиноко
В ее присутствии. Потупив кротко взгляд,
Две куропатки съел и съел бараний зад.

Оргон
Ах, бедный!

Дорина
Барыня совсем и не уснула;
Легла, но даже глаз ни разу не сомкнула:
То ей озноб мешал, то жар всего нутра.
Мы около нее сидели до утра.

Оргон
Ну, а Тартюф?

Дорина
Тартюф? Томим дремотой сладкой,
Он, встав из-за стола, прошел к себе украдкой
И в теплую постель без промедленья лег,
Где и проспал всю ночь, не ведая тревог.

Оргон
Ах, бедный!

Дорина
Наконец ее уговорили:
Она позволила, чтобы ей кровь пустили,
И облегчение настало в тот же миг.

Оргон
Ну, а Тартюф?

Дорина
Тартюф? Он духом был велик.
Собою жертвуя без всяческих условий,
Чтоб возместить ущерб сударыниной крови,
За завтраком бутыль он осушил до дна.

Оргон
Ах, бедный!

3. Прочитайте  данный  отрывок  из  комедии «Тартюф»,  какой  художественный прием использует Мольер в сюжете комедии и почему?

Эльмира
Подвинем этот стол, и спрячьтесь под ковром.

Оргон
Что, что?

Эльмира
Вам надобно как можно лучше скрыться.

Оргон 
Зачем же лезть под стол?

Эльмира
Прошу поторопиться.
Что я придумала, увидите потом.
Так залезайте же скорее, и притом
Смотрите, чтоб он вас не видел и не слышал.

Оргон
Я в незлобивости за все пределы вышел;
Но надо посмотреть, как справитесь вы с ним. 

Эльмира
Надеюсь, кто был прав, мы сразу разъясним.
(Органу, сидящему под столом.)
Вести себя сейчас я буду очень странно,
Но эта вольность мне да будет невозбранна,
И оскорбляться вам не следует ничуть:
Ведь это – чтобы вас вернуть на правый путь.
Раз уж приходится, употреблю и ласку,
Чтоб этот лицемер снял предо мною маску,
Польщу его любви разнузданным мечтам
И дерзости его простор свободный дам.
И так как лишь затем, чтобы он пал позорно,
Я буду томный жар изображать притворно,
То вы посмотрите, достаточно ли с вас
И был ли справедлив недавний наш рассказ.
Вы сами можете пресечь его порывы,
Увидя, в меру ли они красноречивы,
И заявить себя защитником жены,
Как только будете во всем убеждены.
Здесь вы решаете: мне ваша честь порука,
Что вы... Сюда идут. Сидите – и ни звука.

4. Прочитайте монолог Дон Жуана, какими чертами наделяется герой, какой представляет Мольер человеческую природу и почему?

Дон Жуан 
Как! Ты хочешь, чтобы мы связывали себя с первым же предметом нашей страсти, чтобы ради него мы отреклись от света и больше ни на кого и не  смотрели?  Превосходная  затея – поставить  себе  в  какую-то  мнимую заслугу  верность,  навсегда  похоронить  себя  ради  одного  увлечения  и  с самой юности умереть для всех других красавиц, которые могут поразить наш взор! Нет, постоянство годится только для чудаков. Любая красавица вольна очаровывать нас, и преимущество первой встречи не должно отнимать у остальных те законные права, которые они имеют на наши сердца. Меня, например, красота восхищает всюду, где бы я ее ни встретил, и я легко  поддаюсь  тому  нежному  насилию,  с  которым  она  увлекает  нас. Пусть  я  связан  словом,  однако  чувство,  которое  я  испытываю  к  одной  красавице,  не  заставляет  меня  быть несправедливым к другим: у меня по-прежнему остаются глаза, чтобы замечать достоинства всех прочих, и каждой из них от меня – дань и поклонение, к которым нас обязывает природа. Как бы то ни было, сердце мое не может не принадлежать всему тому, что ласкает взгляд, и едва лишь хорошенькое личико попросит меня отдать ему сердце, я, будь у меня даже десять тысяч сердец, готов отдать их все. В самом деле: зарождающееся влечение таит в себе неизъяснимое очарование, и вся прелесть любви – в переменах. Это так приятно – всевозможными знаками внимания покорять сердце молодой красавицы, видеть, как с каждым днем ты все ближе к цели, побеждать порывами своего чувства, вздохами и слезами невинную стыдливость души, которая не хочет слагать оружие, шаг за шагом преодолевать мелкие преграды, которые она ставит нам, побеждать щепетильность, в которой она видит свою заслугу, и незаметно вести ее туда, куда ты стремишься ее привести! Но когда  ты  своего  достиг,  когда  уже  нечего  ни  сказать,  ни  пожелать,  то  вся прелесть страсти исчерпана, и ты засыпаешь в мирном спокойствии этой любви, если только что-нибудь новое не разбудит вновь наши желания и не соблазнит твое сердце чарующей возможностью новой победы. Словом, нет ничего более сладостного, чем одержать верх над красавицей, которая сопротивляется,  и  у  меня  на  этот  счет  честолюбие  завоевателя,  который всегда летит от победы к победе и не в силах положить предел своим вожделениям.  Ничто  не  могло  бы  остановить  неистовство  моих  желаний.
Сердце мое, я чувствую, способно любить всю землю, и я, подобно Александру Македонскому, желал бы, чтобы существовали еще и другие миры, где бы мне можно было продолжить мои любовные победы.

