АНАЛИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

Александр Сергеевич Грибоедов (1795-1829)

«Горе от ума»

История создания.

«Грибоедов — «человек одной книги». Если бы не «Горе от ума», Гри­боедов не имел бы в русской литературе совсем никакого места» — так считал В.Ф. Ходасевич, поэт Серебряного века и автор целого ряда ли- 52

тературно-критических статей и исследований. С одной стороны, с его утверждением можно согласиться, ведь действительно в историю рус­ской литературы Грибоедов вошел как автор комедии < Горе от ума», хо­тя его перу принадлежат и другие произведения, написанные ранее (комедии «Молодые супруги», «Студент» и другие). Но с другой — место Грибоедова в русской литературе особое: автор первой русской реали­стической комедии вместе с Пушкиным стоит у истоков нового этапа развития отечественной литературы - реалистического.

Замысел комедии возник в 1820 году (по некотором данным уже в 1816), но активная работа над текстом начинается в Тифлисе после возвращения Грибоедова из Персии. К началу 1822 года написаны пер­вые два акта, а весной и летом 1823 года в Москве завершается первый вариант пьесы. Именно здесь писатель мог пополнить наблюдения над бытом и нравами московского дворянства, «надышаться воздухом» светских гостиных. Но и потом работа не прекращается: в 1824 году возникает новый вариант, имеющий название «Горе от ума» (первона­чально — «Горе уму»), В 1825 году с большими цензурными сокраще­ниями были напечатаны отрывки из 1 и III актов комедии, но разреше­ние на ее постановку получить не удалось. Это не помешало широкой известности произведения, которое расходилось в списках. Один из них лицейский друг Пушкина декабрист И.И. Пущин привез поэту в Михайловское. Комедию приняли восторженно, особенно в декабрист­ской среде. Впервые комедия «Горе от ума» со значительными сокра­щениями была опубликована уже после смерти автора в 1833 году, а полностью она вышла в свет лишь в 18б2году. Подробный и обстоя­тельный анализ комедии Грибоедова «Горе от ума» был дан в критиче­ском этюде И.А. Гончарова «Мильон терзаний» (1872).

Направление и жанр.

Комедия «Горе от ума» — первая русская реалистическая комедия. Она является сатирической, поскольку в ее основе лежат социальные противоречия. В то же время эго произведение, как никакое другое, со­единило в себе черты, которые были свойственны и сопротивлявшему­ся новым веяниям классицизму, и бурно набирающему силы роман­тизму, и делающему первые шаги реализму. В этом смысле «Горе от ума» остается одним из уникальных художественных созданий начала XIX века в русской литературе.

Драматургу приходилось считаться с требованиями классицизма, ко­торые продолжали господствовать на русской сцене, а потому в коме­дии сохраняются некоторые его черты. Главное из них — соблюдение принципа трех единств: времени, места и действия. Грибоедов действи­тельно сохранил единство времени (действие комедии происходит в течение одного дня) и места (все действие протекает в доме Фамусова), однако требование единства действия оказалось нарушенным, так как в пьесе существует два конфликта — общественный и личный — и соот­ветственно две сюжетные линии.

В комедии также сохранились черты традиционного «любовного треугольника» и связанной с ним системы амплуа: героиня и два героя, добивающиеся ее руки и сердца, «благородный отец», помогающая влюбленным находчивая горничная — субретка и т.д. Но изменения, внесенные Грибоедовым в эти устоявшиеся формы, столь существенны, что позволяют говорить скорее об их разрушении. То же касается и ис­пользования «говорящих фамилий»: хотя формально они сохранились (Скалозуб, Молчалин, Репетилов, Тугоуховский), но не определяют пол­ностью, как в классицизме, характер персонажа, поскольку он является подлинно реалистическим типом и не исчерпывается одной чертой.

Таким образом, в рамки традиционной «высокой комедии» класси­цизма Грибоедов включает то, что характерно для произведений реали­стического направления — изображение типических героев в типиче­ских обстоятельствах. «Характеры и редкая картина нравов», по выражению Пушкина, были порой пугающе достоверными. В то же время Чацкому противостоят не Фамусов. Молчалин или Скалозуб, а весь «минувший век», сатирически изображенный Грибоедовым. Вот почему здесь так много эпизодических и внесценических персонажей, позволяющих расширить рамки социального конфликта.

