Все произведения школьной программы в кратком изложении по зарубежной литературе 5-11 классы

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА


ИОГАНН ВОЛЬФГАНГ ГЕТЕ


ФАУСТ


ПРОЛОГ НА НЕБЕ

Диалог между Творцом и Мефистофелем.
Мефистофель затевает с Господом беседу о низменности человеческой натуры. Человек кажется черту «каким-то насекомым», что напрасно бьется, «маясь».


Он лучше б жил чуть-чуть, не озари
Его ты Божьей искрой изнутри.
Он эту искру разумом зовет
И с этой искрой скот скотом живет.

Господь отвечает, что есть и верные рабы Господни — вот, например, Фауст. Мефистофель соглашается: Фауст «рвется в бой, и любит брать преграды, и видит цель, манящую вдали...». Но если ему будут предоставлены полномочия, то он, черт, берется сбить Фауста с пути Господнего. Творец соглашается на пари: «Ступай, расшевели его застой...»


Часть первая
ночь

В тесной готической комнате со сводчатым потолком старый доктор Фауст сидит в кресле за книгой.
Фауст.


Я богословьем овладел,
Над философией корпел,
Юриспруденцию добыл
И медицину изучил.
Однако я при этом всем
Был и остался дураком.

Однако ни в чем не находит Фауст подлинного знанья, поэтому он обращается к магии,

...чтоб дух по зову мне явился
И тайну бытия открыл,
Чтоб я, невежда, без конца
Не корчил больше мудреца,
А понял бы, уединяясь,
Вселенной внутреннюю связь,
Постиг все сущее в основе
И не вдавался в суесловье.

В магической книге доктор рассматривает знак макрокосма и восхищается совершенством и непознаваемостью Вселенной:

В каком порядке и согласье
Идет в пространствах ход работ!
... С напрасным стоном,
Природа, весь я в стороне
Перед твоим священным лоном!

На другой странице Фауст находит знак духа Земли, который ему ближе других духов. Доктор произносит заклинание — и желанный дух является ему. Фауст отворачивает лицо в испуге, однако под насмешками духа берет себя в руки:


О деятельный гений бытия,
Прообраз мой.

Дух Земли отрекается от родства с Фаустом:

С тобою схож
Лишь дух, который сам ты познаешь, —
Не я!

Фауст сокрушается: «Он, знающий себе цену ученый, несравним даже с низшим существом — духом!»
Дух исчезает.
В двери стучит подручный Фауста — доктор Вагнер. Он в ночном колпаке, с лампой в руке.
Вагнер (возможно, не без иронии) просит Фауста научить его искусству декламации. Он хотел бы стать более артистичным и красноречивым, чтобы завоевывать умы.

Где нет нутра, там не поможешь потом.
Цена таким усильям медный грош.
Лишь проповеди искренним полетом
Наставник в вере может быть хорош...
Учитесь честно достигать успеха
И привлекать благодаря уму.
А побрякушки, гулкие, как эхо,
Подделка и не нужны никому.

Двое ученых спорят. Вагнер с глубоким почтением относится к древним книгам и мнению почтенных профессоров. Фауст возражает: «Ключ мудрости не на страницах книг...»
Вагнер удаляется: завтра Пасха, нужно подготовиться.
Фауст в отчаянье из-за того, что его работа бессмысленна — он ни на шаг не продвинулся к великой загадке жизни.
Ученый решает принять яд, давно приготовленный им. Но оставить уже налитый смертоносный бокал заставляет его колокольный звон и пение ангелов.

У ВОРОТ

В пасхальный день толпы гуляющих направляются за город. Подмастерья и студенты заигрывают со служанками. Девушки вслух высказывают мечты о солдатах, солдаты поют о наградах. В толпе гуляющих — и Фауст с Вагнером. Люди благодарят Фауста за то, что он еще юношей вместе со своим отцом (тоже доктором) входил в чумные бараки и помогал больным. Фауст отвечает, что благодарить следует Бога — Он всех учил любить.
Однако Вагнеру доктор признается, что в нем как бы живут две души: одна льнет к земле, другая — рвется в облака.
Вагнер предостерегает своего учителя от опасного увлечения магией. Вокруг беседующих ученых бегает черный пудель. Фаусту кажется, что за подозрительным псом стелется огненный след. Подручный убеждает доктора, что это просто смышленый пес, хорошо выдрессированный студентами. Потерявшуюся собачку ученые берут с собой.

