Готовые домашние задания по литературе 10 класс

И .А. ГОНЧАРОВ

1. Особенности Гончарова-художника:

1) Творческий мир Гончарова не затронула бурная общественная жизнь 60-х годов XIX в.

2) Уравновешенность и трезвость взглядов отличают творческую манеру писателя.

3) Переломные годы середины XIX в. вызывают у писателя настороженность, т. к. изменения, по мнению Гончарова, несут утрату многих основополагающих ценностей.

4) В произведениях, с точки зрения писателя, должны создаваться «устойчивые типы», которые являются отражением долгих и многих повторений ситуаций и характеров и в силу этого становятся известными всем.

5) Конфликт между патриархальным и буржуазным укладом русской жизни становится главенствующим для творческого сознания писателя и находит свое отражение во всех его трех романах.

6) Гончаров не отличается дидактизмом и назидательностью, он лишь объективно обрисовывает жизнь и тем позволяет читателю самому сделать выводы.

7) Исчерпывающая полнота создаваемого писателем образа, при которой освещаются все стороны характера персонажа.

2. Холодная встреча, устроенная светским дядюшкой для своего племянника из провинции подобна ледяному душу, который сразу отрезвляет юношеский романтизм Александра Адуева: «Так вот как здесь, в Петербурге... если родной дядя так, что ж прочие?» Сарказм и язвительность по отношению к бывшим родственникам и знакомым переходит порой в устах Адуева-старшего в откровенную брань («У вас еще не перевелись такие ослы?» — любопытствует он у племянника.) Наставления Петра Адуева учат максималиста Александра рассчитывать только на самого себя, точно знать, чего ты сам хочешь. В этом новом мире нет места мечтам: «Вы помешались на любви, на дружбе да на прелестях жизни, на счастье; думают, что жизнь только в этом и состоит: ах да ох! Плачут, хнычут да любезничают, а дела не делают...» Сам когда-то переболевший теми же «недугами», Петр Адуев давно стал прагматиком, чему пытается научить и Александра: «Да! матушка просила снабжать тебя деньгами... Знаешь, что я тебе скажу: не проси у меня их: это всегда нарушает доброе согласие между порядочными людьми. Впрочем, не думай, чтоб я тебе отказывал: нет, если придется так, что другого средства не будет, так ты, нечего делать, обратись ко мне... Все у дяди лучше взять, чем у чужого, по крайней мере без процентов». Первые впечатления Александра противоречивы, многое из сказанного дядей он просто не понял, а в другое никак не мог поверить, Даже любовь, эти, по мнению Александра, «святые волнения», воспринимаются рационалистичным Петром Адуевым как «приятное развлечение, только не нужно слишком предаваться ему, а то выйдет вздор». И уж совсем насмешкой выглядит применение, которое нашел дядя для творческих опусов Александра. Спор о таланте и творческой личности раскрывает основополагающие противоречия между героями: Александр претендует на исключительность причисляя себя к творцам, а дядюшка утверждает, что «поэт не небожитель, а человек ... как другие». Адуев-младший напуган непривычным для него столичным бытом, подавлен сознанием ничтожности того места, которое ему предложено, сельскохозяйственной тематикой переводов, которые ему нашел дядюшка. Но постепенно столь различные между собой' Петр и Александр Адуевы начинают находить общий язык. Интересно, что в позиции каждого из героев есть свое рациональное зерно, но как в мировосприятии Александра слишком много сладкой романтики и восторженности, оторванной от реальной действительности, так и в мироощущении Петра Адуева избыточны приземленность и сухой расчет.

3. Разговор Александра Адуева с Лизаветой Александровной вносит в конфликт произведения новый смысл. После размышлений об истинности чувств Лизавета приходит к очень важному выводу: «Как мало понимают оба они, да и большая часть мужчин, истинное чувство! И как я понимаю его! — думала она, — а что пользы? Зачем? О, если б...» И миру Александра, и миру Петра не хватает той гармонии жизни, которая позволила бы им стать по-настоящему счастливыми.

4. Любовные увлечения Александра шаг за шагом развращают его душу и превращают Адуева-младшего в человека, не способного на искренние отношения. Для него перестает существовать мир духовной связи, он вытесняется чувственным наслаждением, потому и движение его от романа к роману идет по нисходящей: в отношениях с Наденькой он еще романтичный влюбленный, взаимоотношения с Юлией строятся на его принципе скучающего согласия, а в истории с Лизой Александр выступает в роли тривиального соблазнителя.

