Универсальные поурочные разработки по литературе. 8 класс. Егорова Н.В.

Урок 50. К.Г. Паустовский. Слово о писателе. Рассказ «Телеграмма»

Цели: показать значение творчества Паустовского; дать представление о личности писателя; развивать навыки выразительного чтения, характеристики героев.

Методические приемы: выразительное чтение, элементы анализа текста, беседа по вопросам.

Ход урока

I. Проверка домашнего задания

Пересказ статей учебника «Мастер слова» и «Паустовский в жизни».

- Какие качества К.Г. Паустовского особенно выделяют Ю. Бондарев и Ю. Казаков?

II. Предварительная беседа по рассказу «Телеграмма»

- Какова основная тема рассказа? (Основная тема - взаимоотношения родителей и детей. С этой темой связаны темы милосердия, ответственности человека за свои поступки.)

- Для чего автор начинает рассказ с пейзажной зарисовки? (Она настраивает читателя на определенный лад, подготавливает к восприятию произведения, создает тональность повествования.)

- Какие мысли автор передает через этот пейзаж? (Пейзажную зарисовку пронизывает мысль об увядании, даже омертвении природы: октябрь - «наредкость холодный», ветлы - «облетевшие», трава - «полегла». Само время, кажется, замедлило свое течение (тучи «тащились», «цеплялись», «даже сыпались назойливо»), и кажется, вечно будет длиться этот нагоняющий тоску осенний месяц.)

- Каков, по-вашему, ритм рассказа? (Фразы короткие, и от них веет каким-то холодом и безысходностью. Из этого ритма выбивается предложение о подсолнечнике, который «все доцветал и никак не мог доцвесть...».)

- Почему именно «подсолнечник», а не «подсолнух»? (Слово продиктовано чувством ритма. У читателей создается впечатление: теплое маленькое солнышко на фоне серого осеннего неба.)

- Как соответствует безотрадная картина внутреннему состоянию Катерины Петровны? (К.Г. Паустовский, следуя традиции отечественной литературы, соотносит состояние природы с душевным состоянием человека. В природе, как и в жизни человеческой, наступает медленное увядание, нежелание «сдаваться» на милость зимних холодов и, наконец, сон, подобный смерти.)

- Выражает ли автор прямое сочувствие героине? (Ни в одной строчке. Оно скрыто в характере повествователя. Когда жизнь природы замерла, Катерине Петровне «стало еще труднее вставать по утрам» (значит, и без того было трудно.)

- Какие детали интерьера свидетельствую о том, что жизнь замерла в старом доме? («Горький запах» нетопленных печей, пыльный «Вестник Европы», пожелтевшие чашки на столе, давно не чищеный самовар.)

Вывод; За простой, внешне бесстрастной манерой повествования скрывается глубокое сострадание автора к одиноко доживающей свой век женщине.

III. Беседа о роли художественных деталей в тексте

- К.Г. Паустовского считают мастером детали. Подумайте, какой многозначный смысл заключен в данных выражениях?

1. «Манюша, шмыгая носом, отнесла это письмо на почту, долго засовывала его в почтовый ящик и заглядывала внутрь, - что там? Но внутри ничего не было видно - одна жестяная пустота». (С одной стороны, в этом словосочетании смысл обычный - жестяной ящик пуст. Но в тексте значение углубляется: жестяная пустота ящика ассоциируется с бездушием, неоправданной жестокостью дочери: Настя не находит времени написать матери долгожданное письмо.)

2. «Керосиновый ночник вздрагивал на столе. Он был, казалось, единственным живым существом в покинутом доме, - без этого слабого огня Катерина Петровна и не знала бы, как дожить до утра». (Ночник— «единственное живое существо», он вздрагивает, передавая тревогу хозяйки, ее боль, грусть. Керосиновый ночник подчеркивает безмерность одиночества героини. Одновременно он будто сигнализирует о беде, просит помощи и участия.)

3. «Она задохнулась, остановилась у старого дерева, взялась рукой за холодную, мокрую ветку и узнала: это был клен. Его она посадила давно, еще девушкой-хохотушкой, а сейчас он стоял облетевший, озябший, ему некуда было уйти от этой бесприютной, ветреной ночи». (Дерево воспринимается Катериной Петровной как живое. Она отожествляет свое состояние слабости, одиночества, безысходности с его состоянием: «некуда уйти от этой бесприютной, ветреной ночи», Кроме того, каждый предмет в доме, деревья в саду, с которыми связана вся жизнь Катерины Петровны, одухотворяются автором с целью подчеркнуть ужас одиночество старой женщины - глубины ее тоски по дочери.)

