Домашняя работа по литературе за 8 класс

ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ XX ВЕКА

Писатели улыбаются

Учимся воспринимать юмористическое произведение...

К стр. 119

1. Юмор Тэффи создаётся путём сочетания понятий и определений, которые в обычной жизни не пересекаются, — тех, что касаются древнего мира и современной писательнице жизни, самых обыденных деталей.

Предложение «Летом в Лаконии было жарко, зимою холодно» является трюизмом, то есть фразой, которую можно сказать применительно к очень многим областям земного шара. Несмотря на это, Тэффи преподносит её в виде научного объяснения, относящегося именно к Древней Греции. В предложении «Главный город Лаконии без всякой причины назывался Спартой» произвольно вставлены слова «безо всякой причины». Этим достигается нарочитая легковесность фразы, её вызывающая безграмотность. При этом так и представляется поверхностный жест какого-нибудь светского болтуна, решившего развлечь гостей вечеринки милым пустяком и случайно вспомнившего, что была такая Древняя Греция.

Вопросы и задания

К стр. 121

1. О. Дымов внёс в свои рассказы о событиях Средних веков нарочито примитивные диалоги, якобы принадлежащие историческим деятелям, которые сводят все причины тридцатилетней войны к причинам пьяной потасовки в трактире.

Автор придаёт юмористическое звучание рассказам об истории при помощи таких слов и сравнений: «надо было... сделав над собой усилие, поесть их» (в качестве предупредительного средства против будущей войны, голода и вынужденного людоедства), «И Господь жестоко покарал протестантов и католиков: никого не осталось до наших дней, чтобы поведать нам об этой бестактной войне», «воюющие стороны набросились прежде всего не друг на друга, а на окорока»; перечисление действий воюющих сторон: «орали, молились, поджигали, разоряли, славили Бога, грабили, горланили гнусавыми голосами псалмы». Здесь и в других подобных случаях в одну фразу объединяются несовместимые действия (молитвы и грабежи), отдельные побочные факты гиперболизируются и представляются в качестве центральных (голод, предложение съесть будущих зачинателей войны), придание описанию эпизодов совершенно застольного и домашнего вида («долго и раскатисто хохотали»).

Вопросы и задания

К стр. 125

1. Сатириконцы рассказали о следующих событиях Новой истории: о начале этой эпохи, об изобретении книгопечатания и заимствовании цифр у арабов.

2.  Юмористическое освещение прошедших событий создают такие художественные приёмы, как гипербола, несоответствие и неожиданность.

Комичность приведённой фразы в том, что она написана в повествовательном ключе и используется как вводное предложение, в то время как по изначальному смыслу её надо произносить в информирующем стиле, например: «Книгопечатание было изобретено на рубеже Средневековья и Нового времени» или «...когда Средневековье переходит в Новое время». Кроме этого, слова «постепенно и незаметно» создают впечатление живого существа, крадущегося по своим делам; они совершенно не сочетаются с темой.

Основными приметами юмора в описании исторических событий является абсурдные утверждения, сделанные на основе парадоксов. Развитие культуры не имеет никакого отношения к количеству сожжённых колдунов, выражение «устыдившись своей средневековой дикости» предполагает, что люди и тогда пользовались таким же делением истории на эпохи, как и сейчас, что нелепо. Писатель постоянно подменяет действительные причины событий совершенно произвольной нелепицей («появление на рынке тряпичной бумаги смягчило нравы»), делая абсурдные уточнения, превращающие всё предыдущее утверждение в фарс («От тяжести типографа зависела чистота и чёткость печати»). Мы ощущаем постоянную иронию (называние высокопоставленных воров, обманывавших Гутенберга, «отзывчивыми людьми», название важнейших изобретений поверхностным словом «выдумка»).

4.  Рассказ о книгопечатании и бумаге начинается с нарочито нравоучительного повествования о том, как люди страдали до изобретения бумаги, а заканчивается не менее напыщенным объяснением, что без Гутенберга человечество никак не изменилось бы за последние четыреста лет. Последнее словечко («Ужас!») носит характер восклицания какой-нибудь глупой барышни во время страшного рассказа на светском вечере.

Словосочетания «чёрт знает на чём» и «что подвёртывалось под руку» введены в текст для того, чтобы создать у читателя впечатление, что автор демонстративно не желает разбираться в этом и что, собственно, и разбираться здесь не в чем, потому что всё Средневековье было одной несусветной глупостью, а поступки людей не имели тогда никаких побудительных мотивов.

При использовании таких выражений в «историческом труде» создаётся эффект перепада стилей и тем: вся предыдущая фраза настраивает на серьёзное и вдумчивое продолжение, а в результате оказывается безответственным вздором.

5. Сатириконцы рассказывали об истории легко и непринуждённо, произвольно меняя темы и приводя безответственные объяснения тем или иным историческим событиям. Наверное, примерно так мог бы рассказать об истории Хлестаков, начитавшись популярных газетных статеек и брошюрок. Судя по всему, сатириконцы как раз и высмеивали подобное отношение к истории среди «образованных» классов, издевались над превращением великих и страшных событий во вздорные анекдоты.

Передавать исторические события юмористически сатиры концам помогали художественные средства, перечисленные в вопросе: неожиданные сравнения, эпитеты, сочетание несочетаемых слов.