Детская литература. Выразительное чтение.

РАЗДЕЛ II. ПРАКТИКУМ ПО ВЫРАЗИТЕЛЬНОМУ ЧТЕНИЮ

 

Глава 4. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РАЗНЫХ ЖАНРОВ

4.4. ИСПОЛНЕНИЕ БАСЕН

Исполнение прозаических басен отличается от исполнения басен поэтических, поэтому они даны раздельно. Сначала речь пойдет об исполнении прозаических басен.

 

4.4.1. Чтение текста

 

Задание. Прочитайте басню Л.Н. Толстого.

 

Собака и ее тень

 

Собака шла по дощечке через речку, а в зубах несла мясо. Увидела она себя в воде и подумала, что там другая собака мясо несет, – она бросила свое мясо и кинулась отнимать у той собаки: того мяса вовсе не было, а свое волною унесло.

И осталась собака ни при чем.

 

4.4.2. Литературоведческий анализ

 

В основе этой басни – произведение Федра, которое, в свою очередь, является переложением басни Эзопа. Очевидно, что собака в басне – аллегория жадности и глупости. Фабула проста: излагается один маленький законченный эпизод. Однако у него нет мотивированного начала: мы не знаем, откуда у собаки мясо, куда и зачем она его несет, почему не съела тут же. Все это не имеет отношения к совершающемуся на наших глазах событию: собака переходит речку. У Федра собака переплывала реку с мясом в зубах – Толстой же делает историю более достоверной, она очень похожа на реальный случай. Но условность в образе собаки все-таки сохраняется: с одной стороны, собака не обладает никакими индивидуальными чертами, с другой – неслучайно автор наделяет ее способностью думать. Однако думает она вовсе не о том, что может упасть и упустить мясо: ведь переходит она реку не по мосту, а по дощечке. Выбор уменьшительного варианта слова говорит о шаткости, непрочности этой конструкции. Переход требует от собаки максимальной сосредоточенности. Так Толстой осложняет, казалось бы, простую ситуацию. Это нужно, чтобы усилить аллегорию: жадность столь велика, что собака забывает обо всем на свете: она не думает о том, что станет с ее мясом (она его бросила, а куда можно бросить мясо, находясь над рекой на дощечке?). Изобразив таким образом ситуацию, Толстой высказал и свое к ней отношение: жадность может превратить кого угодно в глупца. В финале басни ситуация исчерпана, но открытой морали нет. Толстой утверждал, что ему важно, чтобы дети сами сделали вывод из содержания басни, учились думать, извлекать уроки.

 

4.4.3. Исполнительский анализ

 

Собака шла по дощечке через речку, / а в зубах несла мясо. /// Увидела она себя в воде и подумала, / что там другая собака мясо несет, // – она бросила | свое мясо и кинулась отнимать | у той собаки: // того мяса / вовсе не было, / асвое \ волною унесло. ///

И осталась собака \ ни при чем. ///

 

Первое предложение повествовательное, оно вводит нас в ситуацию. Главными словами оказываются через речку и мясо – это условие очень важное для развития действия. Для басни не имеет особого значения, кто именно оказывается в этой ситуации (с равным успехом автор мог выбрать маску обезьяны или другого животного). В предложении однородные сказуемые соединены союзом а, который в данном контексте имеет присоединительное значение, поэтому интонация противопоставления отсутствует, вместо нее нужна интонация, передающая смысл дополнительности (шла и при этом несла), который не допускает и интонации перечисления (Противительно-сопоставительный союз а используется в присоединительном значении, когда нужно подчеркнуть важность второго из соединяемых сообщений. Значение противопоставления при этом отсутствует).

