Краткое содержание всех произведений школьной программы. Русская литература

М. Ю. Лермонтов

Основные мотивы в лирике Лермонтова

В лирике Лермонтова выделяют более 30 мотивов. Основные:

1. Свобода

2. Борьба

3. Одиночество

1.

В произведениях отразилась связь с эпохой, наследие декабризма, протест против самодержавия, крепостничества, яркая политическая окраска. Например, стихотворение «Новгород»(1830), посвященное декабристам:

Сыны снегов, сыны славян,

Зачем вы мужеством упали?

Зачем? Погибнет ваш тиран,

Как все тираны погибали.

До наших дней при имени свободы

Трепещет ваше сердце и кипит!..

Стихотворение «Желание» (1831) — свобода от общества, картина бурного, мятежного проявления страстей:

Я тогда пущуся в море,

Беззаботен и один,

Разгуляюсь на просторе

И потешусь в буйном споре

С дикой прихотью пучин.

В стихотворении «Пленный рыцарь» (1840) появляется символический образ вольных птиц. В стихотворении «1 января» (1840) воплотилась идея о свободе творчества:

Так царства дивного всесильный господин —

Я долгие часы просиживал один...

Противоречивость царства маскарада и «дивного царства» мечты воплощена в итоговом образе «свежего островка средь морей». В стихотворении выражено проснувшееся гражданское сознание: герой Лермонтова бросает дерзкий вызов светской черни:

О, как мне хочется смутить веселость их

И дерзко бросить им в глаза железный стих,

Облитый горечью и злостью...

Мотиву свободы противостоит мотив неволи, узничества. Стихотворение «Прощай, немытая Россия»:

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, послушный им народ.

Быть может, за хребтом Кавказа

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Мотив неволи, узничества особенно ярко выражен в так называемом «Тюремном цикле» (стихи «Узник», «Сосед», «Соседка», «Пленный рыцарь»). Например: «Соседка» (1840):

Не дождаться мне, видно, свободы,

А тюремные дни будто годы...

«Пленный рыцарь» (1840):

Мчись же быстрее, летучее время,

Душно под новой бронею мне стало...

2.

Тема борьбы тесно связана с эпохой и протестом против существующих порядков. Характерны состояние внутренней дисгармонии и последовательная контрастность. Например, в стихотворении «Парус». Внешне «Парус» напоминает простую пейзажную зарисовку с вполне конкретными и точными образами бушующей и умиротворенной стихии. Возможность сопоставления природных явлений с человеческими переживаниями определяется тем, что у Лермонтова-романтика природа обладает душой. Неразрешимость конфликта паруса я моря — символ конфликта между человеком и жизнью, а противоречивое состояние покоя-бури воспринимается как печальная необходимость, которую человек не может изменить. Вечная неудовлетворенность препятствует счастью человека, и он, противопоставляя себя стихии, одновременно тоскует по естественным ее проявлениям. Прием, когда внутреннее состояние лирического героя соответствует картинам природы, называется образным параллелизмом.

Белеет парус одинокой

В тумане моря голубом. —

Что ищет он в стране далекой,

Что кинул он в краю родном?

Играют волны, ветер свищет

И мачта гнется и скрипит,

Увы, — он счастия не ищет

И не от счастия бежит! —

Под ним струя светлей лазури,

Над ним луч солнца золотой:

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой.

В стихотворении «1831, июня 11 дня» Лермонтов высказывает мысль: «Так жизнь скучна, когда боренья нет».

Мотиву борьбы противостоит мотив трагического бездействия поколения Лермонтова. Стихотворение «Дума»(1838):

К добру и злу постыдно равнодушны,

В начале поприща мы вянем без борьбы;

Перед опасностью позорно-малодушны,

И перед властию — презренные рабы...

Там же:

Толпой угрюмою и скоро позабытой,

Над миром мы пройдем без шума и следа,

Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

Ни гением начатого труда.

 

Стихотворение «Выхожу один я на дорогу» (1841) — философское размышление поэта о жизни и смерти. Покой исходит на человека из природы, в которой нет противоречий. Поэту «больно и трудно» жить в мире с буйным накалом страстей, он устал, смерть представляется ему выходом из замкнутого круга бесполезной и утомительной борьбы. Сам поэт испытывает противоречивые чувства: он любит жизнь, полную страданий, ему скорее опротивели люди.

Выхожу один я на дорогу;

Сквозь туман кремнистый путь блестит;

Ночь тиха, пустыня внемлет Богу,

И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сиянье голубом...

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? жалею ли о чем?

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть;

Я ищу свободы и покоя!

Я б хотел забыться и заснуть!

Но не тем холодным сном могилы...

Я б желал навеки так заснуть,

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

Про любовь мне сладкий голос пел,

Надо мной чтоб вечно зеленея

Темный дуб склонялся и шумел.

3.

Центральный мотив, проходящий через все творчество Лермонтова, — мотив одиночества. Например, «Парус» (см. выше), «Утес» (1841):

Ночевала тучка золотая

На груди утеса-великана.

