История зарубежной литературы. Средние века и Возрождение

ПРАКТИЧЕСКИЙ КУРС

Тема 3. «Декамерон» Дж. Боккаччо. Проблема художественного единства

«Что с вами, брат Ринальдо? 

воскликнула аонна Агнеса.

– Разве монахи такими

делами занимаются?»

Брат Ринальдо так ей на это ответил:

«Сударыня! когда я сброшу рясу, 

а я ее мигом скидываю, – вы увидите,

что я не монах, а такой же мужчина,

как и все прочие».

Дж. Боккаччо. «Декамерон»

 

ПЛАН

 

1. Источники фабул новелл «Декамерона» Дж. Боккаччо. «Декамерон» и народная культура Раннего Возрождения в Италии.

2. Заголовок и подзаголовок «Декамерона». Роль двойного обрамления. Художественные и нравственные задачи книги и тип художественного мышления Боккаччо.

3. «Республика поэтов» – общество рассказчиков «Декамерона».

4. Тематическая и смысловая последовательность новелл «Декамерона». Проблема целостности книги.

5. Гуманистический пафос новелл X дня. Нравственный идеал Боккаччо. Особенности гуманизма Боккаччо.

 

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ

 

1. Джованни Боккаччо (1313-1375), как Данте и Петрарка, был уроженцем Флоренции. Подобно своему современнику Петрарке, с которым он познакомился в 1350 г. и очень сблизился, Боккаччо начал карьеру с изучения коммерции, а затем права в Неаполе. Поскольку над торговыми книгами сын преуспевающего купца засыпал, отец сменил коммерцию на право. Он подобрал сыну очень строгих и педантичных наставников, и право Боккаччо вскоре возненавидел так же, как коммерцию. Но в Неаполе во времена учебы Боккаччо, по счастью, жили не только купцы и правоведы, но и блистал двор неаполитанского короля Роберта Анжуйского, который сам занимался сочинительством, владел ораторским искусством, а кроме того, стремился не в последнюю очередь для приумножения собственной славы привлечь ко двору образованных гуманистов. Дошла очередь и до талантливого молодого человека, занимающегося сочинительством – Джованни Боккаччо. Так он оказался в кругу единомышленников.

Боккаччо занимало изучение античного наследия, в котором он преуспел не менее, чем другие гуманисты, а в чем-то даже более: под руководством калабрийского грека Леонтия Пилата Боккаччо изучает греческий язык и вскоре первым из гуманистов читает Гомера на языке оригинала, опередив не только своих друзей, но и самого Петрарку, который не преуспел в изучении греческого, хотя Боккаччо отправил к другу в Венецию своего не очень образованного наставника. Считается, что Леонтий первым перевел на латынь «Илиаду» и «Одиссею», но литературной обработкой переводов явно занимался его одаренный и образованный ученик Боккаччо. Эта черта внутренней соревновательности при сохранении самой теплой дружбы была свойственна всем гуманистическим кружкам.

Г.К. Косиков, характеризуя эту особенность, приходитклю-бопытным выводам: «Идеал ренессансной личности – вовсе не субъект, лелеющий свою индивидуальную неповторимость, а человек, индивидуально упражняющий свой дух, чтобы приобрести качество "универсальности", то есть вобрать в себя все возможное разнообразие культуры и тем – в пределе – слиться с другими столь же "универсальными" индивидами. На деле, конечно же гуманисты весьма ревниво относились к успехам друг друга, что порождало культ собственной незаурядности, дух соперничества и соревнования. Индивидуализм гуманистов – это индивидуализм "отличников", стремящимися быть не "отличными" от всех прочих, а "отличиться" перед ними в деле приближения к идеалу "универсальности"» (Косиков Г.К. Средние века и Ренессанс. Теоретические проблемы//Зарубежная литература второго тысячелетия. 1000-2000. – М., 2001.– С. 29).

Впрочем, Боккаччо отличался от современников-гуманистов не только знанием греческого, не меньше, чем из кладезя античной учености, он черпал знания из флорентийской литературной традиции. Он первым представил жизнеописание Данте («Vita di Dante», написано в 1363 г. или 1364 г.) и начал в публичных лекциях толковать «Божественную комедию» (уже во Флоренции) . Успел Боккаччо дойти до XXVII песни «Ада».

В начале творческого пути не только великое произведение великого соотечественника, но и сама неаполитанская жизнь, пестрый порт, разноязыкая толпа на улицах, те истории, которые рассказывали купцы и мореплаватели, заставили Боккаччо оценить непреложную ценность и значимость отдельной человеческой личности, научили интересоваться человеческой судьбой. Кроме того, Неаполь времен Боккаччо был процветающим средиземноморским портом, местом пересечения разных культурных традиций, открывавшим окно в огромный мир. Истории о нападениях пиратов, о пленении восточными султанами, о побегах из тюрем и тайном возвращении на Родину были частью средиземноморского фольклора, персказывались на рынках и в портовых кабачках, и вовсе не казались авантюрной экзотикой неаполитанцу, в отличие от континентального читателя.