5. Сцена появления в кабинете главного героя во 2-й главе сначала Волкова, а затем Судьбинского и Пенкина продолжает раскрывать особенности характера Обломова, его жизненные пристрастия и ориентиры. Из диалога главного персонажу с Волковым читатель узнает, что для этого приятеля Обломова жизнь является бесконечным круговоротом удовольствий, в котором царят здоровье, веселье, мода, необременительный флирт и т. п. («Мне еще в десять мест. — Боже мой, что за веселье на свете!»). Показательна реакция Ильи Ильича на всю скороговорку Волкова: «В десять мест в один день — несчастный!.. И это жизнь! — Он сильно пожал плечами. — Где же тут человек? На что он раздробляется и рассыпается? »

Беседа с Судьбинским — человеком, связанным с государственной службой, у которого постоянно нет ни на что времени («Ни минуты нельзя располагать собой»), — также не подвигает Обломова к кардинальным изменениям своего образа жизни. Наоборот, результатом разговора становится неутешительный вывод Обломова: «Увяз, любезный друг, по уши увяз... И слеп, и глух, и нем для всего остального в мире. А выйдет в люди, будет со временем ворочать делами и чинов нахватает... У нас это называется тоже карьерой! А как мало тут человека-то нужно: ума его, воли, чувства — зачем это? Роскошь! И проживет свой век, и не пошевелится в нем многое, многое...»

Разговор с третьим приятелем, Пенкиным, который озабочен статьями «о торговле, об эмансипации женщин, о прекрасных апрельских днях» и т. д., выявляет отношение Обломова к деятельности литератора: «Да писать-то все, тратить мысль, душу сдою на мелочи, менять убеждения, торговать умом и воображением, насиловать свою натуру, волноваться, кипеть, гореть, не знать покоя и все куда-то двигаться... И все писать, все писать, как колесо, как машина: пиши завтра, послезавтра; праздник придет, лето настанет — а он все пиши? Когда же остановиться и отдохнуть? Несчастный!»

Каждый из гостей удовлетворен своим образом жизни и приглашает Обломова присоединиться к нему, с восторгом описывая преимущества своей деятельности, однако внутренние монологи героя проясняют читателю причину лени и апатии персонажа: вся эта «деятельность» не соответствует представлениям Ильи Ильича о достойной жизни личности. Критическая оценка, которую дает жизни своих приятелей Обломов, и нежелание героя растрачивать себя и свою душу на мелочи привлекает симпатии читателей.

6. «Обломов есть лицо не совсем новое в нашей литературе... Это коренной, народный наш тип, от которого не мог отделаться ни один из наших серьезных художников. /.../В чем заключаются главные черты обломовского характера?»

1) «В совершенной инертности, происходящей от его апатии ко всему, что делается на свете. Причина же апатии заключается отчасти в его внешнем положении, отчасти же в образе его умственного н нравственного развития».

А. «По внешнему своему положению — он барии. /.../ Внутренние силы «никнут и увядают» по необходимости. /.../ Привыкая предъявлять бестолковые требования, мальчик... лишается всякого уменья соображать средства с целями и потому становится в тупик при первом препятствии, для отстранения которого нужно употребить собственное усилие. Когда он вырастает, он делается Обломовым... с одним неизменным качеством — отвращением от серьезной и самобытной деятельности».

Б. «...он привык делать что-нибудь, следовательно, не может хорошенько определять, что он может сделать и чего нет, — следовательно, не может и серьезно, деятельно захотеть чего-нибудь...»

2) «...гнусная привычка получать удовлетворение своих желаний не от собственных усилий, а от других ... повергла его в жалкое состояние нравственного рабства. /.../ Это нравственное рабство Обломова составляет едва ли ие самую любопытную сторону его личности и всей его истории... /.../ вся жизнь этого барина убита тем, что он постоянно остается рабом чужой воли и никогда не возвышается до того, чтобы проявить какую-нибудь самобытность. Он раб каждой женщины, каждого встречного, раб каждого мошенника, который захочет взять над ним волю».

3) «Он действительно не знает и не умеет ничего, действительно не в состоянии приняться ни за какое путное дело. /.../ ...он и вообще жизни не умел осмыслить для себя. /.../ Его лень и апатия есть создание воспитания и окружающих обстоятельств. Главное здесь не Обломов, а обломовщина».

4)   «...все героя замечательнейших русских повестей и романов страдают оттого, что не видят цели в жизни и не находят себе приличной деятельности. Вследствие того они чувствуют скуку и отвращение от всякого дела, в чем представляют разительное сходство с Обломовым».

