История русской литературы первой половины 19 века

Лирика декабристов. Стилевое и жанровое своеобразие. Жанр поэмы в творчестве декабристов.

Кондратий Фёдорович Рылеев 1795-1826

82437257_ruyleevkf.jpg


Творчество Декабристов.

Декабризм – огромное неоднородное мировоззренческое и художественное явление. Выделяют два основных течения: 1) Катенин, Кюхельбекер, Грибоедов. 2) Бестужев, Рылеев.

Представители обоих направлений одинаково понимали задачи поэзии, разрабатывали героическую тематику, солидарны были в национально-освободительном пафосе своих произведений. Но само понятие народности трактовали по-разному. Первые понимали под ней «простонародность» и народно-национальный колорит. А для вторых главным был национальный пафос темы, а национальному колориту они не придавали значения.

Также различным было мнение в отношении понятия личности. Первыми личность понималась как воплощение сущностных черт национального духа, проявление самых ярких национальных черт и индивидуальности. Вторые рассматривали личность как человеческую и психологическую индивидуальность.

Творчество Декабристов было обусловлено их идеологическими установками и нравственной позицией. Их лирика подчеркнуто гражданская. В основе убеждений д. лежит стремление к общему благу, вера в справедливое переустройство мира. Два чувства определяли личность д-та: стыд за собственное положение и ответственность за судьбы страны.

Декабрист – человек действенного добра. Слово для них становится поступком, оно действенное. Круг поэтов-декабристов распадается после восстания 1825 года. Его представители оказываются за пределами литературной жизни.

Система ключевых понятий

В декабристском кругу формируется особый тип общения, основанный на единомыслии, на общности мировоззрения. Личность, в понимании декабристов проявляет себя в коллективе, для них неприемлемо духовное отчуждение личности – формируется культ дружбы. Дружба для них – идейная солидарность, это интеллектуальное общение, не допускающее суетных разговоров, обсуждения бытовых мелочей.

Основной формой выражения идей в кругу декабристов было свободное высказывание. Однако, не единственной. Творчество также было продолжением общения. Декабристы адресовали свои стихи единомышленникам. Часто произведения становились продолжением дружеского спора. Поэты дарили друг другу строчки, выступали как соавторы.

В эстетике декабристов формируется особый язык – «Наш язык». Вырабатывается такой тип словоупотребления, когда возникают гнезда устойчивых слов, словесных словоупотреблений, выполняющих чисто сигнальную роль. Слова-сигналы вызывали в сознании читателя ряды устойчивых ассоциаций. Чаще всего эти слова были связанны с политикой, становились лейтмотивами: тиран, вольность, цепи, кинжал, гражданин, свобода, отчизна.

Мифологизация истории.

Не только политическая терминология приобретала роль слов сигналов возникал целый рад понятий, очень значимых в языке декабристов. Например, упоминание древнеримских имен, персонажей из древнерусской литературы, упоминания о Новгороде. Все они создавали комплекс устойчивых ассоциаций. По сути, декабристы мифологизировали историю, создавая свой миф о свободе и патриотизме. 

Так, например в поэме «Войнаровский» Рылеев обращается к второстепенной фигуре. Т. Е. события изображаются не так, как они происходили на самом деле. Поэт сознательно трансформировал историю, не скрывая от читателей того, что реальные события были другими.

Поэту важно было создать образ патриота, борца за свободу и независимость своей родины. Форма рассказа – монолог главного героя, место, куда был сослан (Сибирь).

Его одиночество – всё было призвано создать образ борца-мученника, который не отказывается от своих убеждений под гнетом обстоятельств. Чем больше личность была обречена в своем стремлении к свободе, тем большим смыслом наполнялся ее подвиг.

Особая аура независимости, свободы, демократических принципов жизнеустройства возникала при упоминании древнего Новгорода. В представлении декабристов это был город вольности, свободных людей. А вече – истинно народным типом общественного устройства, форма народной демократии. Однако Новгород изображается в кризисный момент, когда свобода может быть утеряна. Но находится герой, противостоящий самовластительному князю, посягающему на традиционный уклад новгородской жизни.

Особый смысл в эстетике декабристов приобретали фигуры тираноборцев – вокруг них в первую очередь слагался миф. Знаковыми фигурами были Катон, Брут, Цицерон. Но декабристы создавали не исторически верные портреты, а творили свой тираноборческий миф. Историю д-ты изучали для того, чтобы постичь современность, выявить закономерности общественной жизни, которые на их взгляд с завидной постоянностью приводят на трон деспота.

