Универсальные поурочные разработки по литературе. 8 класс. Егорова Н.В.

Урок 35. М.Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»

Цели: продолжить знакомство учеников с биографией и творчеством Салтыкова-Щедрина; напомнить особенности жанра сказки в творчестве писателя; расширить представления о сатирической направленности произведений писателя.

Методические приемы: рассказ учителя, повторение изученного, беседа по вопросам, комментированное чтение.

Оборудование: портрет М.Е. Салтыкова-Щедрина; выставка разных изданий его произведений; иллюстрации к произведениям Салтыкова-Щедрина Кукрыниксов, Н. Муратова, М. Черемных; Жизнь и творчество Салтыкова-Щедрина: Материалы для выставки в школе и детской библиотеке. Сост. Н.И. Якушин. М., 1983, 1989.

Ход урока

I. Чтение и анализ нескольких сочинений по повести И.С. Тургенева «Ася»

II. Слово учителя о М.Е. Салтыкове-Щедрине

Как вы знаете, писательство в России XIX века не было профессией. Многие из литераторов служили. Знаете ли вы, чем запомнился в Вятке (нынешнем Кирове) чиновник губернского правления? Тем, что никогда не брал взяток, чем существенно отличался от большинства чиновников.

Имя этого чиновника было Михаил Евграфович Салтыков. По приезде в Вятку он не был еще известным писателем-сатириком. Он был молодым чиновником, которого отправили в ссылку за опубликованную им повесть «Запутанное дело». Цензура обнаружила в повести «опасное направление мыслей».

Но опубликование повести и последовавшая за этим ссылка были только началом истории. Впереди были слава, и работа в журнале «Отечественные записки» вместе с Некрасовым, и романы «Господа Головлевы», «История одного города», и знаменитые сказки.

Салтыков-Щедрин говорил впоследствии: «Я вырос на лоне крепостного права». Что это значит? Он рос в помещичьей среде, с детства наблюдал жизнь крепостных, видел, как крепостное право уродует людей, понимал жестокую несправедливость такого устройства. В семье будущего писателя пеклись лишь о достатке, о карьере. Щедрин вспоминал: «Между моими няньками, которые пестовали мое детство, не было ни одной сказочницы. Вообще весь наш домашний обиход стоял на вполне реальной почве, и сказочный элемент отсутствовал в нем. Детскому воображению приходилось искать пищи самостоятельно, создавать свой собственный сказочный мир, не имевший никакого соприкосновения с народной жизнью и ее преданиями, но зато наполненный всевозможными фантасмагориями, содержанием для которых служило богатство, а еще более - генеральство. Последнее представлялось высшим жизненным благом...».

Об этом он пишет в своей повести «Пошехонская старина». Вообще, персонажи его детства - мать, тетки, — стали прототипами его произведений.

Что же это были за люди? Отец - Евграф Васильевич Салтыков - был отпрыском старинного, но небогатого дворянского рода. Семья постепенно беднела, и, чтобы поправить материальное положение, сорокапятилетнему Евграфу Васильевичу была найдена невеста - пятнадцатилетняя Ольга Михайловна Забелина, дочь состоятельного московского купца. Брак был неравным и несчастливым.

Но подчиненное по отношению к мужу и его сестрам положение Ольги Михайловны прошло вместе с ее молодостью. Очень скоро она стала очень умелой и властной хозяйкой огромного имения, которое благодаря ее усилиям перестало разоряться и даже расширилось. Колоритная фигура матери, ее хозяйственность, расчетливость до прижимистости, властность и хитрость в отношениях с окружающими отразились во многих произведениях писателя, особенно в образе Арины Петровны Головлевой.

Мать, несмотря на властность и жесткость по отношению к сыну, очень любила его и дала ему отличное домашнее образование. К шести годам Михаил легко общается на французском и немецком. Быстро выучивается писать по-русски.

С Царскосельским лицеем, где шесть лет учился Салтыков-Щедрин, связаны его первые литературные опыты. В Лицее на каждом курсе объявлялся очередной продолжатель Пушкина. В своем классе им стал Салтыков. По окончании Лицея молодой человек сотрудничает с «Современником», «Отечественными записками»: пишет рецензии, стихи. Он решил стать литератором.

После публикации первой повести критического направления Салтыков-Щедрин был сослан в Вятку. После ссылки, через 15 лет Салтыков-Щедрин служил вице-губернатором в Рязани, а потом в Твери, где он активно содействовал продвижению крестьянской реформы. Он заявил хозяевам губернии: «Я не дам в обиду мужика! Будет с него, господа, ... Очень слишком даже будет!» Он возбуждает несколько уголовных дел по фактам жестокого обращения с крестьянами. Его боятся местные помещики...

