Универсальные поурочные разработки по литературе. 8 класс. Егорова Н.В.

Урок 41. Внеклассное чтение. Поэзия родной природы в творчестве А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева, А.А. Фета, А.Н. Майкова

Цели: показать значение образов природы в творчестве поэтов; поддержать интерес к поэзии, помочь вызвать зрительные образы при чтении стихотворений, понять идеи, настроения, чувства поэтов; развивать навыки выразительного чтения, анализа поэтического текста.

Методические приемы: рассказ учителя, выразительное чтение стихотворений, беседа по вопросам, сопоставление стихотворений.

Оборудование: портреты А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева, А.А. Фета, А.Н. Майкова; репродукции картин - пейзажей русских художников; музыкальные произведения (например, «Времена года» П.И. Чайковского).

Ход урока

I. Вступительное слово учителя

Родная природа - неисчерпаемый, бесконечный источник поэзии. Неброскую трогательную русскую природу многие поэты предпочитали экзотическим красотам южных стран. Смена времен года всегда напоминала о цикличности жизни, о бренности человеческого существования и в то же время о вечности возрождения. Ясные и справедливые законы природы показывали пример неестественным законам человеческого существования. Свобода, гармония, чистота, несуетность, присущие природе - идеалы, которые воплощали в своем творчестве русские поэты.

Пейзажная лирика передает настроения, чувства человека, созвучна его душе. Природа, с точки зрения поэтов, - универсальный мир познания личности человека. Ценность человека многие поэты видели в его близости к природе. Пытаться понять природу, ее язык - значит стремиться к пониманию не только человека, но и всего мироустройства. Доля «чистой» пейзажной лирики не так уж велика. Изображение пейзажа, природы обыкновенно сопрягается с размышлениями о судьбе человека, о его назначении и месте в мире, о его идеалах - со многими философскими вопросами.

В подборке учебника-хрестоматии лучшие образцы пейзажной лирики русских поэтов XIX века. Прочитаем их вместе и попробуем понять, как неяркий, спокойный русский пейзаж может преображаться, являться всякий раз по-новому, волновать и удивлять нас.

II. Чтение и анализ стихотворений

Опираемся на вопросы учебника (с. 45).

Дополнительные вопросы и комментарии:

- Какова главная мысль стихотворения?

- Какие художественные приемы помогают воплотить идею стихотворения?

К стихотворению А.С. Пушкина «Цветы последние милей...»:

В стихотворении воплощена мысль поэта о важности, значительности пограничных моментов в жизни природы и в жизни человека.

«Цветы последние», так же как «разлуки час», запоминаются острее. Они «живее» в памяти именно потому, что они «последние». Это определение поставлено после существительного «цветы» (прием инверсии), на него падает логическое ударение, оно выделяется голосом, противопоставлено словосочетанию с эпитетом «роскошных».

Основной композиционный прием - образный параллелизм. «Цветы последние» сопоставляются с «разлуки часом», «роскошные первенцы полей» - со сладким свиданием». Слово «разлука» лишена эпитета: это и без того эмоционально окрашенное слово. Кроме того, у этого существительного есть постоянный эпитет, не реализованный в стихотворении, - «горькая разлука». Подразумевается противопоставление эпитету в словосочетании «сладкого свиданья». Сопоставление выражается и грамматически - с помощью сравнительной степени прилагательных («милей», «живее» - четвертая строка) и наречия («живее» - шестая строка).

Эмоционально окрашенную лексику стихотворения можно разделить по принципу контраста: последние - первенцы, унылые - сладкого, разлуки - свиданья. Анафора (дважды строка начинается со слова «живее») подчеркивает значительность слова, значение «последнего», пограничного в жизни природы и в жизни человека.

К стихотворению М.Ю. Лермонтова «Осень»:

От начала к концу стихотворения нарастает чувство грусти, одиночества, неотвратимости конца. Лаконично написанные картины осени сменяют друг друга. Сначала это движение: «и кружатся, и летят», затем стремление к покою: «скрыться где-нибудь спешит», наконец- замирание природы: «Ночью месяц тускл и поле / Сквозь туман лишь серебрит». Пейзаж наполнен красками: сначала яркими («пожелтели»), потом темными («зелень мрачную», в конце - тусклыми, «ночными» («серебрит»).

