История зарубежной литературы. Средние века и Возрождение

ПРАКТИЧЕСКИЙ КУРС

Тема 4. «Гамлет» У. Шекспира. Проблема соответствия человека и эпохи

Но продуман распорядок действий,

И неотвратим конец пути.

Я один, все тонет в фарисействе.

Жизнь прожить – не поле перейти.

Б. Пастернак. «Гамлет»

ПЛАН

 

1. Театр времен Шекспира. Соотношение сцены и зала, зрителя и актера, драмы и действительности. Театральная концепция шекспировского «Глобуса». Театр и жизнь в современной психологии, литературе и театральной критике. Театральность как эстетическая и общекультурная категория.

2. Трагедия как драматургический жанр. Жанровый канон и основные принципы формирования художественного содержания. Суть трагического конфликта.

3. Трагический период творчества Шекспира. Способы выражения трагического мироощущения.

4. Трагедия Шекспира «Гамлет»:

а) источники трагического сюжета;

б) соотнесение мифологического и исторического в событийной сфере и в структуре характеров;

в) особенности конфликта трагедии, прикрепленность героев ко времени.

5. Роль игры и актерства в нравственно-философском содержании трагедии:

а) группировка действующих лиц по принципу играющих роли и естественных в своем поведении, причины, побуждающие героев к исполнению ролей;

б) композиционный центр трагедии – пьеса «Убийство Гонзаго» («Мышеловка», «Петля»), ее сюжетное и нравственно-философское значение;

в) актерство, маска, роль по отношению к истине, проблемы возможности установления истины.

6. Гамлет как трагический герой:

а) причины длительного бездействия Гамлета. Гамлет и Лаэрт, Гамлет и Фортинбрас, Гамлет и Горацио. Дифференциальные и интегральные признаки;

бажается, какими причинами порождена, может ли быть оправдана;

в) две концепции образа Гамлета.

7. Русские переводы «Гамлета».

8. «Гамлет» на сцене театра и в кино.

 

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ

 

«Гамлет» открывает новый век. Трагедия написана в 1600-1601 гг. «Гамлетом» открывается эпоха «великих трагедий» в творчестве Шекспира. Вместе с тем именно «трагический период» в творчестве Шекспира, равно, как и великий роман Сервантеса, подводят итоги Возрождения, полностью обнажая сильные и слабые стороны ренессансного гуманизма. Давая характеристику своему отцу, Гамлет прибегает к гуманистической формуле, по которой высшей похвалой для человека могло стать само слово «Человек». Горацио вспоминает о Гамлете старшем: «Его я помню; истый был король». Гамлет отвечает: «Он человек был, человек во всем;//Ему подобных мне уже не встретить» (здесь и далее цитируется перевод М. Лозинского). Конфликт трагедии античности изображал столкновение Человека и Рока, показывал невозможность свободного выбора, непреодолимую власть судьбы. Единственная возможная в этом конфликте победа для человека – это не преодоление всемогущего Рока, а достойное противостояние неизбежности, принятие и искупление своей вины. Позже Г. Шеллинг назовет эту единственно возможную для трагического героя победу нравственной. Сила человека обнаруживается не в победе, а в сохранении достоинства в поединке с судьбой, из которого человек не может выйти победителем. В «великих трагедиях» Шекспира трагическое начало заключается не в роковой обреченности героя, а как раз в возможности свободного выбора: следовать фатально определенному типу поведения или отказаться от него.

Внешняя сюжетная канва трагедии «Гамлет» соответствует жанру трагедии мести, в которой целью героя является восстановление справедливости и возвращение трона, его действия санкционированы феодальным правом и героическим эпическим представлением о рыцарской чести. Он может быть одиноким и преданным всеми, но он всегда глубоко убежден в правильности и справедливости своих действий. Напротив, не совершать убийства из мести означает для такого трагического героя проявить слабость, бесчестие. Обычно герой может надеяться только на собственные силы, собственную решимость, собственный меч и некоторое, только ему открытое, тайное знание. Завязка Гамлета отвечает именно этой традиции. Более того, действия героя, мстящего преступнику, не только возвращают трон, принадлежащий ему по праву, но восстанавливают мировую гармонию. Правильность этих действий неоспорима во всемирном масштабе. Справедливое мщение находит поддержку у народа. Этот элемент трагедии мести тоже присутствует в «Гамлете»: Клавдий решает убить принца тайно, на чужой земле, именно потому, что опасается мятежа, поскольку, как замечает король, «Однако же быть строгим с ним нельзя;//К нему пристрастна буйная толпа...» Одна из параллельных сюжетных линий в трагедии, связанная с Лаэртом, показывет, как тот, решив отомстить за отца, поднимает народный мятеж и готов захватить дворец:

 

Сам океан, границы перехлынув,

Так яростно не пожирает землю,

Как молодой Лаэрт с толпой мятежной

Сметает стражу. Чернь идет за ним;

И, словно мир впервые начался,

 

Забыта древность и обычай презрен –

Опора и скрепленье всех речей, –

Они кричат: «Лаэрт король! Он избран!»

