Универсальные поурочные разработки по литературе. 8 класс. Егорова Н.В.

Уроки 12-19. А.С. Пушкин «Капитанская дочка»

(См. материалы уроков 14—21 по программе В.Я. Коровиной.)

Урок 20. Внеклассное чтение. А.С. Пушкин. «Метель»

Цели: показать жанровое своеобразие «Повестей Белкина»; проанализировать повесть «Метель».

Методические приемы: рассказ учителя, комментированное чтение, беседа.

Оборудование: портрет А.С. Пушкина, фильм «Метель».

Ход урока

I. Беседа по вопросам учебника (с. 169)

Ученики самостоятельно читают повесть, отвечают на вопросы учебника.

На уроке можно послушать музыкальные фрагменты произведения Свиридова к фильму «Метель», посмотреть кадры из фильма.

Дополнительные вопросы:

- Как эпиграф соотносится с содержанием повести?

- Почему произведения Свиридова к фильму «Метель» названы автором иллюстрациями? Какая из этих «иллюстраций» вам понравилась больше и почему?

II. Слово учителя о жанровом своеобразии «Повестей Белкина»

«Повести Белкина» - первое законченное прозаическое произведение Пушкина. Цикл создан в знаменитую Болдинскую осень 1830 года за очень короткое время. С 9 сентября по 20 октября были закончены все пять повестей.

В 1830 году, завершив «Евгения Онегина», Пушкин от романа в стихах перешел к созданию романа прозаического. Новый русский роман резко отличался от предыдущих - нравоописательного, дидактического, авантюрного - поэтому его формирование происходило медленно, он собирался по частям. Начало этому процессу в русской литературе положили циклы повестей и рассказов, и прежде всего «Повести Белкина».

В «Повестях Белкина» есть развивающаяся идея, она содержится не в какой-либо отдельной фразе и даже не в сюжетно-композиционном единстве, эта идея в значительной степени выражена в сложной субъектной организации повестей. Каждое событие в художественном мире «Повестей Белкина» оценивается сознанием нескольких субъектов повествования (автором, издателем, псевдоавтором Белкиным, рассказчиками, героями), оцениваются одновременно по разным «шкалам ценностей». Мелочь, пустяк для одних одновременно является главным для других. Несущественное приравнено к существенному. Весь цикл оказывается динамичным многоголосием. Эта полифония позволяет видеть в «Повестях Белкина» исток русского прозаического романа XIX века.

Чтобы найти идею цикла, следует прежде всего разобраться в субъектной организации произведения.

III. Слово учителя о повести «Метель»

Содержание этой истории больше, чем ее понимают герои. Как и во всех других повестях Белкина, в «Метели» события оцениваются разными героями по разным шкалам ценностей. Марья Гавриловна воспринимает свое поведение совершенно всерьез, не видя никакой литературности; Владимир видит себя и Марью литературно; соседи воспринимают Марью Гавриловну прозаически, даже цинично - они «дивились ее постоянству и с любопытством ожидали героя, долженствовавшего наконец восторжествовать над печальной верностью этой девственной Артемиды»; Бурмин воспринимает случившееся как недоумение, как счастливый случай, не более того; девица К.И.Т., когда-то рассказавшая эту историю Белкину, как мы видели, иронически относится к героям, но она совершенно серьезно рассказывает окончание истории и тем самым выдает себя, она тоже верит в красивые романтические совпадения.

Точка зрения Белкина сложнее. Всё в жизни происходит, конечно, не по литературным образцам (эпиграф из «Светланы» сразу же обнажает литературные модели в поведении героев), но и не случайно. Конечно, метель вмешалась в жизнь героев и поменяла женихов. Эпиграф из «Светланы» подключает к этой истории представления Жуковского (и других романтиков) о существовании таинственной, неявленной человеку закономерности нашей жизни, судьбы. Так суждено было - встретиться Марье и Бурмину. Но если Белкин так думает, то тогда с ним явно не согласен Пушкин: нет в этом совпадении никакого смысла, слепая случайность.

В жизни нет скрытой логики, «оттуда» никто и ничто не правит «здесь». Метель развела одних и свела других - но какой у этого смысл? Разве стало лучше? Хорошо ли, что метель сломала жизнь Владимиру?

