Русская литература. 9 класс : ответы на вопросы учебного пособия «Русская литература. 9 класс»

«Герой нашего времени»

1. Документальных свидетельств о том, как М. Лермонтов работал над романом «Герой нашего времени» почти не сохранилась, поэтому история его создания может быть восстановлена лишь в самых общих чертах. По мнению некоторых исследователей, первой была написана повесть «Тамань» (1837), вслед за ней и до того, как оформился замысел всего романа, — «Фаталист». К идее создания произведения в виде «длинной цепи повестей» Лермонтов пришел позже — в 1838 году. Самую раннюю редакцию романа открывали «Бэла» и «Максим Максимыч», имевшие подзаголовок «Из записок офицера о Кавказе». Они составляли первую часть произведения и являлись своеобразной экспозицией к повести «Княжна Мэри», содержащей исповедь Печорина. Во вторую редакцию романа (1839), озаглавленного «Один из героев начала века», вошел «Фаталист». Роман по- прежнему делился на две части: первая («Бэла», «Максим Максимыч») представляла собой записки офицера-повествователя, вторая («Фаталист», «Княжна Мери») — записки героя. К концу 1839 года Лермонтов создает завершающую редакцию романа, включив в него «Тамань» и окончательно определив композицию произведения. «Фаталиста» писатель переместил в конец произведения, что в наибольшей мере соответствовало философскому содержанию повести. Записки героя, озаглавленные «Журнал Печо'- рина», были дополнены небольшим предисловием. Первое отдельное издание романа вышло в 1840 году под названием «Герой нашего времени» и сопровождалось критикой в адрес автора и его героя. Поэтому во второе издание романа (1841) было добавлено предисловие ко всему роману, в котором Лермонтов отвечал критикам и объяснял свой замысел.

2. В предисловии к «Журналу Печорина» Лермонтов пишет: «История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа...» Раскрыть эту «историю души человеческой» и поставил себе задачей Лермонтов в своем романе, обратив особое внимание на изображение сложного и противоречивого характера главного героя. Этому замыслу целиком и полностью подчинена композиция произведения. Ее особенностью является нарушение автором хронологической последовательности событий, описанных в романе. Если бы эта последовательность не была нарушена, события расположились бы в следующем порядке. Бывший гвардейский офицер Печорин, за что-то переведенный на Кавказ, едет к месту своего назначения. По дороге он заезжает в Тамань, где с ним происходят события, едва не стоившие ему жизни («Тамань»), Отсюда он приезжает в Пятигорск («Княжна Мери»). За дуэль с Грушницким он сослан на службу в крепость, где произойдут события, описанные в повестях «Бэла» и «Фаталист». Проходит несколько лет, Печорин, выйдя в отставку, едет в Персию. По дороге он последний раз встречается с Максимом Максимычем («Максим Максимыч»). Нарушив сознательно эту последовательность, Лермонтов, как известно, располагает повести в следующем порядке: «Бэла», «Максим Максимыч», «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист», преследуя цель, вытекающую из идейного замысла, — постепенно, шире и глубже раскрыть сложную натуру Печорина. В «Бэле» Печорин дан в восприятии Максима Максимыча — простого штабс-капитана, человека другого поколения, замечающего странности Печорина, но не способного дать им хотя бы какое-то объяснение. Лермонтову важен взгляд на «исключительную натуру» Печорина со стороны самого простого человека.

В «Максиме Максимыче» мы уже не только слышим о Печорине рассказ проезжего офицера, но и видим героя его глазами. При этом важно, что Печорин и рассказчик — люди одного поколения. Поэтому последний не только видит, но и понимает странности Печорина, чувствует в отношении Печорина к обществу и свое отношение. Лермонтову очень важно подчеркнуть, что в своих взглядах Печорин не одинок.