Взлетают шапки, руки, языки:

«Лаэрт будь королем, Лаэрт король!»

 

Надо полагать, что Гамлет как законный наследник трона, несправедливо обойденный Клавдием, нашел бы у народа еще большую поддержку, чем Лаэрт. Народ, очевидно, хочет сместить короля-самозванца, и, конечно, поддержал бы покойного сына короля, который попросил помощи в осуществлении справедливой мести за отца, если даже Лаэрт, не имеющий к трону отношения, получает такую поддержку у народа, только потому, что действует справедливо. Таким образом, действия Гамлета-мстителя не нуждаются в оправдании, они априори законны, правильны и желаемы. Гамлету достает решимости убить Полония, Гамлету достаточно смекалки, чтобы разыграть безумие, подстроить смерть Розенкранца и Гильденстер-на вместо своей собственной, подменив письма, адресованные в Англию; Гамлет прекрасно владеет рапирой и кинжалом: в начале поединка с Лаэртом, когда Гамлет задевает противника (тоже хорошего фехтовальщика), король замечает: «Наш сын//Одержит верх». Таким образом, у Гамлета есть все, чтобы стать героем трагедии мести. Но Гамлет – человек уже иной эпохи, новой исторической формации, в которой гармония в мире не может быть восстановлена через убийство, в которой не действует формула феодальной мести «око за око, зуб за зуб», а единая мера человечности определяет отношение ко всем людям и направлена она на пробуждение ответной человечности. Лаэрт, раненный отравленным клинком, признается Гамлету, что рапира и питье отравлены королем, обнаруживая при всех измену и коварство Клавдия. Тем самым Лаэрт развязывает Гамлету руки для совершения справедливого возмездия, а не родовой, фамильной мести. Причем собственную смерть Лаэрт расценивает как кару за свое же вероломство:

 

В свою же сеть кулик попался, Озрик;

Я сам своим наказан вероломством.

 

Умирая, Лаэрт раскаивается и в своем обмане и во вражде к Гамлету:

 

Простим друг друга, благородный Гамлет.

Да будешь ты в моей безвинен смерти

И моего отца, как я в твоей!

 

Гамлет отвечает:

 

Будь чист пред небом! За тобой иду я. –

Я гибну, друг.

 

Несколько ранее, сравнивая свою судьбу с судьбой Лаэрта, Гамлет говорил Горацио:

 

В моей судьбе я вижу отраженье

Его судьбы; я буду с ним мириться...

 

Способность раскаяться, признаться от чистого сердца, попросить прощения и простить – это высшие проявления человечности. Прощение Лаэрта вызывает ответное прощение Гамлета, тем более значимое, что совершается оно у гробового входа: раскаявшаяся и прощенная душа должна теперь обрести райские кущи. Король Гамлет умер иначе и обречен на муки чистилища:

 

Я скошен был в цвету моих грехов,

Врасплох, непричащен и непомазан,

Не сведши счетов, призван был к ответу

Под бременем моих несовершенств.

 

Когда Гамлет видит молящегося Клавдия, он было обнажает меч для мщенья, но передумывает, так как убив молящегося злодея, он отправит его на небо, в то время, как убитый отец томится в Чистилище.

