Домашние работы и доклады по литературе за 9 класс

ЧАСТЬ 2

 

ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА

Владимир Владимирович Маяковский

Вопросы и задания к стр. 110

1. Вопрос учебника сформулирован неточно. Нельзя сказать «в первые годы революции», так как последние революции состоялись в 1917 году — Февральская буржуазная и Октябрьская социалистическая. Годы, последовавшие за этим, — послерволю- ционные годы, главным событием которых стала Гражданская война (1918-1921). Во время Октябрьской революции поэт пишет стихи, прославляющие это событие, затем ставит поэзию на службу республике, участвуя в «Окнах РОСТа», помогая молодой Советской республике бороться с врагами.

2. Ранняя поэзия Маяковского

Дореволюционные стихотворения В. В. Маяковского, помещённые в учебник-хрестоматию и по какой-то причине не датированные — «А вы могли бы?», «Нате!» (1913) и «Послушайте!» (1914). В стихотворении «А вы могли бы?» — протест выражен косвенно, пожалуй, только тем, что поэт «смазал карту будня» и «прочёл зовы новых губ». А вот стихотворение «Нате!» — яркий пример отвращения от окружающего буржуазного мира, обеспокоенного своими мелкими заботами. В. В. Маяковский обращается к слушателям без церемоний, подчёркивая их погружённость в душный и закрытый мир быта:

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста

где-то недокушанных щей;

вот вы, женщина, на вас белила густо,

вы смотрите устрицей из раковины вещей.

Сравнение обывателя с моллюском, изо всех сил цепляющимся за скалу и настороженно глядящим на мир из глубины защитного панциря — раковины, — универсальный образ эгоистического самодовольства, обременённого скрываемыми страхами и завистью.

Но В. В. Маяковский не просто констатирует факт, он вынужден существовать рядом с ним как поэт, то есть как человек с открытой душой. Его сердце нестерпимо болит от пошлого любопытства, от нескромных взглядов и примитивных суждений и пустых толков. Поэтому дальше он пишет:

Все вы на бабочку поэтиного сердца

взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.

Толпа озвереет, будет тереться,

ощетинит ножки стоглавая вошь.

Он сравнивает косную любопытствующую толпу с кровососущим паразитом, выпивающим жизни поэтического сердца. Но В. В. Маяковский — боец, он не отдаёт себя на душевное растерзание. Отсюда вырастает заключительная строфа:

А если сегодня мне, грубому гунну,

кривляться перед вами не захочется — и вот

я захохочу и радостно плюну,

плюну в лицо вам,

я — бесценных слов транжир и мот.

Маяковский в этих строках демонстрирует свою независимость от толпы и буржуазного мира. Но он понимает, что так или иначе, транжирит свои бесценные слова на кривляния перед этим самым миром, то есть осознаёт двойственность своего положения.

В стихотворении «Послушайте!» поэт рисует типичного буржуа, внутренне неуверенного и готового припасть к руке обладающего властью, после же с деланной независимостью, а на самом деле — глубокой тревогой продолжить прежнюю жизнь:

...врывается к богу,

боится, что опоздал,

плачет,

целует ему жилистую руку,

просит —

чтоб обязательно была звезда! —

клянётся —

не перенесёт эту беззвёздную муку!

А после ходит тревожный, но спокойный наружно...

3. Выразительные художественные средства в стихах Маяковского

В ранних произведениях В. В. Маяковского, приведённых в учебнике-хрестоматии, мы действительно находим развёрнутые метафоры и неологизмы. Например: «я показал на блюдце студня косые скулы океана», «флейта водосточных труб», «смотрите устрицей из раковины вещей», «бабочка поэтиного сердца» (развёрнутые метафоры), «ощетинит ножки стоглавая вошь» (метафора в соединении с гиперболой); «поэтино сердце», «недокушанных» (неологизмы). Гипербол в этих стихотворениях мы фактически не находим, кроме одного смешанного случая. Зато часто поэт соединяет в одно предложение слова из разных областей, порождая сочетания-неологизмы: «ощетинит ножки», «шкатулки стихов», «мот и транжир бесценных слов»...

С помощью этих выразительных средств Маяковский достигает сильного эффекта, выбивая читателей и слушателей из привычного ассоциативного ряда, заставляя их воспринимать давно знакомые явления под совершенно неожиданным углом, вскрывающим их более глубокое значение, нежели привычное, «замыленное».

Новые рифмы и ритмы понадобились Маяковскому для наибольшего выразительного эффекта. Поэт пытался отобразить стремительно изменяющуюся жизнь, которая уже не вписывалась в привычные схемы и образы. Он считал, что использование обыкновенных художественных средств обеднит описание и недостаточно подчеркнёт новизну нарождающейся жизни.

