Детская литература. Выразительное чтение.

РАЗДЕЛ II. ПРАКТИКУМ ПО ВЫРАЗИТЕЛЬНОМУ ЧТЕНИЮ

 

Глава 4. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РАЗНЫХ ЖАНРОВ

4.3. ИСПОЛНЕНИЕ ПЕЙЗАЖНОЙ ЛИРИКИ

4.3.1. Чтение текста

 

Задание. Прочитайте стихотворение С. Есенина.

 

Черемуха

 

Черемуха душистая

С весною расцвела

И ветки золотистые,

Что кудри, завила.

Кругом роса медвяная

Сползает по коре,

Под нею зелень пряная

Сияет в серебре.

А рядом, у проталинки,

В траве, между корней,

 

Бежит, струится маленький

Серебряный ручей.

Черемуха душистая,

Развесившись, стоит,

А зелень золотистая

На солнышке горит.

Ручей волной гремучею

Все ветки обдает

И вкрадчиво под кручею

Ей песенки поет.

 

4.3.2. Ответы на основные вопросы

 

Это стихотворение С.А. Есенина вызывает радость. Оно светлое, в нем все искрится, сияет весенней свежестью, юной красотой. Думается, что дети, прослушав это стихотворение, удивятся тому, как поэт сумел нарисовать словами пейзаж и вдохнуть в него жизнь: ведь черемуха и ручей получились у поэта живыми. Это стихотворение наверняка вызовет у детей сильные эмоции, разбудит их воображение и поможет им понять, как важно научиться быть внимательными и передавать в слове не только информацию, но и свое настроение и чувства. Для развития детей можно побеседовать и о том, как поэт достигает такого удивительного эффекта, что помогает ему нарисовать словесный портрет черемухи.

 

4.3.3. Литературоведческий анализ

 

Сергей Александрович Есенин – русский поэт (1895–1925). Большинство его произведений – лирика. Особое место в его творчестве занимает пейзажная лирика, так как Есенин родился и вырос в деревне – в селе Константинове Рязанской губернии. Трогательное, нежное чувство любви к русской природе звучит почти в каждом стихотворении поэта. Природа для него – живое существо: она просыпается утром, любит и страдает, засыпает. Мир природы и мир человека находятся в произведениях Есенина в гармонии – это единое пространство, в котором все взаимосвязано: рыжий месяц – жеребенок, осень – рыжая кобыла, ветер – отрок, березки – девушки, луна – лягушка. Этот мир все время находится в движении, он меняется, открывая то одну, то другую сторону своего облика. И даже спящая природа дышит.

Лирический герой Есенина молод душой, он открывает для себя мир, чувствует его движение: токи этого мира питают его. Он любит свой край таким, каков он есть: и грустным, усталым – и звонким, песенным, потому что в жизни все перемешано.

Стихотворение “Черемуха” написано в 1915 году, когда поэт уже не жил в деревне. Но городская круговерть не отняла у Есенина “свежесть глаз и половодье чувств”. Цветущая черемуха не может не привлечь к себе внимания, это каждый знает по себе. Но ее поэтический портрет передает не только удивительную красоту: черемуха превращается в своеобразный центр, озаряющий своей красотой мир, и вокруг него все преображается. Вот уже мы слышим и песенку ручья, тоже пораженного красотой черемухи.

Перед нами пейзаж, представленный в динамике. Этого эффекта поэт достигает с помощью глаголов, передающих активное действие: расцвела, завила, сползает, бежит, струится, обдает, поет. Внешнее действие дополняется действием, проявляющимся не в движении, а в излучении внутренней энергии: сияет, горит.

Этот подвижный мир насыщен цветом и светом: в нем все переливается. До нашего сознания это доносят глаголы, о которых мы уже говорили, и существительные с дополнительным значением цвета: зелень, серебро, кора, солнышко, – и эпитеты со значением цвета: золотистые, золотистая, серебряный. Они вносят в картину яркий свет и усиливают воздействие глаголов сияет и горит.

Удивляет то, что поэт ни разу не использует эпитет белый. Вместо него ветви черемухи названы золотистыми. Недоумение исчезает, если мы представим черемуху, стоящую не в одиночестве, посреди поляны, а в лесу, на фоне других, уже отцветших, покрытых зеленью деревьев (черемуха цветет позднее). Цветущие белые ветви на зеленом фоне освещены ярким солнцем – они словно вспыхнули под его лучами и стали золотистыми. Солнце везде – на ветках черемухи, на зелени (она тоже названа золотистой!), на каплях росы и на волнах ручья. Блики света превращаются и в золото, и в серебро. Чистые, яркие, сочные цвета рождают радость, ликование, восторг от чуда, совершенного художницей-природой.