Лирика декабристов.

Исторический сюжет д-ты избирают для того, что бы говорить о современности. Посредством истории они вступают в диалог с властью, воспроизводя саму атмосферу античного Форума, новгородского вече, где царила свобода высказывания, где выслушивалось каждое мнение.

В 1820 году в номере «Невского зрителя» публикуется сатира Рылеева «К временщику» с подзаголовком (подражание к Персиевой сатире «К Рубеллию») и связывалась она с литературной мистификацией Милонова. 1810 год. Однако у Персия сатиры такой не было, а современники ассоциировали стихотворение Милонова с Аакчеевым. И стихотворение Рылеева воспроизводило первоисточник, т. е. стих Милонова:

 

Надменный временщик, и подлый и коварный,
Монарха хитрый льстец и друг неблагодарный,
Неистовый тиран родной страны своей,
Взнесённый в важный сан пронырствами злодей!
Ты на меня взирать с презрением дерзаешь
И в грозном взоре мне свой ярый гнев являешь!

Аракчеев представал в роли «верного царского слуги». Он был ложно скромен, при этом, ни одна комиссия не могла принимать никаких решений без ведома Аракчеева.

Рылеев адресует к временщику такие вопросы:

Что сей кимвальный звук твоей мгновенной славы?
Что власть ужасная и сан твой величавый?

И говорит, что в человеке истинны лишь его человеческие качества, и почётны лишь его достоинства. В человеке ценен человек, в памяти потомков остаются не его чины, а нравственное начало, которое составляло суть его личности. И приводит в пример Цицерона:

И в Цицероне мной не консул — сам он чтим,
За то что им спасён от Катилины Рим…
О муж, достойный муж! почто не можешь, снова
Родившись, сограждан спасти от рока злого?

 

 

Поэт говорит об ответственности личности, облеченной властью или приближенной к ней, за её деяния.

Как и все сатиры, стихотворение Рылеева оценочно. И своё представление об адресате он высказывает, не скупясь на гневные и негативные оценки.

Временщик – собрание пороков: злодей, льстец, тиран.

Цель сатиры – открытый вызов, реплика в споре с всесильным временщиком. Сама диалогическая основа сатиры, античный контекст создавали атмосферу античного форума, где оратор непосредственно обращался к своему идейному противнику.

В сатире "К временщику" автор не задавался целью нарисовать образ временщика в его живых, конкретных чертах. Эту задачу поставил бы перед собой поэт-реалист. У Рылеева иная творческая установка: обличить временщика, взяв его в самых общих политических качествах, заклеймить его негодованием, вызвать к нему презрение в читающей публике. Произведение по своему творческому методу романтично.

В течение пяти лет зрелого творчества Рылеев развивал высокое гражданское направление русской поэзии и пережил бурный подъем в идейном и поэтическом отношениях. Сатира "К временщику" еще тесно связана с традицией классицистической сатиры и с точки зрения искусства едва ли ушла далеко вперед в сравнении с сатирой хотя бы Милонова. Предельная обобщенность образа "злодея", однообразный ритм, однообразная парная рифмовка, условность эпитетов - вот поэтические приметы давнишней традиционной "сатиры".

В диалог с властью и обстоятельствами в лирике декабристов вступает и древнерусский певец. И ему всегда удается сохранить независимость от царя, остаться в творчестве своем свободным, сохранить свой голос. В этом случае интересен цикл Рылеева «Князю Е. П. Оболенскому».

Цикл состоит из трёх стихотворений. Его герой – пророк-праведник, осуждённый на смерть и ожидающий её. Для него смерть – избавление от земных пут, для него тюрьмой оказывается мир, в котором новая истина не воспринимается. Пророк обречен и он стремится в иной мир, т.к. там осуществится встреча с творцом, поэтому он не испытывает смятения и страха перед смертью.

В первом стихотворении звучат молитвенные начала, но молитва эта не о себе, а о своих товарищах. В ней просьба о спасении души, а не о спасении физического тела. Пророк знает, что судьба правоизвестников нового изначально трагична, а потому избирает для выполнения миссии сильных духом людей. Смерть пророка – утверждение новой веры, а потому ожидание смерти рождает в душе героя светлое чувство.


Прими, прими, святый Евгений,
Дань благодарную певца,
И слово пламенных хвалений,
И слезы, катящи с лица.
Отныне день твой до могилы
Пребудет свят душе моей:
В сей день твой соимянник милый
Освобожден был от цепей.

