Литература. 9 класс: поурочные планы по учебнику-хрестоматии В. Я. Коровиной

Урок 31

ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ЛИРИКЕ ПУШКИНА

Цели: познакомить учащихся со стихотворениями данной тематики; продолжать обучать анализу стихотворений.

Ход урока

I. Проверка домашнего задания.

— Какие чувства переполняют автора и сообщаются читателю, когда поэт вспоминает об адресатах своей любви? («Сожженное письмо», «Признание», «Ты и вы».)

Можно прослушать сообщения на тему Адресаты лирики Пушкина, которые не прозвучали на предыдущем уроке.

II. Работа над темой урока.

1. Слово учителя.

Тема поэта и поэзии традиционна. Обращаясь к ней, Пушкин как бы ведет диалог с поэтами-предшественниками: Горацием, Овидием, Ломоносовым, Державиным.

Тема эта проходит через все творчество А. С. Пушкина: его первым опубликованным стихотворением было «К другу стихотворцу» («Вестник Европы», 1814 г.), а одним из последних — «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» (1836 г.). В своем творчестве Александр Сергеевич выстроил концепцию о месте поэта в мире, о взаимоотношениях поэта и общества, о творческом процессе.

А представляете ли вы, догадываетесь ли, как творит Поэт? Поэзия Пушкина, личность и судьба его - прояснение тайны поэтического гения. Для Пушкина не было ничего выше Поэзии, Художества, разве что Любовь, Гармония, Красота — «мера всех вещей», единственное, что еще способно спасти человека и человечество:

«Порой опять гармонией упьюсь, над вымыслом слезами обольюсь...» Предвестие обнадеживающего пророчества Достоевского «Красота спасет мир...» — пушкинский «...союз волшебных звуков, чувств и дум»! Но как рождается «волшебство» звуков и слов, да и сам Поэт как творец «волшебства»?

2. Чтение и обсуждение стихотворений.

1) «Поэт».

— Какие тайны приоткрыли вам пушкинские строки?

— Как построил и как написал их поэт? Как сказывается различие двух частей стихотворения, их контраст при чтении?

— Сравните лексику и рифмы I и II частей. Существенно ли, что обыденная лексика, задающая тон I части («суетный свет», «малодушие», «вкушает», «ничтожные дети») и контрастирующая тут же с высокой, мифологической («Аполлон», «священная жертва», «святая лира»), сменяется во II части рядом других поэтических образов («божественный глагол», «чуткий слух», «душа поэта», «пробудившийся орел», «широкошумные дубровы»)? Как и смена строк с перекрестными рифмами на стихи с опоясывающей рифмовкой, где тон задает мужская рифма («Но лишь божественный глагол...»).

— Достаточно ли резко прозвучал для вас контраст I и II частей? Любимый пушкинский союз «но»: какова его роль в стихотворении? Как меняется пушкинский Поэт?

— Как прервано стихотворение? Хотели бы вы, чтобы оно было продолжено (не случайно последний знак у Пушкина — отточие)?

— И что вам открыли «берега пустынных волн», убежище Поэта?

— Наконец, какая строка показалась вам самой «божественной», пленительной? В чем тайна гениального «широкошумные дубровы»?

— Какую же тайну задал нам Пушкин своим «Поэтом»? Да, «священная жертва». Что это? И почему «жертва»? Не слишком ли жестокая цена за поэтический дар?

Стихотворение «Поэт» — пушкинские размышления о сущности поэта. Поэт — сложное существо, отмеченное Богом, наделенное творческой силой, но в то же время это обычный, земной человек. Автор вполне допускает, что поэт даже может быть «всех ничтожней» среди «детей ничтожных мира». Перемены в нем начинаются только тогда, когда Бог посылает ему вдохновение. Тогда Поэт преображается — это уже не один из немногих людей, втянутых в повседневную суету, а человек необыкновенный: его слух становится чутким, он способен услышать «божественный глагол». Прежнюю жизнь он оценивает как «забавы мира», людская молва его угнетает — он готовится произнести новые слова о мире. Это уже не молва, а слава Поэта, в которой нет ничего обыденного, пошлого. Просыпается душа поэта:

Душа поэта встрепенется,

Как пробудившийся орел...

Он становится гордым, «диким и суровым», т. е. погружается в себя, в свои творческие думы. Поэт не может творить, находясь среди обычных людей, в мирской суете. Вдохновенье требует одиночества, свободы от повседневности. Вспомним замечательные слова из стихотворения «19 октября» (1825 г.):

Служенье муз не терпит суеты;

Прекрасное должно быть величаво...

Поэт бежит от мирской суеты «на берега пустынных волн, в широкошумные дубровы...».

Конечно, и берега, и «дубровы», куда устремлен поэт, — поэтическая условность. Эти «географические точки» — символы покоя и уединения. Поэт бежит от суеты, чтобы стал «звучнее голос лирный, живее творческие сны».

