Детская литература. Выразительное чтение.

РАЗДЕЛ I. ПРАКТИКУМ ПО ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

 

Глава 2. МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ

2.4. ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Тема 12.Особенности сюжетов, проблематика и литературные игры в повестях Алена Александера Милна о Винни-Пухе

Алену Александеру Милну (1882–1956) было 32 года, когда началась Первая мировая война. К этому моменту он окончил частную школу, директором которой был его отец, и университет в Кембридже. Милн стал профессиональным журналистом, еженедельно публиковал забавные очерки в сатирическом журнале “Панч”. Был он также весьма известным автором детективов и комедий. На войну он пришел уже зрелым человеком, но от этого ее ужасы не казались ему менее страшными.

После войны Милн купил ферму, удалился от мира, женился... В 1920 году у писателя родился сын, Кристофер Робин, – ребенок, который вступил в мир, ничего не подозревая о его жестокостях и несправедливостях.

Едва научившись говорить, Кристофер Робин потребовал от папы сказку. Героем этой сказки, конечно же, стало то существо, которое мальчик помнил столько, сколько помнил себя. Именно существо, а вовсе не игрушка – плюшевый мишка по имени Винни-Пух. Потом сказка превратилась в книжку. Рос Кристофер Робин, и книжка росла. Первые “Пуховые” истории и стихи появились в 1924 году под общим названием “Когда мы были совсем маленькими...”. Заметьте: МЫ! В 1926 году вышел просто “Винни-Пух”. В 1927 – “Теперь нам уже шесть”, в 1928 – “Дом на Пуховой опушке (продолжение повести о Винни-Пухе)”. В самом ее конце Кристофер Робин берет с Винни-Пуха обещание не забывать его “никогда-никогда! Даже когда мне будет сто лет”. “А сколько тогда мне будет?” – интересуется Винни-Пух. “Девяносто девять”, – не задумываясь, отвечает Кристофер Робин.

Милн создал для своего сына Волшебный Лес, населил его замечательными животными, дал каждому из них имя и дом, научил их крепко дружить, весело и с пользой проводить время, ну, и, конечно, во всем полагаться на Кристофера Робина. Милн создал идиллический мир, где никто ни разу не сказал никому грубого слова и, конечно, никого не ударил. Автор не бежал в безоблачный мир детства. Он его построил. Он терпеливо создавал мир, который держится взаимной заботой, вниманием, дружеской поддержкой и любовью. Если бы все папы на свете подарили своим сыновьям такой Волшебный Лес или просто сумели бы пережить с ними все те чувства, которые наполняли души Кристофера Робина и Винни-Пуха, то, возможно, на свете уже никогда больше не было бы войны...

Винни-Пух со временем обосновался чуть ли не во всех странах на свете. По-русски его “научил разговаривать” замечательный поэт Борис Заходер. В предисловии он скромно утверждает, что Винни и его друзья “по-английски и сейчас говорят лучше, чем по-русски”, но это не так. Перевод не только полноценно передает все оттенки мысли и чувства героев книги и их создателя, но порой они говорят еще остроумнее, играют еще веселее, чем по-английски. Поэтому русского поэта по праву считают соавтором Милна в сотворении Винни-Пуха. И мы в равной степени благодарны за такой подарок обоим его создателям.

Вспомните, что вы знаете о сюжете и композиции фольклорной волшебной сказки. В ней всегда вступают в конфликт добро и зло. А кого побеждать в сказке, в которую всему злому вход воспрещен?

Рассмотрим для примера хотя бы “Главу третью, в которой Пух и Пятачок отправились на охоту и чуть-чуть не поймали Буку”.

Начинается она с рассказа о доме, в котором живет Пятачок, и о его дедушке Посторонним В. Этот рассказ к сюжету не имеет никакого отношения, и мы с полным правом можем назвать его присказкой, цель которой в фольклорной сказке – создать у нас веселое настроение.

Далее следует экспозиция. Ее задача – определение времени, места действия, участников этого действия, их отношений и состояния мира. С этой нелегкой задачей сказочник справляется в двух строчках:

Был чудесный зимний день. Пятачок, разметавший снег у дверей своего дома, поднял голову и увидел не кого иного, как Винни-Пуха.

