10 000 самых лучших сочинений

А. С. ГРИБОЕДОВ

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ КОНФЛИКТА В КОМЕДИИ А. С. ГРИБОЕДОВА «ГОРЕ ОТ УМА»

Александр Сергеевич Грибоедов был одним из умнейших людей своего времени. Он получил блестящее образование, знал несколько восточных языков, был тонким политиком и дипломатом. Грибоедов погиб в 34 года мучительной смертью, растерзанный фанатиками, оставив потомкам два замечательных вальса и пьесу «Горе от ума». Ее жанр определяют, как социально-политическая комедия. Грибоедов дал в ней правдивую картину русской жизни после Отечественной войны 1812 года. Читатель может проследить развитие конфликта между двумя общественно-политическими лагерями: консерваторов (фамусовское общество) и либералов (Чацкий).

Фамусовское общество традиционно. Жизненные устои его таковы, что «учиться надо, на старших глядя», уничтожать вольнодумные мысли, служить с покорностью начальству, а главное — быть богатым. Своеобразными идеалами этого общества выступают в монологах Фамусова Максим Петрович и дядя Кузьма Петрович.

...Вот пример:

Покойник был почтенный камергер,

С ключом, и сыну ключ умел доставить;

Богат, и на богатой был женат;

Переженил детей, внучат;

Скончался, все о нем прискорбно поминают.

Кузьма Петрович/ Мир ему! —

Что за тузы в Москве живут и умирают!..

Чацкий, напротив, — это носитель новых, передовых идей, глашатай перемен. Чацкого можно назвать героем своего времени. В его монологах прослеживается целая политическая программа: он разоблачает крепостничество и его порождения, бесчеловечность, лицемерие, тупую военщину, невежество, лжепатриотизм; он дает беспощадную характеристику фамусовскому обществу.

Диалоги Фамусова и Чацкого — это борьба. В начале комедии она проявляется еще не в острой форме. Ведь Фамусов — воспитатель Чацкого. В начале комедии Фамусов благосклонен к Чацкому, он даже готов уступить руку Софьи, но ставит при этом свои условия:

Сказал бы я, во-первых: не блажи,

Именьем, брат, не управляй оплошно,

А главное, поди-тка послужи.

На что Чацкий бросает:

Служить бы рад, прислуживаться тошно.

Но постепенно начинает завязываться другая борьба, важная и серьезная, целая битва. Оба, Фамусов и Чацкий, бросили друг другу вызов.

Спросили бы, как делали отцы?

Учились бы, на старших глядя... —

поучает Фамусов.

А в ответ — монолог Чацкого «А судьи кто?», в котором герой клеймит «прошедшего житья подлейшие черты».

Каждое новое лицо, появляющееся в процессе развития сюжета, становится новым противником Чацкого. Злословят в его адрес анонимные персонажи: г-н Н, г-н Д, 1-я княжна, 2-я княжна и др. Сплетни растут как «снежный ком». В столкновении с этим миром — социальный конфликт пьесы.

Но в комедии есть и еще один конфликт, еще одна интрига — любовная. И. А. Гончаров писал: «Всякий шаг Чацкого, почти всякое его слово в пьесе тесно связано с игрой чувства его к Софье». Именно непонятное Чацкому поведение девушки послужило мотивом, поводом к раздражению, к тому «мильону терзаний», под влиянием которых он только и мог сыграть указанную ему Грибоедовым роль. Герой страдает, не понимая, кто его соперник: то ли Скалозуб, то ли Молчалин? Поэтому он становится раздражительным, невыносимым, колким. Софья, возмущенная репликами Чацкого, оскорбляющего не только гостей, но и ее возлюбленного, в разговоре с г-ном Н. произносит: «Он не в своем уме». И слух о сумасшествии Чацкого несется по залам, распространяется среди гостей, приобретая фантастические, гротескные формы. А сам герой, еще ничего не зная, «подтверждает» этот слух жарким монологом «Французик из Бордо», который произносит в пустом зале. В четвертом действии комедии наступает развязка. Чацкий узнает, что избранник Софьи — Молчалин.

Тайна раскрыта, сердце пусто, мучениям нет конца. «Ах! Как игру судьбы постичь? Людей с душой гонительница, бич! — Молчалины блаженствуют на свете!» — говорит подавленный горем Чацкий. Его гордость задета, он оскорблен и порывает с Софьей: «Довольно! С вами я горжусь моим разрывом».

И Чацкий в гневе обращается ко всему фамусовскому обществу:

...Из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами денъ пробыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в нем рассудок уцелеет...

Чацкий уезжает. Но кто он — победитель или побежденный? Наиболее точно на этот вопрос ответил Гончаров в статье «Мильон терзаний»: «Чацкий сломлен количеством старой силы, нанеся ей в свою очередь смертельный удар качеством силы свежей. Он вечный обличитель лжи, запрятавшийся в пословицу: «Один в поле не воин». Нет, воин, если он Чацкий, и притом победитель, но передовой воин, застрельщик и — всегда жертва».