4. Социальный заказ

Приведённые слова Маяковского о творчестве поэта: «Чтоб правильно понимать социальный заказ, поэт должен быть в центре дел и событий» — имеют большое значение. Удалённый от общественной жизни поэт может превосходно написать философское или лирическое произведение — своеобразное отражение собственных сложных переживаний. Но для того, чтобы писать «на злобу дня», улавливать беспрестанно меняющиеся веления времени, отслеживать приливы и отливы людской энергии, надо, естественно, находиться внутри происходящих событий. Это общее правило, действующее в любом виде деятельности. Миклухо-Маклай жил среди папуасов, чтобы понять их жизнь, Максим Горький четыре года странствовал по России, прежде чем начал писать. Социум стабилен в целом, но чрезвычайно подвижен в частностях; именно умение уловить так называемый социальный заказ (выраженный явно или неявно) и делает поэта или писателя популярным.

При этом социальный заказ — совсем не обязательно заказ партийный, и отнюдь не обязательно направлен на положительное развитие. Например, в 1990-е годы возник социальный заказ на развлекательную литературу, на лёгкие иронические детективы, казалось бы, привязанные к действительности, а на деле уводящие от реального решения жизненных проблем. И вскоре появилось огромное количество соответствующей литературы (типа книг Дарьи Донцовой).

Но для Маяковского социальный заказ был обязательно заказом, направленным на развитие. Когда эти явления вошли в противоречие, возник душевный кризис, который поэт не сумел разрешить.

5. Произведения Маяковского, направленные против общественных зол

После окончания Гражданской войны начался период мирного строительства, где вместе с созидательным трудом проявились негативные качества людей, перешедшие из старого строя в новый.

Против бюрократизма, взяточничества и других зол общества направлены стихотворение «Прозаседавшиеся», сатирические пьесы «Клоп», «Баня». Маяковский показал самые опасные тенденции в молодом советском обществе: перерождение рабочих и партийцев в мещан — любителей красивой жизни за чужой счёт и усиление власти невежественных и некомпетентных партийных бюрократов.

6. Почему Маяковский много выступал с чтением своих стихов?

Во-первых, своё творчество Маяковский адресовал простым людям, направлял своё перо на самые актуальные темы и стремился донести свои стихи до слушателей. Он верил, что стихи могут реально изменить мир, влияя на сознание людей.

Во-вторых, надо учитывать, что в первые годы Советской власти производство было частично разрушено, были трудности с бумагой, книги не всегда доходили до массового читателя. К тому же огромное количество населения было неграмотным. Телевидения ещё не было, радио было мало распространено. Поездки по стране и живое чтение стихов было едва ли не единственным способом быть услышанным и понятым. Стихотворения поэта исключительно своеобразны, надо хорошенько приноровиться, чтобы поймать их ритм и мелодику, правильно прочитывать те или иные слова и выражения. Сам автор как бы демонстрировал, как нужно читать его стихотворения.

В-третьих, Маяковскому был важен отклик аудитории. Он не только читал стихи, но отвечал на вопросы слушателей, вёл с ними активный диалог, и живое общение давало ему энергию для творчества.

В-четвёртых, знакомство с новыми странами, городами давали толчок для ума и сердца, помогали осмыслению современности.

7. Стихотворение В. В. Маяковского «Послушайте!»

Стихотворение «Послушайте!» написано в форме страстного обращения, возможного тогда, когда человек внезапно открывает для себя что-то необыкновенно важное. Первый образ в стихотворении — это сам человек, который обращается к нам — читателям, слушателям. Слушатели — второй образ, собирательный. Но та ли это бездушная толпа, которая лениво внимала поэту? Тот, кто восклицает, надеется на ответный отклик, на сочувствие, может быть, пробуждённое именно его страстностью.

Звезда в русской литературе — это образ, который имеет прочно укрепившееся за ним значение, универсальный образ-символ.

Символом чего является звезда? Это символ надежды, веры, мечты.

В XIX веке одним из самых популярных романсов был романс на стихи В. П. Чуевского «Гори, гори, моя звезда...». Он известен и сейчас:

Гори, гори, моя звезда,

Гори, звезда приветная!

Ты у меня одна заветная,

Других не будет никогда.

Сойдёт ли ночь на землю ясная —

Звёзд много блещет в небесах,

Но ты одна, моя прекрасная,

Горишь в отрадных мне лучах.

Звезда надежды благодатная,

Звезда любви волшебных дней,

Ты будешь вечно незакатная

В душе тоскующей моей!

Твоих лучей небесной силою

Вся жизнь моя озарена.

Умру ли я — ты над могилою

Гори, гори, моя звезда!

<1868>

Другое известное стихотворение, ставшее романсом, «Выхожу один я на дорогу...» М. Ю. Лермонтова, расширяет значение образа звезды. Звезда становится воплощением высшего сознания, ассоциируется с божественным, космическим величием мироздания:

Выхожу один я на дорогу;

Сквозь туман кремнистый путь блестит;

Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,

И звезда в звездою говорит.