Следующие слова – это уже завязка. Функцией завязки является обнаружение конфликта. Пух определяет его одним словом: “Охочусь!”. Обнаружившийся конфликт – противостояние отважного Пуха неизвестному страшному Буке – обретает с развитием действия все большую остроту. Нарастание напряженности происходит постепенно. Следы беспристрастно свидетельствуют об увеличении количества Бук. Сначала их становится двое, и тогда у Винни-Пуха возникает подозрение: “а вдруг это окажутся Злые Звери?” Опасность возросла, но силы тут же уравновешиваются: к Пуху присоединяется Пятачок.

Однако опасность и дальше продолжает нарастать: к двум настоящим Букам присоединяется третий Зверь – “скажем, Бяка”. А ведь “три Неизвестных Зверя могли оказаться Очень Страшными Зверями”. Но и это не все! Появляется четвертый “комплект лап”! Тут уж Пятачок не выдерживает и вспоминает о деле, которое необходимо сделать срочно, и убегает. Но Пух остается! В награду за его мужество наступает счастливая развязка. Как всегда, избавление приходит от Кристофера Робина.

В итоге такой острый, чреватый такими опасностями конфликт не разрешается, а просто-напросто снимается: угроза оказалась мнимой! Никаких Очень Страшных и Злых Зверей в Волшебном Лесу не водится. И все же, пусть опасность была мнимой, зато Смелость Винни-Пуха и даже – до определенного момента – Пятачка была самой что ни на есть настоящей! И самым настоящим было желание увидеть, узнать, что это за новые Звери заявились в Лес. Потому что самой главной проблемой Леса является проблема познания – познания окружающего мира и себя. Она выявилась уже в самом начале книжки, в первой главе, где Медведь был так углублен в самопознание:

 

Мишка очень любит мед!

Почему? Кто поймет?

 

Обратимся к “Главе четвертой”, в которой рассказывается история о хвостике ослика Иа-Иа. Сюжет этой главы напоминает сюжет народной волшебной сказки, в которой герой отправляется на поиски того, что должно спасти дорогого герою человека либо целое царство, которому грозит смертельная опасность.

История о хвосте строится почти так же. Именно Винни-Пух обнаруживает отсутствие хвоста у старого ослика Иа-Иа. Осел без хвоста – это почти смертельно. Конечно, такое не могло приключиться больше ни с кем из обитателей Леса. Недаром ослик старый. Во всяком случае не удивительно, что у такого старого ослика оторвался хвост. Неудивительна и его меланхоличность, его унылый вид и пессимистичный взгляд на жизнь. Осознав свою утрату, Иа мигом входит в роль сказочного героя, подвергшегося похищению: “Наверное, его кто-нибудь утащил...” И хотя никаких хищений в Лесу до сих пор не было да и вряд ли кто-нибудь мог сознательно покушаться на ослиный хвост, пропажа, если можно так выразиться, – налицо, и отчаяние Иа понятно. Но Винни-Пух не выносит угрюмости и тоски. Он тут же принимает решение:

 

Иа-Иа, – торжественно произнес он, – я, Винни-Пух, обещаю тебе найти твой хвост.

 

В самом деле – чем хвост Иа-Иа хуже пера жар-птицы?

И медвежонок как истинный сказочный герой отправляется в путь-дорогу. Правда, путь его лежит вовсе не в загробное царство, как в народных сказках. Его дорога не выходит за пределы Леса, но общение с Совой – тоже испытание не из легких: Пух попадает в мир Длинных и Непонятных Слов, бюрократических оборотов, которые являются принадлежностью иного мира – смертельно скучного мира взрослых. Там-то, в ином мире, он и находит “искомое”. И никакой другой награды медвежонок, в отличие от героев волшебной сказки, не спросил. Он просто быстренько побежал домой, чтобы немножко подкрепиться, а затем с новыми силами сочинил в свою честь кричалку.