В цикле отчетливо обозначается автобиографический подтекст: верный своим убеждениям, поэт тревожится за силу духа своих соратников. Не случайно второе стихотворение обращено к товарищу, единомышленнику и выдержано в духе послания. В нём – та же убежденность в правоте отстаиваемых убеждений, но усиливается мотив изначальной обреченности, мысль о необходимости жертвы.

 

Мне тошно здесь, как на чужбине.

Когда я сброшу жизнь мою?

Кто даст крыле мне голубине,

Да полечу и почию.

Весь мир как смрадная могила!

Душа из тела рвется вон.

Творец! Ты мне прибежище и сила,

Вонми мой вопль, услышь мой стон:

Приникни на мое моленье,

Вонми смирению души,

Пошли друзьям моим спасенье,

А мне даруй грехов прощенье

И дух от тела разреши.

 

Этот же мотив звучит и в последнем стихотворении цикла в нём окончательно утверждается приоритет духа над плотью. Однако Рылеев показывает, что и пороку не чуждо сомнение. Эта мысль вводится через две евангельские ассоциации. Одна связана с судьбой Христа, который прозрев свою скорую гибель, смутился духом. А другая с образом Петра. Пётр трижды отрекся от своего учителя, но затем раскаялся и понес его учение в мир.

О милый друг, как внятен голос твой,

Как утешителен и сердцу сладок:

Он возвратил душе моей покой

И мысли смутные привел в порядок.

Ты прав: Христос спаситель нам один,

И мир, и истина, и благо наше;

Блажен, в ком дух над плотью властелин,

Кто твердо шествует к Христовой чаше.

Прямой мудрец: он жребий свой вознес,

Он предпочел небесное земному,

И, как Петра, ведет его Христос

По треволнению мирскому.

Душою чист и сердцем прав,

Перед кончиною подвижник постоянный,

Как Моисей с горы Навав,

Узрит он край обетованный.

 

Для цели мы высокой созданы:

Спасителю, сей истине верховной,

Мы подчинять от всей души должны

И мир вещественный и мир духовный.

Для смертного ужасен подвиг сей,

Но он к бессмертию стезя прямая;

И благовествуя, мой друг, речет о ней

Сама нам истина святая:

 

"[И плоть и кровь преграды вам поставит,

Вас будут гнать и предавать,

Осмеивать и дерзостно бесславить,

Торжественно вас будут убивать,

Но тщетный страх не должен вас тревожить.]

И страшны ль те, кто властен жизнь отнять

И этим зла вам причинить не может.

Счастлив, кого Отец мой изберет,

Кто истины здесь будет проповедник;

Тому венец, того блаженство ждет,

Тот царствия небесного наследник".

 

Как радостно, о друг любезный мой,

Внимаю я столь сладкому глаголу

И, как орел, на небо рвусь душой,

Но плотью увлекаюсь долу.

Стилевые течения.

В гражданском романтизме декабристов формируются различные стилевые течения.

Античный.  Обусловлен интересом к древнеримской истории. Республиканские идеи, борьба против власти диктаторов и утверждения императорства формируют тираноборческий сюжет. Политическая идея при разработке этого сюжета сочетается с эмоциональной взволнованностью. Обязательными компонентами становятся образ деспота на троне, похвала свободе, обличение рабства, призыв к свержению тирана. Античный герой, как правило, показан в момент, когда он решается на подвиг, на открытое противостояние тирану. Воссоздается атмосфера античного форума, изображаются сцены споров.

Характерно использование ораторских приёмов, драматизм речи, прямое высказывание идеологических воззрений. Используются такие жанровые формы, как гимн, ода.

Древнерусский. Обусловлен интересом к русской истории, стремлением проникнуть в дух народа, показать, что ему изначально присущи патриотизм и свободолюбие. Поэты декабристы создают своего рода поэтическое летописание: «видения», думы, баллады-легенды, романтические поэмы на сюжеты из русской истории. Декабристы стремятся изобразить героический дух народа. Примеры из прошлого призваны показать, что память о прошлом не утрачена, дух нации постоянен.

Большое влияние на древнерусский стиль оказало «слово». Поэты заимствовали не только образность (боян, златое слово), но и саму музыкальность, песенность, живописность.

Фольклорный.  Стиль ориентировался на устное народное творчество. Заимствовались образы фольклора: птицы-тройки, матери-земли, родного поля. Воспроизводились ритмы народных обрядовых песен, частушек, сами принципы организации текста (агитационные песни Рылеева).