Р.И. Хлодовский описывает воздействие Неаполя на мировоззрение Боккаччо: «Соприкосновение с этим миром заставило поэта по-новому задуматься над ролью, которую играют в жизни человека ум, великодушие, мужество, судьба, случай, а также привило Боккаччо любовь к романтике, составляющую одну из самых привлекательных черт его произведений. Неаполь выбил его из проторенной колеи сословного уклада и сбросил с его глаз шоры той, условно говоря, "бюргерской" ограниченности, которая суживала кругозор братьев Виллани, Саккетти, Пуччи и многих типично городских писателей тре-чентистской Флоренции» (Хлодовский Р.И. Джованни Боккаччо и новеллисты XIV века//История всемирной литературы: в 8 т. – М., 1985. – Т. 3. Литература Италии//Электронная версия на сайте: «Средние века и Возрождение»: http://svr-lit.niv.ru/.). Городская литературная традиция вызывала у Боккаччо не меньший интерес, чем к французский рыцарский роман, читаемый при дворе Роберта Анжуйского.

До «Декамерона» Боккаччо написал семь произведений: «Филоколо» (1338, окончено позднее), «Филострато» (1340), «Тезеида» (1339), «Амето», (1342), «Фьезоланские нимфы» (1345), в которых отражена история его любви к Марии Д'Аквино, получившей сенъяль Фьяметта. Впервые Боккаччо увидел ее на улице у ее дома под густой вуалью, в трауре, а на следующий день златокудрая красавица явилась в церковь Сен-Лоренцо в зеленом платье, блистая украшениями, и молодой поэт был сражен окончательно. Шел 1336 год. Легкомысленная красавица оказалась незаконной дочерью короля Роберта. Сначала она разделяла чувства поэта, но потом забыла о нем. В 1340 г. по призыву разорившегося отца и страдая от измены возлюбленной, Боккаччо возвращается во Флоренцию.

Ранние произведения Боккаччо написаны на средневековые или античные сюжеты, в них много реминисценций из античных авторов и сложных аллегорий в духе Данте. Но Боккаччо интерпретирует старые сюжеты с позиций гуманистической этики, таким образом, уже в ранних произведениях проявляется основная черта поэтики Боккаччо – стремление передать известное содержание по-новому, опираясь на современные этические и эстетические принципы. «Необходимость создать новые формы для нового содержания привела Боккаччо к созданию новых жанров: "Нимфы из Фьезоле" и "Амето" – начало пасторали в новой европейской литературе; "Тезеида" – поэма смешанного жанра – романтико-классического, в котором элементы античности причудливо чередуются и сочетаются со средневековыми (античные игры и турниры, древние герои и рыцари, языческие обряды); "Фьямметта" предвосхищает позднейший психологический роман», – указывает А.К. Дживелегов (Дживелегов А.К. Боккаччо//Литература Италии на сайте «Средние века и Возрождение»: http://svr-lit.niv.ru/.).

Рыцарские традиции неаполитанского двора ослепили Боккаччо ненадолго, он очень скоро понял, каким анахронизмом они выглядят на фоне современности, которая требует от человека не только благородного происхождения и беззаветного служения Даме, но и способности быть храбрым, настойчивым и великодушным, для того чтобы отстоять свою любовь и свое право быть человеком. Во Флоренции Боккаччо занял видное общественное положение и не раз выполнял разнообразные дипломатические поручения правящей партии.

Во Флоренции Боккаччо достигает творческой зрелости и создает произведение, которое навсегда обеспечило ему место в истории мировой литературы, – «Декамерон» (1348-1353).

Во «Вступлении» к «Декамерону» Боккаччо адресует свою книгу прекрасным дамам для утешения и развлечения. Однако вопреки установке вступления «Декамерон» не развлекательная книга, она дидактична, но ее моралистичность вырастает из объективного и одновременно эстетического анализа действительности. В «Декамероне» искусству жить и быть человеком учит сама природа, сама окружающая действительность.

Фабулы новелл «Декамерона» были не новы для читателя, так как Боккаччо черпал сюжеты в городских флорентийских анекдотах (фацециях), историях, услышанных на улицах Неаполя, восточных сказках, городских итальянских новеллах и французских фаблио, в рассказах современников. Обращается Боккаччо к новеллам из «Метаморфоз» Апулея, к «Истории лангобардов» Павла Диакона, к рыцарским поэмам и романам, к сказкам из индийской «Панчататры», уже известной на Ближнем Востоке. Старые сюжеты переосмысливаются; главными героями книги стали новые идеи, система новых нравственно-эстетических оценок поступков человека и окружающей действительности. Новеллы рассказываются не ради нравоучительного примера, а ради самого факта художественно-объективного рассмотрения, анализа и оценки жизни и человека.

