История зарубежной литературы. Средние века и Возрождение

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ КУРС. КОНСПЕКТЫ ЛЕКЦИЙ

Тема 2. Категории средневековой культуры

Души готической рассудочная пропасть...

О. Мандельштам

 

ПЛАН

 

1. Культура как социофилософское понятие.

2. Универсальные категории культуры.

3. Средневековая культура как единое целое: а) вопрос о культурной доминанте.

4. Картина мира средневекового человека:

а) категория пространства;

б) категория времени.

5. Категории судьбы и свободы. Место человека в средневековой модели мира.

 

КОНСПЕКТ

 

1. Культура – форма человеческой деятельности. Культура может реализовываться в различных областях поведения и сознания, характеризовать способ жизнедеятельности индивида, социальной группы или общества в целом. Культура определяет своеобразие отдельных периодов в истории человечества, этнических и национальных общностей. Культура – система ценностей и идей, различающихся у социальных слоев в пределах одного исторического периода или же у разных исторических эпох. Культура – знаковая система, специфический язык категорий и символов, объединенных в целостное иерархически организованное единство.

2. Своеобразие культуры определяется сочетанием универсальных, вечных категорий (времени, пространства, судьбы, свободы, добра, справедливости), которые каждая новая эпоха наполняет индивидуальным содержанием, и специфических культурных ценностей, вырабатываемых конкретной исторической эпохой.

3. Средневековая культура характеризуется парадоксальностью и целостностью, кроме того, крайней условностью и неточностью. Меры длины – шаг (от 50 до 75 см), локоть (50-54,5 см – такой была длина «ниломера», образцового для мусульманских стран «черного локтя», хотя так называемый суконный локоть имел амплитуду от 68 до 106 см) были весьма приблизительными, равно как и принятые у военноначальников и рыцарей – длина полета стрелы или арбалесте (arbaleste) – дальность выстрела из арбалета, равная приблизительно 240 м. Разумеется, стрела, пущенная из лука Робин Гуда, летела дальше, чем стрела любого охотника, что и нашло отражение в соревнованиях лучников, описанных в романе B. Скотта «Айвенго». Определение времени тоже было неточным. Приборы для его измерения (водяные часы – клепсидра или солнечные – гномон) на протяжении всего Раннего Средневековья в Европе изготавливать не умели, их привозили из Византии и из стран арабского мира. Такие часы были диковинкой, большой редкостью. Так, в одной из хроник времен Карла Великого с воторгом отмечен тот факт, что Карл получил в подарок от арабского халифа Харунар-Рашида клепсидру (Клепсидра//Средневековый мир в терминах, именах и названиях/сост. Е.Д. Смирнова, Л.П. Сушкевич, В.А. Федосик. – Минск, 1999. – C. 176-177.). Час имел разную протяженность днем и ночью, самое глухое время ночи, когда нечистая сила угрожала человеку, приходилось на интервал между полуночью и тремя часами утра – время третьей стражи на городских стенах. В эти часы Гамлет встречает призрака своего отца, а Валерий Брюсов называет так свой поэтический сборник («Tertia Vigilia», 1900) и показательно открывает его исповедью об услышанном им из тьмы голосе. В период Зрелого Среднековья сутки стали делить на восемь канонических часов, но при этом возникали часы «промежуточные».

В качестве ответчика к суду могли привлекаться животные или же неодушевленные предметы, традиционной практикой был судебный поединок или испытание огнем или водой: считалось, что Бог дарует победу правому и оградит невиновного. Так, в «Песни о Роланде» суд над Ганелоном завершается поединком храброго Тьерри, который защищает честь Роланда и выступает со стороны императора Карла, и родственника Ганелона – могучего Пинабеля, и Бог дарит победу правому. Судебным поединком, призванным восстановить доброе имя и честь дочерей Сида, завершаются кортесы в «Песни о Сиде», вновь Бог ведет к победе соратников Сида Педро Бермудеса и Мартина Антолинеса, заступившихся за несправедливо обиженных. В легенде о Тристане и Изольде и ее средневековых романных обработках (Беруля и Томаса) есть эпизод испытания огнем: Изольду обвиняют в измене и ведут к костру, если королева невиновна – раскаленное железо не причинит ей вреда. Королеве нужно перейти через ручей, и Тристан, переодевшийся нищим, переносит ее на другой берег, пока придворные мешкают. Изольда, подойдя к пылающему костру, говорит, что в своей жизни была в объятиях только двоих мужчин – своего супруга короля Марка и этого убогого нищего, который перенес ее через ручей, и смело берет в руки раскаленное железо. На руке Изольды не остается ожогов, ее чистота доказана супругу и придворным, а между тем Изольда не солагала и Богу, поскольку действительно знала только объятия супруга и своего возлюбленного Тристана. В Нидерландах малорослые и хрупкие женщины подозревались в колдовстве: их взешивали в специальной палате весов и, найдя вес меньше предусмотренного для благочестивой дородной голландки, связывали предполагаемых ведьм и бросали в каналы Амстердама; если несчастным удавалось выпутаться, они доказывали свою непричастность к колдовству.