Между первым и вторым предложением пауза не должна быть слишком долгой, ведь весь путь через речку явно не занимает много времени. Однородные сказуемые в этом предложении связаны интонацией перечисления: сначала увидела,потом подумала. В первой смысловой части главным словом становится местоимение другая. В нем – вся соль басни: читатель сразу же понимает, что собака ошиблась, а потому все дальнейшее воспринимается с улыбкой и отменяет внезапность финала. Для собаки это неожиданное событие, а для читателя вовсе нет. Поэтому развитие действия, представленное во второй смысловой части второго предложения, произносится с пониманием логики собаки: для нее, жадной, неразумной, такой поступок вполне закономерен. Однородные члены бросила и кинулась отнимать произносятся с интонацией перечисления, принимают на себя синтагматические ударения, но самой сильной становится глагольная часть сказуемого – отнимать. В этой части следует выделить и слова той (собаки) и свое (мясо), поскольку они повторятся в последней части, а значит, имеют особый смысл. Выделяем их с помощью интонационной паузы, т.е. перепадом тона:бросила произносим с повышением тона, а свое – с понижением голоса и замедлением речи (этот мелодический рисунок повторяется и при второй интонационной паузе). Третья часть предложения разрешает ситуацию. Эта информация, по сути, излишняя, и без этой части мы бы поняли, чем закончилась история. Но Толстой все-таки ее оставляет. Зачем? Затем, что в ней он передает открытие, сделанное собакой! Это она понимает, как просчиталась. Значит, и прочитать эту часть надо, встав на позицию героя. Психологическая пауза между словами свое и волною показывает, что на установление этого факта собаке понадобилось время: она оглянулась и обнаружила, что потеряла все. Интонация противопоставления (союз а в данном случае выполняет именно эту функцию) соединяет предложения в последней смысловой части. Перед финальной фразой необходима пауза более длительная, чем между предложениями. Последняя фраза – вывод, итог. Она близка по значению к морали, хотя для морали слишком конкретна – обобщить содержание басни, увидеть скрытый в ней общий смысл должен сам читатель. Акцент делаем на итоговых словах басни – ни при чем, – усилив его психологической паузой.

 

Задания

 

1. Подготовьтесь к выразительному чтению басни Л.Н. Толстого “Собака и ее тень”.

2. Выберите прозаическую басню и выполните ее литературоведческий и исполнительский анализ. Отрепетируйте дома и исполните ее на занятиях.

 

А теперь охарактеризуем исполнение поэтических басен.

Мы выбрали для разбора небольшую по объему басню И.А. Крылова, вполне доступную для восприятия старших дошкольников.

 

4.4.4. Чтение текста

 

Задание. Прочитайте басню И.А. Крылова.

 

Лебедь, Щука и Рак

 

Когда в товарищах согласья нет,

На лад их дело не пойдет,

И выйдет из него не дело, только мука.

 

Однажды Лебедь, Рак да Щука

Везти с поклажей воз взялись,

И вместе трое все в него впряглись;

Из кожи лезут вон, а возу все нет ходу!

Поклажа бы для них казалась и легка:

Да Лебедь рвется в облака,

Рак пятится назад, а Щука тянет в воду.

Кто виноват из них, кто прав – судить не нам;

Да только воз и ныне там.

 

4.4.5. Ответы на основные вопросы

 

Эта басня давно вошла в круг детского чтения: животные, ставшие ее персонажами, хорошо знакомы маленьким детям, ситуация тоже вполне ясна. При этом басня написана очень живо, хотя и лаконично: в ней нет ничего лишнего, второстепенного, внимание ребенка не будет рассредоточиваться на подробностях, а значит, он сможет удержать в своем воображении всю картину в целом. Как и любая басня, это произведение Крылова несет в себе воспитательные и развивающие возможности – осознание причины неудачи персонажей. Небольшое по объему произведение легко выучить наизусть, а значит, и учиться выразительному чтению басни. При этом подчеркнем, что легкость восприятия и заучивания наизусть возможна только при том условии, что старшим дошкольникам будут разъяснены наверняка непонятные им слова и выражения. Возможно, многие никогда не видели рака и не знают, с какой стати он пятится назад; не знают, что такое пойти на лад, поклажа, воз, впрячься. Для разъяснения можно использовать иллюстрации к басне.

