Основы литературоведения. Высшее педагогическое образование

Глава I

ОСНОВНЫЕ И ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ

Литературоведение — одна из древнейших отраслей филологического знания. Это наука, но наука особого рода, практически неотделимая от изучаемого ею искусства слова. В самом деле, литературоведческие исследования, мысль которых прямолинейна, а язык беден, не только широкую аудиторию, но и специалистов не заинтересуют. И напротив, можно привести немало примеров, когда, казалось бы, чисто литературные проблемы волнуют многих. Статьи и книги В. Белинского, Д. Писарева, Н. Добролюбова, Н. Чернышевского, Ап. Григорьева, Ю. Тынянова, Д. Лихачева, Ю. Лотмана становились объектом широкого общественного внимания, чему способствовали как глубина и оригинальность мышления названных авторов, так и их умение писать живо и образно.

Понятно, что талант есть необходимое условие всякой научной деятельности: логическая последовательность рассуждений и четкое и изящное формулирование выводов в равной степени характеризуют труды и выдающихся физиков, и математиков, и биологов. Однако в литературоведении проблема формы особенно важна. Литературовед является почти что «соавтором» художника, и от таланта исследователя, его вкуса и такта во многом зависит раскрытие возможностей литературного шедевра. Статья или книга, написанные темно и вяло, пусть даже речь идет о произведении блестящего стилиста, едва ли кого-то смогут заинтересовать.

Литературоведение складывается из трех основных дисциплин.

I. Литературная критика. С критики и начинается литературоведение. В простейшей форме критика сводится к оценочным категориям («нравится» — «не нравится»). Любой из нас с раннего детства начинает классифицировать книги, картины, фильмы с помощью таких суждений, зачастую интуитивных.

Со временем первоначальные вкусовые оценки заменяются рядом дискурсов, основанных на личном опыте и наборе усвоенных в общении с людьми и книгами стереотипов.

Любая оценка произведения в той или иной степени является субъективной, но это не отрицает ее значения. Субъективность есть не только недостаток, но и достоинство критика, при условии, что его позиция обусловлена не стремлением к оригинальности любой ценой, а умением находить и демонстрировать читателю те стороны художественного произведения, которые он не заметил.

В повседневной речи выражение «критиковать» означает «указывать на слабые стороны, недостатки чего-либо». Для литературного критика обнаружение просчетов и слабостей писателя отнюдь не самая важная задача. В идеале литературный критик должен стремиться к тому, чтобы как можно полнее выявить замысел автора и помочь ему избавиться от слабостей, способствуя росту дарования писателя. Еще Белинский справедливо заметил, что плох тот критик, который не открыл ни одного поэта. Разумеется, существует предвзятая и недобросовестная критика, но не она определяет общий уровень.

Литературная критика — наиболее оперативный отклик на современное состояние литературы. Критик имеет дело с новыми произведениями, еще неизвестными именами — события прошлого и устоявшиеся мнения и авторитеты используются им лишь как материал для сопоставления.

II. История литературы. По мере накопления отдельных литературных фактов создается база данных, относящихся к прошлому, — начинает складываться история литературы. Она на первых порах интересуется преимущественно историей становления талантов великих. Совокупность «моноисторий» позволяет перейти к созданию истории литературы одной страны. На следующем этапе освоения рассматривается история нескольких литератур, близких по типу культуры и языку.

И наконец, развитие средств общения и усовершенствование способов передачи информации дают возможность воссоздать и историю всемирной литературы во всех ее связях и особенностях. Не следует думать, что именно эта фаза является последним словом литературоведения — таковы общие тенденции современных социальных наук, тяготеющих к обобщениям. Ценность исследования никоим образом не определяется только широтой охвата явлений; очень важны глубина и точность анализа, тем более что в искусстве творчество одной личности может иметь больший вес, нежели совокупные усилия целой группы писателей, — все зависит от таланта. Как сказал поэт, «вот эта книжка небольшая/Томов премногих тяжелей».

