400 школьных сочинений

В. А. Жуковский

 

Мои любимые герои в балладах В. А. Жуковского

 

Одна из моих любимых баллад у В. А. Жуковского – это «Три песни». Несмотря на то что баллада очень маленькая, это настоящий шедевр поэтического творчества. Скальд – поэт и воин, жаждущий справедливой мести...

Вся баллада необычайно экспрессивна, язык ее насыщен энергией, я так и вижу, как Скальд швыряет в сторону арфу и выхватывает меч, как он прыгает в сторону Освальда, и начинается жестокий и беспощадный бой:

 

...И бешенство грозные лица зажгло;

Запрыгали искры по звонким мечам —

И рухнул Освальд – голова пополам.

Справедливая месть свершилась! И герой-поэт исполняет песню любви:

 

Раздайся ж, последняя песня моя;

Ту песню и утром и вечером я

Греметь не устану пред девой любви;

Та песня: убийца повержен в крови.

Другая баллада, особенно тронувшая мое сердце, – это «Рыцарь Тогенбург». Прекрасная девушка отвечает влюбленному в нее рыцарю:

 

«Сладко мне твоей сестрою,

Милый рыцарь, быть;

Но любовию иною

Не могу любить...»

Разве может быть что-то ужаснее этих слов для сердца, переполненного любовью и преданностью?!

 

Он глядит с немой печалью —

Участь решена;

Руку сжал ей; крепкой сталью

Грудь обложена...

Что имел в виду Жуковский под «сталью»! Наверное, боль, стальными тисками сдавившую грудь героя, услышавшего роковой приговор из уст любимой. Мужайся, герой! Выброси ее из своего сердца прочь, как занозу, которая причиняет ужасную, незатихающую боль. «Участь решена», – она легко решила твою судьбу, несмотря на то что ты готов для нее достать звезду с неба.

«Сердце в тишине»... Свои последние дни рыцарь провел в убогой келье недалеко от монастыря, куда ушла его возлюбленная, пока он сражался с сарацинами. Его единственной радостью было

 

Дожидаться, чтоб у милой

Стукнуло окно,

Чтоб прекрасная явилась,

Чтоб от вышины

В тихий дол лицом склонилась,

Ангел тишины.

Шли годы... Изо дня в день продолжалось одно и то же. Каждый раз рыцарь засыпал с надеждой, что завтра снова стукнет окно и он увидит свою возлюбленную. Так он и умер, и даже после смерти его взор был устремлен в окно.

После того как я перечитываю это произведение, меня не оставляет чувство какой-то предрешенности, безысходности, в которой слились и смертельная тоска и одновременно твердая убежденность в том, что так и должно быть. Жизнь ради любви, ради одного-единственного взгляда своей возлюбленной... В этом есть своя сила и правда. Где сейчас душа этого рыцаря? В раю или аду? Нашла ли она хотя бы на небесах свое успокоение? Хочется верить, что так оно и есть.

Темой романтической любви пронизана и другая любимая мной баллада «Кубок»:

 

«Кто, рыцарь ли знатный иль латник простой,

В ту бездну прыгнет с вышины?

Бросаю мой кубок туда золотой...»

Так говорит царь и обещает храбрецу в награду этот золотой кубок. Но рыцари и латники безмолвствуют, и лишь отважный паж решается на столь отчаянный шаг. Им движет чистота юной души, безумная отвага, свойственная только юности. Безумец ныряет прямо в самую пучину и – о чудо! – возвращается оттуда с желанной добычей. Дочь царя наливает в кубок пенного вина и подносит его герою. И для него данная награда – самая сладкая. Герой рассказывает царю и всем присутствующим о том, какие опасности ему пришлось преодолеть, чтобы достать кубок. Жестокий царь заворожен рассказом и в своем азарте требует от юноши повторения подвига, обещая ему уже еще большую награду – руку своей дочери. И юноша соглашается, потому что:

 

Он видит: краснеет, бледнеет она;

Он видит в ней жалость и страх...

Полный радости и счастья, отважный юноша бросился в пучину и нашел там вечный покой. Эта баллада будит в душе сильные и светлые чувства, заставляет задуматься о смысле жизни, зовет на подвиги. Поистине Жуковский – кудесник романтики.