Реализм сказывается также в неоднозначном отношении автора к своему герою. Чацкий — вовсе не идеальный образ, это реальный чело­век с присущими ему достоинствами и недостатками. Чацкий «чувстви­телен, и весел, и остер», но он же поражает нелепостью поведения, не­уместностью некоторых словесных выпадов, что создает комический эффект.

Часто в нем сказывается романтическое безрассудство — он броса­ется в борьбу со всем фамусовским обществом, находясь там в абсо­лютном одиночестве и, почти до конца действия пьесы, не замечает, что его вовсе не хотят слушать. Так в комедии проявляются романтиче­ские тенденции: в романтическом характере героя и конфликта (один против всех), мотиве одиночества и изгнанничества, наличии не толь­ко комического (многие персонажи пьесы попадают в комические ситуации) и сатирического, но и трагического пафоса (недаром Гончаров называет роль Чацкого «страдательной»).

И все же реалистические тенденции в комедии Грибоедова явно преобладают. А потому можно утверждать, что перед нами, как отмечал Гончаров, «и картина нравов, и галерея живых типов, и вечно острая, жгучая сатира, и вместе с тем комедия, и... больше всего комедия - ка­кая едва ли найдется в других литературах».

Тематика и проблематика.

В соответствии с жанром сатирической комедии тематику' «Горя от ума» составляют самые актуальные общественно-политические вопро­сы той эпохи. Особенностью комедии является то, что эти вопросы по­лучают противоположную характеристику и оценку в зависимости от того, кто из героев пьесы их поднимает: представитель «века нынешне­го», то есть прогрессивно мыслящего меньшинства дворянского обще­ства Чацкий, или те, кто в комедии отражает позиции консервативного большинства, представленного в лице фамусовского общества — так принято называть группу лиц: Фамусова, его домашнее окружение, а также гостей, приходящих в его дом. Противоположность позиций Чацкого и фамусовской Москвы проявляется в суждениях по всем важ­нейшим вопросам жизни общества: отношение к крепостному праву, службе, богатству и чинам, просвещению и образованию, националь­ной культуре и народу; преклонение перед прежними авторитетами, всем иностранным и свобода выбора жизненного пути.

Этот круг вопросов определяет актуальность проблематики комедии, отразившей наиболее существенные общественно-политические и нрав­ственно-философские проблемы эпохи. Грибоедов поднимает проблемы социально-политического устройства России; вреда бюрократии и чи­нопочитания, проблемы воспитания и образования молодежи, честного служения долгу и Отечеству, национальной самобытности русской куль­туры. Общественно-политические вопросы в комедии осмысляются в связи с проблемой личных отношений человека новых взглядов в условиях старой консервативной среды, поскольку общественная интрига сочетается с развитием любовного конфликта между Чацким и Софьей.

Особую глубину поставленным вопросам придает философская про­блема ума и глупости, ума и безумия, стремления к идеалу и неизбежного столкновения с действительностью, что создает не только остросовре­менное, но и вневременное, «вечное» звучание комедии. В комедии «Горе от ума» представлены различные типы ума — от житейской мудрости, практического ума (Фамусов, Молчалин), до ума, отражающего высокий интеллект свободного мыслителя, смело вступающего в противоборство с тем, что не соответствует высшим критериям истины (Чацкий). Именно такому уму «горе», его носитель изгнан из общества и объявлен сума­сшедшим, и вряд ли его ждет успех и признание где-то в другом месте.

Проблема ума, таким образом, занимает особое место в произведе­нии. Все остальные проблемы, как общественно-политические, так и нравственно-философские, соотносятся с ней. Об этом свидетельству­ют слова автора: «В моей комедии двадцать пять глупцов на одного здравомыслящего человека: и этот человек, разумеется, в противоречии с обществом, его окружающим, его никто не понимает, никто простить не хочет, зачем он немножко повыше прочих». Назвав Чацкого умным, а других героев — глупцами, драматург выразил свою точку зрения не­двусмысленно. Вместе с тем конфликт построен таким образом, что каждая из противоборствующих сторон считает умной себя, а безум­ными тех, кто не разделяет ее взглядов.