III. Теория литературы изучает природу и общественную функцию литературного творчества и вырабатывает методологию его анализа. Наряду с понятием «теория литературы» в настоящее время имеет хождение и термин «поэтика». Ее можно разделить на три разновидности: общая, или макропоэтика, — выделение и систематизация приемов, при помощи которых создаются художественные произведения определенного исторического периода. Частная, или микропоэтика, — выявление индивидуальной системы всех эстетически значимых элементов произведения. Историческая поэтика, которая, пользуясь сравнительно-историческим методом, изучает эволюцию отдельных поэтических приемов и их систем, обнаруживая общие черты развития различных культур.

Каждый из этих трех разделов литературоведения тесно связан с остальными. Нельзя заниматься теорией литературы, не зная ее истории и не владея основными приемами критики, так же, как невозможно быть критиком, не усвоив истории литературы и ее теории.

Существует также ряд вспомогательных литературоведческих дисциплин, каждая из которых способна функционировать и как самостоятельная. Другими словами, исследователь может заниматься лишь одной из указанных ниже специальностей, общими усилиями которых изучают многослойное и многозначное художественное произведение.

К вспомогательным литературоведческим дисциплинам относится прежде всего текстология (от лат. textus — ткань, связь слов и греч. logos — наука, изучение). В зарубежном литературоведении вместо термина «текстология» чаще используется термин «критика текста». Текстология изучает историю какого-либо текста и его источники. Текстологи восстанавливают пропуски (лакуны) в тексте, возникшие не по воле автора (утрата части страниц или свитка), сравнивают различные варианты произведения, сопоставляют идентичность печатного текста с автографом. Помимо проникновения в творческую лабораторию писателя и возможности проследить эволюцию его мировоззрения и мастерства, текстология преследует и практические цели. Это — издание текста, наиболее полное и максимально приближенное к автографу, его датировка и создание комментариев к нему, сопровождение данного издания справочным аппаратом (именной и предметный указатели и т. п.).

Первоначально текстология занималась исследованием памятников письменности античных времен и средневековья, и только в ХIХ—ХХ веках текстологи стали изучать и произведения современных авторов.

Одной из разновидностей текстологии является палеография (греч. palaros — древний и grapho — пишу). Палеография в основном также имеет дело с древнеписьменными памятниками. Палеографы исследуют материал, на котором зафиксирован текст (это может быть камень, металл, дерево, кожа, папирус, бумага), а также особенности почерка и самих орудий письма. Делается это, порой с применением сложнейших современных технологий, для того, чтобы установить подлинность текстов, особенно древних. Существует целая отрасль палеографии — дипломатика (франц. diplomatique, от греч. diploma — лист, сложенный вдвое, документ), занимающаяся преимущественно изучением исторических документов с целью определения степени их достоверности. Другая отрасль палеографии — сфрагистика (греч. sphragis — печать) выявляет особенности печатей на бумаге, воске и других материалах. Две последние дисциплины находят применение прежде всего в истории, но и в литературоведении они бывают необходимы.

К текстологии имеет прямое отношение и атрибуция (лат. attributio — определение имени автора анонимного произведения или подписанного псевдонимом1).

1 Псевдоним (греч. pseudonymos, от pseUdos — вымысел, ложь и onoma — имя) — вымышленное имя или фамилия, заменяющее писателю в печати подлинное. Так, например, Борис Николаевич Бугаев известен под псевдонимом Андрей Белый.

В задачу атрибуции входит и датировка произведения. В литературоведении разрешение этих проблем связано с изданием произведения или собрания сочинений какого-либо писателя. Издание любых текстов, начиная от античных и кончая современными анекдотами или частушками, тем более ценно, чем оно ближе к автографу или записанному от исполнителя тексту.

