Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Древние эпохи

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА 

Уильям Шекспир (williame shakespeare) 1564-1616 

Антоний и Клеопатра (Anthony and cleopatra) - Трагедия (1607) 

В Александрии триумвир Марк Антоний опутан шелковыми сетями египетской царицы Клеопатры и предается любви и разгулу. Сторон­ники Антония ворчат:

«Один из главных трех столпов вселенной
На положенье бабьего шута».

Все же Антоний решает покинуть Еги­пет, узнав, что его жена Фульвия, поднявшая мятеж против второго триумвира, Октавия Цезаря, умерла и что Секст Помпей, сын Пом­пея Великого, бросил Цезарю вызов. Узнав об этом решении, царица осыпает Антония упреками и насмешками, но он неколебим. Тогда Клеопатра смиряется:

«Тебя отсюда отзывает честь.
Пожалуйста, будь глух к моим причудам». 
Антоний смягчен и нежно прощается с любимой.

В Риме двое триумвиров. Цезарь и Лепид, обсуждают поведение Антония. Лепид старается напомнить о достоинствах отсутствующего соправителя, но расчетливый и холодный Цезарь не находит для него оправданий. Он озабочен дурными известиями, приходящими со всех концов, и хочет, чтобы Антоний, «позабыв разврат и кутежи», вспом­нил свою былую доблесть.

Покинутая Клеопатра не находит себе места во дворце. Она бра­нит служанок, недостаточно, поее мнению, восхищающихся Антони­ем, вспоминает ласковые прозвища, которые он давал ей. Ежедневно она шлет гонцов к любимому и радуется каждой вести от него.

Помпей в окружении соратников выражает надежду, что очаро­ванный Клеопатрой Антоний никогда не явится на помощь союзни­кам. Однако ему сообщают, что Антоний вот-вот въедет в Рим. Помпей огорчен: Антоний «как военный <…> вдвое больше двух своих друзей».

В доме Лепида Цезарь обвиняет Антония в оскорблении его гон­цов и в том, что он подбивал Фульвию к войне с ним. Лепид и при­ближенные обоих триумвиров тщетно пытаются примирить их, пока Агриппе, военачальнику Цезаря, не приходит счастливая мысль: же­нить овдовевшего Антония на сестре Цезаря Октавии: «Родство вам даст уверенность друг в друге». Антоний согласен:

«Я с этим предло­женьем и во сне
Не стал бы долго мешкать. Руку, Цезарь!» 

Он вместе с Цезарем отправляется к Октавии. Агриппа и Меценат рас­спрашивают приближенного Антония, циничного насмешника и про­славленного рубаку Энобарба о жизни в Египте и о царице этой страны. Энобарб с юмором говорит о разгуле, которому предавался вместе со своим вождем, и восхищенно отзывается о Клеопатре:

«Ее разнообразью нет конца.
 Пред ней бессильны возраст и привычка,
 Другие пресыщают, а она
 Все время будит новые желанья.
 Она сумела возвести разгул
 На высоту служенья…» 

Меценат все-таки находит нужным отметить и достоинства Октавии. Агриппа пригла­шает Энобарба, пока он в Риме, жить в его доме.

Египетский прорицатель уговаривает Антония покинуть Рим. Он чувствует: демон-хранитель его господина

«удачлив и велик,
Но лишь вдали от Цезарева духа…».

Антоний и сам это понимает:

«В Египет! Я женюсь для тишины,
Но счастье для меня лишь на Вос­токе».

В Александрии Клеопатра предается радостным воспоминаниям о жизни с Антонием. Входит гонец. Клеопатра, узнав, что Антоний здо­ров, готова осыпать его жемчугом, но, услышав о женитьбе Антония, едва не убивает вестника.

Молодой Помпей соглашается примириться с триумвирами на их условиях из уважения к Антонию. Мир решено отметить пирами. Первый — на галере Помпея. Когда вожди уходят, приближенный Помпея Менас говорит Энобарбу: «Сегодня Помпей просмеет свое счастье». Энобарб соглашается с ним. Они оба считают, что брак Ан­тония не приведет к долгому миру с Цезарем и не будет прочен: каждый был бы рад такой жене, как Октавия, со святым, тихим и спокойным характером, только не Антоний. «Ему снова захочется египетского блюда». И тогда та, что сближает Антония и Цезаря, будет виновницей их ссоры.

На пиру, когда все уже упились и веселье в полном разгаре, Менас предлагает Помпею потихоньку выйти в море и там перере­зать глотки трем его врагам. Так Помпей станет повелителем вселен­ной. «Ты лучше б это сам без спросу сделал», — отвечает Помпей. Он мог бы одобрить усердие приближенного, но не пойдет на под­лость сам. Рассудительный трезвенник Цезарь хочет прекратить пи­рушку. На прощанье Антоний и Энобарб заставляют всех танцевать. Последнюю чашу Помпей и Антоний договариваются выпить на бе­регу.

В Риме Цезарь сердечно прощается с сестрой и Антонием, уезжа­ющими в Афины. Военачальники обоих триумвиров насмешливо комментируют сцену проводов.

В Александрии Клеопатра расспрашивает гонца о внешности жены Антония. Наученный горьким опытом гонец всячески прини­жает достоинства Октавии — и удостаивается похвалы.

Антоний провожает жену в Рим. Он перечисляет обиды, причи­ненные ему Цезарем, и просит Октавию быть посредницей в прими­рении. Энобарб и оруженосец Антония, Эрос, обсуждают новости:

Помпей убит, Лепид, которым Цезарь воспользовался против Помпея, обвинен Цезарем же в измене и арестован.