 РАБОЧИЙ КАБИНЕТ ФАУСТА

Пудель своей возней мешает ученому работать. Фауст открывает книгу, приступает к работе.


«В начале было Слово»...
Ошибка!
Ведь я так высоко не ставлю слово,
Чтоб думать, что оно всему основа,

Фауст перебирает варианты: «В начале Мысль была?» Но мысль не может вдохнуть жизнь в созданье. «Была в начале Сила?» Да! Нет? Фауст останавливается на варианте: «В начале было Дело!»
Пудель становится все более беспокойным. Ученый решился выставить его за дверь. Пудель начинает расти — «разбухает ввысь и вширь». В конце концов — в облаках дыма — пудель превращается в Мефистофеля. Он одет, как странствующий студент. Фауст просит нежданного гостя представиться. Тот отвечает, что он

...часть части, которая была
Когда-то всем и свет произвела.
Свет этот — порожденье тьмы ночной
И отнял место у нее самой.

Выясняется, что Мефистофель — в плену у Фауста, так как над дверью начертана пентаграмма. Луч ее немного загнут, так что внутрь войти можно, а вот выйти — нельзя. Мефистофель обещает Фаусту его «развлечь».
Черт вызывает духов, которые поют о земле и небе, о свободе и полете. Эта песня усыпляет Фауста. Крысы отгрызают луч пентаграммы — и Мефистофель покидает келью Фауста.
Через некоторое время Мефистофель опять является к Фаусту. Черт разряжен: на нем шляпа с петушиным пером и «сбоку шпага с выгнутым эфесом». Он предлагает Фаусту нарядиться так же и «изведать после долгого поста, что означает жизни полнота». Фауст отнекивается:

Я слишком стар, чтоб знать одни забавы,
И слишком юн, чтоб вовсе не желать.
Что даст мне свет, чего я сам не знаю?

Мефистофель. «Смиряй себя» — вот мудрость прописная.
Мефистофель обещает ученому исполнять при жизни любую его блажь, но при условии, что тот ответит ему тем же в загробной жизни. Фауст отвечает, что к загробной жизни он равнодушен: «с тем светом я иг заведу родства. Я сын земли». Однако и об «ускользающих благах» жизни земной философ отзывается тоже с пренебрежением: слава, золото, любовь продажных красоток — все вызывает только скуку.
Ученый находится в вечном поиске, ничто не может остановить его в росте. В конце концов ученый заключает с чертом договор:

Едва я миг отдельный возвеличу,
Вскричав: «Мгновение, повремени!
Все кончено — и я твоя добыча.

ПОГРЕБ АУЭРБАХА В ЛЕЙПЦИГЕ. КУХНЯ ВЕДЬМЫ

Фауст и Мефистофель заглядывают в кабачок, где веселится разгульная молодежь. Завсегдатаи кабачка задирают гостей, которые кажутся им слишком чванными. Мефистофель поет песню про блоху, что была любимицей короля.

Блохи не смеют трогать,
Ее боится двор,
А мы блоху под ноготь,
И кончен разговор!

В этой песне слышится вольнолюбивый призыв: «Да здравствует свобода и вино!»
Черт бранит местные вина и вызывается угостить каждого его любимым напитком: рейнским, шампанским, токайским. Он просверливает в столе отверстия — и из каждого бьет струя прекрасного вина. Но стоит пролить каплю — и она загорается. Забияки сначала восхищаются гостем- «фокусником», а потом видят в нем колдуна. При попытке затеять с ним ножевую драку Мефистофель наводит на задир галлюцинации: им кажется, что они в чудесном саду собирают виноград. Когда туман рассеивается, выясняется, что они держат друг друга за носы ...
На кухне ведьмы варится волшебный напиток, с помощью которого Фаусту возвращается молодость.