Боккаччо считал, что его книга должна стать посредником между влюбленными, а тем, кто страдает от неразделенной любви, она должна послужить утешением, поэтому подзаголовок книги «Князь Галеотто» указывал на персонажа из артуров-ских романов, который был устроителем свиданий Ланселота и королевы Гиневры. Подзаголовок книги не был придуман Боккаччо, его как второе название книги, имевшей успех, дали «Декамерону» читатели. От подзаголовка Боккаччо отказываться не стал, поскольку считал, что его книга должна не только помочь влюбленным, но и научить человека любить жизнь, став посредником («сводником») между человеком и действительностью. Читатели-флорентийцы, кроме того, помнили, что над страницами раскрытого романа произошло грехопадение Франчески ди Римини и ее возлюбленного Паоло, которых Данте помещает в первый круг Ада (песнь V) как сладострастников, хотя и выражает самое горячее сочувствие их несчастной судьбе. Вспоминая о книге, которую влюбленные читали вместе, Франческа говорит о ней: «И книга стала нашим Гелеотом».

Народное название книги, как указывает Р.И. Хлодовский, «намекало на идейных противников Боккаччо, силившихся доказать, что «Декамерон» подрывает устои религии и морали. Возражая лицемерным критикам, Боккаччо говорил, что при желании непристойности можно обнаружить даже в Библии. Он специально оговаривал, что его новеллы не предназначены для погрязших в ханжестве бюргеров и их жен – для тех, «кому надо читать «Отче наш» либо испечь пирог или торт своему духовнику» »( Хлодовский Р.И. Джованни Боккаччо и новеллисты XIV века//История всемирной литературы: в 8 т. – М., 1985. – Т. 3. Литература Италии//Электронная версия на сайте: «Средние века и Возрождение»: http://svr-lit.niv.ru/.).

Кроме того, контрастное сочетание заголовка и подзалов-ка книги обнаруживало новые смысловые грани в названии. «Декамерон», или «Десятиднев», вызывало ассоциации с церковными «Гексаморонами», особенно популярным среди которых был «Гексаморон» Святого Амвросия Медиоланского, в которых изображалось сотворение Богом мира и человека за шесть дней. Так, Боккаччо показывает, как его «побасенки», рассказанные молодыми людьми, удалившимися из зачумленного города, за десять дней создают новое отношение к жизни и у рассказчиков, и у читателей, т.е. пересоздают старый мир, открывают его снова для человека, вооруженного новой системой ценностей и новым мировоззрением.

2. Основное содержание «Декамерона» предваряется двумя обрамлениями: авторским обращением к прекрасным читательницам и собственно завязкой – описанием «черной чумы» во Флоренции. На первый план как новый принцип художественного мышления выдвигается индивидуализм: первый слой обрамления «Декамерона» – вступление (предисловие) и послесловие автора. Во вступлении автор рассказывает о своей несчастной любви, а в послесловии – о художественных и мировоззренческих принципах. Развивая принципы новой прозы, Боккаччо обосновывает теорию ренессансного реализма, беря за образец искусство живописца, изображающего человека во всей телесной полноте, причем в качестве образца для подражания Боккаччо выбирает не античного художника, а своего старшего современника – Джотто, выступающего героем 5-й новеллы VI дня «Декамерона», тема которого – остроумный ответ. Джотто показан как художник, который воспроизводил во всей полноте природу – «мать и устроительницу всего сущего». Писатель, подобно живописцу, избражающему человека во всей его телесности, должен изобразить его во всей полноте человечности. Таким образом, писатель должен быть правдив, точен и объективен, создавая образ героя своего произведения. Именно эти качества определяют существо нового типа художественного сознания, формирующегося в эпоху Возрождения, ренессансного реализма.

3. Реализм книги состоит в новой интерпретации человеческого опыта представителями гуманистической интеллигенции – рассказчиками «Декамерона», которых в науке принято называть «республикой поэтов». Второй слой обрамления в «Декамероне» приходится на завязку и изображает встречу десятерых рассказчиков в церкви Санта Мария Новелла в зачумленной Флоренции. Несмотря на всю реалистичность и точность изображения бедствий чумной эпидемии, чума у Боккаччо обретает статус символа катастрофического разложениея старого мира, построенного на догуманистических этических нормах. Новая этика в книге Боккаччо должна послужить основой для возрождения порядка и справедливости на новых гуманистических принципах.