5.  Прочитайте  данные  отрывки,  дайте  характеристику  герою Мольера 
а)
Сганарель. 
Мне-то  нетрудно  понять, и  если  бы  ты  знал  этого  молодца, ты бы нашел, что это для него дело вполне обычное. Я не говорю, что чувства его к донье Эльвире изменились, я еще сам в этом не убедился. Ты ведь знаешь, что я по его приказанию уехал раньше него, а со времени своего приезда он со мной еще не разговаривал, но на всякий случай я тебе inter nos скажу, что мой господин Дон Жуан – это величайший из всех злодеев,  каких  когда-либо  носила  земля,  чудовище,  собака,  дьявол,  турок, еретик, который не верит ни в небо, ни в святых, ни в бога, ни в черта, который живет как гнусный скот, как эпикурейская свинья, как настоящий Сарданапал, не желающий слушать христианские поучения и считающий вздором все то, во что верим мы. 
б)
Сганарель.
Хотелось бы мне выведать ваши мысли.
Неужели вы совсем не верите в небо?

Дон Жуан. Оставим это.

Сганарель.
Стало быть, не верите. А в ад?

Дон Жуан.
Э!

Сганарель.
То же самое.
А в дьявола, скажите, пожалуйста?

Дон Жуан.
Вот, вот.

Сганарель. 
Тоже,  значит,  не  особенно. 
Ну,  в  будущую  жизнь  хоть
сколько-нибудь верите?

Дон Жуан.
Ха-ха-ха!

Сганарель. 
Я  бы  не  взялся  вас  обратить. 
А  что  вы  думаете  насчет
«черного монаха»?

Дон Жуан.
Пошел ты к черту со своими глупостями!

Сганарель. Вот уж этого я вам не уступлю: достовернее "черного монаха" ничего быть не может, тут я хоть на виселицу готов. Однако нужно же во что-нибудь верить. Во что вы верите?

Дон Жуан.
Во что я верю?

Сганарель.
Да.

Дон Жуан.
Я верю, Сганарель, что дважды два – четыре, а дважды четыре – восемь.

6. Прочитайте концовку «Дона Жуана», какие жанровые направления создают комедию Мольера?

Статуя. 
Стойте,  Дон  Жуан! 
Вчера  вы  дали  мне  слово  отужинать  со мною.

Дон Жуан.
Да. Куда надо идти?

Статуя.
Дайте мне руку.

Дон Жуан.
Вот моя рука.

Статуя. 
Дон  Жуан!  Кто  закоснел  в  грехе,  того  ожидает  страшная смерть; кто отверг небесное милосердие, над тем разразятся громы небесные.

Дон Жуан.
О небо! Что со мной? Меня сжигает незримый пламень, я больше не в силах его терпеть, все мое тело – как пылающий костер. Ах!
Сильный удар грома; яркие молнии падают на Дон Жуана. Земля разверзается и поглощает его, а из того места, куда он исчез, вырываются языки пламени.

Сганарель один.
Сганарель. 
Ах,  мое  жалованье,  мое  жалованье!  Смерть  Дон  Жуана всем на руку. Разгневанное небо, попранные законы, соблазненные девушки, опозоренные  семьи, оскорбленные  родители, погубленные  женщины, мужья, доведенные до крайности, – все, все довольны. Не повезло только мне. Мое жалованье, мое жалованье, мое жалованье!





загрузка...