Сюжет и композиция.

Новаторское произведение, комедия «Горе от ума» оригинально и не­обычно по своему построению. Очень точно об этом сказал в своем кри­тическом этюде «Мильон терзаний» Гончаров: «Две комедии как будто вложены одна в другую: одна, так сказать, частная, мелкая, домашняя, между Чацким, Софьей, Молчалиным и Лизой: это интрига любви, вседнев­ный мотив всех комедий. Когда первая прерывается, в промежутке явля­ется неожиданно другая, и действие завязывается снова, частная комедия разыгрывается в общую битву и связывается в один узел».

Для современников Грибоедова подобное построение было настолько непривычным, что многие далеко не сразу оценили по достоинству но­ваторство драматурга. Сознательно нарушая «незыблемое» правило «трех единств», Грибоедов хотел показать многообразие проявлений человека и его отношений, а потому личная и общественная интрига сплетаются и создают подлинную жизненность представленных конфликтов (личного и общественного). Отвечая на упреки современных ему критиков в «от­сутствии плана», Грибоедов говорил: «План прост и ясен по исполнению. Девушка, сама не глупая, предпочитает дурака умному человеку».

Первая из сюжетных линий основана на более традиционном лю­бовном конфликте, в котором действуют Чацкий, Софья и Молчалин. Вторая связана с социальным конфликтом, который отражает реаль­ную общественную ситуацию той эпохи. В рамках этого конфликта Чацкому как представителю прогрессивно мыслящей части дворянства противостоит вся система консервативного дворянского общества, от­раженная в комедии в собирательном образе фамусовской Москвы.

Включение в пьесу двух конфликтов и двух сюжетных линий поставило перед автором новые проблемы, связанные с композицией произведения. Вначале ведущей является любовная линия, с которой тесно переплетается линия общественной интриги. Пытаясь завоевать расположение Софьи, Чацкий неизменно сталкивается не только с непонятной ему холодностью девушки, но и со всеми принятыми в фамусовском обществе нормами и порядками. Это столкновение и вызывает его гневные монологи, направ­ленные против устоев консервативного общества.

Окончательное соединение этих двух линий происходит в сцене воз­никновения и распространения сплетни о сумасшествии Чацкого, яв­ляющейся кульминацией в развитии обоих конфликтов. Но если любов­ная линия на этом может быть завершена, поскольку невозможность для Чацкого найти взаимность со стороны Софьи теперь очевидна, то разви­тие общественного конфликта еще не закончено и теперь эта линия пье­сы выходит на первый план, становясь основой дальнейшего действия. В ее рамках сплетня о сумасшествии героя — это уже не попытка девушки отомстить незадачливому влюбленному; это реакция фамусовского об­щества на все поведение, всю систему взглядов Чацкого, не укладывающуюся в общепринятые рамки, что расценивается здесь как безумие.

Так Грибоедов выступил подлинным новатором в построении коме­дии. Его герои в личной сфере ведут себя так, как это бывает в жизни: они ошибаются, теряются в догадках и выбирают явно ошибочный путь, хотя им самим это неведомо. В финале традиционной комедии класси­цизма порок всегда наказан, а добродетель торжествует. У Грибоедова финал открыт: если крах Чацкого в любви абсолютно очевиден, то во­прос о том, можно ли назвать его изгнание из фамусовского общества победой над героем, остается открытым. Ведь если согласиться с право­мерностью сопоставления Чацкого с декабристами, что делали еще со­временники Грибоедова — декабристы, тогда остается признать, что спор таких героев, как Чацкий, со старыми устоями только начинается.

Основные герои.

Создавая реалистическое произведение, Грибоедов поставил перед собой задачу показать не образы-маски, соответствующие традицион­ным амплуа комедий классицизма, а живые, реальные типы людей — своих современников. «Портреты, и только портреты входят в состав комедии и трагедии, в них, однако, есть черты, свойственные многим другим лицам, а иные — всему роду человеческому... Карикатур нена­вижу, в моей картине ни одной не найдешь», — писал автор о своих ге­роях. На этом принципе реалистической типизации основана система образов «Горя от ума». В ней нет четкого деления персонажей на поло­жительных и отрицательных, как в произведениях классицизма. Нет в ней и четко выдержанных по правилам классицизма амплуа героев. Так, например, традиционные для комедий классицизма участники «любовного треугольника» - Чацкий, Софья, Молчалин — очень сильно отличаются от своих привычных амплуа, поскольку Грибоедов не хотел наделять их каким-то стандартным набором черт. И как полнокровные, живые образы они стали вести себя совсем не так, как предусматривали правила классицизма.