Десять рассказчиков «Декамерона», утверждающих жизнь и жизнерадостность перед лицом смерти и показывающих, как к ним приобщиться, с одной стороны, выступали отражением в литературе гуманистического кружка Треченто, с другой – моделью идеального человеческого сообщества, составленного из людей особенных, образованных, литературно одаренных, прекрасно воспитанных, – «республикой поэтов». Десять рассказчиков «Декамерона» наделены условно-поэтическими именами, но не лишены индивидуальности. Так, Дионео отличается остроумием и творческой фантазией, поэтому наделен правом рассказывать, последним историю, какую ему вздумается; Филострато, имя которого знакомо читателю Боккаччо по его ранним произведениям еще неаполитанского периода на рыцарские сюжеты, назначает темой четвертого дня «Декамерона» несчастную любовь. Впрочем, все женские и мужские образы рассказчиков «Декамерона» знакомы читателю по ранним произведениям Боккаччо. Поэтому их условно поэтические имена, с одной стороны, указывают на литературную традицию, с другой – на творчество самого Боккаччо, который уже в ранних произведениях собственный жизненный опыт объективировал через персонажей. Вот состав «республики поэтов»:

Дамы (возраст от 18 до 28 лет):

Пампинея (от итал. Pampinea«цветущая») – родственница одного из юношей.

Фьаметта (от итал. Fiammetta«огонек») -– возлюбленная автора, как считается, настоящее ее имя Мария д'Аквино.

Филомена (от греч. Filomena, «любительница пения») – псевдоним дамы, в которую Боккаччо был влюблен до Фьямметты. Ей посвящена его поэма «Филострато». Это имя встречается в романах Кретьена де Труа.

Емилия (Эмилия) (отлат. Emilia«ласковая»). Это имя использовалось Боккаччо в нескольких произведениях («Тезеида», «Амето», «Любовное видение»). Особо отмечается ее красота.

Лауретта (Laurettaотсылает к «Канцоньере» Петрарки. Особо хороша в танце и пении.

Неифила (Нейфила) (от греч. Neifile«новая для любви», «впервые влюбленная») – любима одним из юношей, скорее всего Памфило. Отличается кротостью нрава.

Елиза (Элисса) (от итал. Elissaвторое имя возлюбленной Энея, царицы Карфагена – Дидоны). Отличается насмешливостью.

Юноши (возраст от 25 лет):

Панфило (от греч. Panfilo«весь любовь; полностью влюбленный») – характер серьезный, рассудительный. Имя неверного любовника, встречающееся в эклогах Боккаччо и в его «Фьямметте».

Филострато (от греч. Filostrato«раздавленный любовью») – характер чувствительный, меланхоличный. Предположительно влюблен в Филомену. Его имя встречается в названии юношеской поэмы Боккаччо, посвященной трагической любви Троила к Крисеиде.

Дионео (Дионей) от итал. Dioneo«сладострастный», «преданный Венере»), обладает чувственно-веселым характером, оговаривает себе привилегию рассказывать историю последним и уклоняться от темы дня-

М.Л. Андреев в «(Примечаниях» к «Декамерону», комментируя состав «республики поэтов», подчеркивает, что набор рассказчиков у Боккаччо создается под влиянием средневековой нумерологии и мистицизма: например, предполагают, что семь дам символизируют четыре натуральных добродетели: Благоразумие, Справедливость, Воздержание и Стойкость, и три богословские: Веру, Надежду, Любовь, а трое юношей – три традиционные деления души древними греками: Разум, Гнев и Страсть. Также семеро дам выбраны по числу дней недели, числу планет и свободных искусств. «Соединившись (что дает совершенное число – десять), они образуют идеальное общество, построенное на началах разума, добродетели и красоты, сочетающее свободу и порядок (выборность и сменяемость короля или королевы, которые правят слугами, дают тему дня и устанавливают последовательность рассказчиков) и противопоставленное тому социальному хаосу, который царит в охваченном чумой внешнем мире» (Андреев М.Л. Джовании Боккаччо «Декамерон»/Примечания//Джованни Боккаччо. Декамерон//fiction.book).

«Республика поэтов» не может быть полностью отождествлена с авторским «я», это не просто риторическая условность, открывающая множество ипостасей автора. Создавая образы рассказчиков-гуманистов, Боккаччо поднимал ренессансный гуманистический индивидуализм до уровня общественного сознания. «Республика поэтов» – аналогия нового гуманистического общества, живущего по законам свободы и человечности.