Утром в путь она умчалась рано,

По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине

Старого утеса. Одиноко

Он стоит, задумался глубоко

И тихонько плачет он в пустыне.

В стихотворении «Дубовый листок оторвался от ветки родимой...» в образе дубового листка с особенной яркостью воплотился мотив одиночества:

— На что мне тебя? — отвечает младая чинара, —

Ты пылен и желт — и сынам моим свежим не пара.

Ты много видал — да к чему мне твои небылицы?

Мотиву одиночества противостоит мотив поиска родной души. Стихотворение «Сосна» (1841):

На севере диком стоит одиноко

На голой вершине сосна

И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим

Одета, как ризой, она.

И снится ей все, что в пустыне далекой —

В том крае, где солнца восход,

Одна и грустна на утесе горючем

Прекрасная пальма растет.

Стихотворение «1 января 1840»:

И странная тоска теснит уж грудь мою:

Я думаю о ней, я плачу и люблю,

Люблю мечты моей созданье

С глазами полными лазурного огня,

С улыбкой розовой, как молодого дня

За рощей первое сиянье.

С мотивом одиночества соседствуют мотивы странничества и изгнанничества. Например, «Тучи» (1840):

Тучки небесные, вечные странники!

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники,

С милого севера в сторону южную.

Кто же вас гонит: судьбы ли решенье,

Зависть ли тайная? злоба ль открытая?

Или на вас тяготит преступление?

Или друзей клевета ядовитая?

Нет, вам наскучили нивы бесплодные...

Чужды вам страсти и чужды страдания;

Вечно холодные, вечно свободные,

Нет у вас родины, нет вам изгнания.

 

Стихотворение «И скучно и грустно» (1840):

И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды...

Желанья!., что пользы напрасно и вечно желать?

А годы проходят — все лучшие годы!

Любить... но кого же?.. — на время не стоит труда,

А вечно любить невозможно...

В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа.

И радость, и муки, и все так ничтожно.

Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг

Исчезнет при слове рассудка,

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем

вокруг, —

Такая пустая и глупая шутка...

В лирике Лермонтова отдельное место занимают две темы (не путать с мотивами!):

1. Тема родины

2. Тема поэта и поэзии

1.

Тема родины обрисована в лирике Лермонтова с трех сторон:

а) Неприятие самодержавно-крепостнической России:

В аллегорической форме в стихотворении «Жалобы турка» (1829):

Там рано жизнь тяжка бывает для людей,

Там за утехами несется укоризна,

Там стонет человек от рабства и цепей!

Друг! Этот край... моя отчизна!

Стихотворение «Прощай, немытая Россия» (см. выше).

б) Прославление героического прошлого России:

Стихотворение «Бородино» (1837). Рассказ доверен старому

солдату, который говорит народным языком с характерными просторечными оборотами («постой-ка», «мусью», «бусурманы» и проч.), — отражение народного взгляда на войну. Впрочем, следы романтической стилистики («И вот на поле грозной сечи ночная пала тень», «Звучал булат») естественно включены в повествование — они подчеркивают либо напряженность битвы, либо значительность происходящих событий. Благодаря тому, что авторский голос непосредственно не выявляется, а лишь проступает через голос повествователя, Лермонтов добивается единства рассказчика со всей солдатской массой — солдат получает право говорить от имени народа.

Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

Плохая им досталась доля:

Не многие вернулись с поля...

Не будь на то господня воля,

Не отдали б Москвы.

В «Бородино» отражен контраст между «цивилизацией» и «природой». Русские встречают французов в открытом бою, противопоставляют им не умственные ухищрения, а силу, ловкость, умение:

Что тут хитрить, пожалуй к бою;

Уж мы пойдем ломить стеною,

Уж постоим мы головою

За родину свою!

Характерно прославление рукопашного боя:

Изведал враг в тот день немало,

Что значит русский бой удалый,

Наш рукопашный бой!..

Не богатство, не мундир, не принадлежность к разным социальным группам определяют отношения между людьми, а личные достоинства:

Полковник наш рожден был хватом:

Слуга царю, отец солдатам...

Лермонтов взял кризисную для народа ситуацию. Художественный ее смысл определяется тем, что перед лицом смерти отступают сиюминутные проблемы и противоречия:

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте ж под Москвой,

Как наши братья умирали!»

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в бородинский бой.

Белинский о «Бородино»:

«Вся основная идея стихотворения выражена во втором куплете, которым начинается ответ старого солдата, состоящий из тринадцати куплетов. Эта мысль — жалоба на настоящее поколение, дремлющее в бездействии, зависть к великому прошедшему, столь полному славы и великих дел».

В аллегорической форме тема героического прошлого отражена в стихотворении «Два великана» (1832) (события войны 1812 г.):

В шапке золота литого

Старый русский великан

Поджидал к себе другого

Из далеких, чуждых стран.

За морями, за горами

Уж гремел о нем рассказ,

И помериться главами

Захотелось им хоть раз...

в) Воспевание красоты русской природы и интерес к жизни простого народа.

