Русская литература. 9 класс : ответы на вопросы учебного пособия «Русская литература. 9 класс»

Василий Андреевич Жуковский (1783-1852)

1. В жизни В.А. Жуковского было много событий, которые можно считать судьбоносными и для самого автора, и для русской литературы в целом. Уже само рождение незаконного сына помещика и пленной турчанки, его жизнь в чужой семье сформировали меланхоличный и мечтательный характер поэта — будущего родоначальника русского романтизма, живущего в мире фантазий, вымысла, таинственных душевных переживаний. Он введет в русскую литературу поэтическую философию о двух мирах — печальном «здесь», где любящие друг друга не могут быть счастливы, и прекрасном «там», где они всегда будут вместе, пережив тяжелую личную драму несчастливой любви к своей племяннице Маше Протасовой. После ранней смерти своей Музы в творчестве поэта навсегда поселятся грусть и печаль. Событием был и дебют Жуковского в поэзии: его перевод элегии Т. Грея «Сельское кладбище» стал, по признанию поэта и философа В. Соловьева, «началом истинно человеческой поэзии в России» и даже «родиной русской поэзии».

Запись В. Жуковского в народное ополчение в 1812 году, его участие в боевых действиях нашли отражение в героико-патриотическом стихотворении «Певец во стане русских воинов», которое принесло поэту настоящую славу, выдержало за два года три издания и было положено на музыку.

Безусловно, одним из важнейших событий в жизни поэта стало его назначение воспитателем наследника царского престола — будущего императора Александра II. Влияние Жуковского на своего царственного воспитанника очевидно: он «привил» царю просветительские идеи свободы и уважения к человеческой личности. Как известно, Александр II, царь- освободитель, отменил унизительное для страны крепостное право. Близость Жуковского к царской семье давала ему возможность не один раз спасать своих опальных друзей-декабристов, своего любимого ученика А. Пушкина и других писателей и поэтов от царского гнева. Оставаясь ярым приверженцем монархии, Жуковский создал известный гимн русского государства «Боже, Царя храни».

2. Свои представления о жизни В. Жуковский, как и другие поэты-романтики, нередко передавал через особые образы-символы: символ свободы — море или ветер; символ идеального мира — звезда; символ счастья — солнце, луч зари; символ нравственного пробуждения — утро, весна; символ любви — огонь, розы; символ ухода, увядания — вечер и т.д. В его известных элегиях «Вечер» и «Море» поэт также использует эти образы-символы, чтобы передать свое душевное состояние. Картины природы, этот своеобразный «пейзаж души», в элегии «Вечер» — это не только время суток, когда угасает день и приближается ночь; это и состояние человеческой души в особую пору одиночества и таинственных чувств, это и вечер человеческой жизни, предчувствие ее окончания, заката. Таким образом, символичным становится само название элегии, в которой поэт размышляет о скоротечности человеческой жизни, ее мимолетности на фоне Вечности.

Элегия «Море» передает представления автора об изменчивости человеческой жизни через образ- символ бушующего моря. В произведении судьба человека ассоциируется с кораблем, который вынужден подчиняться ветру и воле волн «жизненного моря» — этой изменчивой стихии, наполненной удивительными тайнами и редко находящейся в состоянии покоя. Но буря, смятение — естественная среда существования романтического героя: в использовании символов моря, бури, неба элегия Жуковского перекликается с лермонтовским «Парусом».

3. Кроме элегии, романтики активно использовали в своем творчестве жанр баллады — лиро-эпического стихотворного произведения с ярко выраженным сюжетом исторического или бытового характера. Во- первых, этот жанр восходит к фольклору, который всегда был интересен представителям романтизма и часто использовался ими в собственном творчестве. Во-вторых, баллада обязательно содержит в себе элемент таинственного, необъяснимого, что также привлекало романтиков.