IV. Слово учителя о проблеме рассказчика

Жизненный материал, легший в основу повестей, - истории, случаи, происшествия провинциального быта. События, происходившие за блестящим фасадом Российской империи, привлекали Пушкина и раньше. Но обычно о них повествовал сам автор. Самостоятельных «голосов» мелких помещиков, офицеров, затерянных в глухих закоулках огромной страны, и вообще простого люда не было слышно. Теперь же Пушкин дает слово Белкину, выходцу из поместных глубин России. В «Повестях Белкина» нет народа как собирательного образа, но всюду присутствуют персонажи из разных социальных слоев. Это и крепостные крестьяне, и гробовщик, и провинциальные барышни, и смотритель с его дочкой, и множество других персонажей, только упомянутых или лаконично обрисованных. Тут и богатые и бедные помещики, и нежданно залетевшие на почтовую станцию аристократы, и офицеры, службой занесенные в отдаленные места.

Психологически, например, достоверно, что Белкина привлекают острые сюжеты, истории и случаи, анекдоты, как сказали бы в старину. Они словно яркие, быстро промелькнувшие огоньки в застойном быту тусклой и однообразной поместной жизни с ее медленным темпом. В судьбе «рассказчиков», которые поделились с Белкиным известными им необычными событиями, как у самого повествователя, не было ничего примечательного, кроме одной-двух историй. Титулярный советник А.Г.Н. рассказал «Смотрителя», подполковник И.Л.П. - «Выстрел», приказчик Б.В. - «Гробовщика», девица К.И.Т. - «Метель» и «Барышню-крестьянку». Причем они рассказывали о том, что им хорошо, доподлинно известно. Пушкин подчеркнул как бы «профессиональную» причастность всех этих людей к известным им историям: чиновник рассказал о чиновнике, военный - о военном, мелкий торговец - о таком же мелком торговце, а уж девицу К.И.Т. больше всего интересовали, конечно, любовные приключения.

Есть, однако, еще одна очень важная особенность таких рассказов. Все они принадлежат людям одного уровня миропонимания. У них разные профессии, но относятся они к одной провинциальной среде - деревенской или городской. Различия в их взглядах на жизнь незначительны и могут не приниматься во внимание. А вот общность их интересов, духовного развития существенна. Она как раз и позволяет Пушкину объединить повести одним рассказчиком - Иваном Петровичем Белкиным, который им духовно близок, собственно от них неотличим. Это означает, что Пушкин задумал представить истории в таком свете, в каком их увидели все рассказчики и Белкин в том числе. Русская жизнь должна была явиться в изображении самих рассказчиков, то есть изнутри. Пушкину было очень важно, чтобы осмысление историй шло не от автора, уже знакомого читателям, не с позиций высокого критического сознания, а с точки зрения обыкновенного человека, происшествиями изумленного, но не отдающего себе ясный отчет в их смысле. Поэтому для Белкина все рассказы, с одной стороны, выходят за пределы его обычных интересов, ощущаются необыкновенными (недаром они врезались в его память и даже побудили взяться за перо), а с другой - оттеняют духовную неподвижность его существования.

События, о которых повествует Белкин, в его глазах выглядят истинно «романтическими»: в них есть все - пули, неожиданные случайности, счастливая любовь, смерть, тайные страсти, приключения с переодеваниями и фантастические видения.

Доверяя роль основного рассказчика Белкину, Пушкин, однако, не устраняется из повествования. То, что кажется Белкину необыкновенным, Пушкин сводит к самой обыкновенной прозе жизни. И наоборот: самые ординарные сюжеты оказываются полными поэзии и таят непредвиденные повороты в судьбах героев. Тем самым узкие границы белкинского взгляда неизмеримо расширяются. Так, например, бедность воображения Белкина приобретает особую смысловую наполненность. Вымышленный повествователь ничего не может придумать и измыслить, разве что поменять фамилии живых людей. Он даже оставляет в неприкосновенности названия сел и деревень. Пушкин, создавая письмо ненарадовского помещика, конечно, ироничен. Иван Петрович и в фантазии не вырывается из пределов ближайших деревень - Горюхино, Ненарадово, около них расположенных городков.

Но для Пушкина в подобном недостатке, конечно, заключено и достоинство - куда ни кинь, везде происходят или могут произойти случаи, описанные Белкиным.

«Повести Белкина» выросли на скрещении двух писательских взглядов. К одному и тому же жизненному материалу у вымышленного и истинного повествователей разное, не совпадающее отношение. Поэтому немудрящая белкинская проза постоянно поправляется, корректируется, по-иному освещается Пушкиным, который то вставит ироническое слово, то вспомнит какую-нибудь притчу (например, о блудном сыне), то отошлет к литературному сюжету.