УЛИЦА. ВЕЧЕР

Фауст встречает Маргариту, возвращающуюся из церкви. Она была на исповеди, которую подслушал Мефистофель. Девушка так невинна, что у черта над нею власти нет. Фауст угрожает расторгнуть договор, если ему немедленно не предоставят возможности унести в своих объятиях Маргариту.
Мефистофель умоляет «пылкого юношу» умерить «горячку». Пока что омоложенному профессору предоставляется только возможность посетить комнату невинной девушки в ее отсутствие. В комнате — чистота, порядок, «дыханье мира и добра». Мефистофель дает Фаусту шкатулку с драгоценностями — черт отыскал один из подземных кладов специально для подарка Маргарите:

Тут безделушки для твоей вострушки,
А дети ой как падки на игрушки!

Парочка запирает сундучок в шкаф и удаляется. Маргарита, вернувшись, переодевается перед сном и поет песенку:


Король жил в Фуле дальней,
И кубок золотой
Хранил он дар прощальный
Возлюбленной одной...

Открыв шкаф, девушка обнаруживает сундучок и думает, что мать, очевидно, взяла ценности в заклад. Девушка открывает сундучок и примеряет уборы перед зеркалом:

Ах, мне б такую парочку серег!
Что толку в красоте природной нашей,
Когда наряд наш беден и убог...

НА ПРОГУЛКЕ. ДОМ СОСЕДКИ. САД

Простодушная Маргарита показывает шкатулку матери. Мать чуть не упала в обморок и пожертвовала добро в дар церкви. Священник без колебаний сгреб драгоценности, «как горсть каких-нибудь орешков».
Мефистофель вне себя от гнева:

...церковь при своем пищеваренье
Глотает государства, города
И области без всякого вреда...

Гретхен же потеряла покой: «Кто же тот таинственный даритель?»
Фауст советует Мефистофелю найти подход к девушке через ее соседку Марту. В шкаф подброшен новый ящик с драгоценными уборами — еще богаче, чем первый.
Девушка уже не показывает сокровище матери, а прибегает тайком к соседке — похвастаться и принарядиться перед зеркалом. Ах, как жаль, что нельзя в этих украшениях покрасоваться ни на прогулке, ни в церкви. Марта советует наивной красавице надевать то брошку, то сережку... А потом «гору матери наврем!».
В гости к солдатке является Мефистофель. Он приносит Марте ложную весть о гибели ее мужа. Женщина вовсе не огорчена: такое известие дает ей возможность снова выйти замуж. Однако для получения необходимой бумаги (о смерти) нужны два свидетеля. Мефистофель обещает привести приятеля (Фауста). Только пусть и Маргарита придет!
Назначается вечернее свидание в саду.
На свидании девушка стеснительна, она считает, что ее «незанимательная речь» не может увлечь знатного господина. Да и руки ей целовать вовсе ни к чему:

Да что вы, право, руки целовать!
Ведь кожа у меня так огрубела.
Тружусь, минуты не сижу без дела,
И требует порядка в доме мать.

Бесхитростная девушка рассказывает Фаусту о своей жизни: брат — в солдатах, отец умер, умерла от болезни и маленькая сестренка, за которой Маргарита ухаживала заботливее, чем родная мать.
Девушка очарована Фаустом и не может противиться его уговорам. Они договариваются о встрече дома у Маргариты.
Чтобы мать не проснулась и не услышала, Фауст дает возлюбленной пузырек со снотворным. От этого зелья мать девушки умирает.

НОЧЬ.
УЛИЦА ПЕРЕД ДОМОМ ГРЕТХЕН.
СОБОР

Валентин, солдат, брат Гретхен, удручен и повержен в бездну стыда. Раньше он мог гордиться чистотой и невинностью своей сестры, а теперь?
Каждый может позволить себе грязный намек в адрес падшей девушки, загубившей свое доброе имя связью без брака.
Завидев Фауста, Валентин вызывает его на поединок.
В этом поединке Фауст смертельно ранит брата своей возлюбленной. Маргарита рыдает. Валентин говорит, что причина его гибели — сестра:

Ты мне сама из-за угла
Удар бесчестьем нанесла.

В соборе девушки сторонятся Гретхен и осуждают ее: дескать, так гордилась своей скромностью и чистотой и так низко пала. То, что Маргарита носит под сердцем ребенка, ни для кого не секрет. Злой дух витает за ее спиной, напоминая о смерти матери и брата.
Несчастная падает в обморок.


ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ. ПАСМУРНЫЙ ДЕНЬ. ПОЛЕ
Фауст и Мефистофель путешествуют в горах Гарца. Они слышат голоса ведьм, летящих на шабаш на гору Брокен: на свиньях, на вилах, на метлах...
Ведьмы ссорятся и даже дерутся с колдунами.
В одной из фигур Фаусту мерещится Гретхен:

Как ты бела, как ты бледна,
Моя краса, моя вина!
Ученого мучает чувство вины.

В поле Фауст беседует с чертом. Он обрушивается на Мефистофеля с упреками: почему черт скрыл от него, что Маргарита, отверженная обществом, долго нищенствовала и теперь находится в тюрьме, поскольку утопила свою новорожденную дочь.
Черт задает резонный вопрос:
Кто погубил ее — я или ты?
Дух зла напоминает Фаусту о пролитой крови брата, о смерти матери девушки — что тоже по существу было убийством. Вот теперь готовят эшафот для последней жертвы — для самой Маргариты.
Фауст требует спасти девушку, доставить его немедленно туда, где она томится в заключении!


ТЮРЬМА
На вороных конях проносятся ученый и черт. Вот они уже перед камерой Маргариты. Она сошла с ума и поет безумные песни. Фауста погубленная им женщина не узнает, утверждая, что видит его в первый раз. Потом она плачет: почему ей не приносят покормить ее девочку? И тут же вспоминает, что сама погубила своего ребенка...
Мысли ее путаются, то она упрекает любовника в холодности: «Ты разучился целоваться...», то просит его:

Ты выкопай лопатой
Три ямы на склоне дня:
Для матери, для брата
И третью для меня.

Мою копай сторонкой,
Невдалеке клади
И приложи ребенка
Тесней к моей груди.

Безумной женщине мерещится ее тонущая в пруду дочь, мертвая мать...
Фауст умоляет ее немедленно бежать с ним. Черт торопит: «Все эти пререканья невпопад!»
В конце концов Маргарита принимает решение:

Я покоряюсь Божьему суду.
...Спаси меня, Отец мой в вышине!
Вы, ангелы, вокруг меня, забытой,
Святой стеной мне станьте на защиту!
Ты, Генрих, страх внушаешь мне.

Мефистофель:


Она
Осуждена на муки!
Голос свыше:
Спасена!


Фауст и Мефистофель спасаются бегством из тюрьмы.


Часть вторая
Во второй части изображается судьба Фауста в сфере государственных интересов.
Герой путешествует во времени. Он попадает в мир античности, где женится на Елене Прекрасной. От этого брака рождается сын Эвфорион. Символичность этого брака в том, что он олицетворяет гармонию античного и романтического начал. В образе Эвфориона, по мнению исследователей, Гете изобразил английского поэта Байрона, несущего в себе единство этих двух начал.
Вернувшись в современность, Фауст получает во владение участок земли, где население страдает от наводнений. Герой собирается создать на этом участке благодатную жизнь. Жертвой его благих намерений становится пара любящих друг друга старичков — Филемон и Бавкида. Они не готовы принять новую жизнь и гибнут.
Фауст, занимаясь созидательной деятельностью, доживает до ста лет. Годы берут свое, ученый должен умереть. Перед смертью он ясно видит светлое будущее — и это прекрасное мгновение!
Мефистофель торжествует. Он хочет унести душу ученого в ад. Однако небеса посылают светлых ангелов спасения. Душу Фауста ожидает соединение с душой Гретхен.
Таков символический финал трагедии, который отражает убежденность Гете в торжестве благороднейших идеалов человечества.
Последний монолог Фауста


...я
Через мир промчался быстро, несдержимо,
Все наслажденья на лету ловя.
Чем недоволен был, пускал я мимо,
Что ускользало, то я не держал.
Желал достичь — и вечно достигал,
И вновь желал. И так я пробежал
Всю жизнь — сперва неукротимо, шумно;
Теперь живу обдуманно, разумно.
Достаточно познал я этот свет,
А в мир другой для нас дороги нет.
Слепец, кто гордо носится с мечтами,
Кто ищет равных нам за облаками!
Стань твердо здесь — и вкруг следи за всем:
Для дельного и этот мир не нем.
Что пользы в вечность воспарять мечтою!
Что знаем мы, то можно взять рукою.
И так мудрец весь век свой проведет.
Грозитесь, духи! Он себе пойдет,
Пойдет вперед, средь счастья и мученья,
Не проводя в довольстве ни мгновенья!