Далее возникает мотив поиска человеком смысла собственной жизни, противоречия между божественной гармонией и дисгармонией внутреннего мира человека:

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сиянье голубом...

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего, жалею ли о чём?

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть;

Я ищу свободы и покоя!

Я б хотел забыться и заснуть!

С этих словах звучит пока ещё ^акцентированный, но явный протест против дисгармонии между божественным и человеческим. Но человек, по Библии, носит Бога в себе, он должен бы был соответствовать, быть созвучным мирозданию — он же вступаете ним в противоречие.

Маяковский предельно заостряет и углубляет этот конфликт. Его герой становится богоборцем, не верящим в гармоничность, необходимость и целесообразность мира, созданного богом, — и в то же время мечтающим понять и поверить в мечту, надежду, веру, воплощённую в звезде. Как и у Лермонтова, образ звезды расширяется — она превращается в воплощение смысла жизни.

Все начало XX века в России проходило под влиянием философской поэмы Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра» и его учения о сверхчеловеке, Человекобоге. Ницше презирал людей, как стадо.

В. В. Маяковский в трагедии «Владимир Маяковский» (1913) мечтает о вочеловечении уродов и недочеловеков, о раскрытии в каждом подлинно человеческого. Именно это подлинно человеческое и является в людях божественным, приближающим человека к высшему, к богу.

«Ведь, если звёзды зажигают...» — кто зажигает? Ответ один: Создатель.

«Кому-нибудь», «кто-то» — это человек, который хочет понять, познать смысл существования человека на Земле. Лирический герой-богоборец, от имени которого идёт повествование, вступает во внутренний, скрытый диалог с этим «кто-то», кто «называет эти плевочки жемчужинами»: намеренно сниженная, грубая лексема сталкивается в лексемой, характерной для высокого стиля: «жемчужина».

Интонация призыва и удивления, смешанного со скрытой надеждой, во второй части стихотворения изменяется: замедленность сомнения сменяется динамикой страстной, стремительной попытки познать себя и поверить в смысл жизни.

Глаголы в форме настоящего времени с силой толкают каждую строку вперёд. Метафора в соединении с эпитетом («в метелях полуденной пыли») вызывает ощущение чего-то библейского: пустыни, жары — ив тот же момент космического, вневременного. Бог персонифицирован: к нему можно опоздать, чтобы не опоздать, нужно торопиться; у него жилистая рука — впечатление, что он убелённый сединами старец.

«... Просит — / чтоб обязательно была звезда!...» — просит о надежде, вере, мечте, просит о том, чтобы познать смысл жизни.

Почему тот, кто мчался к богу, «ходит тревожный, но спокойный наружно»? К кому третьему он обращается со словами: «Ведь теперь тебе ничего? / Не страшно? Да?!»

Третья часть стихотворения (отметим кольцевую композицию), хоть и сопровождается знаками вопроса, но звучит утвердительно:

Значит — это необходимо,

чтобы каждый вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!

Стихотворение может на первый взгляд оставлять впечатление белого стиха. Но, вслушавшись, мы увидим, как неожиданные, необычные рифмы прошивают, скрепляют текст: нужно — жемчужиной, были — пыли, опоздал — звезда, руку — муку, наружно — нужно, «Не страшно? Да?!» — звезда.

Обогащайте свою речь (к стр. 110)

1. Новаторство Маяковского

Новаторство Маяковского проявилось как в содержании, так и в форме его произведений.

Во-первых, это выбор тем, часто связанных с актуальными событиями, и яркая общественная проблематика.

Во-вторых, новое понимание задач поэзии и роли поэта в общественной жизни.

В-третьих, преимущественное использование тонического стихосложения вместо принятого в русской поэзии силлабо- тонического; связанное с этим оформление стихов «лесенкой» для смыслового выделения нужных слов.

В-четвёртых, неожиданные гиперболы, необычная метафоричность, использование в едином сплаве различных пластов лексики, создание новых слов (неологизмов).

Творчество Маяковского обогатило русскую литературу и оказало влияние на всю мировую поэзию.

2. Неологизмы Маяковского

В стихотворениях, включённых в учебник-хрестоматию, неологизмов нет. Если вспомнить прочитанные нами в предыдущих классах стихотворения, то можно найти такие неологизмы:

 «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче»: «горбил» («Пригорок Пушкино горбил / Акуловой горою...»), «ясь» («Но странная из солнца ясь / струилась...»), «взорим», «вспоём» («Пойдём. Поэт, / взорим, /вспоём / у мира в сером хламе»), «сонница» («Устанет то, / и хочет ночь / прилечь, / тупая сонница»;

«Хорошее отношение к лошадям»: «клёшить» («...за зевакой зевака, / штаны пришедшие Кузнецким / клёшить...»), «ржанула» («...только / лошадь / встала на ноги, / ржанула / и пошла»).