«Республика поэтов» – это первая утопия Ренессанса. Общество рассказчиков «Декамерона» символизирует общество с новой моралью, в то время как чума – символ старого мира, его разложения. Антитезой зачумленному городу, в котором «ореол, озарявший законы божеские и человеческие, померк», выступает загородное поместье, цветущий сад, который рассказчики сравнивают с раем, устанавливая порядок жизни в Конституции «республики поэтов». Причем описание этого рая на земле, куда попадают из пораженного смертью города рассказчики, современники находили идентичным вилле Паль-миери во Фьезоле, где встречались гуманисты, современники Боккаччо. Такое противопоставление абсолютно закономерно с точки зрения гуманистической философии Боккаччо и его героев: прежнее социальное устройство убийственно, оно губит в человеке все естественное, а следовательно, и человеческое; возвращаясь же к природе, человек воспринимает ее естественную мудрость и снова становится человеком. Собственно в эпоху раннего гуманизма человека и определяли как «мыслящее животное».

Таким образом, истории «Декамерона» подаются в обрамлении авторского текста, но и второй слой обрамления «Декамерона», содержащий завязку действия, разрешается в развязке, изображающей возвращение рассказчиков в то место, где началась история создания «Декамерона». Замкнутая кольцевая композиция «Декамерона» как целостного произведения на уровне отдельных глав, элементов эпического повествования организуется по принципу повторения эпизода. Каждый день «Декамерона» относительно самостоятелен в структуре целого, так же относительно самостоятельны каждая из составляющих эпический эпизод десяти историй. Десять дней «Декамерона» образуют десять глав книги.

При этом все дни «Декамерона» организованы по единой сюжетной схеме: правитель назначает тему, рассказчики повествуют, а в конце дня обсуждают услышанное и объявляют властителя следующего дня. По архитектурному принципу симметрии орнамента, когда каждый элемент композиции как часть общего рисунка повторяется через определенный пространственный интервал, организовано повествование в «Декамероне», только пространственные промежутки заменены временными. При этой структуре можно обнаружить такие элементы композиции, как завязка, развитие действия, кульминация, развязка в каждом эпически выделенном эпизоде повествования. Иными словами у каждого дня «Декамерона» есть кульминационная новелла, а также новеллы, играющие роль завязки и развязки. Однако принцип орнамента как ведущего композиционного приема не отменяет возможности идентификации всех элементов композиции для всей книги в целом.

Рассказчики историй избирают некоторого правителя для каждого дня, который назначает тему для всех историй этого дня «Декамерона», и, начав «Декамерон» в среду, через две недели в среду же и заканчивают, поскольку между рассказыванием историй выпадают по два выходных. В конце каждого дня «Декамерона» рассказчики обмениваются мнениями об услышанном, а после кто-нибудь из дам исполняет канцону. Эти вставные канцоны «Декамерона» демонстрируют тонкое мастерство Боккаччо-поэта, который внес свою лепту в развитие строфы и рифмы – он изобрел октаву. В канцонах, написанных от лица дам, как и во «Фьяметте», Боккаччо предстает тонким психологом, умеющим придать полифоническое звучание в общем-то монологическому лирическому жанру канцоны. Например, последняя канцона «Декамерона», завершающая X день и исполненная Фьяметтой будто в полемике с только что рассказанной Дионео историей о кроткой Гризельде. Фьяметта поет о ревности и неуверенности в своем возлюбленном, поскольку она не превосходит достоинствами прочих дам:

 

Но так как спору нет, что женщины другие

Нисколько мне умом не уступают,

То трепещу от страха я,

Всего ужасного жду для своей любви я,

Боясь, что и себе другие пожелают

Того, кем жизнь похищена моя.

И вот, в чем для меня блаженство бытия,

В том и источник слез, и бедствий всех начало,

Которым я навек обречена.

 

Когда б властитель мой внушал мне столько ж веры

Умением любить, как доблестью душевной,

Я ревности не знала б никакой;

Но все мужчины-лицемеры,

Менять предмет любви готовы ежедневно.

Вот это-то и губит мой покой,

И смерти я желаю всей душой.

Какую б женщину я с ним ни повстречала, –

Боязнь быть кинутой во мне уж рождена.

 

Поэтому всех женщин ради бога

Молю не делать мне обиды этой кровной.

Но если вздумает любая между них

Мне этот вред нанесть, открыв себе дорогу

К нему посредством слов, иль ласкою любовной,

Иль знаками, и о делах таких

Узнаю я, – пусть мне лишиться глаз моих,

Коль я не сделаю, чтобы она прокляла

Свое безумие на вечны времена.

 

Канцона Фьяметты произвела на слушателей сильное впечатление, и Дионео даже поинтресовался, кто ее возлюбленный, во избежание непрятностей. Канцона написана девятистрочной строфой, причем последний стих в строфе образует сквозную рифму. Перекличка стихотворного монолога Фьяметты и поведения Гризельды создает диалогический эффект и открывает перспективу для продолжения спора, начатого персонажами книги, уже в затекстовой реальности.