Обратим внимание, что стихотворение состоит из пяти повествовательных предложений, по четыре строки на каждое. Каждое предложение – новая деталь пейзажа: нужно дать слушателю возможность рассмотреть ее, найти ей место на полотне. Обратим внимание на слова – ориентиры в пространстве: кругом, под нею, рядом. Картина в нашем воображении возникает постепенно: сначала это только черемуха, потом угол зрения расширяется, а взгляд опускается от кроны к земле; появляется зелень, затем мы продвигаемся в пространстве еще дальше – видим ручей. И только в последних восьми строках поэт рисует целостную картину, сложившуюся из показанных им фрагментов действительности: черемуха, трава, ручей. Интуитивно он следует законам восприятия картины: сначала мы видим то, что в центре, потом рассматриваем детали и смещаем взгляд, обводя им полотно по часовой стрелке, и уже потом видим всю картину.

Поэтическая картина отличается от живописной тем, что благодаря искусству слова мы не только видим ее, но и слышим наполняющие ее звуки, чувствуем весенние ароматы и даже испытываем вкусовые ощущения. Все это вызывается эпитетами душистая (повторенным дважды!), медвяная (этот эпитет вызывает и вкусовые, и цветовые ассоциации, которые усиливает эффект солнечного света), пряная, гремучею.

И черемуха превращается в девушку-красавицу, явившуюся на весенний праздник: для него она расцвела и разукрасила себя – завила ветки, “что кудри”. Метафора и сравнение словно вдохнули жизнь в дерево, уподобив его принаряженной девушке. А о характере ручья мы можем судить по двум деталям: он обдает волной гремучею ветви черемухи, но поет вкрадчиво. В этих эпитетах отражены и сила звука, и особенности мелодики журчащей воды, и неровное каменистое дно, которое и вызывает брызги. Подвижный, стремительный юноша-ручей словно бежит к своей возлюбленной, чтобы спеть ей весенние песенки, очаровать ими.

В стихотворении использована и звукопись. Звуки [ч'], [ш], [с], [з], повторяющиеся в стоящих рядом словах, вызывают ощущение лесных звуков: шума ветвей, насекомых, шороха травы. Насыщение строк звуками [р] и [р'] (А рядом, у проталинки, в траве, между корней, бежит, струится маленький серебряный ручей) создает эффект препятствий, которые преодолевает маленький ручей. Звуки [л], [л'], [р], [р'] в последних строках (начиная словами А зелень золотистая...)задают характер песенки ручья – то мелодичной, нежной, то звонкой, журчащей, играющей на камешках.

Так из метафор, эпитетов, глагольной лексики, звукописи, цветописи рождается олицетворение – единый образ, в котором жизнь природы наделяется свойствами людей. Образ единения создается и чисто внешними средствами – поэт не делит стихотворение на строфы.

Казалось бы, лирический герой никак не проявляет себя. Но мы можем многое сказать о нем по тому, как он видит и чувствует природу. Это его воображение оживило черемуху и мир вокруг нее. Этим пафосом жизни, света, радости и проникнуто все стихотворение. Это чувство нам и нужно передать в чтении.

 

4.3.4. Исполнительский анализ

 

Условные обозначения:

/// – межстиховая пауза;

| – интонационная пауза;

слово, выделенное курсивом, – синтагматическое ударение;

слово, выделенное полужирным курсивом, – фразовое ударение;

слово, выделенное полужирным курсивом и подчеркнутое, – логическое ударение.

 

1. Черемуха душистая ///

2. С весною расцвела ///

3. И ветки золотистые, ///

4. Что кудри, завила. ///

5. Кругом роса медвяная ///

6. Сползает по коре, ///

7. Под нею зелень пряная ///

8. Сияет в серебре. ///

9. А рядом, | у проталинки, ///

10. В траве, | между корней, ///

11. Бежит, | струится маленький ///

12. Серебряный ручей. ///

13. Черемуха душистая, ///

14. Развесившись, стоит, ///

15. А зелень золотистая ///

16. На солнышке горит. ///

17. Ручей волной гремучею ///

18. Все ветки обдает ///

19. И вкрадчиво под кручею ///

20. Ей песенки поет. ///

 