Средневековая культура мало поддается расчленению. В ее развитии значительную, а подчас и определяющую роль играла церковь. В картине мира и знаний средневекового человека ведущее место занимает богословие – обобщение социальной и духовной деятельности человека, науки, экономики и права. Богословие давало общезначимую знаковую систему, в терминах которой члены средневекового общества осознавали себя и свой мир и находили всему сущему объяснение и обоснование. А.Я. Гуревич указывает, что и «средневековое миросозерцание отличалось цельностью, – отсюда его специфическая недифференцированность, невычлененность отдельных его сфер. Отсюда же проистекает и уверенность в единстве мироздания. Подобно тому, как в детали готического собора находила выражение архитектоника всего грандиозного сооружения, подобно тому, как в отдельной главе богословского трактата может быть прослежен конструктивный принцип всей «Теологической суммы», подобно тому как в индивидуальном событии земной истории видели символ событий священной истории, т.е. во временном ощущали вечное, – так и человек оказывался единством всех тех элементов, из которых построен мир, и конечной целью мироздания. В малой частице заключалось вместе с тем и целое; микрокосм был своего рода дубликатом макрокосма» (Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М., 1972. – С. 25.).

Цельность мироздания и миросозерцания, однако, не отменяла противоречивости Средневековья. Как подчеркивает А.Я. Гуревич, «контрасты вечного и временного, священного и греховного, души и тела, небесного и земного, лежащие в самой основе этого миросозерцания, находили основу в социальной жизни эпохи – в непримиримых противоположностях богатства и бедности, господства и подчинения, свободы и несвободы, привилегированности и приниженности. Средневековое христианское мировоззрение «снимало» реальные противоречия, переводя их в высший план всеобъемлющих надмировых категорий, и в этом плане разрешение противоречий оказывалось возможным при завершении земной истории, в результате искупления, возвращения мира, развертывающегося во времени, к вечности.

Поэтому богословие давало средневековому обществу не только «наивысшее обобщение», но и «санкцию», оправдание и освящение» (Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М., 1972. – С. 25.). Определяющие картину мира категории времени-пространства, таким образом, тоже интерпретировались относительно Бога и церкви.

4. Как культурная категория понятие пространства складывается под влиянием ряда обстоятельств: отношений людей к природе, способа производства, характера коммуникаций, особенностей господствующих идеологических и религиозных постулатов. В эпоху Раннего Средневековья человек еще не полностью выделял себя из мира природы, поэтому у него не могло возникнуть эстетического отношения к природе, абстрактного любования ею. Невыделенность человека из мира природы нашла отражение в образе «гротескного тела». Пространственные представления средневекового человека носили символический характер: понятия добра и зла, благостного и греховного, божественного и мирского соединились с понятиями верха и низа, сторонами света и частями пространства. Символом и центром мира становится собор. Пространство средневекового мира – замкнутая система со священными центрами и мирской периферией. Центром мира выступает папский престол в Риме, поэтому «все дороги ведут в Рим», центром города – собор, поэтому к нему, как лучи к солнцу, сходятся все городские улицы, поэтому любая дорога должна вести к храму, иначе она теряет свое назначение. Реальное же представление о пространстве в Средние века отличалось неточностью и неопределенностью.

5. Понятие времени отделено от понятия вечности. Время поддается измерению, вечность неизмерима. Время сотворено и имеет начало и конец, между, которым, протекает история земных царств. Вечность – атрибут Бога. Человек из времени стремится перейти в вечность. Человек не властен над временем, оно принадлежит Богу. Течение времени глубоко индивидуально, зависит от образа жизни человека, от его сословия и места жительства. Жизнь человека разворачивается в двух планах: событий земной жизни и осуществления божественного предначетания. А история мира движется от Рождества Христова к Страшному Суду. В оставшийся до трагического исхода срок необходимо позаботиться о спасении души, собственно, краткий срок земной жизни дан человеку не для того, чтобы вкусить радости жизни или утвердить свою неповторимую индивидуальность, а для того, чтобы достичь максимального слияния со своей социальной группой, полнее воплотить предписанный ее правилами и нормами образ жизни, максимально приблизиться к идеалу праведника в миру (для светского человека) или во Христе (для воцерковленного). Единственным предназначением земного бытия человека выступает самоограничение, отказ от порывов бренной греховной плоти, покаяние и молитва, единственной целью – спасение своей бессмертной души, поскольку земная жизнь – лишь краткий пролог перед жизнью вечной, небесной.

