Пособие по курсу истории зарубежной литературы XVII века

Глава 5. Жан Расин и Новое время

5.2. Трагедия «Андромаха»
Среди творческих удач Расина необходимо отметить пьесу «Андромаха» (1667). Трагедия была впервые представлена в покоях королевы труппой Бургундского отеля 17 ноября 1667 г. Трагедия имела огромный успех. Современники и позднейшая критика не без оснований сравнивали творческое достижение Расина с пьесой Корнеля «Сид», признавая  тем самым эпохальное значение «Андромахи» в истории французского театра.
Расин усвоил и переработал все известные драматургии художественные источники данной тематики. В пьесе французского драматурга находим отсылку на творчество Гомера («Илиада»), Сенеки («Троянки»), Вергилия («Энеида»), а также наблюдаются реминисценции из трагедий Еврипида «Андромаха», «Троянки», «Финикиянки», «Гекуба», «Орест», «Ифигения Таврическая». Однако в пьесах Расина находим не слепое копирование сюжетных линий, а иное разрешение трагического конфликта. Этим Расин также отличается от Корнеля. 
Драматурги разнятся постановкой проблемы личности. У Корнеля в пьесах всегда излагается история героя, история персонажа как победителя. Таков Сид, Август, Гораций. При этом Корнель представляет историю накануне того дня, который оценит герояпобедителя. У Расина перед глазами зрителя раскрывается история героя уже не победителя, а скорее жертвы трагических обстоятельств. Величие героя, его победы у Расина вне художественного пространства трагедии.
Такова трагедия «Андромаха». История героини в пьесе – это история после истории. Нет величественной царевны не сраженного еще Илиона (Трои), нет прекрасной супруги Гектора. Есть история плененной героини, вдовы  Гектора, величественного защитника Трои. В трагедии Расина героиня находится в плену у Пирра, сына Ахилла. Здесь Андромаха не героиня в прямом смысле, как это было бы у Корнеля, а – жертва.
В истории Андромахи Расин изображает не политический конфликт личности, раздираемой между чувством долга и осознанием чести, а внутреннюю смятенность человека, вырастающего до уровня страстности, безудержности порывов души, не апеллирующего к доводам разума.
Раскрывая историю Андромахи, Расин добавляет в драму новые теоретические черты. Новаторство Расина проявляется в построении сюжета через изображение любовных перипетий героев, что отсылает к романной сложности. Это было что-то новое в теоретическом разрешении, наследие не классицистическое. С другой стороны, черты классицизма проявляются уже в первых строках предисловия к трагедии «Андромаха», где Расин намеренно обращается к герцогине Орлеанской: «...всем известно, что ваше королевское высочество удостоила своим милостивым вниманием мои труды над этой трагедией; известно было также, что вы пожали мне несколько весьма тонких советов, благодаря которым она приобрела новые красоты; было известно, наконец, и то, что вы оказали ей высокую честь, обронив слезу при первом ее чтении... вы, ваше высочество, оцениваете достоинства того или иного сочинения не только сердцем, но и утонченным умом, который не обманется никаким фальшивым блеском...». Обращение Расина к высокому лицу государства продиктовано идеологией абсолютизма и нормами классицизма.