По словам Гончарова, «вся пьеса представляется каким-то кругом знакомых читателю лиц», в котором «и общее и детали, все это не со­чинено, а так целиком взято из московских гостиных и перенесено в книгу и на сцену». Действительно, каждый образ комедии — это полно­кровный, «живой» человеческий тип, в котором сочетаются как общие, так и индивидуальные черты.

Чацкий, единственный действующий в комедии противник фамусовского общества, является типичным представителем той части русского общества первой четверти XIX века, которая несла в себе новые взгляды, мысли, идеалы и настроения — «века нынешнего», как после появления комедии стали называть молодое поколение дворян. В дальнейшем этих людей часто соотносили с декабристами, участниками восстания 14 де­кабря 1825 года. «Фигура Чацкого... появляется накануне возмущения на Исаакиевской площади; это декабрист» (А.И. Герцен). Не случайно в чер­новиках комедии ее главный герой назывался «Чадский», напоминая имя известного своим свободомыслием П.Я. Чаадаева.

В образе Чацкого действительно нашли отражение идеалы, нравы и дух декабристской части общества той эпохи. Подобные ему люди не могли смириться с жизнью, которую заполняют «обеды, ужины и тан­цы». Они требуют свободы личной и общественной, стремятся к идеа­лам просвещения, образования, подлинной национальной культуры.

Прежде всего, Чацкий похож на декабристов по своим взглядам. Главное, что сближает их, — это протест против крепостничества (мо­нолог «А судьи кто?»). Как и декабристы, Чацкий говорит о необходимо­сти «службы делу, а не лицам». Гневные инвективы, связанные с протес­том против системы фаворитизма, выступлением против авторитетов прошлого, — «судей решительных и строгих» — сочетаются у Чацкого с утверждением права человека на свободный выбор призвания. Он с большой симпатией говорит о людях, которых в обществе Фамусова называют «мечтателями, опасными».

Наряду с этим Чацкий, как и декабристы, считает необходимым раз­вивать просвещение. Этого «век минувший» боится смертельно, потому что человека развитого, умного невозможно заставить жить по предпи­санным ему правилам, он свободен в своем выборе. Вот почему просве­щение, по мнению фамусовского общества, основа всех новых и очень опасных веяний. «Ученье - вот беда», — говорит об этом Фамусов.

Вопрос об истинном просвещении тесно связан с проблемой на­циональной культуры. Чацкого волнует «смешенье языков: французско­го с нижегородским», преклонение перед всем иностранным, которое царит в русском обществе. А главное для него, как и для декабристов, преодолеть пропасть, которая разделяет образованных русских людей и народ. «Чтоб умный, бодрый наш народ хотя но языку нас не считал за немцев», — требует Чацкий.

В реальной жизни людей, подобных Чацкому, было не очень много. Грибоедов сохраняет такую же ситуацию и в своей комедии. В сцениче­ском действии присутствует лишь один его единомышленник — Репетилов, но и тот оказывается мнимым соратником Чацкого, только под­черкивающим одиночество главного героя. Это образ-пародия. Суть этого характера выражена в словах: «Шумим, братец, шумим».

Из комедии мы знаем, что образ мыслей Чацкого разделяет князь Федор («химик и ботаник»), брат Скалозуба, который, оставив службу, занялся в деревне чтением книг. Они входят в состав внесценических персонажей комедии, которых даже больше, чем сценических. Они не­обходимы для раскрытия всей истинной широты конфликта, а также помогают уточнить позиции сценических персонажей и могут отно­ситься как к «веку нынешнему», так и к «веку минувшему».