Вывод; С помощью детали автор создает определенное настроение и передает психологическое состояние героев.

IV. Характеристика Катерины Петровны

- Мы выяснили, что «мелодия прозы» способствует созданию образа пожилой одинокой женщины. Какие чувства вызывает у вас Катерина Петровна?

- Восстановите прошлое героини по ряду точных деталей. (Прошлое - в воспоминаниях Катерины Петровны: петербургская жизнь, «жила с отцом в Париже и видела похороны Виктора Гюго». Это была счастливая и насыщенная событиями жизнь, отсвет ее - в эскизе к «Неизвестной» Крамского (подарок самого автора отцу героини). Катерина Петровна живет воспоминаниями, они бы могли скрасить ее одиночество. Но и они тускнеют, как «потускнели от времени» картины на стенах. Из подтекста понятно, что «сумрачно» не только в опустевших комнатах, но и в душе героини.)

- Для чего хранит Катерина Петровна «сморщенные перчатки, страусовые перья, стеклярусную черную шляпу», а потом дарит их Маняше? (Все это не случайно. Героиня дарит эти вещи Маняше, чтобы отблагодарить ее. Отдавая самое дорогое, женщина вновь и вновь переживает прошлое. Но то, что для Катерины Петровны милые реликвии - частицы жизни и судьбы, для деревенской девочки лишь старая и ненужная ветошь. «Сдам в утиль, -решала Маняшка, забирала все и уходила», а Катерина Петровна оставалась наедине со своим одиночеством.)

- Каков внешний облик героини? (Плохо видит, сгорбленная, маленькая.)

- Подберите контекстуальный синоним к слову «маленькая».

(Беззащитная.)

- Как вы считаете, были ли у Насти серьезные причины, чтобы не приехать к матери? Почему и как пытается Катерина Петровна оправдать дочь? Найдите строчки в тексте. («Катерина Петровна знала, что Насте теперь не до нее, старухи. У них, молодых, свои дела, свои непонятные интересы, свое счастье. Лучше не мешать». Любовь Катерины Петровны к дочери самоотверженна и лишена эгоизма. Женщина готова простить и даже оправдать и отсутствие писем, и нежелание приехать. Нельзя без жалости и чувства вины читать о том, как бережно перебирает Катерина Петровна принесенные почтарем деньги, представляя себе, что эти бумажки хранят аромат Настиных духов, помнят тепло ее рук. Мы, читатели, пока ничего не знаем о дочери героини. Но автор сумел вызвать в нас такое сильное сострадание к Катерине Петровне, что неприязнь к Насте родилась сама по себе.)

- Как относятся к Катерине Петровне окружающие? (Суважением, заботясь о ней, оказывают посильную помощь.)

- Завершающим аккордом 1-й части становится сообщение о том, что Катерина Петровна написала Насте письмо. Почему она это сделала?

(Чтение письма учителем.)

Писатель приглашает нас, читателей, домыслить то, что осталось в подводном течении рассказа. Женщине мог напомнить о приближении конца «облетевший, озябший» клен, который она посадила еще «девушкой-хохотушкой». Ее могла испугать собственная слабость: ведь Катерина Петровна еле добрела до калитки и с величайшим трудом вернулась обратно. Да и в самом стуке, почудившемся старой женщине, есть что-то мистическое: не восприняла ли его Катерина Петровна как весть о скорой смерти? Домашнее задание

1. Определить, как построен рассказ, выделить основные части, озаглавить каждую и подобрать эпиграфы.

2. Ответить на вопрос: «Почему рассказ Паустовского называется “Телеграмма”»?

Дополнительный материал

К.Г, Паустовский. «О себе»

Родился я в Москве 31 мая 1892 года в Гранатном переулке в семье железнодорожного статистика.

Отец мой происходил из запорожских казаков, переселившихся после разгрома Сечи на берегах реки Рось около Белой Церкви. Там жили мой дед - бывший николаевский солдат и бабка - турчанка.

Несмотря на профессию статистика, требующую трезвого взгляда на вещи, отец был неисправимым мечтателем и протестантом. Из-за этих своих чувств он не засиживался подолгу на одном месте. После Москвы служил в Вильно, Пскове и, наконец, осел более или менее прочно в Киеве.

Моя мать - дочь служащего на сахарном заводе - была женщиной властной и суровой.