В некоторых народных сказках, основанных на использовании приема контаминации (объединении сюжетов нескольких сказок), действует принцип симметрии. Его еще можно назвать перевертышем. Например, сказка “Лиса и журавль”. В ней соединены два сюжета: сначала это званый обед у лисы, а затем – ответный визит лисы к журавлю.

Аналогично построена “Глава пятнадцатая”, в которой Кролик решает укротить Тигру, потому что “он слишком много прыгает... и он у нас допрыгается!”, и тогда “он станет Грустным Тигрой, Маленьким Тигрой, Тихим и Вежливым Тигрой, Смирным Тигрой...”.

Настоящее зло появляется только в середине книги (первый раз – в главе девятой), но, верный своему принципу, сказочник не допускает, чтобы зло обрело лицо конкретного живого существа. Поэтому зло выступает в качестве Стихийного Бедствия. В девятой главе это наводнение. Зло превращается в способ пережить приключение и увидеть мир по-новому – в другом, неожиданном ракурсе и, следовательно, узнать его более полно. Именно так строится конфликт и у Милна.

В Лесу все любят замечательную игру, которую придумал Винни-Пух. Название у игры не менее замечательное – Пушишки. Заключается игра в пускании шишек по течению Реки. Очень интересно следить, какая из них окажется самой резвой и первой выплывет из-под моста. Можно вместо шишек запускать палочки, и тогда игра уже будет называться Пустяки. В первом названии имя Пуха звучит отчетливее, но и во втором первые две буквы напоминают о нем. Такие игры со словами придумал замечательный английский сказочник Льюис Кэрролл, он называл такие слова “бумажниками”. Ведь и в самом деле они похожи на бумажники: нечто единое, но состоящее из двух половин, имеющих разное назначение: Пу-шишки = шишки Пуха, или Пуховые шишки.

Пу-ст-яки = Пуховы пустяки, которые готовы пуст-иться по Реке.

В Лесном ЛЕ-кСиконе множество “слов-бумажников”. Собственно говоря, имя Винни-Пуха – тоже такой “бумажник”, соединяющий память о “самой лучшей, самой доброй медведице” и о прекрасном лебеде. И медвежонок носит его с честью. Может быть, в память о лебеде он даже стал Плавучим медведем.

Разумеется, настоящий Винни-Пух играет с английскими словами. Придумать аналогичные игры по-русски мог только такой поэт, который сам без ума от волшебства слов. И вот Борис Заходер подарил нам целую русскую игротеку. Чего, например, стоит слово СПАСЛАНИЕ! Просто золотой бумажник! Тут вам и послание, и крик о помощи: “СПАСите\”. Или “адрИСК”\ А знаменитые звери – Щасвернус, Слонопотам и Ягуляр\ Или наверняка съедобная ЛИЗОрюция\

 

Вопросы и задания

 

1. В основе каких еще приключений Винни-Пуха лежит конфликт, в котором сталкиваются зло воображаемое и добро, абсолютно подлинное? Докажите это, разложив сюжет на составляющие его компоненты. Кто выходит победителем и почему?

2. Рассмотрите поэтапно, как развивается действие в главе девятой. Какие качества героев раскрываются по мере движения сюжета?

3. Как можно сформулировать основную идею повествования в каждой главе?

4. С какими типами конфликта вы встретились, читая сказку? Как разрешается каждый из них и какие новые качества героев обнаруживает?

5. Какими качествами наделены обитатели Волшебного Леса? С помощью каких художественных средств создаются их характеры?

6. Найдите в сказке слова-“бумажники” и рассмотрите их содержимое. Есть ли у вас в запасе свои собственные?

7. Еще одну замечательную игру придумали сами дети, а Милн с Заходером только включились в нее. Эта игра называется словотворчество – изобретение новых слов. Новые слова чаще всего возникают как производные. Что вы скажете, например, о таких словах, как “ИСКпедиция”, “Савешник”, о таком имени – “Ай-да-Медведь!”, а также о наречии “одиннадцатичасно”? Постарайтесь найти другие производные или “по-производите” сами новые слова от самых обычных и привычных слов.