4. Балладу немецкого поэта Г. Бюргера «Ленора» Жуковский переводил трижды. Первый вольный перевод немецкой легенды он сделал в 1808 году, назвав эту балладу «Людмила». Второй перевод «Ле- норы» — баллада «Светлана» — сделан в 1812 году и мало связан с оригиналом в первую очередь своим настроением. И, наконец, третий, наиболее близкий к оригиналу, перевод 1831 года сохранил даже авторское название — «Ленора». Во всех трех переводах героиней является девушка — Ленора, Людмила, Светлана, но если судьба первых двух одинакова, то судьба Светланы совершенно отлична. Развязка «Ле- норы» и «Людмилы» трагична: баллада заканчивается гибелью героини. Несчастные Ленора и Людмила жестоко осуждены, потому что предаются страсти, желанию быть во что бы то ни стало с женихом, любимым, даже и мертвым. Поэт романтическими средствами стремится доказать, как неразумен и опасен для человека ропот против Бога, против его воли. «Гроб, откройся; полно жить: // Дважды сердцу не любить!» — восклицает обезумевшая от горя Людмила и гибнет, проделав (во сне ли, наяву ли?) путь на кладбище, где упокоился ее погибший возлюбленный. И вот уже «каменеет, меркнут очи, кровь хладеет, пала мертвая на прах»: так неразумно, по мнению автора, героиня распоряжается своей жизнью. Завершает балладу «Людмила» поэт поучительным выводом о необходимости быть покорным Творцу:

Смертных ропот безрассуден;

Царь Всевышний правосуден;

Твой услышал стон творец;

Час твой бил, настал конец.

Баллада «Светлана» по сюжету близка «Людмиле»: действие в ней тоже перенесено в Россию, используются исторические реалии, детали повседневного русского быта. Но между этими произведениями глубокие отличия. В первую очередь — в финале, который в «Светлане» оказывается счастливым: злые чары разрушены, все дурное и страшное оборачивается только сном, а добро и вера побеждают. Ночь превращается в день, тревожное ожидание — в радость, страшный сон — в счастливую встречу с женихом. Поэт, верный своим принципам, предупредил юное существо об опасности непокорства и неверия в провидение; он уверен, что человек может изменить свою судьбу только в том случае, если он обладает чистой душой, верит в Божье провидение и готов подчиниться ему. Душа Светланы чиста, а поэтому победа на злой судьбой становится победой любви над смертью. Не совсем ординарный финал для романтической баллады, который обычно трагичен.

5. В произведениях романтиков всегда ясно выступает личность поэта, его переживания, чувства, настроения. Основные герои произведений обычно духовно родственны поэту по своему характеру, отношению к жизни, событиям, людям. Писатели- романтики силой своего творческого воображения создают героев, наделяя их качествами идеального или загадочного человека, открывая читателям внутренний мир человека, его чувства, творческую фантазию. Романтические герои — часто странные люди, отшельники, странники, одинокие борцы с несправедливостью. Проявить себя в обычной жизни романтический герой не может, поэтому автор часто помещает его в необычную обстановку, в далекое прошлое, среди дикой природы, живущей жизнью, созвучной его мечтам, поэтому в романтических произведениях появляются образы моря, бури, волн, грозы, тучи и других стихийных сил. Нередко’ герой романтических произведений — бунтарь, борец с мировым злом, деспотизмом и неправдой. Жертвуя собой ради людей, он в то же время презирает их за слабость и приземленность и поэтому обречен на одиночество, непонимание в любви и дружбе. Он часто — эгоист, приносящий людям страдание. Идеалы его недостижимы, мир, с которым он боролся, остается несовершенным, и это нередко приводит героя к гибели.

Герои романтических произведений Жуковского отразили его мировоззрение, его духовный мир, его переживания и чувства. Они не бунтари, они всегда и во всем покорны провидению и воле Творца. Часто его герой — это юный поэт-мечтатель или грустный певец со свирелью в руках («Певец», «Путешественник»), разочаровавшийся в жизни влюбленный, который лишился своей возлюбленной («Цветок», «Тоска по милом», «Желание»). В более позднем творчестве — это умудренный жизнью старец, простой и добрый наставник „лирическое «я» зрелого Жуковского. Иногда — это путешественник, странник, пытающийся противостоять стихии, но спасенный лишь по воле провидения («Пловец», «К Филалету», «Путешественник»), Счастливы, по его мнению, лишь те, кто покорен судьбе, кто не ропщет на несовершенство жизни, устроенной по воле Творца:

Верь тому, что сердце скажет;

Нет залогов от небес;

Нам лишь чудо путь укажет

В сей волшебный край чудес.