В «совершенном» издании при необходимости обосновывается авторство и датировка текста, определяется его окончательный вид, причем издание обязательно сопровождается справочным аппаратом (ссылки на использованные источники, именной и предметный указатели). Неясные места или устаревшие понятия, неизвестные читателю имена и названия снабжаются комментарием, который может быть рассчитан на широкую аудиторию или носить научно-исследовательский характер. С абсолютной полнотой все эти требования выполнить обычно не удается в силу различных обстоятельств, но в качестве образцов подобных изданий можно сослаться на собрание сочинений В. Белинского (М., 1953—1959. Т. 1—13), И. Тургенева (М., 1978—1986. Т. 1—30), Ф. Достоевского (Л., 1972—1990. Т. 1—30) и некоторые другие.

Для того чтобы заниматься литературоведением, необходимо знать не только историю и теорию литературы. Литературоведу нередко приходится использовать в своей работе данные истории, искусствознания, культурологии, лингвистики, психологии, философии и многих других наук. Порой литературовед берет на себя обязанности следователя, причем «детективные» задачи, которые ему приходится решать, даже сложнее, чем повседневная деятельность настоящего следователя, поскольку литературовед имеет дело с событиями прошлого, где свидетельствуют одни лишь документы. Такова, например, история с сенсационными «Письмами и записками» французской писательницы Омер де Гелль, в конце 1830-х годов путешествовавшей по России и встречавшейся с Лермонтовым. Как сто лет спустя доказали Н. Лернер и П. Попов, мемуары эти были фальсификацией, автором которой был П. Вяземский (сын поэта П. А. Вяземского), опубликовавший в 1877 году статью об Омер де Гелль и ее бумагах (см.: Лермонтовская энциклопедия. М., 1981. С. 353—354). О работе литературоведа увлекательно поведал И. Андроников в своей книге «Я хочу рассказать вам...» (Л., 1962).

В настоящее время в любой отрасли знания накоплены огромнейшие массивы литературы по общим и частным проблемам. Это в полной мере относится и к литературоведению. Ориентироваться в океане книг, брошюр, статей и т. п. без специальных путеводителей невозможно. Роль такого путеводителя исполняет библиография (от греч. biblion — книга и grapho — пишу).

В античности термин «библиография» имел несколько иное значение, чем ныне. Под библиографией понималось просто переписывание книг. Второе рождение термин получил во Франции XVII века, где у знати возникло немало обширных библиотек. В это время библиографами стали называть специалистов, которых нанимали для составления реестров (описей) книг с целью учета их как дорогостоящих вещей и их обнаружения в шкафах и сундуках. Уже в XIX столетии библиография превратилась в многоотраслевую научную дисциплину, имеющую свои методики и теорию.

Первоочередная задача библиографии — описание книг или статей. Описание это предназначается для библиотечного каталога и содержит основные сведения о новой или ранее не учтенной работе. В библиографическом описании упоминается автор публикации, ее заглавие и выходные данные, т. е. место и год издания, объем в страницах и называется раздел науки или искусства, к которому данная работа относится. Оценка работы в задачу библиографического описания не входит; разве что буквально в двух-трех строках (если это не видно из заглавия) излагается содержание работы.

Библиография делится на два основных раздела: научновспомогательная и рекомендательная. Рекомендательная библиография является пособием для начинающих читателей и содержит перечни основных публикаций по определенным разделам знания или темам. Например: Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть в России второй половины XVIII — начала XX века: Рекомендательный библиографический справочник. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1988.

Научно-вспомогательная библиография стремится к исчерпывающей полноте, т. е. к учету всех изданий по какой-либо проблеме или тематике, хотя на практике это почти недостижимо, поскольку какое-то количество публикаций всегда ускользает от внимания библиографов. Различают библиографии общего типа — посвященные литературам определенных стран и периодов (библиография русской литературы XVIII века; библиография французской литературы XX века и т. д.), персональные (их также иногда называют семинариями), содержащие сведения о творчестве одного писателя, и тематические. Пример персональной библиографии: Пиксанов Н. Островский. Литературно-театральный семинарий. Иваново- Вознесенск, 1923 или Добровольский Л., Лавров В. Библиография пушкинской библиографии. 1846—1950. М.; Л., 1951.