В 1862 г. он оставляет службу и переезжает в Петербург, чтобы полностью отдаться литературному и журналистскому делу. Он печатает романы, повести, сказки. М.Е. Салтыков-Щедрин создавал сказки в 60-80-е годы XIX века, это было время реформ, время перемен в общественной жизни.

III. Повторение изученного

1. Беседа по вопросам:

- Что такое эзопов язык и почему Салтыков-Щедрин так горевал, что ему приходится им пользоваться?

- Какие еще сатирические приемы широко использовал писатель? (Иносказание, ирония, сарказм, гипербола, гротеск.)

- Какие сказки Салтыкова-Щедрина вам известны? Почему они были названы «сказками для детей изрядного возраста»?

- Расскажите о героях сказок Салтыкова-Щедрина.

- С помощью каких сатирических приемов нарисованы эти образы?

- Какому жанру родственны сказки Салтыкова-Щедрина?

- Кого из иллюстраторов щедринских сказок вы знаете?

2. Слово учителя.

Сказки Салтыкова-Щедрина особенные, они предназначены думающему читателю. Сам писатель говорил, что писал их эзоповым языком, свойственным, как вы помните, жанру басни. Роднят щедринские сказки с баснями юмор, ирония, переходящая в сарказм. В основе сказок Щедрина лежат русские национальные особенности характеров героев и жизненных обстоятельств. Создавались они, как это свойственно сатирическим произведениям, на злобу дня. Но крупный художник тем и отличается, что он умеет в конкретном случае увидеть и выявить то, что связано с общей жизнью человечества.

Форма сказки избрана потому, что простому читателю этот жанр был понятен и близок. В зашифрованной форме можно было обратить внимание на самые злободневные вопросы общественной жизни, встать на защиту народных интересов. В сказках писатель надевает маску сказителя, добродушного, бесхитростного. За маской же скрывается едкая усмешка человека, умудренного житейским опытом. Жанр сказки для писателя - своеобразное увеличительное стекло, через которое он представляет читателю свои многолетние жизненные наблюдения.

IV. Чтение статьи учебника «М.Е. Салтыков-Щедрин» и ответ на вопросы (часть вторая, с. 5)

V. Слово учителя об «Истории одного города», об историзме Салтыкова-Щедрина

М.Е. Салтыков-Щедрин занимал крупные и важные должности в русском государстве. Он воочию видел, как действует государственная чиновничье-бюрократическая машина. Служебный и жизненный опыт привел писателя к мысли о том, что произвол всегда оставался основным и единственным способом управления.

Именно в таком свете писателю открылась русская история на протяжении веков, которую он в фантастической форме изобразил в знаменитой «Истории одного города».

В этом произведении, пародируя летописи и исторические труды, писатель высказал несколько принципиальных мыслей об устройстве государства.

Домашнее задание

1. Подготовить чтение фрагмента «Истории одного города» по ролям.

2. Сделать небольшой словарик трудных слов и оборотов, встречающихся в тексте.

3. Подготовить краткий пересказ фрагмента «Истории...»

4. Ответить на вопросы учебника (с. 14).

Дополнительный материал

Из «Недоконченных бесед» М.Е. Салтыкова-Щедрина

«Я - русский литератор и потому имею две рабские привычки: во- первых, писать иносказательно и, во-вторых, трепетать.

Привычке писать иносказательно я обязан ... цензурному ведомству. Оно до такой степени терзало русскую литературу, как будто поклялось стереть её с лица земли. Но литература упорствовала в желании жить и потому прибегала к обманным средствам. Она и сама преисполнилась рабьим духом и заразила тем же духом читателей. С одной стороны, появились аллегории, с другой - искусство понимать эти аллегории, искусство читать между строками. Создалась особенная рабская манера писать, которая может быть названа Эзоповскою, - манера, обнаруживавшая замечательную изворотливость в изобретении оговорок, недомолвок, иносказаний и прочих обманных средств. Цензурное ведомство скрежетало зубами, но, ввиду всеобщей мистификации, чувствовало себя бессильным и делало беспрерывные по службе упущения. Публика рабски-восторженно хохотала, хохотала даже тогда, когда цензоров сажали на гауптвахту и когда их сменяли. И существовала эта манера долго, существует и доныне, так что объявление в 1866 году воли книгопечатанию почти совсем не повлияло на неё. Аллегорический рабий язык продолжает пользоваться правом гражданственности, хотя справедливость требует сказать, что современные молодые писатели стараются избегать его. Я не берусь определить, хорошо или дурно они поступают, но думаю, что ввиду общей рабьей складки умов аллегория всё ещё имеет шансы быть более понятной и убедительной и, главное, привлекательной, нежели самая понятная и убедительная речь...»