 

4.4.6. Литературоведческий анализ

 

Иван Андреевич Крылов – знаменитый русский баснописец, живший в конце XVIII – начале XIX века. Он не просто перелагал басенные сюжеты Эзопа, Лафонтена, но переосмыслял их, отражая особенности и проблемы современной ему российской жизни. Поэтическое мастерство Крылова позволило ему создать истинные шедевры басенного жанра, а басни его не утратили актуальности и сегодня благодаря своей глубине и широте художественных обобщений. Басенные животные, созданные воображением Крылова, – аллегории и общечеловеческих свойств, и качеств русского человека, особенностей русского национального характера; при этом они изображены очень конкретно, наделены выразительной речью. Многие фразы из басен Крылова стали крылатыми выражениями и используются как пословицы и поговорки. Знание басенных сюжетов, из которых вошли в нашу речь эти выражения, проясняет их смысл, делает использование фразеологизмов осознанным и уместным.

“Лебедь, Щука и Рак” – поэтическая басня, написанная вольным ямбом (количество стоп в стихах от четырех до шести).

Мораль как композиционный элемент вынесена в начало произведения, на что указывает отделяющая ее от басенной истории черта. При этом мораль связана с сюжетом при помощи рифмы (мука – Щука). Это обусловливает, с одной стороны, необходимость логической паузы, указывающей на границы морали и собственно басни, а с другой – длину паузы: она не должна быть очень долгой – мораль, подготовив внимание читателя и возбудив его ожидания, как бы “впадает” в сюжет.

Басенными персонажами становятся животные. Это аллегорические образы, что подчеркнуто написанием их имен с прописной буквы. Особенность аллегории этой басни в том, что она складывается из трех образов – Лебедя, Рака и Щуки. Каждый из них сам по себе обозначает только определенный способ передвижения, характерный именно для него: Лебедь “рвется в облака”, Рак “пятится назад”, Щука “тянет в воду”. Аллегория рождается не просто как сумма более мелких аллегорий, а как новый смысл: все вместе Лебедь, Рак и Щука становятся аллегорией несогласованности. За единой маской басенных животных скрыты в этом случае не качества характеров, а общее состояние жизни – отсутствие в ней согласия.

Басенная фабула разворачивается стремительно: экспозиция умещается в четвертой строке, завязка – в пятой и шестой; развитие действия – в седьмой и кульминация в восьмой–десятой. Особенность фабулы в том, что в ней отсутствует развязка, о чем и сообщается в последней строке.

Изобразительно-выразительные средства языка помогают Крылову создать образ кипучей деятельности персонажей. Для этого он использует фразеологизм из кожи лезут вон, усиливая эмоциональное воздействие на воображение читателя, выбирает экспрессивные выражения рвется в облака и тянет в воду, передающие огромные усилия героев басни. Финальная строка сама стала крылатым выражением, означающим безрезультатность какого-либо дела.

Синтаксис тоже помогает автору создать образ противоречивой деятельности. Этот эффект достигается с помощью противительных конструкций: Не дело, только мука (Частица только использована в значении противительного союза); Из кожи лезут вон, а возу все нет ходу!; Поклажа бы для них казалась и легка: / Да Лебедь рвется в облака, / Рак пятится назад, а Щука тянет в воду; Да только воз и ныне там.

Противопоставление задано и на смысловом уровне: в начале сюжета говорится о том, что герои “вместе трое все” берутся за дело (т.е. выступают как одно действующее лицо). Далее их союз распадается, хотя они об этом и не догадываются, упорно стараясь как можно лучше выполнить свою работу. Автор же видит причину неудачи и, чтобы показать ее читателю, описывает действие каждого. Таким образом, совместность разрушается действиями каждого героя.

В сюжет басни включена авторская сентенция – это одиннадцатая строка. Роль этой строки огромна, потому что она расширяет угол зрения на происходящее, представленный в морали. Мы словно слышим, как действия персонажей обсуждаются, как сами они вступают в спор, ища не компромисса, а отстаивая каждый только свою собственную позицию. Стремление подчинить всех своей логике, своему взгляду на мир и оказывается источником разлада, в котором, по мысли мудрого автора, нет и не может быть одного правого. Неправы все, кто уподобляется персонажам басни, кто руководствуется только собственным мнением. Так в одной фразе сосредоточена глубокая мысль автора, казалось бы, занимающего позицию не судьи, а лишь наблюдателя. В отличие от морали сюжет басни раскрывает причины отсутствия согласия.