«Век минувший» представляет в комедии фамусовское общество. Среди этой группы персонажей выделяются отдельные фигуры: мос­ковский «туз», крупный начальник Фамусов; мелкий служащий из его ведомства Молчалин; полковник Скалозуб, представляющий армию. Фамусов — главный идеолог «века минувшего», идейный противник Чацкого. Различие их позиций буквально по всем вопросам сказывает­ся уже во II действии, когда в споре с Чацким страстный защитник «ста­рины» Фамусов обрисовывает своеобразный идеал «века минувшего». В пример он приводит почтенного камергера Куличу Петровича и вель­можу екатерининской эпохи своего дядю Максима Петровича, кото­рый добился больших высот в жизни в результате курьеза: упал на ле­стнице, а императрицу это развеселило. И тогда он, как шут, еще раз специально повторил это падение, за что и был пожалован. «А? как по- вашему? По-нашему — смышлен», — заключает свой рассказ Фамусов. Такие люди наиболее успешно воплощают в жизнь мораль и идеалы фамусовского общества — умение «подслужиться», чтобы занять высо­кое место в обществе и пользоваться всеми подобающими привиле­гиями. Отвечая на вопрос Чацкого о возможном сватовстве к Софье, Фамусов дает точную и емкую характеристику тех качеств, которые це­нятся в его обществе: «...Именьем, брат, не управляй оплошно, а глав­ное, поди-тка послужи». Первое пожелание связано с тем, что составля­ет основу материального благополучия таких, как Фамусов, — это крепостное право. Что же касается службы, то отношение к ней в корне отличается от того, что думает Чацкий. Для Фамусова — это лишь ис­точник почета и благосостояния, потому и среди его подчиненных «служащие чужие очень редки; все больше сестрины, свояченицы дет­ки ...» А с делами он разбирается просто: «Обычай мой такой: подписа­но, так с плеч долой». Для дел и пришлось влиятельному чиновнику взять на службу незнатного, бедного дворянина из провинции: «Один Молчалин мне не свой, и то затем, что деловой».

Молчалин по возрасту принадлежит к поколению Чацкого, но по ду­ху, взглядам и убеждениям он - явный сторонник Фамусова. Только в отличие от начальника Молчалину еще предстоит взобраться по слу­жебной лестнице и насладиться всеми теми благами, которые сулит вы­сокий чин и богатство в фамусовском обществе. Молодой чиновник хорошо усвоил то, что наверняка приведет его к успеху:

Мне завещал отец:

Во-первых, угождать всем людям без изъятья;

Хозяину, где доведется жить,

Начальнику, с кем буду я служить,

Слуге его, который чистит платья,

Швейцару, дворнику, для избежанья зла,

Собаке дворника, чтоб ласкова была.

Конечно, в обществе, где «по отцу и сыну честь», пробраться наверх ему будет нелегко. Но он уже успел хорошо усвоить полезные «уроки». Так, он прекрасно понимает преимущества знакомства с влиятельными дамами, например «известной» Татьяной Юрьевной, которая имеет

«полезных» друзей и родных. Чацкий, не одобряющий подобный образ действий, тем не менее убежден, что Молчалин «дойдет до степеней из­вестных, ведь нынче любят бессловесных». На самом деле для карьеры в фамусовском обществе надо не только соответствовать системе угод­ничества и подхалимства, но еще и быть человеком абсолютно без­нравственным и беспринципным. А этих качеств у Молчалина в избыт­ке, о чем красноречиво свидетельствует его «роман» с Софьей.

Примером того, как эти качества помогают добиться успеха в фаму­совском обществе, служит и полковник Скалозуб. Для Фамусова и его окружения это образец молодого человека, который пошел по «пра­вильному» пути: «и золотой мешок, и метит в генералы». Недаром именно его Фамусов, как заботливый отец, прочит в женихи для Софьи. Ведь для того чтобы соответствовать запросам отца невесты, нужно всего-то «душ тысячки две родовых» и хороший чин. А Скалозуб знает, «чтоб чины добыть есть многие каналы...» Его история - яркое под­тверждение тому, что в армии царят те же порядки, что и на граждан­ской службе. «Каналы», благодаря которым полковник Скалозуб добил­ся высокого чина, очевидны — ведь во время войны 1812 года (а действие комедии происходит вскоре после ее окончания) он отсижи­вался в тылу, а подвиги совершали другие, которые погибали и тем са­мым помогали открыть «вакансии» для людей, подобных персонажу грибоедовской комедии.