A.  «Людей они /обломовцы/ вообще презирают, с их мелким трудом, с их узкими понятиями в близорукими стремлениями. ...Илья Ильич не уступит никому в презрении к людям...»

Б. «В отношении к женщинам все обломовцы ведут себя одинаково постыдным образом. Они вовсе не умеют любить и не знают, чего искать в любви...»

B.  «Все обломовцы любят уничижать себя; но это они делают с той целью, чтоб иметь удовольствие быть опровергнутыми и услышать себе похвалу от тех, пред кем они себя ругают».

«Общее у всех этих людей то, что в жизни нет им дела, которое бы для них было жизненной необходимостью, сердечной святыней, религией, которое бы органически срослось с ними, так что отнять его у них значило бы лишить их жизни. Все у них внешнее, ничто не имеет корня в натуре /.../ ...в глубине же души их коренится одна мечта, один идеал — возможно-невозмутимый покой, квиетизм, обломовщина».

7. Революционно-демократическая и либеральная трактовки романа И.А. Гончарова кардинально отличаются друг от друга. Критическая оценка Н.А. Добролюбова затрагивала историко-политический аспект проблемы: Обломов, по мнению Добролюбова, является последним представителем «лишних людей», каждому из которых в той или иной степени свойственно заболевание под названием «обломовщины». Барство и лень приводят Обломова к гибели. Иной взгляд на центральный персонаж романа мы встречаем в статье А.В. Дружинина. Чистая душа Обломова, устремленная к высшим ценностям и лишенная практицизма, по мнению' критика, достойна «беспредельной любви». Каждая из этих трактовок верна лишь отчасти.

Описание кабинета Обломова

Описание кабинета Манилова

«Комната... с первого взгляда казалась прекрасно убранною. Там стояло бюро красного дерева, два дивана, обитые шелковою матернею, красивые ширмы с вышитыми небывалыми в природе птицами и плодами. Были там шёлковые занавесы, ковры, несколько картин, бронза, фарфор и множество красивых мелочей. Но опытный глаз человека со вкусом одним беглым взглядом на все, что тут было, продел бы только желание кое-как соблюсти decorum неизбежных приличий, лишь бы отделаться от них. Обломов хлопотал, конечно, только об этом, когда убирал свой кабинет. Утонченный вкус не удовольствовался бы этими тяжелыми, неграциозными стульями красного дерева, шаткими этажерками. Задок у одного дивана осел вниз, наклеенное деродо местами отстало.

«В его кабинете всегда лежала какая-то книжка, заложенная закладкою на четырнадцатой странице, которую он постоянно читал уже два года. В доме его чего-нибудь вечно недоставало : в гостиной стояла прекрасная мебель, обтянутая щегольской шелковой материей, которая, верно, стоила весьма недёшево; нона два кресла ее недостало, и креола стояли обтянуты просто рогожею; впрочем, хозяин в продол- желе нескольких лег всякий раз предостерегал своего гостя слсвсми: «Не садитесь на эти кресла, они еще не плевы».

«Комната была, точно, не без приятности: стены были выкрашены какой-то голубенькой краской вреда серенькой, четыре стула, одно кресло, стол, на котором лежала книжка с заложенною закладкою, о которой мы уже имели случай упомянуть, несколько исписанных бумаг, но больше всего табаку. Он был в разных видах: в картузах и в табачнице, и, наконец, насыпан был просто кучею на столе. На обеих окнах тоже помещены были горки выбитой из трубки золы, расставленные не без старания очень красивыми рядками. Заметно было, что это иногда доставляло хозяину препровождение времени».

Точно тот же характер носили на себе и картины, и вазы, и мелоди.

Сам хозяин, однако, смотрел на убранство своего кабинета ... холодно и рассеянно... вид кабинета, если осмотреть там все повнимательнее, поражал господствующей в нем запущенностью и небрежностью. По стенам, около картин, лепилась в виде фестонов паутина, напитанная пылью; зеркала, вместо того чтоб отражать предметы, могли бы служить скорее скрижалями для записывания на них по пыли каких-нибудь заметок на память. Ковры были в пятнах. На диване лежало забытое полотенце; на столе редкое утро не стояла не убранная от вчерашнего ужина тарелка с солонкой и с обглоданной косточкой да не валялись хлебные крошки.

