Лучшие экзаменационные сочинения

КАК ПИСАТЬ СОЧИНЕНИЕ НА СВОБОДНУЮ ТЕМУ

Принято считать, что сочинение на свободную тему написать легче, чем сочинение по литературному произведению. Это далеко не так. Конечно, свободная тема не требует всего того, что так необходимо при анализе какого-либо произведения, — глубокого знания и понимания текста, умения пользоваться литературоведческой терминологией. Но «свобода» эта имеет и обратную сторону: если не учесть специфические требования к сочинению на свободную тему, оно грозит стать бессодержательным, бесформенным и невнятным. Стоит помнить, что иной раз сам выбор свободной темы невольно вызывает у проверяющего сомнения: а не потому ли она выбрана, что учащийся не готов к анализу литературного произведения? Можно сказать, что перед сочинением на свободную тему стоит дополнительная задача — разубедить проверяющего, победить его предубеждение.

Значит, сочинение должно быть написано не просто гладко, этого мало; требуются эрудиция, нестандартные логические ходы и, главное, сильные идеи. Если в сочинении по литературному произведению стилистические недочеты могут быть компенсированы знанием и пониманием литературы, то в сочинении на свободную тему ошибки особенно на виду и особенно ослабляют позиции автора сочинения в глазах проверяющего. Итак, свободная тема требует не меньше знаний и умений, а больше.

Свободные темы бывают разными — каждый тип имеет свои законы и принципы, а также — свои опасности. Всякий раз учащемуся надо четко отдавать себе отчет, с каким типом свободной темы он имеет дело. Типы сочинений на свободные темы бывают следующими:

1. Проблемное сочинение на литературной основе.

2. Сочинение-рецензия.

3. Сочинение — рассуждение на общую тему (эссе).

 

1. ПРОБЛЕМНОЕ СОЧИНЕНИЕ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ

Условие сочинений на литературной основе следующее: заданная тема формулирует проблему, а выбор литературных произведений делается автором сочинения самостоятельно. Допустим, предлагается тема: «Евангельские мотивы в произведениях русских писателей XX века», или: «Москва в произведениях русских писателей XIX— XX веков», или: «Человек и природа в произведениях современной литературы». Учащемуся предлагается решить, на примере каких произведений проследить евангельскую топику, или образы Москвы, или образы природы. Условие это трудное: такие сочинения хоть и должны отвечать тем же правилам, что и любые другие сочинения по литературным произведениям, но требуют еще и гораздо более широкого — внепрограммного — знакомства с художественной литературой. Помимо эрудиции здесь от пишущего требуется умение сопоставлять произведения разных писателей, эпох, направлений и стран.

Для раскрытия темы проблемного сочинения на литературной основе необходимо опереться на два-три произведения, отвечающих заданной проблематике, и провести их сравнительный анализ. При этом выбор произведений следует аргументировать: произведения должны быть представлены как наиболее важные или характерные для предложенной проблематики. Стоит запомнить, что признание «я читал только эти произведения» — довод неподходящий. Выбирая произведения для сравнительного анализа, нельзя упустить из виду наиболее известные из них — ведь они явно имеются в виду при постановке темы. Например, для темы «Евангельские мотивы в русской литературе XX века» таким произведением будет «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова; если же оно не включено автором сочинения в перечень, это надо отдельно оговорить — хотя бы так: «Говоря о евангельских мотивах в русской литературе XX века, обычно обращаются к знаменитому роману М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»; я же хочу раскрыть эту тему на примере менее известных произведений».

Можно, конечно, не ограничиваться двумя-тремя произведениями и дать широкую литературную панораму по давшей проблематике; тогда от автора сочинения непременно потребуется общая классификация упоминаемых произведений, а также краткая аналитическая аргументация с использованием цитат. Этот путь — небезопасный: при обращении к более чем трем произведениям трудно избежать путаницы и сохранить четкую последовательность мыслей. Уже не риск, а заведомая неудача грозит учащемуся, впавшему в другую крайность — попытавшемуся раскрыть тему сочинения на основе всего лишь одного произведения. Одно произведение, конечно, может стать основой сочинения — но без кратких ссылок на другие произведения не обойтись.