* * *
Вокруг меня весь мир покрылся тьмою,
Но там, внутри, тем ярче свет горит;
Спешу свершить задуманное мною:
Одно владыки слово все творит!
Вставайте, слуги! Все трудолюбиво
Мой смелый план исполнить пусть спешат!
Машин побольше, заступов, лопат!
Что я наметил, пусть свершится живо!
Порядок строгий, неустанный труд
Себе награду славную найдут;
Великое свершится — лишь бы смело
Рук тысячью одна душа владела!

* * *
Жизни годы
Прошли недаром; ясен предо мной
Конечный вывод мудрости земной:
Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идет на бой!
Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной
Дитя, и муж, и старец пусть ведет,
Чтоб я увидел в блеске славы дивной
Свободный край, свободный мой народ!
Тогда сказал бы я; мгновенье!
Прекрасно ты, продлись, постой!
И не смело б веков теченье
Следа, оставленного мной!
В предчувствии минуты дивной той
Я высший миг теперь вкушаю свой.

Комментарий. Для читателя, который впервые приобщается к художественному миру «Фауста», многое покажется необычным. Перед нами — философская драма, жанр, характерный для века Просвещения. Особенности жанра проявляются здесь во всем: в характере и мотивировке конфликта, в выборе и расстановке действующих лиц. Острота конфликта определяется не просто столкновением человеческих характеров, а столкновением идей, принципов, борьбой разных мнений. Место и время действия условны, то есть лишены точных исторических признаков.
Следует обратить внимание на особенности сюжета в «Фаусте». Сюжет, как известно, отражает взаимоотношения персонажей. Но «Фауст» — не бытовая драма, а философская трагедия. Поэтому главное здесь — не внешний ход событий, а движение гетевской мысли. С этой точки зрения очень важен и необычный пролог, действие которого происходит на небесах.
Гете пользуется привычными для того времени образами христианской легенды, но, конечно, вкладывает в них совершенно иное содержание. Гимны архангелов создают своего рода космический фон. Вселенная величественна, все в природе находится в непрерывном движении, в борьбе.

Звуча в гармонии Вселенной
И в ходе сфер гремя как гром,
Златое солнце неизменно
Идет предписанным путем.


Есть глубокий смысл в том, что сразу по окончании этого гимна мирозданию начинается спор о человеке, о смысле его существования. Поэт как бы приоткрывает перед нами величие космоса, а затем спрашивает: что же такое человек в этом огромном, бесконечном мире?
Мефистофель отвечает на этот вопрос уничтожающей характеристикой человека. Человек, даже такой как Фауст, по его мнению, ничтожен, беспомощен, жалок. Мефистофель издевается над тем, что человек гордится своим разумом; он же считает, что это пустое самомнение. Этот разум, утверждает Мефистофель, служит лишь во вред человеку, ибо делает его «еще более животным, чем любое животное».
Гуманистическую программу Гете вкладывает в уста Господа, который противопоставил Мефистофелю свою веру в человека. Поэт убежден, что Фауст преодолеет временные заблуждения и найдет дорогу к истине.

И посрамлен да будет сатана!
Знай: чистая душа в своем исканье смутном
Сознаньем истины полна!

Важную роль в «Фаусте» играет Мефистофель. Он воплощает в себе сомнение, отрицание, разрушение. Становясь спутником Фауста, он стремится сбить его с намеченного пути, вселить в него сомнение, повести его «путем превратным за собою». Чтобы отвлечь Фауста от высоких стремлений, Мефистофель ведет его в кухню ведьмы, опьяняет волшебным зельем, увлекает его за собой в погребок Ауэрбаха, устраивает его встречи с Маргаритой, чтобы волнение страсти заставило ученого забыть о долге перед истиной.
Маргарита как бы воплощает в себе мир простых чувств, простых людей, естественного, здорового существования. Фаусту показалось, что именно здесь он обретет всю полноту счастья. Маргарита поверила в его возможность. Всю силу большого женского чувства Гете передает в проникновенном монологе Гретхен за прялкой. И хотя вся сцена состоит из одного лирического монолога, она обозначает целый этап в судьбе героини.
Гетевский Фауст вошел в мировую культуру как один из «вечных образов». В наше время проблемы, поставленные Гете, не только обрели новый смысл, но и необычайно усложнились.