 

4.4.6. Исполнительский анализ

 

Выполним разметку текста и определим интонационный рисунок.

Басня написана ямбом, т. е. сильная позиция приходится на второй слог стопы. Ритмический рисунок басни обусловлен множеством пиррихиев – отсутствием ударений на сильных местах – и спондеем – дополнительным ударением на слабом месте (РАк пЯтится назад; КтО виноват... ктО прАв), – что придает стиху разговорную интонацию, этот же эффект усиливается разным количеством стоп в строках. Предлоги, союзы и односложные частицы чаще всего теряют ударение; могут терять ударение и местоимения, например: НалАд ихдЕло непойдЕт. Теряет ударение последнее слово басни, сливаясь с предшествующим ему словом: нЫнетам.

Расставим межстиховые и синтагматические (логические), психологические, интонационные паузы и логические и фразовые ударения, используя данные ниже условные обозначения.

 

Условные обозначения:

/// – межстиховая пауза;

// – межфразовая (логическая) пауза;

/ – синтагматическая (логическая) пауза;

| – люфтпауза;

|| – интонационная (мнимая) пауза;

\ – психологическая пауза;

слово, выделенное курсивом, – синтагматическое ударение;

слово, выделенное полужирным курсивом, – фразовое или логическое ударение.

 

Когда в товарищах согласья нет, ///

На лад их дело не пойдет, ///

И выйдет из него не дело, // только мука. ///

 

Однажды Лебедь, \ Рак да Щука ///

Везти с поклажей воз взялись, ///

И вместе трое \ все в него впряглись; ///

Из кожи лезут вон, // а возу все нет ходу! ///

Поклажа бы для них казалась и легка: ///

Да Лебедь \ рвется в облака, ///

Рак \ пятится назад, // а Щука \ тянет в воду. ///

Кто || виноват из них, // кто \ \ прав – // судить не нам; ///

Да только воз \ и ныне там. ///

 

Задачи чтеца (оправдание звучания слова подтекстом) и интонация

 

Первая строка произносится с резким повышением голоса перед запятой на слове нет, а затем после паузы с сильным понижением тона на слове лад и вновь небольшим повышением на слове не пойдет (Обратите внимание на то, что в этом слове при исполнении басни следует читать не ё, а е: такое произношение для конца XVIII – начала XIX века было традиционным. Именно поэтому пойдет у Крылова рифмуется с нет. Целесообразно разъяснить это и юным слушателям),чтобы сохранить интонацию продолжения фразы. После паузы опускаем голос на слове и выйдет. Следующий подъем голоса приходится на ударный слог слова дело с понижением тона на заударном. В этой строке есть противопоставление, которое мы выражаем изменением тона: после паузы – резкий подъем на первом слоге и резкое понижение – на ударном слове мука. Тем самым мы ставим точку.

Межстиховая пауза между моралью и собственно басней не должна длиться дольше, чем все остальные межстиховые паузы. Начало повествования содержит перечисление, которое заставляет нас выделить повышением голоса на ударных слогах каждый однородный член, не делая между ними слышимых пауз – здесь будет уместна люфтпауза. Пятую строку басни читаем с повышением тона перед запятой, разделяющей простые предложения и указывающей на перечисление действий.

Чтобы создать образ совместности, необходимо выделить слова трое – собирательное числительное – и все. Это произойдет, если после слова трое мы сделаем психологическую паузу (но она не должна длиться дольше, чем межстиховая!). Тон голоса повысим на слове трое и опустим после психологической паузы. Тон слегка повысится на последнем слове строки впряглись, так как Крылов не ставит точки после этого предложения, заменяя ее точкой с запятой, подхлестывая действие, не членя картину на отдельные элементы. Фраза стремится к последнему фонетическому слову – нет ходу (два слова сливаются из-за потери первым самостоятельного ударения). Но ее разрывает противопоставление, которое мы выделяем паузой и повышением тона на слове вон и понижением – на слове возу.

Восклицательная интонация требует повышения тона на ударном слове.

Какими же чувствами нужно наполнить эту часть басни?