Поэмы.

Декабристы часто обращались к лиро-эпическим жанрам. Прежде всего к жанру романтической поэмы (Рылеев «Войнаровский», «Наливайко», Одоевский «Василько»)

 В них поэты обращались к историческому прошлому России, однако, при изложении событий они не стремились к исторической достоверности. Главной задачей был поиск героя. Именно в прошлом они искали бунтарей-одиночек, которые отважно идут наперекор враждебным обстоятельствам во имя свободы своих убеждений.

Декабристы создали новый тип героя романтической поэмы – светлую героическую личность, несущую в мир высокую идею. Личность, верную своему слову и убеждениям.

Главный герой поэмы Рылеева «Наливайко» не приемлет рабства, его угнетает положение, в котором оказалась родина, так и не сумевшая после Батыя достичь былого величия. Бывший стольный град Киев сравнивается с надгробным памятником. Наливайко выбирает свой путь – путь борьбы. Это его осознанный выбор. Путь его освящен богом.

Решаясь начать борьбу, он молится в Печерской лавре. Все его молитвы об угнетенных земляках. Внутренний мир Наливайки особенно раскрывается в его исповеди. Он понимает, что обречен, но готов принести в жертву свою жизнь, лишь бы на Украине воцарилась свобода:

 

Известно мне: погибель ждет

Того, кто в первый раз восстаёт

На утеснителей народа,-

Судьба меня уж обрекла.

Но где, скажи, когда была

Без жертв искуплена свобода?

Погибну я за край родной, -

Я это чувствую, я знаю…

И радостно, отец святой,

Свой жребий я благословляю!

 

Так в романтическую поэму включаются жанры, воспринятые из церковной традиции: исповедь и молитва.

Исповедь Наливайко венчает 7-й пост героя, является итогом духовного сосредоточения, внутреннего самоуглубления. Однако в монологе кроме внешних атрибутов: обращённости «отец святой», исповедального хронотипа – нет никаких других элементов исповеди. Прежде всего, в ней нет осознания собственной греховности, нет чувства вины за какое-либо деяние, нет покаянных интонаций. Более того, герой готов принять на себя грехи врагов, лишь бы его народ обрел свободу. В исповеди нет смирения, но есть осознание своей жизненной миссии, в ней выражена внутренняя убежденность в правильности выбранного пути.

Исповедь патетична, в ней отчетливо звучат ораторские интонации. Этот монолог вполне мог быть произнесен перед многотысячной толпой. Но, вероятно, Рылееву важны были внешние условия: место, где исповедь осуществляется, придает особую значимость решению героя, которое как бы освящается именем бога.

В кульминационный момент поэмы в устах Наливайки звучит молитва. Герой обращается к богу накануне сражения с поляками. Это также момент внутреннего сосредоточения, ведь от исхода боя зависит, обретет ли Украина желанную свободу или усугубится ее рабское положение. Не случайно молитвенный настрой Наливайки, тишина казацкого табора, противопоставлены шумному пиру врагов.

Наливайко обращается к богу, убеждая его в неизбежности той крови, которая прольётся завтра:

Я не виновен, боже правый,

Когда здесь хлынет кровь рекой;

Войну воздвиг не я для славы,

Я поднял меч за край родной.

Продолжается мысль о неизбежности смерти во имя осуществления заветной цели, идея жертвенного служения.

В романтической поэме продолжается процесс мифологизации истории, который обозначился в лирике д-в. Им важна не правда фактов, а правда вымысла. Рылеев подчеркивает это несоответствие, когда в поэме «Войнаровский» помещает исторические комментарии. Жизнеописания Мазепы и Войнаровского вступают в диалог с поэтическим представлением об этих исторических персонажах как о последовательных борцах за свободу своей отчизны, противостоящих тирану Петру.

В декабристской романтической поэме отчетливо проступает политический подтекст. Культ свободы, непринятия рабства, необходимость сплоченных действий – всё легко переносилось в современность, приобретало особую актуальность в связи со стремлением декабристов изменить существующее положение в родной стране.

Декабристы создают новый тип героя романтической поэмы, насыщают ее политическими аллюзиями, в основном же сохраняют основные параметры жанра. По-прежнему в поэме присутствует недосказанность, порождающая некую таинственность. Таинственность является не только следствием обстоятельств прошлой жизни героев, но и перерывов в изображении событий. В поэмах воспроизводится только их кульминация и развязка, что создает ощущение стремительности, драматизма происходящего. Важную роль в выражении нравственной позиции играет речь героев. В поэмы включаются различные формы монолога: исповедь, слово, обращенное к толпе, молитва. Диалог.