После десятого дня рассказчики возвращаются в по-прежнему зачумленный город, но теперь они не боятся смерти, в начале IX дня звучат слова: «Их смерть не возьмет, а если они умрут, то благословляя жизнь». Юноши приводят дам в ту же церковь Санта Мария Новелла, где встретили их две недели назад, и расходятся по домам, дамы тоже удаляются, когда находят нужным.

4. Этика рассказчиков «Декамерона» – это этика самого Боккаччо и его современников-гуманистов. Боккаччо появляется среди рассказчиков с так называемой 101-й новеллой «Декамерона» – о гусынях в начале IV дня, в которой утверждает естественность плотских желаний и право природы человека на самоосуществление. Этой установкой обусловлена реабилитация плоти в «Декамероне»: греховно сопротивляться естеству, а не следовать ему.

Реализм книги Боккаччо заключается не только во внимании к бытовым подробностям; но и в реалистически пластичных образах героев новелл и самих рассказчиков. Гуманистическая мораль перевоплощает героев Боккаччо в гуманистов, начиная с еврея-ростовщика и заканчивая королями, аристократами и духовенством. Этому перевоспитанию посвящены все новеллы I дня, которые определяют отношение рассказчиков и автора к ведущим проблемам времени. Уже в первых трех новеллах I дня: знаменитой истории о святом Чапелетто, о еврее Аврааме, обратившемся в христианство, и новелле о трех перстнях, рассказанной Филоменой, подчеркнуто, что в «Декамероне» вопросы теологические вынесены за рамки повествования и героем его становится человек, а местом действия – мир материальной действительности, посевдневная жизнь человека.

Человек – главный герой «Декамерона. Человек умный, находчивый и мужественный достоин счастья и может достичь его в единоборстве с судьбой. Этой теме посвящены рассказы II дня. Хитроумие героев новелл III дня направлено, главным образом, на достижение любовной удачи, что само по себе закономерно, поскольку любовь в гуманистической системе ценностей Боккаччо раскрепощает все возможности человека, делает его равным самому себе при полной реализации своих талантов. Эротика уравнивает в правах всех членов общества, все они имеют одно и то же естество, равны перед природой. В новеллах IV дня трагедия царственной Гисмонды уравнена с трагедией Симоны, которую нужда «заставляла добывать пропитание собственными руками». Чувственная любовь – непременный атрибут человеческой личности, без нее жизнь не может быть полной. Более того, именно любовь пробуждает в человеке человека.

Композиционный центр книги – I новелла V дня – показывает, как именно любовь делает человека человеком. Чимоне (буквально эта кличка означает скот) жил как скот вместе с животными, пока не увидел Ифигению, тогда «те совершенства, коими небо наделило его благородную душу, завистливый рок заточил в крохотном уголке его сердца и крепким вервием их привязал, Амур же оказался неизмеримо сильнее рока, и он это вервие распутал и, распутав, порвал». Чимоне, познав любовь, стал человеком, причем, одним из лучших людей своего времени – образованным, смелым и решительным, способным не только любить, но и бороться за свою любовь – путем самосовершенствования. Бывший скот Чимоне становится одним из самых обходительных, воспитанных и образованных людей, бывший безграмотный пастух стал книгочеем, поэтом и любомудром, а когда Ифигению похитили пираты, Чимоне проявляет решительность и смелость, присущие его современникам-гуманистам: он снаряжает корабль, бросается в погоню, вступает в схватку и возвращает свою возлюбленную, потом бежит из тюрьмы, похищает возлюбленную прямо со свадебного пира, и, вернувшись на Кипр, женится на ней.

5. Если обратиться к логике расположения новелл «Декамерона», то принцип обрамления прослеживается и в их последовательности: свободная тема новелл I дня находит продолжение в новеллах дня IX. Темы новелл II и III дней созвучны друг другу (преодоление превратностей судьбы благодаря случайностям или находчивости и упорству), как и темы VII и VIII дней (насмешки жен над мужьями и взаимные шутки мужей и жен). Композиционный центр книги – новеллы V дня находится в оппозиции к IV дню: новеллы V дня повествуют о счастливой любви, способной преодолеть все преграды и превратности судьбы, новеллы IV дня, напротив, рассказывают о трагической любви и гибели влюбленных под действием враждебных обстоятельств.

Непосредственно к композиционно выделенным новеллам V дня примыкают новеллы VI дня, не имеющие ни тематического аналога, ни тематического антипода. Именно на VI день «Декамерона» приходится гармонический центр книги по коэффициенту «золотого сечения». Тема новелл VI дня – остроумный ответ. Причем среди героев появлются старшие современники Боккаччо – гуманисты: поэт Гвидо Кавальканти, художник Джотто. Новелла о Джотто занимает центральное место – это пятая новелла VI дня, а новелла о Кавальканти знаменует развязку – торжество остроумия, образованности над бюргеровской ограниченностью, и занимает место IX. В новеллах VII и IX дней появлются сквозные персонажи художники Бруно и Буффальмако, которые подшучивают над простодушным Калайдрино, то убедив его в собственной беременности, то в похищении собственной свиньи.

