Пособие по курсу истории зарубежной литературы XVII века

Глава 3. Педро Кальдерон и барокко

3.8. Подвижность барочного образа
Одной из характерных черт барокко является подвижность. Барокко важно было передать не просто предмет изображения, четко сформировать образ человеческих размышлений, а то, как рождается мысль, образ, то есть на первом месте движение как рождение самой мысли или создающийся образ барокко. Поэтому необходимо отметить из монолога Мулея слово «полупроснувшись». Кальдерону нужно было показать не просто определенную ситуацию в драме, а запечатлеть состояние как некую природу.
Философия барокко стремилась отметить прежде всего момент внутренних изменений в человеке, не констатацию факта как такового, а за секунду до определения этого факта, до того, когда все в человеке придет в его естественную норму. «Полупроснувшись», человек уже не спит, но еще не проснулся окончательно, отсюда образ видимого неясен, и вырывает «лишь облик смутных очертаний, / Без различенья четких форм».
В этом одно из определений барокко – контурность. Художнику барокко главное набросить контуры будущего образа или определить поля проступающего образа, отсюда герой не может понять, «Что было там на горизонте / Утесы это или корабли», «Виденья, облики, и дали» – все смешено в одном. И само слово использовано также в данном примере: «Смешавши волны с облаками». Контурность, наброски очертаний должны передать природу подвижности мира, жизни, человека как отдельной природы,
В  этом отношении Кальдерон не случайно усложняет заявленный трагический конфликт в произведении. В драме не просто человек оказывается противопоставленным различным жизненным противоречиям и проблемам, но сам оказывается причиной порождений трагических неразрешимых конфликтов. Кальдерон как художник барокко старался запечатлеть образ человека своего времени с философской точки зрения, сдвинутого со своих былых пространственно-временных параметров и не принявшего еще окончательные черты устойчивости. И то, что драматург дает образ человека, страдающего, но и приносящего страдания окружающим его людям, не художественный вымысел и вычурные фантазии Кальдерона, а веление и требование времени именно 17-го столетия.