Универсальные поурочные разработки по литературе. 8 класс. Егорова Н.В.

Урок 13. К.Ф. Рылеев. Дума «Смерть Ермака» и ее связь с русской историей

Цели: показать, как события истории (покорение Сибири) отразились в памяти народа и в литературе; развивать навыки анализа текста, выразительного чтения.

Методические приемы: рассказ учителя, сообщения учеников, беседа по вопросам, выразительное чтение, комментарии учителя.

Оборудование: портрет К.Ф. Рылеева, иллюстрации к думе «Смерть Ермака».

Ход урока

I. Проверка домашнего задания

1. Выразительное чтение думы «Смерть Ермака».

2. Рассказ о Рылееве.

II. Сообщение ученика об исторической основе думы «Смерть Ермака»

Из истории присоединения Сибири в XVI веке

Когда казаки овладели «царствующим градом» Сибирского ханства и окончательно разгромили армию Кучума, им пришлось подумать над вопросом, как организовать управление завоеванным краем.

Долго шумели казаки, собравшись на думу в круг. Долго не утихали страсти. Наконец, положившись на Бога, атаман велел писать войсковой приговор: подвести «живущих тут иноязычных людей под государеву царскую высокую руку» и всем им - татарам, и остякам, и вогулам «бысть под его царскою высокою рукою до веку, покамест Русская земля будет стояти», «и зла никакого на всяких русских людей не думать и стоять в прямом постоянстве».

Так вольное товарищество казаков утвердило историческое решение о присоединении Сибири к России.

Ничто не мешало казакам учредить в Сибири порядки, отвечавшие вековечной мечте народа о воле. Никто не напоминал им о царской казне и ясаке. И все же Ермак стал управлять краем государевым именем и обложил местное население царским налогом - ясаком. Как объяснить столь неожиданный поворот событий?

Ермак и его атаманы имели большой военный опыт и понимали, что им не удержать Сибирь, если не получат они помощи - людей, запасы хлеба, свинца и пороха - из России.

Ермак и его сверстники принадлежали к тому поколению русских людей, которые основали свои поселения в глубине «дикого поля» и вынуждены были вести изнурительную, повседневную борьбу с кочевыми ордами. Они никогда не порывали связей с покинутой ими родной землей. Многолетний опыт подсказывал казакам, что только поддержка и опора государства может дать им силы и средства, чтобы выстоять в неравной борьбе.

Обращение в Москву за подмогой было для казаков вполне естественным шагом. Вольный набег кончился. Ермак возвращался на государеву службу. Подобное решение далось без большого труда тем соратникам Ермака, которые служили в русских полках долгие годы. В ином положении оказались Иван Кольцо и его товарищи, поставленные царским указом вне закона. Обращение к Ивану IV круто перевернуло всю их жизнь.

На окраинах, недоступных власти самодержца, искали прибежища отважные и непокорные люди. Дух бунта никогда не покидал их. Но умонастроения угнетенных масс имели свои особенности. Обездоленные винили во всех бедах своих притеснителей, лихих бояр и приказных, но не православного батюшку-царя, стоявшего на недоступной взору высоте. Наивные иллюзии не покидали народ ни в пору успехов, ни в пору бедствий, обрушившихся на страну в конце Ливонской войны.

Царь Иван IV пролил немало крови своих подданных. Он навлек на свою голову проклятия знати. Но ни казни, ни поражения не могли уничтожить популярность, приобретенную им в годы «казанского взятия». В фольклоре Иван IV остался грозным, но справедливым государем. Не надо забывать, что Иван IV был последним царем, при котором масса народа - феодально-зависимые крестьяне - не утратила право выхода в Юрьев день и не превратилась в крепостных.

Решение ермаковцев обратиться в Москву свидетельствовало о популярности Ивана IV как среди служилых, так и в известной мере среди «воровских» казаков. Некоторые из объявленных вне закона атаманов решили покрыть «сибирской войной» свои прошлые «грехи».

Надо помнить также, что «воровские» казаки разделились уже на Яике. Самые непримиримые из них не желали служить ни царю, ни богатому купцу. Вместе со своим атаманом Богданом Барбошей они отказались идти за Ермаком.

Иван Кольцо и его сотоварищи, раз подчинившись Ермаку, не выходили из подчинения товариществу на протяжении всей экспедиции.

Под какими знаменами пришли ермаковцы в Сибирь? Ответ на этот вопрос могут дать старые описи Оружейной палаты в Москве. В них упомянуто несколько знамен Ермака. Ветхие полотнища сохранились до наших дней, но, кажется, все они, за единственным исключением, сшиты были уже в XVII веке. Лишь одно, самое древнее, по всей видимости, проделало с отрядом Ермака долгий путь с берегов Яика до самого Иртыша. Знамя было синим с широкой кумачовой каймой. Кумач расшит затейливым узором, по углам знамени - розетки наподобие цветов. В самом же центре вшиты на синем поле две фигуры из белой холстины, расцвеченной чернилами. Эти фигуры - «инрог» и лев, стоящие на задних лапах друг против друга. Царь зверей лев воплощал в себе идею могущества. Мифическое существо «инрог» изображали в виде лошади с длинным и острым рогом на лбу. То был символ благоразумия, чистоты и строгости.