Таким образом, девять дней «Декамерона» образуют относительно законченное композиционное единство с содержательно и композиционно выделенным центром, приходящимся на V и VI дни «Декамерона», в первом показан источник человечности в человеке, во втором – герои-современники, носители этой человечности в ее высшем словесном, творческом проявлении. Причем Джотто смеется как над собеседником, так и над собой, а Кавальканти не сочиняет стихи, а показывает превосходство ума поэта и гуманиста над ограниченным обывательским остроумием. При этом среди героев VI дня есть благородная дама и бедный повар, которым острота ума и красноречие помогли спасти честь и жизнь. Таким образом, не только любовь, но и владение красноречием, способность правильно выразить в слове свои намерения, мысли или чувства – еще одна черта, обнаруживающая человека в человеке и способствующая пробуждению человечности. Более того, остороумный ответ повара спасает его от гнева хозяина, который сначала имел намерение убить Кибио. Филологическая доминанта, присущая раннему гуманизму, находит выражение в приоритете красноречия, утверждаемого в новеллах VI дня «Декамерона».

Итак, девять дней «Декамерона» соединены внутренней тематической перекличкой и замкнуты в кольцо повтором I дня в IX. Но IX день не последний в «Декамероне». Принимая во внимание общую дидактическую, нравственную установку книги, новеллы X дня можно идентифицировать как мораль, как некоторое обобщение. Тема X дня – щедрость и великодушие. Новеллы, составлющие X день «Декамерона», объединяет принцип показа персонажа в развитии, причем динамика образа направлена от бесчеловечности, черствости, дурных намерений к преображению, обретению возможности простить, полюбить, помиловать другого человека. Основанием для этой динамики были не внешние обстоятельства, а благородный, великодушный поступок, совершенный другим человеком. Тит и Джизиппо готовы взять на себя вину в убийстве, чтобы спасти друг друга от казни, тронутый таким благородством убийца сам признается в содеянном, но властитель, пораженный их благородством, милует всех троих (VIII новелла X дня).

Открывается X день новеллой о невезучем рыцаре, «недолю» которого берется исправить испанский король, щедро наделяющий рыцаря дарами (сам бедняга из двух закрытых сундуков с золотом и с землей, конечно, указал на сундук с землей). Уже первая новелла показывает, что человек может занять место слепой Фортуны и исправить ее несправедливость, наградив достойных. Завершает X день знаменитая новелла о Гризельде, которая вызвала противоречивую реакцию у слушателей: дамы нашли, что испытания, которым супруг подверг Гризельду, слишком суровы. Та же мысль прозвучала и в заключительных словах рассказчика Дионео, не исключающего возможности другого развития событий, за которые бедную Гризельду едва ли можно было осудить: «Что можно сказать по этому поводу, как не то, что и в бедные хижины спускаются с неба божественные духи, как в царственные покои такие, которые были бы достойнее пасти свиней, чем властвовать над людьми? Кто, кроме Гризельды, мог бы перенести с лицом не только не орошенным слезами, но и веселым, суровые и неслыханные испытания, которым подверг ее Гвальтьери? А ему было бы поделом, если б он напал на женщину, которая, будучи выгнанной из его дома в сорочке, нашла бы кого-нибудь, кто бы так выколотил ей мех, что из этого вышло бы хорошее платье». Но завершала «Декамерон» история о смирении, терпении и добродетели, которые в конце концов были вознаграждены сполна.

6. Гуманистическая философия рассказчиков «Декамерона» и их исключительно «светская этика» получают законченные очертания в новеллах X дня, прославляющих идеалы любви, дружбы, благородства, щедрости, великодушия, которые рождаются не из аскезы, а из признания права на осуществление в каждой личности природного естества человека. Так возникает альтернативная гуманистическая система ценностей, основанная на снисхождении к человеческим слабостям, а не на христианском самоотречении, на признании человеческой индивидуальности, а не на растворении единичного во всеобщем. Эта гуманистическая этика направлена на восстановление гармонии в распадающемся старом мире, наделена правом и возможностью его преобразовать. В эпоху Трененто это преображение человека и мира казалось вполне осуществимым и не столь уж отдаленным, поэтому книгу Боккаччо переполняют юмор и оптимизм.

На русский язык книгу Боккаччо в 1891 г. перевел А.Н. Веселовский, он же в статье «Учители Боккаччио» показал источники фабул для новелл «Декамерона», а также дал сопоставительный анализ французских фаблио и новелл Боккаччо. Именно работы А.Н. Веселовского положили начало изучению наследия Боккаччо.