... можно было подумать, что тут никто не живет — так все запылилось, полиняло и вообще лишено было, живых следов человеческого присутствия. На этажерках, правда, лежали 2-3 развернутые книги, валялась газета, на бюро стояла чернильница с перьями; но страницы, на которых развернуты были книги, покрылись пылью и пожелтели; видно, что их бросили давно; нумер газеты был прошлогодний, а из чернильницы, если обмакнуть в нее перо, вырвалась бы разве только с жужжанием испуганная муха».

Творческие манеры Гоголя и Гончарова сближает использование приема овеществления, который позволяет наиболее ярко раскрыть особенности характера центрального персонажа. Через детали интерьера писателям удается представить индивидуальные черты психологии героя. Творческие манеры писателей сближаются в высвечивании в индивидуальных чертах характера типичного для того времени социального явления. Различие просматривается в том, что характер гончаровского героя «бытовизмом» не исчерпывается. Существуют различия и в последовательности описания. У Гончарова сначала дается описание внешне благопристойного убранства кабинета Обломова, и лишь затем, при ближайшем рассмотрении, выделяются «запущенность и небрежность». У Гоголя противоречивость убранства комнаты заявляется в самом начале описания, уже ориентируя читателя на определенную волну восприятия.

9. Н.А. Добролюбов в своей статье «Что такое обломовщина? » дает следующую трактовку любви Ольги к Обломову: «Долго и упорно, с любовью и нежною заботливостью, трудится она над тем, чтобы возбудить жизнь, вызвать деятельность в этом человеке. Она не хочет верить, чтобы он был бессилен на добро; любя в нем свою надежду, свое будущее создание, она делает для него все...». Эта оценка, приравнивающая чувства Ольги к созидательному труду Пигмалиона, имеет право на объективность, так как в самом произведении мы находим слова Ольги, подтверждающие данную мысль критика: «... я думала, что я оживлю тебя, что ты можешь еще жить для меня, — а ты уж давно умер. <...> Я узнала недавно только, что я любила в тебе то, что я хотела, чтоб было в тебе, что указал мне Штольц, что мы выдумали с ним. Я любила будущего Обломова! Ты кроток, честен, Илья; ты нежен... голубь; ты прячешь голову под крыло — и ничего не хочешь больше; ты готов всю жизнь проворковать под кровлей... да я не такая...»

10. Образ Обломова во многом созвучен образам «лишних людей». Герой Гончарова является «знамением времени», как были героями своего времени персонажи произведений А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова. Илья Обломов так же умен и образован, как Онегин и Печорин, но не находит этим качествам достойного применения. Так же, как пушкинский и лермонтовский герой, Илья не служит, разочаровавшись в службе и полагая, что это лишь пустое, никому не нужное бремя. Не может найти себе никакого дела по душе, так как за всем видит лишь бессмысленную суету и скуку. Похожее разочарование мы наблюдаем и в сердцах Онегина и Печорина (вспомним отношение Онегина к театру, книгам, наукам и т. д.). Сближает Обломова с Печориным и желание жертвенной любви к ним со стороны женщины, хотя сами они при этом на жертвы не способны. Как и «старшие» товарищи, Илья- отрекается от счастья, но при этом умудряется еще «учить» свою возлюбленную пространными разъяснениями.

11. Труд Штольца не имеет конкретной созидательной цели:

«—Когда-нибудь перестанешь же трудиться, — заметил Обломов.

— Никогда- не перестану. Для чего?

— Когда удвоишь свои капиталы, — сказал Обломов.

— Когда учетверю их, и тогда не перестану. <...>

— Так когда же жить? — с досадой на замечания Штольца возразил Обломов. — Для чего же мучиться весь век?

— Для самого труда, больше ни для чего. Труд — образ, содержание, стихия и цель жизни, по крайней мере моей».

12. Обломовская лень не производит впечатления пошлости по той причине, что внутренняя жизнь героя богата. Душевные переживания персонажа, его воспоминания о детских годах, наполненных любовью и родительской лаской, вызывают у читателя чувство симпатии. Стремление героя уклониться от суеты светского общества, эгоистичного карьеризма ставят Обломова много выше той среды, где он вынужден жить.

13. Мотив разрушительного воздействия прогресса на человеческую душу отчетливо звучит в романе Гончарова, реализуя в себе отношение автора к идее исторического развития. Лишь возврат к умиротворенной, размеренной жизни деревенских помещиков с их следованием традициям и сохранение связи с духовными корнями может спасти личность. Не комфорт, а простота есть стремление героя. В этом и заключен историко-философский смысл романа.