Гамлет стремится пробудить совесть королевы, придя на зов матери, пока не обнаруживает обман и подслушивание; Гамлет меняет интонацию беседы с Офелией, когда замечает, что она подослана отцом и Клавдием, и они подслушивают их разговор. Обрадовавшись сначала появлению университетских друзей Розенкранца и Гильденстерна, Гамлет замыкается в себе, когда узнает, что за ними посылал король, а привели их в Данию не старая дружба и не желание утешить товарища в печали. Стремясь пробудить чувства, воззвать к совести, Гамлет везде встречает обман и лицемерие, тайную слежку и интриги. Окружающие Гамлета люди заставляют его усомниться в ренессансном принципе «Человек – венец творения». Гамлет произносит монолог, воспроизводящий хвалу человеку: «Что за мастерское создание – человек! Как благороден разумом! Как беспределен, в своих способностях, обличиях и движениях! Как точен и чудесен в действии! Как он похож на ангела глубоким постижением! Как он похож на некоего бога! Краса вселенной! Венец всего сущего! А что для меня эта квинтэссенция праха? Из людей меня не радует ни один, нет, также и ни одна...» Проблема, очевидно, состоит в том, что общая хвала человеку, гимн человеческому достоинству, справедливые, по отношению к покойному королю, абсолютно неприменимы ни к одному из людей, окружающих Гамлета.

Сомнения Гамлета и необходимость выбора между феодальной формулой справедливой родовой мести «око за око» и ренессансным принципом человечности, снисходительности и прощения обусловлены кризисом гуманистической мысли. Абстрактное прославление человека и признание его достоинств, вера в неограниченность возможностей и утверждение столь же неограниченных прав и свобод нового человека наталкивалось на несоответствие конкретным прецедентам и даже нормам и правилам человеческого поведения. Едва ли гуманистические формулы можно было применить к Клавдию и Полонию, но при этом оба продолжали оставаться людьми и на них тоже распространялся гуманистический принцип неприкосновенности человеческой жизни без вмешательства суда и закона. Призрак говорит Гамлету: «Убийство гнусно, по себе...»

«Гамлет» – не трагедия мести, а трагедия выбора между новым ренессансным типом поведения и прежним феодальным. Конфликт «Гамлета» определяется столкновением двух исторических эпох, двух типов нравственности, двух концепций справедливости, двух представлений о путях установления мировой гармонии. С позиций феодального права только месть ведет к восстановлению гармонии в мире, с позиций гуманистической этики убийство не может способствовать установлению справедливого миропорядка. Как бы ни поступил Гамлет, его действия оказываются ложными и неправильными либо с позиций уходящей феодальной, либо новой, устанавливающейся нравственной системы. Именно поэтому Гамлет – трагический герой, для которого нет выхода из сложившихся обстоятельств, кроме собственной гибели.

Гамлет все же совершает месть, но она имеет следствием не установление гармонии, а полный распад мира и гибель всех участников действия. Герой берет на себя трагическую вину – совершает убийство, но и все остальные герои трагедии несут расплату за совершенные ими деяния: Лаэрт за вероломство, королева за измену, Розенкранц и Гильденстерн за предательство. Единственные герои, не замешанные в кровавой развязке – Гораций, которому доверена роль свидетеля и хранителя истины, и Фортинбрас, единственный из трех сыновей, потерявших отцов (Лаэрта, Гамлета и себя самого), кто не мстит за смерть отца и, таким образом, живет и действует уже в новой эпохе по новым законам. Но Фортинбрас при этом отнюдь не совершенный герой, соответствующий концепции гуманистического идеала. Та война, которую он ведет с Польшей, не заключает в себе ничего ни подлинно великого, ни тем более гуманного. Капитан говорит Гамлету о том, ради чего ведется война:

 

Сказать по правде и без добавлений,

Нам хочется забрать клочок земли,

Который только и богат названьем.

За пять дукатов я его не взял бы

В аренду. И поляк или норвежец

На нем навряд ли больше наживут.

 

Гамлет отчетливо видит абсурдность этих военных действий, оправданных однако принципом рыцарской чести, но бессмысленных как с рационалистических позиций здравого смысла, так и с общегуманистических позиций:

 

Две тысячи людей

И двадцать тысяч золотых не могут

Уладить спор об этом пустяке!

Вот он, гнойник довольства и покоя:

Прорвавшись внутрь, он не дает понять,

Откуда смерть.

 

«Гамлет» – трагедия распада связи времен, трагедия переломной, кризисной исторической эпохи. Это прекрасно осознает сам думающий и рефлектирующий герой, видящий свою миссию не в мести, не в наследовании трона, а в восстановлении связи распавшегося единства времени. «Век расшатался – и скверней всего//Что я рожден восстановить его», – говорит Гамлет. Но, понимая несовершенство уходящей эпохи, несостоятельность философии мести, Гамлет прекрасно видит также абстрактность и утопичность идеалов эпохи новой. «Гамлет» – трагедия, в которой отразился кризис гуманистической мысли, сомнения в совершенстве человеческой природы и в гуманности последствий данных человеку свобод и прав, раскрывающих и реализующих его возможности. Этими горькими сомнениями проникнута и трагедия «Макбет», герой которой осуществил свое право на полную и неограниченную свободу, превратившись в чудовищного злодея.