Наиболее распространенной ошибкой в проблемных сочинениях на литературной основе является отклонение от темы. Упоминания, анализ и цитаты из литературных произведений могут вызывать соображения, не связанные с рассматриваемой проблемой; они перегружают сочинение и уводят его автора от темы — иногда далеко. Современный школьник и абитуриент редко владеет искусством уместных отступлений и развернутых преамбул. Поэтому за примером отступления и преамбулы стоит обратиться к дореволюционным образцам. Вот сочинение семнадцатилетнего А. Н. Толстого — на тему «Кто мой любимый писатель?». Будущий писатель начинает с развернутого вступления — в три приема. Начинает он «от читателя вообще» — с критериев оценки художественного произведения:

«Каждый человек, открыв книгу, требует от автора занимательности, верности психологии лиц, выставленных в ней, красоты, точности и краткости слога и, главное, какой-либо идеи. Ставя как критерий эти требования, судят по ним писателей и, смотря по выполнению ими этих требований, разделяют их на разряды: первый, второй и т. д.».

Далее — в строгом соответствии с избранной логикой — А. Н. Толстой подходит к теме «от писателя»:

«К первому разряду принадлежат, конечно, писатели, удовлетворяющие всем этим требованиям и, в особенности, затрагивающие мировые интересы, наталкивающие людей на хорошие поступки и удовлетворяющие или, вернее сказать, стремящиеся к удовлетворению требований правды, добра и красоты».

Отсюда — естественный переход юноши Толстого к суждению «от себя»:

«Определив, таким образом, требования, предъявляемые к писателям всеми читателями вообще, я, кроме того, выскажу свое личное мнение».

Однако к «личному мнению» он переходит не сразу. Прежде следует отступление, опять-таки не выбивающееся из избранной логики, — о природе юношеского восприятия мира и литературы; только после него он прямо обращается к своей теме:

«Я нахожусь в том возрасте, когда человеку кажется все в розовом свете, когда человек еще не испорчен, не пресыщен, и он восхищается простой естественной красотой, в которой он более компетентен, чем человек поживший, которому нужно что-нибудь острое, иногда неестественное, вроде декадентства, чтобы пробудить в его душе эстетические наслаждения. Юноша восхищается прекрасным и не замечает между цветами грязи, она не нужна ему, в нем кипит молодость и кровь бьет ключом, зарождаются в его голове хорошие мысли и стремления. Таково юношество, таковы товарищи, таков я. Естественно, что юноша и в чтении ищет тоже прекрасное, ищет в нем юношеского духа, юношеских идей, юношеского отношения к жизни и к женщине. У Тургенева он находит все, чего он желает».

Как пример для подражания, это сочинение А. Н. Толстого слишком растянуто и многословно; но риторической культуре у него все же стоит поучиться.

2. СОЧИНЕНИЕ-РЕЦЕНЗИЯ

Рецензия откликается на какое-либо художественное произведение или событие в мире искусств (спектакль, фильм, концерт, выставку); при этом само собой подразумевается, что эти произведение или событие — современные. Слово «рецензия» происходит от латинского recensio — «рассмотрение»; латинское значение подсказывает основное требование сочинения-рецензии — необходимость рассмотрения и оценки конкретного произведения «по горячим следам». Оценка выводится из рассмотрения, а рассмотрение ориентировано на оценку — в этом главная особенность сочинения-рецензии.

Мастерство рецензента заключается в сочетании острого рассмотрения данного художественного факта и в вынесении ему логически обоснованной оценки. Традиционно рецензия состоит из трех частей: первая — краткий рассказ об авторе книги (режиссере, художнике и т. д.) и его творчестве; вторая — характеристика данного художественного факта; третье — оценочный вывод. Рассказ об авторе не должен быть слишком развернутым — ведь это всего лишь пролог к основной части — к характеристике.

При характеристике не только допустимым, но и желательным является пересказ — ясно почему: от рецензента требуется познакомить читателей с данным произведением. Однако это не значит, что одного пересказа будет достаточно: необходим еще и непринужденный анализ произведения, его удач и неудач, его слабых и сильных сторон. В отличие от автора обычного сочинения, рецензент работает в более свободном стилистическом поле: для него вполне уместны эмоциональные эпитеты, иронические фигуры, игровые жесты и легкие отсылки к другим художественным фактам.

Любая оценка — и положительная, и нейтральная, и отрицательная — должна быть обоснованной, должна быть выведена из анализа произведения; аналитическая же часть должна подготовить оценочный вывод. Впрочем, возможны рецензии с парадоксальным финалом, но в таком случае рецензенту нужно рассчитать свои силы: сможет ли он развернуть хвалебную характеристику так, чтобы в конце убедительно опровергнуть собственную же позицию или выдвинуть против нее обоснованный аргумент? Если сможет, тогда рецензия, помимо убеждения, будет воздействовать еще и с эффектом неожиданности.