Стихотворение написано ямбом, количество стоп в строках варьирует: в нечетных – четыре, в четных – три. В четырехстопных стихах рифма женская (последний слог безударный), а в трехстопных – мужская (последний слог ударный). Такое колебание создает эффект набегающей и спадающей волны: нечетные строки – волна постепенно приближается к берегу, а четные – более резко отступает. Кроме того, в строках очень много пиррихиев – пропусков ударений на сильных местах, что придает стиху плавность, так как вместо четырех или трех ударений остается только по два: например, в первых четырех строках:

 

È –|È È |È –|È È |

È –|È È |È –|

È –|È È |È –|È È |

È –|È È |È –|

 

Но такая акцентуация сказывается и на интонационном рисунке: невозможно выделить только одно слово в строке, минимальное количество ударений внутри строки выделяет каждое слово, на которое приходится слоговое ударение. Если читать таким образом, то мы будем выделять практически каждое слово, а это не согласуется с рекомендациями К.С. Станиславского стремиться к минимальному количеству ударений.

И все-таки перед нами поэтический, стихотворный текст, а у него своя специфика. Выход видится в том, чтобы, не делая пауз между словами в строке, выделить их с помощью изменения тона голоса между ударными слогами. Такое чтение придаст стихотворению напевность, подчеркнет его музыкальность. Например: слово черемуха в первой строке мы произнесем с повышением тона на ударном слоге и с большей силой, чем первый слог. А затем постепенно (!) будем понижать тон к следующему ударному слогу – и вновь повысим его на заударных (если нарисовать линию, то получится волна, у которой максимальная высота приходится на первый ударный слог).

Главным словом в первой фразе является глагол расцвела, а во второй – завила. Это однородные члены, связанные интонацией перечисления, поэтому мы повысим тон на первом сказуемом. Тогда интонационный рисунок второй строки будет отличаться от первой тем, что пик голосовой высоты придется на последний ударный слог. Две следующие строки читаются почти так же, только на последнем слове мы понижаем голос до самой его глубины, соблюдая интонацию конца предложения.

Мы уже отмечали, что стихотворение состоит из пяти повествовательных предложений. Среди них есть простые (первое, третье, пятое) и сложные (второе и четвертое). Второе – бессоюзное, состоящее из двух простых, а четвертое – сложносочиненное, тоже состоящее из двух простых.

Следовательно, фразовые ударения будут приходиться на последнее слово четвертой, шестой, восьмой, двенадцатой, четырнадцатой, шестнадцатой и восемнадцатой строк. (О последней строке поговорим ниже.) Межстиховая пауза после точки будет длиться несколько дольше других межстиховых пауз, особенно тех, которые разрывают простые самостоятельные предложения, иначе все предложения сольются в один поток, и смысл, в них заключенный, окажется размытым.

В предпоследней строке логическое ударение приходится на обстоятельство вкрадчиво. В последней строке стихотворения ударение приходится на слово песенки (закон нового), а фразовое ударение – на последнее слово (закон инверсии). Кроме того, поет – финальное слово, а в поэтическом тексте его нельзя “смазать”, иначе трудно поставить финальную точку. Поэтому отделим два ударных слова друг от друга интонационной паузой.

Позиция прилагательных после существительных (черемуха душистая, ветки золотистые, роса медвяная, зелень пряная, зелень золотистая, волной гремучею) переносит ударение с существительного на прилагательное, тем более что каждое из них стоит в конце строки и усиливается рифмой. Плавность мелодии стихотворения можно передать, произнося в этих случаях существительное практически слитно с прилагательным – как одно слово, обозначая первый ударный слог только повышением или понижением тона.

В предложении А рядом... (9–12 строки) запятые выделяют уточнения, поэтому произносим у проталинки и между корней с интонацией уточнения, разделяя слова интонационной паузой, чтобы не нарушить ритм. Интонационные паузы и звукопись в любом случае придадут строкам более отрывистое звучание.

Показать звуковую игру, усилить эффект от звукописи можно только очень четким произношением согласных.

Но самое главное – оправдать звучащие слова внутренним сопереживанием: встать на позицию поэта, посмотреть на мир его глазами и описать его так, чтобы слушатель увидел его как в первый раз, ощутил нежные ароматы весны, услышал ее голос в песенке ручья и почувствовал свое единство с миром природы.

 

Задания

 

1. Подготовьтесь к выразительному чтению стихотворения С. Есенина “Черемуха”.

2. Выберите пейзажное стихотворение и выполните его литературоведческий и исполнительский анализ. Отрепетируйте дома и исполните его на занятиях.