Пособие по курсу истории зарубежной литературы XVII века

Глава 4. Пьер Корнель и классицизм

4.9. Разрешение трагического конфликта с позиции разума в трагедии «Сид»
Все, что было связано с законами классицизма, абсолютизма не подвергалось сомнению, поэтому это очень странное сочетание призвано выразить положение человека данной эпохи, раскрыть его двойственное положение: с одной стороны полет, страсть души человека, с другой – холодное, расчетливое понимание и признание закона. Поэтому Родриго возвращает честь отца, сразив на дуэли отца Химены. Герой обязан  был это сделать не только исходя из собственного чувства правоты, но более от признания закона чести: честь должна была быть незапятнанной. Осознание собственной чести каждым человеком в государстве исходило от собственного уважения к себе, от признания и уважения к нему.
Потеряв честь – не отмстив за отца, Родриго не мог более считаться гражданином, честным человеком в обществе, государстве. Химена страстно любит его, но также обязана подчиняться родовому долгу чести требовать смерти юноши. Угроза повисает над жизнью Родриго и их любви. Спасает положение нападение мавров, и Родриго отправлен королем на защиту родины. Герой спасает город, страну от поражения, но должен пройти еще одно испытание – победить рыцаря, который защищает честь Химены. И это пройдено героем. В конце концов король вручает руку Химены самому Родриго. Так как все отмщены, все вернули себе достоинство, честь, и тем честны не только друг перед другом, но перед законами общественными, нравственными.
Корнель связал вопрос о победе государственного начала над феодально-родовыми, сословными принципами с темой раскрепощения и освобождения личности. И в этом драматург идет в духе времени и опережает в идейных предвидениях свое время. Дело в том, что господство родового начала, о котором говорит Корнель в драме, становилось враждебным не только интересам страны, но и интересам отдельной человеческой личности – оно сковывало, подавляло человека. Торжество же государственного начала должно было раскрепостить человека (Сида), помочь ему развернуть свои способности. Корнель стремится доказать, что родовой долг, сословные предрассудки толкают людей на гибель, служение же национальным интересам страны способствует расцвету личности.
Новое осознание понятий «честь», «долг» должны, по мысли Корнеля, помочь человеку сохранить свое достоинство. Заслуги человека перед родиной, обществом являются основным мерилом оценки человеческой личности.
В своем герое Корнель выразил новый образ мышления, запечатлел пафос служения государственному делу. Драматург показал, что в обществе таятся мощные силы, способные сменить Гормасов и лучше их послужить родине. Прогрессивное истолкование понятия государственного долга позволило Корнелю смело выступить и с гуманистической защитой прав человека. Ни в одном другом своем творении Корнель не воспел с таким поэтическим увлечением красоту и необычайную глубину любви, силы обаяния и благородства человека, великодушные порывы молодости, не достиг такой гуманистической теплоты в воссоздании человеческого характера, как в трагедии «Сид».
Творческая смелость сказалась и на художественных особенностях пьесы. Не случайно Корнель обозначил ее трагикомедией.
Корнель нарушил классицистические требования к драме: 1) принцип единства места (события происходят на площади, в доме героев, на побережье и т.д.); 2) времени (больше 36 часов, вместо 24 часов); 3) придал большое значение внешнему действию – ввел в сюжет вторую сюжетную линию (любовь инфанты к Родриго); 4) поэт вплел в ткань произведения некоторые эпизоды с комическим свойством; 5) усилил языковую сторону поэму лирическими отступлениями, стансами. Корнель сумел выразить в героях глубинные переживания и движения души, представил на суд зрителю внутренние метания человека именно 17-го столетия.
Зритель увидел зеркальное отображение собственной внутренней человеческой сущности в сложности сюжета, жизненных перипетиях героев, в чувственной смятенности персонажей, в порывах сознания того же Родриго или Химены преодолеть двойственность души. В создании трагедии «Сид» сказалось мастерство драматурга-художника.