Пушкин как бы «останавливает мгновенье» — перед нами поэт, запечатленный в момент вдохновения: он «и звуков и смятенья полн». Здесь нет зрительного образа. Его заменяют психологические детали, передающие начало творческого процесса, когда в душе поэта, охваченной «смятеньем» мыслей и чувств, теснятся хаотичные, «нестройные» звуки.

2) «Пророк».

Стихотворение это было написано в 1826 г. по дороге из Михайловского в Москву, куда опальный поэт ехал для встречи с царем. В представлении романтиков поэт и пророк сливались в одном человеке. Пушкинская трактовка проблемы существенно иная.

Сравните «Поэта» и «Пророка»: ведь в последнем — развернутая картина того, что таится в предыдущем стихотворении в строках: «Но лишь божественный глагол до слуха чуткого коснется...» — поэт приносит Господу «священную жертву». Вы увидели ее в «Пророке»?

— Сравните эти два стихотворения по тому, как они вылились из-под пушкинского пера (ритм, строфы, лексика и синтаксис). Какое из них тронуло вас сильнее, врезалось в память?

Почему «Пророк» намного драматичнее «Поэта»? Оно какое-то страшное, трагическое. Но страшное у Пушкина неотделимо от трепетного и нежного: «Перстами легкими как сон...»; что открыла вам антитеза, начинающаяся с тяжелого, сурового «отверзлись»?

— Что же произошло в пушкинском «Пророке»? Как движутся его картины? Где их кульминация? Где «священная жертва», в чем она? Как отозвались вы на действительно страшное: «Как труп в пустыне я лежал...».

— Какова развязка «Пророка»? Почему Пушкин завершил «Пророка» «Бога гласом»? Что услышал Поэт в зоне Бога? (Пророка и поэта роднит способность видеть мир таким, каким его никогда не увидит простой человек: они оба видят его скрытые, тайные стороны. Но пророк использует это всеведение не для творчества, а для передачи людям «гласа Бога»; для поэта же всеведение — только первый этап, начало творчества, первый шаг по дороге, ведущей к гармонии и красоте. Пророк исправляет мир — поэт его отражает. Пророк несет людям слово Божье — поэт создает свои слова. Они оба обращаются к людям, открывал им правду о земле и о небе.)

— Не догадываетесь, как пришел Пушкин к своему «Пророку»? К какому величайшему творению он восходит стилистикой и картинами своими? Почему одно из самых значительных созданий Пушкина ведет свою «родословную» от Библии?

Поэт Священному Писанию обязан своим «Пророком»...

3) «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...».

И все-таки, согласитесь, тайну поэтического творчества Пушкин так и не приоткрыл. И его Поэт в самом сокровенном в создании своих творений — остается загадкой.

Итак, «ты сам свой высший суд» («Поэту»). Не правда ли, более чем кто-либо из великих это право обрел Пушкин. И он посмел «воздвигнуть» себе Памятник. Но не только всем своим гениальным творчеством, всей своей недолгой и блистательной жизнью, но и гордой, исполненной достоинства самооценкой: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...».

Это одно из последних стихотворений Пушкина, написанное им за полгода до гибели.

В. Ф. Ходасевич считал, что оно — запоздалый ответ на лицейское стихотворение Дельвига «Два Александра», где Дельвиг предрекал, что Александр I прославит Россию как государственный деятель, а Александр Пушкин — как величайший поэт. Однако время показало, что пророчество сбылось лишь наполовину: начало ХIХ в. впоследствии стало называться пушкинской эпохой, но никак не эпохой Александра I.

— Итак, ваше отношение к пушкинской самооценке? Ощутили ли в строках его бессмертие поэта? (Преодоление смерти через славу.)

Поэт и его призвание — сокровенная тема пушкинского творчества. «Я памятник себе воздвиг...» — итог раздумий Пушкина о признании Поэта, «примирение» контрастов вечной темы: ее апофеоза (Поэт) и прочих («народ», «толпа»).

Жанровая специфика стихотворения (это ода) продиктована традицией: стихи написаны как своеобразное подражание стихотворению Державина «Памятник», которое, в свою очередь, является переделкой оды Горация «К Мельпомене», известной русскому читателю по переводу Ломоносова.

Эпиграф к своему стихотворению Пушкин заимствовал у Горация: «Exegi monumentum» («Я воздвиг памятник»).

Продолжая традицию, Пушкин показывает, в чем его заслуги перед Россией:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал.

Стихотворение изобилует средствами поэтической выразительности: эпитетами (памятник нерукотворный, душа в заветной лире, век жестокий, глава непокорная), олицетворением («Веленью Божию, о муза, будь послушна...»), метонимией («Что чувства добрые я лирой пробуждал...»).

Стихотворение написано катренами: в каждом из них первые три строки традиционным одическим размером, то есть 6-стопным ямбом (александрийским стихом), а последняя строка — 4-стопным ямбом.

III. Итог урока.

Домашнее задание: «Я памятник себе воздвиг...» наизусть.