 

Терминологический аппарат

 

РЕНЕССАНСНЫЙ РЕАЛИЗМ – тип художественного мышления, который находит выражение в стремлении объективно и точно воссоздать картину действительности и место в ней человека. В современном литературоведении (А.А. Севастьянов, Н.Т. Пахсарьян) ставится под сомнение само существование реализма до реализма как феномена XIX в., поскольку те его элементы, которые традиционно выделяют у Боккаччо, Рабле или Шекспира, возникли на иных философских и эстетических основаниях, чем те же элементы художественной системы в реализме XIX века (См.: Пахсарьян Н.Т. XVII век как «эпоха противоречия»: парадоксы литературной целостности//Зарубежная литература второго тысячелетия. 1000-2000 – М., 2001. – С. 40-69). Однако термин пока существует и применяется к обозначению тех элементов художественной системы, которые соотносимы с точными и обобщающими подробностями быта и поведения человека в создаваемой художником картине жизни. Причем для художника реалистического склада творческая доминанта приходится на необходимость не самовыражения, а контакта с читателем, изменения состояния действительности путем воздействия на нее созданного им произведения. Собственно именно такие цели ставит перед собой Боккаччо во вступлении к «Декамерону».

ФАЦЕЦИИ – флорентийские анекдоты об обычных горожанах и знаменитых людях. Например, героем многих фацеций был Данте. Нередко фацеции были посвящены остроумному ответу, неожиданному выходу из затруднительного положения, как в новеллах VI дня «Декамерона», герои которого – художники, юристы, живописцы, т.е. гуманисты (это особенно важно, поскольку, по библейской символике, VI день – день человека). Их остроумие способствует разрешению конфликта, с помощью остроумного ответа герои отстаивают свою честь, спасают жизнь и даже пробуждают человечность и великодушие в своих оппонентах.

ФАБУЛА – фактическое содержание произведения, события, действия, состояния персонажей в их причинно-следственной и хронологической последовательности. В этом смысле фабула отличается от сюжета, который представляет собой события, выстроенные с точки зрения их художественной целесообразности, согласно воле автора.

ОКТАВА – строфа из восьми строк, первые шесть из которых связаны перекрестной рифмой, а последние две – смежной. Изобретателем октавы считается Дж. Боккаччо. Развилась в итальянской поэзии XIV в., стала традиционной строфой стихотворного эпоса итальянского и испанского Возрождения («Неистовый Роланд» Л. Ариосто, «Освобожденный Иерусалим» Т. Тассо, «Лузиады» Л. ди Камоэнса). Из русских октав следует назвать «Домик в Коломне» А.С. Пушкина.

УТОПИЯ – буквально – место, которого нет; в литературе – проект идеального общественного устройства, основанного на добре, равенстве, справедливости и свободе; произведение, показывающее идеальное государство в целом через описание, а не через судьбы отдельных героев.

ОБРАМЛЕНИЕ – композиционный прием, представляющий собой рассказ в рассказе; встроенное повествование, иногда система обрамлений может быть более сложной (двойная композиционная рама в «Декамероне» Боккаччо или тройная в «Сороке-воровке» А.И. Герцена).

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ – способ истолкования художественного произведения, определяемый личным опытом, ассоциациями читателя-интерпретатора, в современной науке используют иногда термин «прочтение».

РЕМИНИСЦЕНЦИЯ – присутствие в виде намека, настроения, мотива, темы более раннего или современного художественного произведения в тексте произведения нового.

 

Рекомендуемая литература

 

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

Основная

 

1. Боккаччо Дж. Декамерон. – М. 1970. (БВЛ).

 

Дополнительная

 

1. Боккаччо Дж. Малые произведения. – Л., 1975.

2. Боккаччо Дж. Фьяметта. Фьезоланские нимфы. – М., 1968.

 

УЧЕБНАЯ

 

Основная

1. Мелетинский Е.М. Историческая поэтика новеллы. – М.,1990.

2. Смирнов А.А. Джованни Боккаччо//Джовании Боккаччо. Фьяметта. Фьезоланские нимфы. – М., 1968.

3. Холодовский Р.И. Декамерон. Поэтика и стиль. – М., 1982.

 

Дополнительная

 

1. Санктис Ф. де История итальянской литературы: в 2 т. – М., 1963. Т.1.

2. Дживелегов А.К. Очерки итальянского Возрождения. – М., 1929.

 

Письменные задания

 

1. Что объединяет автора и рассказчиков в «Декамероне»?

2. Каково соотношение заголовка и подзаголовка в «Декамероне» Дж. Боккаччо?

3. Какова логика расположения новеллв «Декамероне», чем она продиктована?

4. Найдите, применив коээфициент «золотого сечения», гаромонический центр «Декамерона» и проанализируйте его значение.





загрузка...
загрузка...