Также свободен рецензент и в выборе позиции: сочинение-рецензия может быть написано не только с нейтральной точки зрения, но и с точки зрения неискушенного читателя (зрителя и т. д.), знатока и ценителя, заинтересованного современника и т. д. Сочинение-рецензия — один из немногих жанров школьной программы, допускающих литературную игру. Тем более ему противопоказаны дежурные школьные штампы.

Приведем пример рецензии, для которой требуется вступление-обоснование, — на первую публикацию «Петербургских дневников» З. Гиппиус в России:

«Петербургские дневники» 3. Гиппиус вышли в Париже более шестидесяти лет назад (в 1929 году), но на родине издаются впервые (Гиппиус 3. Живые лица. Стихи. Дневники. Тбилиси, 1991). Закрыто очередное «белое пятно» на карте «серебряного века»? Да, но не только. Вернувшаяся из эмиграции книга — событие — литературный факт сегодняшнего дня. Эта рецензия — отклик на новость и потому вполне уместна.

Дневники Гиппиус возникли на пересечении трех плоскостей: быта (дневник «в стол»), истории («летопись») и литературы («дневник для печати», сознательно избранный как литературный жанр. Перед нами уникальное соединение литературы и документа. Современному читателю книга близка и как литература, и как документ.

Сегодняшний читатель живет «в истории» — слышит «шум времени». Парадоксальное следствие: его интерес к исторической литературе несколько снизился. В недавние годы книга читалась уже только потому, что она — мемуары, исторический роман, биографический Очерк — дневник, Наконец. Отчуждение от истории делало читателя неразборчивым — сегодня он выбирает. Дневники Гиппиус стоит выделить из массы публикуемых дневников и мемуаров у нее особенные, необычные отношения с Клио (музой истории).

3. СОЧИНЕНИЕ-ЭССЕ

Сочинение — рассуждение на общие темы — широко распространенный тип сочинений и самый опасный. Тот, кто выбирает сочинение на такие темы, как «Моя будущая профессия», «Сила любви», «Книга в моей жизни», «Что такое красота души», «Береги честь смолоду» и т. д., в сущности, обязуется написать эссе. А здесь уже от автора требуется, с одной стороны, определенный жизненный опыт, а с другой стороны, знакомство с широким культурным и историческим контекстом. Допустим, что пишущий обладает жизненным опытом и ориентируется в культурном контексте; однако и этого мало: самый трудный момент в раскрытии темы такого сочинения — композиционный. Очень не просто организовать отдельные примеры, связанные с данной темой, и соображения по поводу данной темы в единое целое — а именно таковы требования к композиции сочинения на общую тему.

Чтобы хоть как-то справиться с поставленной задачей, необходимо организовать движение идеи — непременно одной идеи. Вначале ставится проблема — лучше, если острая, неожиданно освещающая заданную тему; в дальнейшем движение мысли должно быть направленным в сторону разрешения поставленной проблемы. Надо учесть: чем четче сформулирована проблема, тем яснее выбор материала, чем интересней ракурс, тем динамичнее будет сочинение.

Далее: поставленная проблема должна непременно сужать тему — по типу «от общего к частному»: «Среди разнообразных проблем, связанных с экологией, меня больше всего волнует проблема защиты лесов. Ведь леса — это легкие нашей планеты, без которых не может функционировать великий мировой организм» (от общего к частному); или по типу «от частного к общему»: «Каждый человек ежедневно сталкивается с экологическими проблемами, но не эти частные проблемы хочу я затронуть в своем сочинении. Мне хочется поговорить об общей проблеме: отношения человека и природы».

При разрешении проблемы не обойтись без системы доказательств. Доказательства могут быть двух типов — количественные и качественные. В первом случае тезис аргументируется многочисленными и разнообразными примерами — тогда доказательство получается всесторонним (если, допустим, поставлена проблема красоты в современном мире, то автор сочинения не вправе ограничиться только обсуждением женской красоты или красоты произведений искусства); во втором случае тезис должен быть подтвержден одним-двумя сильными и наиболее показательными примерами.