Семья наша была большая и разнообразная, склонная к занятиям искусством. В семье много пели, играли на рояле, спорили, благоговейно любили театр.

Учился я в 1-й киевской классической гимназии.

Когда я был в шестом классе, семья наша распалась. С тех пор я сам должен был зарабатывать себе на жизнь и на ученье. Перебивался довольно тяжелым трудом, так называемым репетиторством.

В последнем классе гимназии я написал первый рассказ и напечатал его в киевском литературном журнале «Огни». Это было, насколько я помню, в 1911 году.

После окончания гимназии я два года пробыл в Киевском университете, а затем перевелся в Московский университет и переехал в Москву.

В начале мировой воины я работал вожатым и кондуктором на московском трамвае, потом - санитаром на тыловом и полевом санитарных поездах.

Осенью 1915 года я перешел с поезда в полевой санитарный отряд и пошел с ними в дальний путь отступления от Люблина в Польше до городка Несвижа в Белоруссии.

В отряде из попавшегося мне засаленного обрывка газеты я узнал, что в один и тот же день убиты на разных фронтах оба мои брата. Я вернулся к матери - она в то время жила в Москве; но долго не мог высидеть на месте и снова начал свою скитальческую жизнь: уехал в Екатеринослав и работал там на металлургическом заводе Брянского общества, потом переехал в Юзовку на Новороссийский завод, а оттуда в Таганрог на котельный завод Нев-Вильдэ. Осенью 1916 года ушел с котельного завода в рыбачью артель на Азовское море.

В свободное время я начал писать в Таганроге свой первый роман «Романтики».

Потом переехал в Москву, где меня застала февральская революция. Я начал работать журналистом.

В Москве я пережил Октябрьскую революцию, стал свидетелем многих событий 1917 - 1919 годов...

... Вскоре меня «завертело». Я уехал к матери (она снова перебралась на Украину), пережил в Киеве несколько переворотов, из Киева уехал в Одессу. Там я впервые попал в среду молодых писателей - Ильфа, Бабеля, Багрицкого, Шенгели, Льва Славина.

Но мне не давала покоя «муза дальних странствий», и я, пробыв два год в Одессе, переехал в Сухуми, потом - Батум и Тифлис. Из Тифлиса я ездил в Армению и даже попал в северную Персию.

В 1923 году вернулся в Москву, где несколько лет проработал редактором Роста (Российское телеграфное агентство), в то время я уже начал печататься.

Первой моей «настоящей» книгой был сборник рассказов «Встречные корабли»...

Ездил я по-прежнему много, даже больше, чем раньше. За годы своей писательской жизни я был на Кольском полуострове, жил в Мещере, изъездил Кавказ и Украину, Волгу, Каму, Дон, Днепр, Оку и Десну, Ладожское и Онежское озера, был в Средней Азии, на Алтае, в Сибири, на чудесном нашем северо-западе - в Пскове, Новгороде, Витебске, в пушкинском Михайловском, в Крыму, Эстонии, Литве и Латвии, в Белоруссии и Чехословакии. Осенью 1956 года я плавал вокруг Европы и побывал в Стамбуле, Афинах, Неаполе, Риме, Париже, Роттердаме и Стокгольме.

Во время великой Отечественной войны я был венным корреспондентом на Южном фронте и тоже изъездил множество мест...

... Моя писательская жизнь началась с желания все знать, все видеть и путешествовать. И, очевидно, на этом она и окончится.

Поэзия странствий, слившись с неприкрашенной реальностью, образовала наилучший сплав для создания книг...

Самым плодотворным и счастливым для меня оказалось знакомство со средней полосой России. Произошло оно довольно поздно, когда мне было уже под тридцать лет. Конечно, и до этого я бывал в Средней России, но всегда мимоходом и наспех.

Средней России - и только ей - я обязан большинством написанных мною вещей. Перечисление их займет много места. Я упомяну только главные: «Мещерская сторона», «Исаак Левитан», «Повесть о лесах», цикл рассказов «Летние дни», «Старый челн», «Ночь в октябре», «Телеграмма», «Дождливый рассвет», «Кордон 273», «Во глубине России».

В Мещерском краю я прикоснулся к чистейшим истокам народного русского языка...

В своей работе я многим обязан поэтам, писателям, художникам и ученым разных времен и народов. Я не буду перечислять здесь их имена, от безвестного автора «Слова о полку Игореве» и Микеланджело до Стендаля и Чехова. Имен этих очень много.

Но больше всего я обязан простой и значительной жизни. Ее свидетелем и участником мне посчастливилось быть...