14. Изменения в поэтике романа «Обрыв».

1) Исповедальный характер монологов героев. («Я думал, — продолжал он [Марк Волохов], — что мы скоро сойдемся и потом разойдемся, — это зависит'от организмов, от темпераментов, от обстоятельств. Свобода с обеих сторон — и затем — что выпадет кому на долю: радость ли обоим, наслаждение, счастье, или одному радость, покой, другому мука и тревоги — это уже не наше дело. Это указала бы сама жизнь, а мы исполнили бы слепо ее назначение, подчинились бы ее законам. А вы вдались в анализ последствий, миновали опыты — и оттого судите вкривь и вкось, как старая дева».)

2) Усиление звучания внутренних монологов героев («Говорят: «кто не верит — тот не любит», — думала она [Вера], — я не верю ему, стало быть... и я... не люблю его? Отчего же мне так больно, тяжело... что он уходит? Хочется упасть и умереть здесь!..»).

3) Все герои и события предстают перед читателем сквозь призму отношения к ним творческой натуры Райского, ставшего посредником между автором и персонажами и обеспечившего объемную картину изображаемого.

4) Автор усложняет центральную линию романа несколькими сюжетными направлениями.

5) Нарастает мифологический подтекст изображаемого (параллели с библейскими сюжетами).

6) Ироническое начало в описании деятельности представителей петербургской жизни и повышенное внимание к духовно богатой жизни провинции.

15. Образ Райского является одним из центральных образов романа. В начале романа перед читателем предстает персонаж, находящийся в состоянии некоторого предубеждения относительно провинциальной жизни, но постепенно ситуация меняется. Этот герой свободен от труда ради существования, по своей натуре это творческий человек. Он привык к комфорту и сибаритству. Райский представляет собой классический тип романтика, что находит свое отражение и в поведении героя: нервные, импульсивные переходы от гармонии и покоя к холодности и резкости. Ему присуще стремление к эстетическому творчеству и верная оценка происходящего. К слабым сторонам характера Райского можно отнести его безволие, некоторую неустойчивость стремлений (то он живописец, то скульптор, то писатель) и определенный дилетантизм как в жизни, так и в искусстве.

16. Марка Волохова сближает с Евгением Базаровым и внешний вид («неопрятны, бедно одеты, всегда голодны»), и демократическое мировоззрение героя. Живой ум, подвергающий сомнению любые догматы, и определенная доля сарказма заявляют о себе в речи героя. Его бунтарские манеры грубы и вызывающи, они как бы намеренно провоцируют окружающих (раскуривает страницами книг сигары, разглагольствует словами Прудона о собственности как виде кражи и т. д.). Но и так же, как Евгений Базаров, Волохов страдает от страсти, пытаясь ею подменить любовь. За показной бравадой угадывается ранимая душа, и этот факт также сближает героя Гончарова с тургеневским персонажем. Именно за бунтаря Марка «не покойно» сердце Веры.

17. Одним из библейских мотивов, нашедших отражение в романе И.А. Гончарова «Обрыв», является мотив искушения и грехопадения, который в первую очередь проецируется на образы Марка и Веры, но связан и с остальной тканью повествования (эпизод, где Райский предлагает Марфеньке пойти к обрыву). Этот мотив падения, прежде всего нравственного, становится для автора знаковым в современном мире. Никакие достижения науки и техники не могут восполнить утраченную людьми веру Л чистоту. Покаяние и искупление греха в образах Веры, бабушки, Райского становится еще одним христианским мотивом романа, в котором и просматривается подлинная ценность исторического прогресса.

Само имя Волохова уже является христианским мотивом, так как совпадает с именем одного из евангелистов. Марк, с его современной теорией жизни, является своего рода апостолом нового времени. И нельзя не вспомнить еще один библейский персонаж, который также соотносим с Волоховым: Нил Андреевич Тычков называет Марка Вараввой (разбойником, которого иудейский народ освободил, в то время как Иисус был казнен).

Богатая евангельская символика придает роману Гончарова обобщенное звучание, лишая повествование конкретной привязки к историческому периоду.

18. Размышления Гончарова о необходимости уравновешенного подхода к жизни, который определялся бы не только умом или сердцем, близки современному читателю. Стремительный бег цивилизации, развитие прогресса отодвинули на второй план самые важные для человека вещи — духовный мир, нравственные ценности. ЛюбЬе движение вперед не должно порывать вековые связи с историческими и культурными традициями народа. Такой разрыв опасен для духовного здоровья нации.