История Скалозуба демонстрирует и подлинное лицо патриотизма фамусовского общества: истинному чувству здесь нет места, есть только показной порыв: «Кричали женщины ура! И в воздух чепчики бросали». Зато какое преклонение царит в этом обществе перед всем иностран­ным! Это касается и мод на наряды, и стремления щегольнуть в общест­ве французскими словечками, правда, в результате получается «смешенье языков: французского с нижегородским».

Мода на все иностранное и иностранцев дошла до того, что даже воспитание и образование детей доверено весьма сомнительным педа­гогам — «числом поболее, ценою подешевле». Это неудивительно, ведь хорошее, настоящее образование, как и подлинная культура, фамусовскую Москву не интересует, а серьезно пугает. Основные занятия и ин­тересы членов фамусовского общества — это «обеды, ужины, и танцы», во время которых можно не только приятно провести время, но и со­ставить нужные знакомства, подыскать выгодных женихов для дочерей, протекцию для сыновей, а еще посплетничать за спиной у своих же знакомых.

Именно это мы наблюдаем в III действии, когда в дом Фамусова при­езжают гости. Гости на балу у Фамусова составляют самостоятельную группу, без которых «галерея типов» фамусовской Москвы была бы не­полной. Хотя это всего лишь эпизодические персонажи, и очерчены они порой одной-двумя чертами, но суть характеров схвачена писате­лем настолько точно, что они оказываются столь же запоминающими­ся, как и главные герои пьесы. Мы видим своеобразный «контингент невест» (шесть княжон и Графиня внучка) и «счастливую» семейную пару: «мужа-слугу» Платона Михайловича Горича и его супругу Наталью Дмитриевну; «остаток екатерининского века» — влиятельную москов­скую барыню Хлестову — и плута и мошенника Загорецкого, презирае­мого всеми, но необходимого, поскольку он «мастер услужить». Каждый из этих персонажей - своеобразный характер со своими неповтори­мыми особенностями. Но всем им присущи общие черты, которые по­зволяют объединить их в одну группу.

Несмотря на внешнюю суету, жизнь фамусовской Москвы течет очень однообразно. Она консервативна настолько, что спустя три года, во время которых Москва пережила наполеоновское нашествие, Чац­кий не находит здесь, практически, никаких изменений: «Что нового покажет мне Москва? Вчера был бал, а завтра будет два». Энергия фамусовского общества собирается только для сохранения своих основ, борьбы с инакомыслием ощутив в Чацком того, кто нарушает покой, размеренный ход привычной жизни, фамусовское общество объявляет ему войну и применяет самое страшное свое оружие — сплетню. Силу ее понимают все. Но как только враг повержен и изгнан, «стихия» воз­вращается в свои берега, а Чацкого готовы даже пожалеть — по крайне мере на словах.

Но, пожалуй, самый интересный и неоднозначный персонаж коме­дии — это Софья, которая и дает ход сплетне о сумасшествии Чацкого, приводящей к его изгнанию из фамусовского общества. Казалось бы, она должна быть солидарна с фамусовским обществом, и, соответст­венно, мы могли бы отнести ее к «веку минувшему» вместе с ее возлюб­ленным Молчалиным и женихом Скалозубом. Но так ли это?

Даже у исследователей творчества Грибоедова до сих пор нет едино­го мнения по этому вопросу. Конечно, Софья сильно отличается от идеальных героинь комедий классицизма. Но все же ей присущи мно­гие положительные черты, явно выделяющие девушку из той среды, в которой она родилась и воспитывалась. С одной стороны, это незаурядная личность, сильный, крупный характер. Она, конечно, во мно­гом отличается от московских барышень, подобных княжнам Тугоуховским. Как справедливо заметил Гончаров, Софья обладает прекрасными свойствами души, а остальное - воспитание.

Даже ее предпочтение Молчалина, явно уступающего Чацкому в бла­городстве и уме. честности и культуре и во многих других замечатель­ных качествах, вполне объяснимо. Ей, как и пушкинской Татьяне, дове­лось обмануться в своих ожиданиях. Ведь выбор ее пал на человека, необычного для ее круга, что потребовало немалого мужества и само­стоятельности. Воображение девушки наделило «бессловесного» Мол­чалина всеми качествами идеального героя, а он до поры до времени успешно скрывал свое истинное лицо и подлинные интересы.