Ориентирование в основных видах библиографических пособий — одно из условий квалификации литературоведа. В каждой литературоведческой работе, будь то статья или монография, должны быть учтены точки зрения предшественников, исследовавших данную тему. Литературовед может соглашаться с ними или полемизировать, но он просто обязан владеть литературой вопроса, дабы не «открывать Америку».

Для начинающих исследователей (курсовая работа или дипломное сочинение) именно библиографические разыскания представляют основную трудность. Вот почему здесь предлагается максимально краткий список главных библиографических пособий по русской литературе.

Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1—2 (ч. 1—2). Л., 1987—1989.

МезьерА.В. Русская словесность с IX по XIX столетие включительно. Ч. I—II. СПб., 1899—1902.

Энциклопедический словарь бр. А. и И. Гранат. Т. 1 — 55, 57, 58. М., 1910—1948. В т. 11 содержится библиографический указатель новейшей русской беллетристики (1861— 1911 гг.).

История русской литературы XIX века / Под ред. К. Д. Муратовой. М.; Л., 1962.

Краткая литературная энциклопедия. Т. 1—9. М., 1962— 1978.

История русской литературы конца XIX — начала XX века / Под ред. К. Д. Муратовой. М.; Л., 1963.

История русской литературы XVIII века / Под ред. К. Д. Муратовой. М.; Л., 1964.

Русские писатели: Библиографический словарь. М., 1971.

Словарь литературоведческих терминов. М., 1974.

Лермонтовская энциклопедия. М., 1981.

Литературный энциклопедический словарь. М., 1987.

Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1—2; Л., 1988—1999 (издание не закончено).

Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь. М., 1989—1999. Т. 1—4 (издание не закончено).

Русские писатели: Биобиблиографический словарь: В 2 ч. М., 1990.

История русской литературы XIX — начала XX века / Под ред. К. Д. Муратовой. СПб., 1993.

Русские писатели, XX век: Биобиблиографический словарь: В 2 ч. М., 1998.

Современный словарь-справочник по литературе. М., 1999.

Русские писатели 20 века: Биографический словарь. М., 2000.

Оставим в стороне процесс возникновения и оформления в конкретных формах литературоведческого замысла, ограничившись общими соображениями по поводу технического оформления работы.

В ходе рассуждений исследователь анализирует определенные тексты, ссылается на труды предшественников или на архивные материалы.

Эти ссылки (их называют сносками или примечаниями) оформляются несколькими способами. Самый распространенный таков: в тексте работы вверху законченной цитаты ставится порядковая цифра, а внизу страницы, в подстрочнике (под чертой), под той же цифрой указывается источник информации.

Нумерация ссылок может быть постраничной. Это значит, что на каждой новой странице повторяется порядок нумерации — от единицы до необходимого предела. Существует также нумерация сквозная. При ней каждая ссылка получает свой номер по возрастающей, т. е. от единицы до любой необходимой цифры — 59, 151 и т. д. В больших работах (монография, коллективный труд и др.) сквозная нумерация обычно употребляется лишь в пределах глав или разделов.

Возможны и другие варианты оформления сносок. Порядковые номера сносок идут по нарастающей, а подстрочник переносится в конец статьи или главы. И еще один способ. Все источники цитирования сосредоточиваются в конце работы и пронумерованы по нарастающей. В самом же тексте исследования после цитат указываются в скобках две цифры, отделенные друг от друга запятой. Первая из них обозначает порядковый номер цитируемого источника, а вторая — страницу, на которую ссылаются. Выглядит это так: (14, 327).