Между повествователем и героем устанавливалась связь особого рода: свою собственную судьбу поэт соотносил с судьбой романтического героя. Готовность к подвигу, осознание трагической обреченности своей судьбы – именно это роднило героя и повествователя, поэтому монологи приобретали особый исповедальный смысл. Устами героя говорил сам автор, тем самым романтическая поэма напрямую соотносилась с реальностью, преодолевала литературность.

Рылеев создает оригинальный лиро-эпический жанр, подсказанный украинским фольклором - думы. Этот цикл представляет собой своеобразную романтическую летопись. Он навеян «Историей государства Российского» Карамзина. Рылеев ставил перед собой задачу напомнить юношеству о подвигах предков.

Думы представляли читателям героев отечественной истории, которые благодаря нему обрели голос и заговорили с потомками. Их жизнь- образец патриотизма, высокой гражданской доблести, непримиримой борьбы с тиранией – становилась примером для современников.

Цикл Рылеева - своеобразная галерея портретов героев. Все думы имеют одинаковую композиционную структуру: сначала дается краткая историческая справка о герое и историческом событии, затем следует «поэтическое» прочтение исторического факта.

Лишь две думы нарушают эту концепцию: «Иван Сусанин» и «Петр великий в Острогожске». В первой нет пространного монолога, в котором у Рылеева обычно заключено основное содержание думы, герой показывается в действии. Во второй – непривычна общая тональность. Она не мрачная, а праздничная. В этой думе не задана трагическая предопределенность истории.

Как романтик, Рылеев поставил в центр национальной истории личность патриота свободолюбца. История, с его точки зрения, – борьба вольнолюбцев с тиранами. Конфликт между приверженцами свободы и деспотами (тиранами) – двигатель истории. Силы, которые участвуют в конфликте, никогда не исчезают и не изменяются. Рылеев и декабристы не согласны с Карамзиным, утверждавшим, что прошедший век, уйдя из истории, никогда не возвращается в тех же самых формах. Если бы это было так, решили декабристы и Рылеев в том числе, то распалась бы связь времен, и патриотизм и вольнолюбие никогда не возникли бы вновь, ибо они лишились бы родительской почвы. Вследствие этого вольнолюбие и патриотизм как чувства не только свойственны, например, XII и XIX вв., но и одинаковы. Историческое лицо любого минувшего века приравнивается к декабристу по своим мыслям и чувствам (княгиня Ольга мыслит по-декабристски, рассуждая о «несправедливости власти», воины Димитрия Донского горят желанием сразиться «за вольность, правду и закон», Волынский – воплощение гражданского мужества). Отсюда ясно, что, желая быть верным истории и исторически точным, Рылеев, независимо от личных намерений, нарушал историческую правду. Его исторические герои мыслили декабристскими понятиями и категориями: патриотизм и вольнолюбие героев и автора ничем не различались. А это значит, что он пытался сделать своих героев одновременно такими, какими они были в истории, и своими современниками, ставя тем самым перед собой противоречащие и, следовательно, невыполнимые задачи.

Рылеевский антиисторизм вызвал решительное возражение Пушкина. По поводу допущенного поэтом-декабристом анахронизма (в думе «Олег Вещий» герой Рылеева повесил свой щит с гербом России на врата Царьграда) Пушкин, указывая на историческую ошибку, писал: «…во время Олега герба русского не было – а двуглавый орел есть герб византийский и значит разделение империи на Западную и Восточную…». Пушкин хорошо понял Рылеева, который хотел оттенить патриотизм Олега, но не простил нарушения исторической достоверности.

Таким образом, в думах не был художественно воссоздан национально-исторический характер. Однако развитие Рылеева как поэта шло в этом направлении: в думах «Иван Сусанин» и «Петр Великий в Острогожске» был заметно усилен эпический момент. Поэт совершенствовал передачу национального колорита, добиваясь большей точности в описании обстановки («косящето окно» и другие детали), крепче стал и его повествовательный слог. И Пушкин сразу же откликнулся на эти сдвиги в поэзии Рылеева, отметив думы «Иван Сусанин», «Петр Великий в Острогожске» и поэму «Войнаровский», в которой он, не приняв общего замысла и характера исторических лиц, в особенности Мазепы, оценил усилия Рылеева в области стихотворного повествования.