Как видно, в Сибири казаки Ермака сражались под тем же знаменем, что и на западных границах в грозный час вторжения грозных полчищ Батория. Казачье знамя было много беднее воеводских. Но символы оставались теми же. Они говорили о мощи Российского государства.

III. Беседа по вопросам учебника (с. 88)

IV. Сравнение текстов думы Рылеева и народной песни

«О Ермаке»

(Тексты народной песни должны быть на каждой парте.)

Как на славных степях было саратовских,

Что пониже было города Саратова,

А повыше было города Камышина,

Собирались казаки-други, люди вольные,

Собирались они, братцы, во единый круг,

Как донские, гребенские и яицкие.

Атаман у них - Ермак сын Тимофеевич,

Есаул у них - Асташка сын Лаврентьевич.

Они думали думушку все единую:

«Уж как лето проходит, лето теплое,

А зима настает, братцы, холодная,

Как и где-то нам, братцы, зимовать будет?

На Яик нам идтить - да переход велик,

Да на Волге ходить нам - все ворами слыть,

Под Казань-град идтить - да там царь стоит,

Как Грозной-то царь Иван Васильевич,

У него там силы много-множество;

Да тебе, Ермаку, быть там повешену,

А нам, казакам, быть переловленным

Да по крепким по тюрьмам порассоженным».

Не серебряная речь громко возговорит -

Речь говорит Ермак сын Тимофеевич:

«Гей, вы думайте, братцы, вы подумайте,

И меня, Ермака, братцы, послушайте.

Зазимуем мы, братцы, все в Астрахани,

А зимою мы, братцы, поисправимся.

А как вскроется весна красна,

Мы тогда-то, други-братцы, во поход пойдем.

Мы заслужим перед Грозным царем вину свою:

Как гуляли мы, братцы, по синю морю,

Да по синему морю по Хвалынскому,

Разбивали мы, братцы, бусы-корабли,

Как и те-то корабли, братцы, не орленые,

Мы убили посланничка все царского,

Как того-то ведь посланничка персидского».

Как во славном было городе во Астрахани,

На широкой на ровной было площади,

Собирались казаки-други во единый круг,

Они думали думу крепкую,

Да и крепкую думушку единую:

«Как зима-то проходит все холодная,

Как и лето настанет, братцы, лето теплое,

Да пора уж нам, братцы, в поход идтить».

Речь возговорит Ермак Тимофеевич:

«Ой вы гой еси, братцы атаманы-молодцы!

Эй вы делайте лодочки-коломенки,

Забивайте вы кочета еловые,

Накладайте бабаечки сосновые,

Мы поедемте, братцы, с божьей помочью,

Мы пригрянемте, братцы, вверх по Волге по реке,

Перейдемте мы, братцы, горы крутые,

Доберемся мы до царства бусорманского,

Завоюем мы царство Сибирское,

Покорим его мы, братцы, царю белому,

А царя-то Кучума во полон возьмем.

И за то-то государь-царь нас пожалует.

Я тогда-то пойду сам ко белу царю,

Я надену тогда шубу соболиную,

Я возьму кунью шапочку под мышечку,

Принесу я царю белому повинную:

«Ой ты гой еси, надежа православный царь!

Не вели меня казнить, да вели речь говорить.

Как и я-то, Ермак сын Тимофеевич,

Как и я-то, воровской донской атаманушка,

Как и я-то гулял ведь по синю морю,

Что по синю морю по Хвалынскому,

Как и я-то разбивал ведь бусы-корабли,

Как и те-то корабли все не орленые.

А теперича, надежа православный царь,

Приношу тебе буйную головушку

И с буйной головой царство Сибирское».

Речь возговорит надежа православный царь,

Как и Грозный-то царь Иван Васильевич:

«Ой ты гой еси, Ермак сын Тимофеевич,

Ой ты гой еси, войсковой донской атаманушка!

Я прощаю тебя да и со войском твоим,

Я прощаю тебя да за твою службу,

За твою-то ли службу мне за верную,

И я жалую, Ермак, славный тихий Дон».

- Что общего вы увидели в образе Ермака в думе Рылеева и в народной песне?

- Сравните содержание думы Рылеева и народной песни.

- Какой фольклорный жанр напоминает народная песня о Ермаке? (Былина.)

Домашнее задание

1. Прочитать материалы о Рылееве и его думу «Иван Сусанин» в пособии «Читаем, думаем, спорим...» (с. 45-51).

2. Ответить на вопросы и выполнить задания пособия (с. 51).