На пути от постановки проблемы к ее разрешению необходимо следовать определенной логической стратегии. Наиболее эффективная логическая схема — это диалектическая триада: «тезис — антитезис — синтез». Например: в начале сочинения выдвигается некий очевидный тезис; затем — противоположный второй тезис, опровергающий первый (антитезис). Противоположные утверждения сталкиваются — это создает динамику, вызывает читательскую заинтересованность в разрешении: какое из двух утверждений — верное? В итоге же проблема может разрешаться различными способами: или выводом в пользу одного из утверждений, или прояснением каждого из них — в противопоставлении, или объединением их в третьем, более общем, утверждении — синтезе.

Приведем пример прояснения одного понятия через другое — противоположное. В начале сочинения на тему «Честь человека. Размышления на литературном и жизненном материале» выдвигается тезис как «общее место» (понятие «честь» примерно равняется понятию «совесть»):

«Каждое слово из нашего нравственного словаря скрывает в себе тайну. Одно из самых таинственных и зачастую непонятных для современника слов — это понятие «честь». Его привычно объединяют с другим этическим понятием — «совесть»: «честь и совесть эпохи», «нет ни совести, ни чести».

За тезисом следует антитезис (понятие «честь» противоположно понятию «совесть»).

А между тем понятия «честь» и «совесть» в некотором смысле противоположны: «честь» — понятие коллективное, «совесть» — понятие личное».

Далее — противоположные утверждения должны разрешиться через прояснение каждого из них; также противопоставленные понятия должны пояснить друг друга. Вот первичное пояснение (посредством обсуждения вопроса — какое из понятий древнее?):

«Какое из понятий древнее? Совесть есть голос нравственного закона в душе отдельного человека. В вопросах совести человек и нравственный закон сходятся один на один, без советчиков и посредников. «Спросить свою совесть» значит «спросить самого себя»; совесть — это диалог с самим собой, вопрошание внутреннего «я». Значит, понятие «совесть» требует нравственного самоуглубления, возможного в такой степени только с распространением христианства — с христианства и начинается временной отсчет этого слова. Понятие «честь» гораздо древнее: оно уходит корнями в праисторию. Потребность в этом слове возникает с выделением из общины привилегированных групп; коллективный кодекс неписаных правил, принятый в такой группе (например, в роде, клане, фамилии), и называется честью. Выходит, что честь — это система правил, отличавшая одну группу от другой и подчеркивавшая ее высокий статус».

А вот финальное пояснение (через апелляцию к современности):

«Из нашего рассуждения закономерно следует вопрос: а есть ли совесть и честь в наше время? Совесть есть: каждый чувствует ее голос (сильнее или слабее), стоит только прислушаться к своей душе. А чести нет, поскольку нет элитных групп, способных выработать свой кодекс чести, — ни рыцарства, ни дворянства, ни сообщества джентльменов, ни цивилизованной буржуазии. Что осталось от былой чести? Осколки, остатки былых привычек. Стоит ли об этом жалеть? Вряд ли: всему свое время. И все же, как пел Высоцкий, «досадно мне, коль слово «честь» забыто». Все же жаль».

Сочинение на свободную тему особенно нуждается в средствах риторической техники. Список риторических фигур мы можем найти в остроумной пародии Мармонтеля — из знаменитой «Энциклопедии» просветителей XVIII века.

«Дюмарсе заметил, что риторические фигуры всего обычнее в спорах рыночных торговок. Попробуем соединить их в речи простолюдина и, чтобы оживить его, предположим, что он ругает свою жену: «Скажу я да, она говорит нет; утром и вечером, ночью и днем она ворчит (антитеза — противопоставление). Никогда, никогда с ней нет покоя (повторение). Это ведьма, это сатана (гипербола — преувеличение)! Но, несчастная, ты скажи-ка мне (обращение): что я тебе сделал (вопрос)? Что за глупость была жениться на тебе (восклицание)! Лучше бы утопиться (пожелание). Не буду упрекать тебя за все твои расходы, за все мои труды, чтобы добыть тебе средства (умолчание). Но прошу тебя, заклинаю тебя, дай мне спокойно работать (моление)... Она плачет, ах, бедняжечка: вот увидите, виноватым окажусь я (ирония). Ну ладно, путь так. Да, я раздражителен, невоздержан (уступление)... Но скажи мне, неужели со мной нельзя поступать по-хорошему (вопрос)?»

Из всех перечисленных риторических фигур — какие всего полезней для пишущего сочинение? На первом месте — антитеза; на втором — риторический или наводящий вопрос; иногда, в особых случаях, — ирония, уступление, повторение, восклицание. Использование риторических фигур усиливает воздействие сочинения, но пользоваться ими надо умеренно и осторожно.

А. М. Репин