И, наконец, последние три повести можно было бы назвать «Печорин о Печорине». Это история его жизни, написанная им самим; она дается то в виде дневника («Княжна Мери»), то в форме записок, которые герой составил уже после происшедших с ним событий. Лермонтов подчеркивает, что исповедь Печорина вполне искренняя, что герой был строгим судьей для самого себя и «беспощадно выставлял наружу собственные слабости и пороки».

3. Как известно, сразу же после выхода в свет роман вызвал к себе весьма неоднозначное отношение. Сам Лермонтов в предисловии к роману сказал об этом отношении: «Иные ужасно обиделись, и не шутя, что им ставят в пример такого безнравственного человека, как Герой Нашего Времени; другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых...» Действительно, большинство читателей восприняли Печорина как отрицательного героя. Познакомившись с романом, царь Николай I написал жене: «Это ... самое преувеличенное изображение презренных характеров... Такие романы портят характер... Это жалкая книга, обнаруживающая большую испорченность ее автора». Реакционные критики не нашли в герое ничего русского и утверждали, что он списан у западноевропейских романистов, пытаясь очернить имя Лермонтова. Один из критиков позволил себе после гибели Лермонтова «выразить радость оттого, что автор убит и уже не напишет «второго Печорина». Отношение критики прогрессивной было иным. В. Белинский сказал о Печорине: «Это Онегин нашего времени, герой нашего времени». Писатель-демократ Н. Чернышевский писал: «Лермонтов ... понимает и показывает своего Печорина как пример того, какими становятся лучшие, сильнейшие, благороднейшие люди под влиянием общественной обстановки...»

Отвечая на злобные нападки на его роман и героя, Лермонтов писал в предисловии к роману: «Герой Нашего Времени... точно портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии». Целью же изображения такого характера поэт считал необходимость сказать обществу пусть горькую, но правду о современном человеке: «Довольно людей кормили сластями... нужны горькие лекарства... болезнь указана, а как ее излечить — это уж бог знает!»

4. В романе «Герой нашего времени» представлена широкая картина российского общества в николаевскую эпоху. Центральное место в романе занимает философская проблема взаимодействия личности и социума. Судьба человека, цель и смысл его жизни, возможности человека и реалии социума, свобода выбора и необходимость — эти философские вопросы получили в романе глубокое и яркое воплощение во многом благодаря жанровым особенностям произведения. В «Герое нашего времени» нет обязательного для романа сквозного действия с завязкой и развязкой, разрешающей конфликт. Каждая повесть имеет законченный сюжет и свою систему персонажей. Герои частей никак друг с другом не связаны и относятся к различным социальным группам — военные, высшее дворянское общество, горцы, контрабандисты. Действие каждой части разворачивается на новом месте. И хотя каждая часть — это повесть, но все они различны в жанровом плане. «Тамань» похожа на авантюрную повесть, в «Бэле» —популярная в романтизме история любви «дикарки» и «цивилизованного человека», «Фаталист» — романтическая повесть на тему судьбы, «Максим Максимыч» — психологический этюд. В единое целое это пестрое «собрание повестей» объединяет главный герой — Печорин, вокруг которого вращаются все события и их участники.

5. Сюжет романа составляет не внешняя биография героя, а его душевная и умственная жизнь. Раскрытие «истории души человеческой» невозможно без психологизма, который является доминирующим принципом изображения героев и событий. Психологизм как углубленное изображение душевных переживаний героев позволил Лермонтову глубоко и полно раскрыть личность главного героя, а также второстепенных персонажей. Писатель-психолог отображает чувства и переживания героев через использование: 1) внешнего портрета (лицо, глаза, взгляд, улыбка, мимика, жест, интонация, поза, движение, поступок — так называемый непрямой, косвенный психологизм); 2) картин природы, представляющих не просто описание места действия, а «пейзаж души» (описание природы до и после дуэли с Грушницким). В «Журнале Печорина» преобладает открытый (прямой) психологизм, непосредственно воссоздающий процессы внутренней жизни человека: Печорин глубоко и беспристрастно анализирует свои мысли, чувства, настроения и поступки и выносит приговор самому себе. Таким образом, Лермонтов новаторски соединил в своем произведении традиции социального, философского и психологического романов.