Стихотворение «Родина» (1841). Здесь Лермонтов развивает идеи, высказанные в стихотворении «Бородино»:

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Поэт не отрицает прошедшего, но все же событийная сторона русской истории оставляет его равнодушным. Он любит не сохранившиеся обычаи предков, а чистоту и непосредственность, внутреннюю цельность национального характера, мир, далекий от цивилизации и близкий простой патриархальной жизни, к которой ближе всего стоит крестьянская, деревенская Россия. Эта идея оказала огромное влияние на развитие всей русской литературы последующего времени.

Но я люблю — за что не знаю сам —

Ее степей холодное молчанье,

Ее лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек ее, подобные морям...

Проселочным путем люблю скакать в телеге,

И, взором медленным пронзая ночи тень,

Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,

Дрожащие огни печальных деревень;

Люблю дымок спаленной жнивы,

В степи ночующий обоз,

И на холме средь желтой нивы

Чету белеющих берез.

С отрадой, многим незнакомой,

Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,

С резными ставнями окно;

И в праздник, вечером росистым,

Смотреть до полночи готов

На пляску с топаньем и свистом

Под говор пьяных мужичков.

В стихотворении «Когда волнуется желтеющая нива...» (1837) Лермонтов пишет о том, что при виде природы, чуждой людским страстям,

Тогда смиряется души моей тревога,

Тогда расходятся морщины на челе,

И счастье я могу постигнуть на земле,

И в небесах я вижу Бога!..

 

2.

Для темы поэта и поэзии характерны две грани:

а) Продолжение традиций гражданской декабристской поэзии (Рылеев, Пушкин).

В стихотворении «Поэт» (1838) акцент перенесен на анализ внутреннего сознания поэта. Стихотворение состоит из двух частей, в первой дано описание кинжала. Поэт в этом стихотворении как бы раздвоился: в нем живет и вчерашнее сознание высокой поэтической миссии пророка, и сегодняшнее сознание тщетности поэтических усилий. Поэт сохраняет верность прежним идеалам и одновременно переживает гибель идеалов, которые постоянно осмеиваются толпой.

Твой стих, как божий дух, носился над толпой

И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой

Во дни торжеств и бед народных.

Но скучен нам простой и гордый твой язык,

Нас тешат блестки и обманы;

Как ветхая краса, наш ветхий мир привык

Морщины прятать под румяны...

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!

Иль никогда, на голос мщенья,

Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,

Покрытый ржавчиной презренья?..

Презрение к пророческому дару нуждается во мщении со стороны пророка, месть направлена и против века, и против скепсиса и сомнений самого поэта.

б) Осмысление судьбы поэта в современном обществе.

Стихотворение «Смерть поэта». Стихотворение открывается эпиграфом («Отмщенье, государь, отмщенье!»). Это отклик на гибель Пушкина. Пушкин мыслится Лермонтовым как поэт-романтик. Смысл этого — высказать мысль о трагической судьбе поэта в современном обществе. Лермонтов гневно обличает вельмож, окружавших царский трон, бросает вызов знати:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда — все молчи!

 

В лирическом отступлении поэт высказывает сожаление о судьбе Пушкина, размышляет о месте Пушкина-поэта в свете «завистливом и душном»:

Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,

Зачем поверил он словам и ласкам ложным,

Он, с юных лет постигнувший людей?

С горечью Лермонтов пишет о последних мгновениях жизни Пушкина. Пушкин «умер с напрасной жаждой мщенья», но тем не менее «есть грозный судия: он ждет; он недоступен звону злата, и мысли, и дела он знает наперед». Последние шестнадцать строк стихотворения имеют социально-политическое звучание. Голос поэта обличает пороки света, заканчивается стихотворение мнением Лермонтова о значении Пушкина — он один стоил тысяч.

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

Та же тема отражена в стихотворении «1 января 1840 г.». Поэт погружается в стихию маскарада, шум толпы:

При диком шепоте затверженных речей,

Мелькают образы бездушные людей,

Приличьем стянутые маски.

Но внутренний мир поэта сохраняет самоценность. Его идеал внешне невыразительный и бедный — запустенье, покой и тишина («Зеленой сетью трав подернут спящий пруд»), но внутренне очень емкий — лазурный огонь глаз, розовая улыбка, сияние молодого дня.

Стихотворение «Пророк» (1841) продолжает тему великого предназначения поэта и, как следствие, конфликт с окружающим его миром.

Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами:

Глупец, хотел уверить нас,

Что бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:

Как он угрюм, и худ, и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!

 

(сравни с «Пророком» Пушкина:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей!»)

В стихотворении «Нет, я не Байрон, я другой» (1832) поэт размышляет о своем месте среди людей и предсказывает свой творческий и жизненный путь:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

Я раньше начал, кончу ране,

Мой ум немного совершит,

В душе моей, как в океане,

Надежд разбитых груз лежит.

Кто может, океан угрюмый,

Твои изведать тайны? Кто

Толпе мои расскажет думы?

Я — или бог — или никто!