«Теперь весь мир как две собачьих пасти.
Чем только ни корми их, все равно
Одна сожрет другую». 

Антоний в бешенстве. Война с Цезарем — дело ре­шенное.

В Риме Цезарь с полководцами обдумывает вызывающие поступ­ки Антония и свои ответные меры. Появившаяся Октавия пытается оправдать мужа, но брат говорит ей, что Антоний бросил ее ради Клеопатры и вербует сторонников для войны.

Цезарь молниеносно перебрасывает войска в Грецию. Антоний наперекор советам Энобарба, командующего сухопутными силами Канидия и даже простого легионера, с которым он дружески беседу­ет, решает сразиться на море. Клеопатра также участвует в походе, по поводу чего Канидий замечает:

«Нашего вождя
 На помочах чужие руки водят.
 Мы все тут слуги женские». 

В разгар морского боя корабли Клеопатры повернули назад и умчались, а

«Антоний бро­сил нерешенный бой
И кинулся как селезень за уткой».

Канидий с армией вынужден сдаться.

Антоний в Александрии. Он подавлен и советует приближенным перейти к Цезарю и хочет щедро одаритьих на прощание. Он упре­кает Клеопатру за свое унижение. Царица, рыдая, просит проще­ния — и прощена.

«При виде слез твоих перестает
Тревожить остальное». 

К Цезарю, который уже в Египте, Антоний посылает учи­теля своих детей — больше некого. Его просьбы скромны — разре­шить ему жить в Египте или даже «скоротать свой век в Афинах». Клеопатра же просит оставить египетскую корону для своего потом­ства. Цезарь отказывает в просьбе Антонию, а Клеопатре передает, что пойдет ей навстречу, если она изгонит Антония или казнит его. Он посылает Тирея переманить царицу на свою сторону любыми по­сулами.

«Нет стойких женщин даже в дни удач,
А в горе и вестал­ка ненадежна».

Антоний, узнав об ответе Цезаря, вновь посылает к нему учителя, на этот раз с вызовом на поединок. Слыша это, Энобарб говорит:

«О Цезарь, ты не только разгромил
Войска Антония, но и рассудок», 

Входит Тирей. Клеопатра охотно выслушивает его посулы и даже дает руку для поцелуя. Это видит Антоний и в ярости приказывает сечь посланца. Он зло корит Клеопатру за распутство. Как она могла подать руку, «священную <…> как царская присяга», проходимцу! Но Клеопатра клянется в любви, и Антоний верит. Он готов вступить с Цезарем в бой и выиграть его, а пока хочет устроить пир, чтобы раз­веселить приунывших сторонников. Энобарб с грустью наблюдает, как близкие люди и разум покидают его начальника. Он тоже готов оставить его.

Антоний дружески беседует со слугами, благодаря их за верность. Часовые перед дворцом слышат доносящиеся из-под земли звуки го­боев. Это дурной признак — покровитель Антония бог Геркулес ос­тавляет его. Перед сражением Антоний узнает об измене Энобарба. Он приказывает отправить ему оставленное имущество и письмо с пожеланием удачи. Энобарб сломлен собственной низостью и велико­душием Антония. Он отказывается от участия в битве и к исходу дня умирает с именем преданного им вождя на устах. Битва развивается успешно для Антония, но на второй день сражения измена египет­ского флота вырывает победу из его рук. Антоний уверен, что Клео­патра продала его сопернику. Увидев царицу, он набрасывается на нее с яростными обличениями и так пугает, что по совету прислуж­ницы Клеопатра запирается в гробнице и посылает сказать Антонию, что она покончила с собой. Теперь Антонию незачем жить. Он про­сит Эроса заколоть его. Но верный оруженосец закалывается сам. Тогда Антоний бросается на свой меч. Посланный от царицы опазды­вает. Смертельно раненный Антоний приказывает телохранителям отнести себя к Клеопатре. Он утешает пораженных горем солдат. Умирая, Антоний говорит Клеопатре о своей любви и советует искать защиты у Цезаря. Царица безутешна и собирается, похоронив воз­любленного, последовать его примеру.

Цезарь в своем лагере узнает о смерти Антония. Первое его по­буждение — в искренних и горестных словах воздать должное быв­шему соратнику. Но с обычной рассудочностью он тут же обращается к делам. Соратник Цезаря Прокулей послан к Клеопатре с великодушными заверениями и приказом во что бы то ни стало удержать царицу от самоубийства. Но другой приближенный Цезаря, Долабелла, открывает истинные планы Прокулея горюющей о воз­любленном царице. Она должна будет пленницей участвовать в три­умфе победителя. Входит Цезарь. Клеопатра становится перед ним на колени и показывает список своих сокровищ. Ее казначей уличает бывшую повелительницу во лжи: список далеко не полон. Цезарь притворно утешает царицу и обещает оставить ей все имущество. По его уходе Клеопатра приказывает служанкам пышно одеть ее. Она' вспоминает первую встречу с Антонием. Сейчас она вновь спешит к нему. По приказу царицы в покои вводят некоего поселянина. Он принес корзину с фигами, а в корзине — двух ядовитых змей. Клео­патра целует верных служанок и прикладывает змею к груди со сло­вами:

«Ну, разбойница моя,
Разрежь своими острыми зубами
Тугой житейский узел». 

Другую змею она прикладывает к руке. «Ан­тоний! <…> Что медлить мне…» Обе служительницы кончают с собой таким же образом. Возвратившийся Цезарь приказывает похо­ронить царицу рядом с Антонием,

«…судьбы жертв
В потомстве будят то же уваженье,
Как победители».

И. А. Быстрова