6. Перед дуэлью с Грушницким Печорин в беседе с доктором Вернером ответит на некоторые его вопросы, в числе которых будет следующий: «Неужели у вас нет друзей, которым бы вы хотели послать свое последнее прости? — Я покачал головою. — Хотите ли, доктор, чтоб я раскрыл вам мою душу?.. Видите ли, я выжил из тех лет, когда умирают, произнося имя своей любезной и завещая другу клочок напомаженных или неналомаженных волос. Думая о близкой и возможной смерти, я думаю об одном себе... Друзья, которые завтра меня забудут или, хуже, возведут на мой счет бог знает какие небылицы... — бог с ними! Из жизненной бури я вынес только несколько идей — и ни одного чувства. Я давно уже живу не сердцем, а головою». Этими словами много сказано. Печорин не видит в себе способности дружить, ведь дружба — работа сердца, а его сердце давно охладело к людям, разочаровалось в них. Возможно, люди давали для этого повод (пример — Грушницкий, готовый и оклеветать, и убить, причем безоружного; в каком-то отношении и Вернер, не протянувший Печорину руки после убийства Грушницкого). В чем-то оправдан вывод Печорина: «Вот люди! все они таковы: знают заранее все дурные стороны поступка, помогают, советуют, даже одобряют его... — а потом умывают руки и отворачиваются с негодованием... Все они таковы, даже самые добрые, самые умные!» Печорину не нужны душевные потрясения, которые может принести (и часто приносит!) дружба: он устал от этих потрясений. Но, в силу его многих положительных качеств, люди к нему тянутся, как это произошло с Максимом Максимычем. Однако Печорин, долгое время деливший с ним тяготы службы в крепости, не подумал о том, что старый штабс-капитан привязался к нему, что он искренен в своих чувствах и ждет от Печорина такой же расположенности. Печорин, как обычно, принес любящему его человеку страдания и боль, чего никак не может понять Максим Максимыч: «...конечно, мы были приятели, — ну, да что приятели в нынешнем веке! Что ему во мне? Я не богат, не чиновен, да и по летам совсем ему не пара!» Бедный Максим Максимыч! Он даже подумать не мог, что ни одна из этих причин не соответствует действительности, что Печорин не готов к проявлению подлинных чувств по отношению к кому бы то ни было.

7. Повестью «Тамань* открывается «Журнал Печорина», в котором он, по словам Лермонтова, «беспощадно выставлял наружу свои слабости и пороки». Рассказывая об истории с контрабандистами, в которой Печорин чуть было не погиб, он лишний раз раскрывает в своем характере качества, о которых позднее скажет Максиму Максимычу: «... во мне душа испорчена светом, воображение беспокойное, сердце ненасытное, мне все мало... и жизнь моя становится пустее день ото дня». Все надоело герою: свет и его удовольствия, науки и искусства, война и ее опасности, любовь дикарки и знатной барышни... Любую возможность хоть на миг избавиться от скуки, получить какие-то новые отношения для своей пресыщенной души Печорин ищет и в Тамани — городке, который волей случая оказался на его пути. Именно в поисках этих новых ощущений Печорин бросается в приключения с контрабандистами: увлеченный девушкой, он выслеживает ее, обнаруживает какую-то тайну и твердо решает «достать ключ этой загадки*. Далее все идет, как обычно: разрушена жизнь людей, до которых Печорину не было никакого дела, как и вообще «до радостей и бедствий человеческих!». «Мне стало грустно. И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов? Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие, и, как камень, едва сам не пошел ко дну!» — судит себя Печорин, когда уже ничего нельзя изменить.