В то же время этот выбор можно объяснить и стремлением повеле­вать, так роднящим Софью с ее отцом. «Муж-слуга», идеал московских дам, вполне мог бы устроить и Софью. Во всяком случае, резкий и неза­висимый характер Чацкого явно ей не по душе. Так что образ Софьи получился очень многогранным, неоднозначным, а в финале ее ждет не счастливый брак, а глубокое разочарование.

Таким образом, как справедливо заметил И.А. Гончаров, «в группе двадцати лиц отразилась, как луч света в капле воды, вся прежняя Моск­ва, ее рисунок, тогдашний ее дух, исторический момент и нравы». Но вместе с тем человеческие типы, составляющие эту Москву и показан­ные нам Грибоедовым, в чем-то оказываются не зависящими ни от времени, ни от места, ни от социального строя. В них есть то, что отно­сится к вечным явлениям жизни. И если верно, что всякое новое дело «вызывает тень Чацкого», то всегда найдется и Фамусов, который, что бы ни случилось, скажет только: «Ах! Боже мой! что станет говорить княгиня Марья Алексевна!»

Художественное своеобразие.

Комедия Грибоедова, если рассматривать ее в рамках того периода русской литературы, когда она была создана, поражает своей художест­венной смелостью, а современников автора столь ярко выраженные новаторские черты произведения иногда просто шокировали и вызы­вали недовольство. Это касается прежде всего реалистических черт комедии, преодоления правил классицизма, ставших оковами на пути реализации авторского замысла.

Новаторству в области жанра, композиции, системы образов и изо­бражения персонажей соответствовало и новаторство языкового стиля. Об этом писал еще Белинский, отмечая, что, во-первых, комедия Грибоедова была написана «не шестистопными ямбами», как полага­лось в высокой комедии, а «вольными стихами, как до того писались только басни». «Вольный стих» «Горя от ума» подготавливал переход русской драматургии к прозаическому реалистическому языку, языку гоголевского «Ревизора».

Во-вторых, комедия была написана «не книжным языком, которым никто не говорил, а живым, легким разговорным русским языком». Та­кой язык давал возможность создавать подлинно реалистические типы героев пьесы. Каждый из них говорит своим, присущим только ему языком, который становится средством речевой характеристики пер­сонажа. Например, язык Фамусова выдержан в «старинном стиле» и со­держит много элементов народной речи, архаизмов (едал, вдругорядь, испужал). Речь Чацкого литературная, книжная, с включением оратор­ских приемов («Где? укажите нам, отечества отцы, которых мы должны принять за образцы?»), порой эмоционально-лирическая (в разговорах с Софьей), порой сатирически-обличительная. Речь Молчалина отли­чает лаконизм, точность, характерные для чиновника обороты с при­бавлением частицы «-с», выражающие почтение перед вышестоящими. Скалозуб груб, прямолинеен, в речи его много солдафонских выраже­ний, а стиль ее похож на военные приказы («дистанции огромного размера»).

В-третьих, «каждое слово комедии Грибоедова поражало быстротою ума, и почти каждый стих в ней превращался в пословицу или поговор­ку». Об этом же писал и Пушкин: «О стихах я не говорю, половина должна войти в пословицу». Время подтвердило эти оценки. Немало афоризмов из «Горя от ума» вошло в разговорную речь и стало сейчас восприниматься как народные пословицы и поговорки: «счастливые часов не наблюдают», «свежо предание, а верится с трудом», «блажен кто верует, тепло ему на свете» и многие другие.

Таким образом, ритмическая гибкость грибоедовского текста в соче­тании с естественностью разговорной речи стала ярчайшим образцом поэтического реализма.

Значение произведения.

Современник Грибоедова А.А. Бестужев справедливо предсказал: «Будущее оценит достойно сию комедию и поставит ее в число пер­вых творений народных». Это произведение вместе с трагедией

Пушкина «Борис Годунов», завершенной в 1825 году, стало началом нового реалистического этапа развития русской литературы. Тради­ции сатирической комедии Грибоедова унаследовал и развил Гоголь в комедии «Ревизор», а затем дело своих великих предшественников продолжил А.Н. Островский, завершивший создание русского на­ционального реалистического театра. Но сатирические образы, соз­данные Грибоедовым, нашли продолжение не только в драматургии. В «Мертвых душах» Гоголя Чичиков наследует многие черты Молчалина, а в сатирической хронике М.Е. Салтыкова-Щедрина «В среде умеренности и аккуратности» грибоедовские персонажи были свое­образно переосмыслены великим русским сатириком в духе своего времени.