Очевидно, что чтец, встав на точку зрения автора, рассказывает, рисуя словами то, что видит внутренним зрением. Он занимает позицию наблюдателя, который видит и понимает гораздо больше, чем участники события. Его задача, с одной стороны, показать слушателю, как стараются герои выполнить взятую на себя задачу, а с другой – посмеяться над их слепотой. Конечно, их на первый взгляд не в чем упрекнуть: никто не увиливает от работы, все стараются, но чтец (автор) уже понимает, что все бесполезно. Усилия явно превышают необходимые, но при этом они бесплодны. Это рождает комический эффект и вызывает авторский смех. Значит, чтец должен вложить в интонацию свое ощущение чрезмерности усилий, подчеркнуть старание героев и тут же иронично рассмеяться: из кожи лезут вон, а возу все нет ходу! (Так, как если бы вы говорили: “Подумайте, какая беда! И почему же это происходит?!” – но подразумевали при этом совершенно противоположное: “Ничего другого и не могло получиться!”) Не удивление, а именно понимание закономерности результата вкладываем мы в произносимый текст.

Следующая часть басни – объяснение видимых причин неудачи. Автор (и вместе с ним чтец) словно поясняют причины прозвучавшей иронии: смысл таков: что же в этом странного, все закономерно, посмотрите сами. Ведь читатель и слушатель до сих пор не знают, в чем проявился разлад, а только догадываются благодаря морали.

Смысл восьмой строки заключается в том, что персонажи справедливо решили: смогут справиться с задачей, и это не вызывает у автора сомнений. Но сослагательное наклонение (частица бы) отменяет утверждение, сразу же ставит его под сомнение, которое и мотивируется в последующих двух строках, живописующих действия каждого. Итак, общая интонация пояснения объединяет эти три строки. Здесь необходимо показать слушателю усилия героев, подчеркнуть их с помощью психологических пауз между подлежащими и сказуемыми. Эти паузы замедляют повествование и вызывают у слушателя напряженное ожидание: что же делает каждый участник события? Тон повышается на словах Лебедь, Рак, Щука, понижается после пауз и вновь поднимается перед запятыми. Точка обозначается глубоким понижением голоса. Эта точка очень важна, ведь, по сути, она завершает все повествование. Развязка опущена, выводы отсутствуют, потому что причины неудачи показаны читателю (слушателю). Уверенность в том, что слушатель понял все, и должна быть вложена в интонацию конца этого предложения.

Предпоследняя строка, как уже говорилось, – открытое выражение авторской позиции, поданной, правда, завуалированно: судить не нам. В этой фразе должен прозвучать отказ от пустых рассуждений и бесполезных суждений, а причины отказа звучат в самой последней строке. Вновь предложения связаны интонацией пояснения в виде намека.

Интонационный рисунок финала таков: интонационные паузы усилят эффект спондея, который заставляет сделать ударение на слове кто. Но реальная пауза собьет ритм, поэтому обозначим ударные слова с помощью понижения тона на словах кто и повышением – на словах виноват и прав, а также ускорением темпа речи после интонационной паузы до запятой. Тире указывает на более долгую паузу и постепенное понижение голоса после нее. Точка с запятой говорит о том, что предложение еще не закончено; значит, необходимо повысить тон на слове не нам и, выдержав межстиховую паузу, опустить голос на ударном слове воз; а затем, выдержав психологическую паузу, поставить финальную точку – нынетам.

Слова в синтагмах произносятся плавно, передавая мелодичность речи, которая противопоставлена порывистым разнонаправленным движениям персонажей. Силу голоса определяет движение сюжета: восклицания, обрисовка действий героев требуют некоторого усиления голоса. Мораль и фразу, выражающую авторскую позицию, следует читать чуть медленнее, чем самое басню, – это привлечет к ним внимание слушателя, покажет их значимость.

 

Задания

 

1. Подготовьтесь к выразительному чтению Басни И.А. Крылова “Лебедь, Щука и Рак”.

2. Выберите поэтическую басню и выполните ее литературоведческий и исполнительский анализ. Отрепетируйте дома и исполните ее на занятиях.