8. Очень ярко противоречия Печорина сказываются в его отношении к женщинам. Свое внимание к ним, желание добиться их любви он сам объясняет потребностью своего честолюбия, которое, по его определению, «есть не что иное, как жажда власти, а первое мое удовольствие, — говорит он далее, — подчинять моей воле все, что меня окружает: возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти?». Это слова эгоиста, думающего только о себе. Он — прекрасный психолог, тонко понимающий женскую душу вообще, и душу каждой конкретной женщины. Они же, от дикарки Бэлы и до светской девушки Мери, влюбляются в него, потому что он совсем не похож на других, он знает, когда и какой своей стороной подать себя, чтобы им заинтересовались. Он действительно ищет в любом чувстве, в любых отношениях удовольствие только для себя. Вновь встретив Веру, он дает ей слово волочиться за княжной (Мери), чтобы отвлечь от нее внимание. «Таким образом мои планы нимало не расстроились, и мне будет весело...». Это страшное признание: один человек принесен в жертву героем ради другого только для того, чтобы было весело!

И далее следуют еще более откровенные признания: «...я никогда не делался рабом любимой женщины; напротив, я всегда приобретал над их волей и сердцем непобедимую власть... Отчего это? — оттого ли, что я никогда ничем очень не дорожу... или это магнетическое влияние моего сильного организма?» Печорин прекрасно понимает и оценивает свою способность привлекать к себе: «Знакомясь с женщиной, я всегда безошибочно отгадывал, будет она меня любить или нет...» Думая о том, за что любит его Вера «со всеми... мелкими слабостями, дурными страстями... Неужели зло так привлекательно?», Печорин не покривил душой: он ощущает себя злой силой: « Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, — не самая ли это сладкая пища для нашей гордости? А что такое счастье? Насыщенная гордость». Что это? Неужели правда о самом себе? Неужели Печорин жил и живет так, как он пишет о себе в своем дневнике: «Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия; я только удовлетворял странную потребность сердца, с жадностью поглощая их чувства, их нежность, их радости и страдания — и никогда не мог насытиться». Хотелось ли вам встретить такого человека, дружить с ним, любить его?

9. Очень непросто ответить на этот вопрос, потому что каждый из нас поступки человека оценивает со своих позиций. Почему Печорин, который только что на страницах дневника заявил о том, что он «ничем не жертвовал для тех, кого любил», узнав об отъезде Веры, несется за ней, загоняет коня, чтобы ее догнать; потеряв последнюю надежду, он «упал на мокрую траву и как ребенок заплакал. И долго ... лежал неподвижно, и плакал горько, не стараясь удерживать слез и рыданий...» Почему плачет Печорин? Он сам сказал об этом: « При возможности потерять ее навеки Вера стала для меня дороже всего на свете — дороже жизни, чести, счастья!» А через некоторое время он ощутит новые чувства: «...когда ночная роса и горный ветер освежили мою горящую голову, то я понял, что гнаться за погибшим счастьем бесполезно, и безрассудно. Чего мне еще надобно? — ее видеть? — зачем? не все ли кончено между нами?.. Мне, однако, приятно, что я могу плакать! Впрочем, может быть, этому причиной расстроенные нервы, ночь... без сна... и пустой желудок!» Когда он искренен, когда лукавит? Нам кажется, в нем есть все, кроме лукавства. Он — человек-противоречие, в котором непрестанно сражаются «высокое» и «низкое», добро и зло, разумное и чувственное. Что побеждает в герое, читатель видит и понимает сам.