Если же какой-либо источник не цитируется, а просто упоминается в целом, следует снабдить соответствующую ему сноску сокращением см. (смотри). Например: См.: Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин»: Комментарий: Пособие для учителя. Л., 1983.

Характер оформления сносок в отечественном литературоведении не раз изменялся и к настоящему времени имеет следующий вид. Сначала указывается фамилия автора, а после нее инициалы. Затем приводится название книги или статьи, на которую ссылаются, причем название пишется без кавычек. Следующий момент — выходные данные работы — место и год издания. Прежде указывалось еще и издательство, теперь оно опускается. Таким образом, сноска должна выглядеть так: Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1984. С. 106. Если ссылаются на полное собрание сочинений писателя, то пишут: Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. (иногда употребляется аббревиатура ПСС): В 30 т. Л., 1985. Т. 28. Кн. 1. С. 232.

При ссылке на статью, помещенную в журнале или научном сборнике, сноска оформляется так: Муратова К. Д. Эпистолярное наследие М. Горького // Рус. лит. 1988. № 2. С. 216— 228; Калачева С. В. Принципы анализа лирического произведения // Принципы анализа литературного произведения. М., 1984. С. 149; Небольсин С. А. Декадентство или декаданс? // Контекст. 1976. М., 19771. Названия журналов или общеизвестных периодических изданий пишутся без кавычек и в сокращении (Вопр. лит.; Изв. АН РФ; Лит. в школе; Рус. лит.; Лит. обозрение; Филол. науки; Вестн. МГУ. Сер. 9. Филология; Лит. газета и т. д.), равно как и названия «Ученых записок» различных университетов и институтов (Учен. зап. Башкирского ун-та. Вып. 53. Сер. филол. наук. № 22; Изв. II отд. АН. 1904. Т. 9. Кн. 2).

Если возникает необходимость на протяжении нескольких раз сослаться на одну и ту же работу, то только в первый раз необходимо приводить все ее данные полностью (Вацуро В. Э. Записки комментатора. СПб., 1994), в дальнейшем можно ограничиться лишь фамилией автора и названием книги или статьи с указанием необходимой страницы (Вацуро В. Э. Записки комментатора. С. 98). Если ссылки на эту работу идут подряд, следует ограничиться обозначением: Там же. С. 61. В дореволюционных изданиях аналогичное указание часто делалось при помощи латинской аббревиатуры (Ib.; Ibid.; Ibidem — там же).

При частом цитировании какого-либо одного текста нецелесообразно загружать подстрочник постоянными ссылками, рациональнее прибегнуть к другому способу. После первой отсылки к источнику (Грибоедов А. С. Полн. собр. соч.: В 3 т. Пг., 1911. Т. 2. С. 86) в сноске указывают: «В дальнейшем ссылки на это издание, кроме особо оговоренных случаев3, приводятся в тексте, причем римскими цифрами обозначается том, а арабскими — страница». Таким образом, после цитаты указываем в скобках (II, 133) и т. д.

Если в книге не указан автор, т. е. она выполнена авторским коллективом, что предполагает наличие редактора, то отсылка к этому изданию будет выглядеть так: Словарь литературоведческих терминов / Под ред. Л. И. Тимофеева и С. В. Тураева. М., 1974.

Несколько слов по поводу техники использования цитат в тексте работы. Нередко исследователю для подкрепления своих рассуждений достаточно лишь начальной и конечной фраз цитируемого периода. В таком случае допустимо сделать в тексте цитаты купюру (франц. coupure) — сокращение в тексте. Подобные изъятия оформляются посредством многоточия, заключенного в ломаные скобки, показывающие, что усечение сделано не автором цитируемого текста.

Овладеть этими техническими навыками начинающему исследователю так же необходимо, как химику или математику языком формул. Без надлежащим образом оформленных ссылок литературоведческая работа будет выглядеть некорректно.


Предыдущая
Страница
Следующая
Страница