 

Терминологический аппарат

 

КОНФЛИКТ – столкновение противоположных интересов, мировоззрений, важнейший компонент драмы как рода литературы.

ДРАМА – 1) как род литературы – обобщенный тип словесного творчества, совокупность произведений; построенных на особом соотношении человека и мира в создаваемых художником картинах жизни, которое находит выражение в действии и конфликте; 2) как вид (жанр) – пьеса с острой интригой, напряженным действием, психологически глубоким конфликтом. Жанр драматического произведения определяется в первую очередь, исходя из характера конфликта.

ТРАГЕДИЯ – драматическое произведение, конфликт которого обусловлен столкновением двух исторических эпох, двух типов нравственности, развитие конфликта делает неизбежной в финале гибель главного героя, нравственно опережающего свое время.

ИСТОРИЗМ – один из художественных принципов реализма, связанный с восприятием и изображением действительности, как изменяющейся и закономерно развивающейся во времени, способ познания и изображения действительности и человека в конкретно-исторических условиях в аспекте детерминированности характера этими условиями и его постоянного взаимодействия с ними.

 

Рекомендуемая литература

 

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

 

Основная

1. Шекспир У. «Гамлет» в русских переводах/сост. и предисл. И.О. Шайтанова. – М., 1994.

2. Шекспир У. Сонеты/сост. А.Н. Горбунова; предисл. и ком-мент. А.А. Аникста, послесл. А.Л. Зорина. – М., 1984.

 

Дополнительная

 

1. Шекспир У. Полн. Собр. соч.: в 8 т./сост. и вступ. ст. И.О. Шайтанова. – М., 1992-1994, 1997.

2 Шекспир У. Трагедии. Сонеты. – М., 1968 (БВЛ).

 

УЧЕБНАЯ

 

Основная

 

1. Аникст А.А. Трагедия У. Шекспира «Гамлет». – М., 1975.

2. Аникст А. Шекспир: Ремесло драматурга. – М., 1974.

3. Комарова В.П. Личность и государство в исторических драмах Шекспира. – Л., 1977.

4. Комарова В.П. Метафоры и аллегории в произведениях Шекспира. – М., 1989.

5. Морозов М. М. Шекспир. – М., 1956.

6. Пинский Л.Е. Шекспир. Основные начала драматургии. – М., 1971.

7. Холлидей Ф.Е. Шекспир и его мир. – М., 1986.

8. Шайтанов И.О. Шекспир Уильям//Энциклопедия литературных героев. Зарубежная литература: Возрождение; Барокко; Классицизм. – М., 1988. – С. 508-693.

9. Шведов Ю.Ф. Эволюция шекспировской трагедии. – М., 1975.

 

Дополнительная

 

1. Левин Ю.Д. Шекспир прусская литература XIX века. – М., 1988.

2. Урнов М.В., Урнов Д.М. Шекспир. Движение во времени. – М., 1968.

3. Урнов М.В., Урнов Д.М. Шекспир. Его герои и время. – М., 1964.

4. Шекспир в меняющемся мире. – М.; 1966.

 

Письменные задания

 

1. Дайте определение понятий: театр, театральность, драма, условность, трагедия, трагическое, параллелизм, удвоение, историзм, принцип объективности, ренессансный реализм, мифологическое и историческое, резонер, вечный образ, прочтение, трактовка.

2. Прочитайте стихотворения М. Цветаевой «Офелия – Гамлету», «Офелия – в защиту королевы», «Диалог Гамлета с совестью». В чем, по мнению М. Цветаевой, состоит истинная трагедия Гамлета? Каково ваше мнение?

3. Прочитайте цикл стихотворений А. Ахматовой «Читая Гамлета». Какую трактовку вечного образа предлагает поэт? Какие еще интерпретации образа Гамлета в русской литературе вам известны?

4. Что, по вашему мнению, позволило образу Гамлета стать вечным: особенности генезиса, шекспировская трагедия, нечто иное?

5. Прочитайте статью И.С. Тургенева «Гамлет и Дон Кихот». Что, на ваш взгляд, дает право объединить этих, казалось бы, диаметрально противоположных героев?





загрузка...
загрузка...