10. В романе «Герой нашего времени» М. Лермонтова, как и в пушкинском «Евгении Онегине», есть сцены дуэли. В чем-то эти сцены перекликаются между собой. В чем же? Во-первых, в том и другом произведении в дуэли участвует главный герой. И хотя Онегин был вызван на дуэль Ленским, а Печорин сам вызвал Грушницкого, тем не менее оба героя спровоцировали поединок: Онегин обидел Ленского, ухаживая за Ольгой, абсолютно ему не нужной, а Печорин обвинил Грушницкого в клевете, хотя тот не так уж неправ был, обвиняя Печорина в «ночном визите» к дому княжны Мери ..Оба героя отлично стреляют и, следовательно, могут выиграть дуэль. Поэтому и Онегин, и Печорин хотели бы как-то повлиять на ход событий: Печорин предлагает Грушницкому извиниться, а Онегин думает, что это следовало бы сделать ему, виновнику глупой провокации. Но этому не суждено было осуществиться: Онегин побоялся общественного мнения и убил Ленского; Грушницкий отказался извиняться, уверенный в том, что оружие Печорина осталось незаряженным и он сможет его убить. На этом сходство заканчиваются. В дуэли Онегина гибнет ни в чем не повинный Ленский, молодой романтик, по-настоящему влюбленный и вступающийся за честь любимой. Автору (и Онегину) искренне жаль Ленского, о чем свидетельствует описание гибели молодого поэта. Грушницкий же ведет себя в сцене дуэли крайне недостойно: согласившись на обман с незаряженным оружием для Печорина, он тем самым подписал себе приговор, взбесив того своей подлостью. В самом описании дуэли и ее итога мы чувствуем вместе с презрительным отношением Печорина к Грушницкому такое же отношение автора, которому вопросы чести всегда были небезразличны.

11. Повесть «Фаталист» завершает роман. Почему? Фаталист — человек, верящий в фатум — рок, судьбу, хотя, кажется, на примере Вулича, можно и задуматься о существовании предопределения. Но главному герою нравится щекотать себе нервы: он наконец нашел достойного противника — в лице Судьбы! Победить Судьбу — это ли не достойный итог борьбы? И Печорин побеждает, хотя вполне мог бы быть убит пьяным казаком. Завершая свои записки, Печорин, как обычно, анализирует события, свое поведение и отмечает: «Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь!» Действительно, Печорин прав: смерти не минуешь. Но одно дело умереть, дожив до преклонных лет, а другое — когда тебе нет и тридцати. Когда мы читаем его последние записи, Печорина уже нет в живых: он умер по дороге из Персии. Мы не можем не вспомнить его слова, сказанные Максиму Максимычу: «Авось где-нибудь умру по дороге!» Мы не знаем обстоятельств смерти, возможно, она была самой заурядной. В этом и заключается высшая правда лермонтовского произведения: кем бы не мнил себя человек, как бы высоко себя не ставил по отношению к другим, как бы не ломал их жизни, он все равно остается только человеком, он не в силах ни повлиять на свою судьбу, ни изменить предопределенность своего ухода. В такой трактовке образа Печорина реализм Лермонтова приобретает не только социальное, но и философское звучание и ставит человеческую личность перед вечными проблемами бытия.

12. В1840-1841 годах Белинский написал две большие статьи о Лермонтове, назвав его «новым ярким светилом», которое «тотчас оказалось звездою первой величины». В статье «Стихотворения М.Ю. Лермонтова» Белинский указывает на единство жизненных и литературных традиций, роднящих Лермонтова и Пушкина. В то же время критик называет Лермонтова «поэтом совсем другой эпохи». В качестве новаторской черты творчества Лермонтова Белинский называет отрицание действительности и жажду деятельности. Второй важнейшей новаторской чертой поэзии Лермонтова критик считает глубокий интерес его к современности, осмысленной через обращение к историческому прошлому. Новаторство Лермонтова, по мнению Белинского, сказалось не только в его поэзии, но и в том, что это первый русский писатель, который «ив прозе является равным себе, как и в стихах» . В своем отклике на первое издание «Героя нашего времени» он отмечает «самобытность и оригинальность произведения», представляющего «совершенно новый мир искусства». В статье, посвященной «Герою нашего времени», Белинский указывает на огромное познавательное, социально-психологическое и философское значение образа Печорина и романа в целом.