Образ человека обозначен через отрицание: «Уж не любит меж цветов / Пахарь отдыхать...». Лексика окрашена печальными, тревожными тонами: «поникши», «мрачную», «поневоле», «тускл», «туман».

К стихотворению Ф.И. Тютчева «Осенний вечер»:

Это стихотворение перекликается с пушкинским «Цветы последние милей...». Картины увядания передают настроения грусти, тихого восхищения, неизбежной боли ухода. Светло окрашенная лексика («светлость», «умильная, таинственная прелесть», «томный, легкий шелест», «туманная и тихая лазурь», «кроткая улыбка») сочетается со словами, выражающими печаль, тревогу, неуют, страх («зловещий», «над грустно-сиротеющей землею», «бурь», «порывистый, холодный ветр», «ущерб, изнеможенье», «увяданья», «страданья»).

Поэт и в увядании чувствует «прелесть». Настроение «умильной» печали, переданной образом конца года - осени, усиливается образом соответствующего ей конца дня - вечера.

«Ущерб, изнеможенье», «кроткая улыбка», «божественная стыдливость страданья» - эти слова относятся в равной мере и к состоянию природы, и к состоянию человека. Тютчев не разделяет природу и человека, они едины в своих проявлениях, природа одухотворена. Поэт «переводит» эти общие ощущения на язык «существ разумных»: «Божественная стыдливость страданья» значит смиренное принятие всего, посланного свыше; чувство гармонии, которая проявляется в том числе и в страдании, и в его преодолении.

К стихотворению А.А. Фета «Первый ландыш»:

Осень - хрупкое время года, когда вся природа легко уязвима перед холодом зимы. Весна - пора пробуждения. Совершенен «вечный строй» природы. Об этом стихотворение Фета, пронизанное чувствами восторга, благодарности, удивления перед вечно обновляющейся природой, ее чистотой, силой, обаянием.

Стихотворение начинается с обращения «О первый ландыш!», играющего роль олицетворения. Первые две строфы по существу продолжение этого обращения. Другие синтаксические приемы - параллельное построение предложений, анафора («Какая девственная нега», «Какие в нем нисходят сны!», «Как первый луч весенний ярок!», «Как ты пленителен, подарок...»). Чувство благодарного изумления усилено восклицательной интонацией (в стихотворении пять восклицательных знаков).

Фет сопоставляет состояние пробуждающейся природы, «воспламеняющей весны» с состоянием молодости, благоухающей «избытком жизни». Незаметный, невинный, нежный цветок ландыша сравнивается с «девой»: оба образа сопровождают определения «первый», которые играют роль эпитетов («первый ландыш», «так дева в первый раз вздыхает»).

Лексика стихотворения полностью окрашена в радостные, светлые тона.

К стихотворению А.Н. Майкова «Поле зыблется цветами...»:

По настроению это стихотворение близко к фетовскому «Первый ландыш». То же восхищение разгулом весны, та же светлая лексика, тот же образный параллелизм в изображении состояния природы и человека. Но у Майкова лирический герой стихотворения выражает чувства от первого лица, передает непосредственные ощущения радости. Интонация этого стихотворения другая: вместо восторженных восклицаний - удивленное восхищение, переданное с помощью многоточий (их шесть в стихотворении).

Сердце лирического героя открыто радости наступающей весны, он, «улыбаясь», обращает «взоры к небу», пронизанному светом и пением жаворонков. Его «надежды молодые» согласуются, переплетаются с блеском, сиянием весны.

III. Чтение других стихотворений пейзажной лирики,

прослушивание музыкальных фрагментов

IV. Пересказ статьи учебника «Поэзия родной природы»

V. Итог урока

Пейзажная лирика передает настроения, чувства человека, созвучна его душе. Мир души человека и мир природы взаимно отражаются, находятся в гармонии, все сливается в общий хор жизни и любви.

Домашнее задание

1. Прочитать статью учебника «А.П. Чехов» (с. 45-46), ответить на вопросы (с. 47).

2. Прочитать рассказ Чехова «О любви».