Но, пожалуй, самое удивительное то, что комедия Грибоедова про­должает жить и в наши дни: ее ставят разные режиссеры во многих те­атрах, каждый раз находя все новые грани в так хорошо всем знакомых грибоедовских образах. И зрители каждый раз вынуждены соглашаться с той оценкой, которую дал этому произведению еще в 1872 году И.А. Гончаров в критическом этюде «Мильон терзаний»: «Комедия «Горе от ума» держится каким-то особняком в литературе. ...Она, как столет­ний старик, около которого все, отжив по очереди свою пору, умирают и валятся, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и ко­лыбелями новых людей. И никому в голову не приходит, что настанет когда-нибудь и его черед».

Точка зрения

В комедии «Горе от ума» поставлено множество вопросов, на кото­рые не может быть дан однозначный ответ. Но, несомненно, самой дискуссионной проблемой была и остается проблема ума, поднятая пи­сателем в этом произведении. Познакомьтесь с несколькими точками зрения по этому вопросу.

Серьезная полемика вокруг проблемы ума развернулась сразу же по­сле появления комедии Грибоедова. Многие современники писателя критически отнеслись к оценке ума главного героя пьесы. Наибольшую известность получило высказывание А.С. Пушкина: «Первый признак умного человека — с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не ме­тать бисера перед Репетиловыми...» Правда, поэт отмечал: «Все, что го­ворит он, — очень умно», но видел в этом заслугу автора, а не героя. Другой современник Грибоедова МЛ. Дмитриев считал, что Чацкий

лишь умничает, презирая других, а потому он выглядит особенно ко­мично. ПА Вяземский все же назвал Чацкого умным человеком, кото­рый один находится «посреди глупцов разного свойства», но при этом объявил его «бешеным», что вполне синонимично слову «сумасшед­ший».

Но высказывались и другие суждения. В.Г. Белинский сначала, как и большинство, был весьма резок в оценке Чацкого: «Это просто крикун, фразер, идеальный шум, на каждом шагу профанирующий все святое, о котором говорит. Неужели войти в общество и начать ругать в глаза ду­раками и скотами — значит быть глубоким человеком?» Но со временем критик стал глубже и серьезнее воспринимать героя комедии. Он отме­чал, что в монологах и репликах Чацкого чувствуется излияние «желч­ного, громового негодования при виде гнилого общества ничтожных людей», сонная жизнь которых на самом деле «есть смерть... всякой ра­зумной мысли». Другой критик Д.И. Писарев не просто высоко оценил ум Чацкого, а увидел причину его страданий именно в том, что «вопро­сы, давно решенные в их уме, еще не могут быть даже представлены в действительной жизни». Другими словами, Писарев говорит о том, что герой комедии намного превосходит всех остальных и даже обогнал свое время.

Положительная оценка Чацкого окончательно утвердилась лишь по­сле выхода критического этюда И.А. Гончарова «Мильон терзаний». Как и Писарев, Гончаров говорит о том, что Чацкий обогнал свое время, но при этом указывает на то, что это универсально-типологический герой, появление которого неизбежно «при каждой смене одного века дру­гим». Отсюда вытекает и оценка Гончаровым героя комедии с точки зрения проблемы ума: «Можно было бы подумать, что Грибоедов, из отеческой любви к своему герою, польстил ему в заглавии, как будто предупредив читателя, что герой его умен, а все прочие около него не умны.

Но Чацкий не только умнее всех прочих лиц, но и положительно умен. Речь его кипит умом, остроумием. У него есть и сердце, и притом он безукоризненно честен. Словом, — это человек не только умный, но и развитой, с чувством, или, как рекомендует его горничная Лиза, он «чувствителен, и весел, и остер!» Только личное его горе произошло не от одного ума, а более от других причин, где ум его играл страдатель­ную роль».