6. Регулятивный принцип Средневекового мира – Бог, мыслимый как высшее благо: ему же подчинена и личность человека. Человек получал возможность спасения, отказываясь от собственной индивидуальности, соблюдая верность божественному закону, исполняя свое жизненное предназначение как роль, предписанную Богом. Социальная роль человека рассматривалась как его призвание. Человек обозначался метафорой сосуда, наполняемого по высшей воле определенным содержанием. Истинная суть человека – тайна, смысл которой скрыт от него. Человек еще не осознает себя как процессуально развивающуюся личность, его суть задана изначально, а жизнь – смена возрастных состояний от детства до старости. Свобода личности осуществлялась в самоотрицании, самоутверждение – в самоуничижении. Слепой Фортуне, произволу случая Средневековье противопоставляет веру в осмысленное действие Провидения. Уже Боэтий в «Утешении Философией» определял фатум как подчиненное Провидению начало. Для Средневековья неоспоримы две истины: «Неисповедимы пути Господни» и «Все в руках Божиих».

 

Терминологический аппарат

 

КАТЕГОРИЯ – общее, фундаментальное понятие, выражающее связи явлений реальной действительности и ее отражение в конкретных формах познания, в том числе и эстетического отражения и познания действительности.

КАРТИНА МИРА, МОДЕЛЬ МИРА – понятия близкие, но не тождественные: первое отражает реальное соотношение человека и мира в конкретную историческую эпоху, второе – то же соотношение, искусственно воссоздаваемое в языке, науке, художественном произведении.

ЗНАК – предмет, выступающий представителем другого предмета.

ЗНАКОВАЯ СИСТЕМА – упорядоченная совокупность знаков или символов.

СЕМИОТИКА (СЕМИОЛОГИЯ) – комплекс научных теорий, изучающих различные свойства знаковых систем (естественных и искусственных языков, например).

СЕМАНТИКА – раздел науки, изучающей смысл знаков или других отдельных элементов системы, структуры.

СИНТАКТИКА – исследование взаимосвязи между элементами конкретной структуры.

ПРАГМАТИКА – изучение взаимосвязи и системы отношений между знаковой системой и ее пользователями.

 

Рекомендуемая литература

 

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

 

1. Боэтий. Утешение Философией//Поздняя латинская поэзия. – М., 1982. – С. 603-609.

2. Августин Блаженный. О граде Божием. Т. 3-4//Августин Блаженный. Творения: в 4 т. – СПб.; Киев, 1998.

 

УЧЕБНАЯ

 

Основная

1. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М., 1972, 1984.

2. Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. – М., 1990.

3. Лосев А.Ф., Шестаков В.П. История эстетических категорий. – М., 1965.

Дополнительная

1. Багно В.Е. Зарубежная архитектура в русской поэзии конца XIX – начала XX века//Русская литература и зарубежное искусство. – Л., 1986. – С. 156-189.

2. Всемирная история живописи. Документальный сериал. Ч. 1. Сквозь завесу времени. Герой идет вперед. Век гениев. По обе стороны Альп//ВВС. DVD коллекция.

3. Загадки Иеронима Босха. ВВС//Загадки и искусство Средневековья. DVD.

4. Замки. Документальная серия. Захватывающее путешествие по призрачному Средневековью//DiscoverV. DVD.

5. Фулканелли. Тайны Готических соборов – М.: Рефл-бук: Ваклер, 1996.

6. Художественный язык Средневековья. – М., 1982.

7. Цивьян Т.В. Лингвистические основы балканской модели мира. – М., 1990.

8. Яковлева К.С. Фрагменты русской языковой картины мира. – М., 1993.

9. Ястребицкая К.Л. Западная Европа XI-XIII вв.: Культура. Быт. Костюм. – М., 1978.

 

Вопросы для самоконтроля

 

1. Распределите перечисленные ниже понятия и афоризмы по принципу принадлежности к эпохам античности или Средневековья: орхестра, агиография, гекзаметр, компендий, проповедь, теология, сеньор-вассал, раб-свободный, витраж, собор, Фортуна, паллиата, Провидение, «роман ... до романа», «Неисповедимы пути господни», эпиталама, «Познай самою себя», стоицизм, симультанная живопись, искушение, аскетизм, «Боги посылают людям несчастья, чтобы им было о чем петь в будущем», дьявол, эпикуризм.

2. Как можно истолковать применительно к эпохе Средневековья известное высказывание Леопольда фон Ранке: «Каждая эпоха находится в непосредственном отношении к Богу»?





загрузка...