Дополнительный материал

Природа в лирике Тютчева

Природа крайне редко предстает у Тютчева просто как пейзаж, как фон. Она, во-первых, всегда является активным «действующим лицом», она всегда одушевлена и, во-вторых, воспринимается и изображается как некая система более или менее понятных человеку знаков или символов космической жизни (в этой связи лирику Тютчева часто называют «натурфилософской»). Возникает целая система символов, выполняющих своего рода посредническую функцию, связующих мир человеческой души с мирами природы и космоса (ключ, фонтан, ветер, радуга, море, гроза - см., например, «О чем ты воешь, ветр ночной?..», «Фонтан», «Весенняя гроза», «Певучесть есть в морских волнах...», «Как неожиданно и ярко...»).

Тютчева-пейзажиста привлекают переходные состояния природы: например, от дня к ночи («Тени сизые смесились...») или от одного времени года к другому («Весенние воды»). Не статика, а динамика, не покой, а движение, не подбор одноплановых деталей, а стремление к разнообразию, подчас и к парадоксальным сочетаниям характерны для тютчевских пейзажей (например, в стихотворении «Весенние воды»: еще «белеет снег», но уже появились «весны гонцы»). Показательно в этом отношении, что природа у Тютчева живет одновременно по законам «линейного», «циклического», «кругового» времени. Так, в стихотворении «Весенние воды» тема линейного времени, заявленная в первых двух строфах (переход от зимы к весне), дополняется в заключительной, третьей, темой циклического времени майских дней / Румяный, светлый хоровод»). Любопытно отметить в этой связи, что для Тютчева очень характерны обращения к земле и небу, к явлениям природы, к стихиям (например: «О чем ты воешь, ветр ночной?..»).

О творчестве А.Н. Майкова

Аполлона Николаевича Майкова (1821-1897) традиционно воспринимают поэтом «чистого искусства». Но это ни в коей мере не характеризует его как поэта камерного (что, впрочем, может быть отнесено и к любому другому талантливому представителю «искусства для искусства»). В его поэтическом наследии антологическая поэзия («Октава», «На мысе сем диком...», «Барельеф», «Я в гроте ждал тебя в урочный час...» и др.), поэмы в духе натуральной школы («Две судьбы», «Машеныса», «Барышня»), поэтический перевод «Слова о полку Игореве» (1860-1870). Майков - автор поэмы «Савонарола» (1851), драматических поэм по мотивам древнеримской истории «Три смерти» (1851), «Смерть Люция» (1863), «два мира» (1872). История русского народа, быт и нравы предков, личность государственного деятеля тоже становились предметом поэтического осмысления Майкова («Кто он?», «Стрелецкое сказание о царевне Софье Андреевне», «У гроба Грозного»).

Разнообразен тематический и жанровый диапазон поэзии, в том числе и лирики Майкова. Истинный поэт, он в любом проявлении жизни искал и находил красоту. Поэтому, если задаться целью обозначить постоянную тему его творчества, то, не сомневаясь, можно утверждать, что это тема красоты (как и в поэзии А. Фета, Ф. Тютчева, А. Толстого, Я. Полонского).

Пожалуй, наиболее ярко Майков проявил себя в пейзажной лирике. Ярко - в прямом и переносном смыслах: он «солнечный» поэт, видящий в природе красочное, светлое и испытывающий радостные, оживленные, бодрые чувства и эмоции; соответственно, выражающий лирическое переживание в «жизнерадостных» образах: зрительных, звуковых, обонятельных. Лирический герой Майкова воспринимает, чаще всего во время прогулок, природу всем своим существом: он не только видит и наблюдает, но и слышит жизнь природы, ощущает ее много образные запахи, чувствует мягкую землю, шероховатую кору деревьев, гладкий стебель цветка...

Своеобразная «комплексность» мировосприятия обусловила образную конкретность пейзажной лирики Майкова, или иначе: предметность, вещественность, реалистичность. Поэт умеет «выхватить из картинки наиболее яркую деталь и облечь ее в запоминающийся образ с помощью не менее ярких изобразительно-выразительных средств. Выразительность поэзии Майкова соответствует эмоциональному состоянию его лирического героя: «Поэта волнуют самые обычные, всем знакомые события: приход весны, наступление осени, летний дождь... Он глядит на них как бы впервые, глазами удивленного человека, которому неожиданно открылась невиданная ранее красота.

В читателе стихотворения Майкова неизменно вызывают возвышенные, благородные, радостные чувства.